Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Книжная полка > Церковь и Евхаристия: взгляд митрополита Иоанна Зизиуласа

Книжная полка

Церковь и Евхаристия: взгляд митрополита Иоанна Зизиуласа


В мои руки попала небольшая по формату, но весьма интересная книга митрополита Иоанна (Зизиуласа) «Церковь и Евхаристия». Купил я ее там же, где и обычно — у своего близкого друга в интернет-магазине QUO VADIS. Это перевод с греческого, издание Килемарской Богородице-Сергиевой пустыни. Небольшая по объему, книга легко читается и содержит множество важных богословских истин, изложенных просто и доступно, так что ее может читать любой, кто даже не отягощенный специальным богословским образованием читатель.

Основной тезис, который проходит сквозь все главы — центральное положение Евхаристии в Церкви. Автор неоднократно цитирует св. Николая Кавасилу – византийского богослова-мирянина XIV века: «Церковь обозначается в Таинствах», где под словом «Таинства» понимаются не «семь таинств», но сама Божественная Евхаристия — средоточие и источник всей таинственной жизни Церкви. И далее, пишет Кавасила: «Если бы кто мог увидеть Христову Церковь, он увидел бы не что иное, как само Тело Господне». Автор настаивает на том, что идентичность Церкви выражается именно в Евхаристии. Все остальные аспекты церковной жизни, такие как исповедание веры в догматах, проповедь и миссия, этика и мораль, духовническая практика и терапия души переосмысляются в связи с Евхаристией, потому что своим источником имеют только ее — пасхальное переживание Царства в реальном опыте общения с Самим воскресшим Иисусом Христом за Его трапезой. Именно Евхаристия «воцерковляет нашу святость, нашу веру и прочее», заключает митр. Иоанн.

Богословие митр. Иоанна (Зизиуласа) очень близко к прот. Николаю Афанасьеву, однако и отличается от него. Оба они говорят о теснейшей связи Евхаристии и Церкви. Самим своим устроением Церковь обязана Евхаристии, потому что основным занятием ее иерархии (включая первую иерархическую степень — «мирян», или «лаиков», членов народа Божия, поставленных на служение в таинстве Миропомазания) является совершение вечери Господней, служение Евхаристии. Но если о.Николай настаивает на том, что кафолическая Церковь в полноте выражается в каждом Евхаристическом собрании, то митр. Иоанн уточняет: местной церковью может быть названа только община во главе с епископом. Переводя это на язык современных реалий, можно сказать: местной церковью, в которой только и может быть явлена Церковь Божия, есть не отдельный приход, но епархия во главе с епископом. Пресвитеры, совершающие служение на приходах, действуют не сами по себе, но в связи со своим епископом. И необходимым условием для совершения Евхаристии пресвитером является наличие антиминса, подписанного действующим епископом данной епархии. Пресвитеры, таким образом, — своего рода «посланники» епископа на местах, служение которых не автономно, но зависит от действующего епископа.

Евхаристия по природе своей универсальна: она совершается не для какой-либо отдельной категории верующих, но для всех членов народа Божия. Это собрание всех воедино в одном месте для единого совместного служения. Немыслимо совершать специальные литургии для какой-то отдельной категории прихожан, например, для детей, для молодежи и пр., подчеркивает митр. Иоанн. Более того, с богословской точки зрения проблему представляет собой ставшее уже привычным служение нескольких литургий в один день на одном приходе. «Ранние» и «поздние» литургии разделяют людей, которые должны были бы вместе стоять в одно и то же время у одной Чаши. Каноническая традиция запрещает служение более чем одной литургии на одном престоле, но на практике это правило легко обходится: служением одной из литургий в приделе храма или на приставном престоле со вторым антиминсом. Однако это на самом деле не решает проблемы, отмечает автор. Кроме того, он предлагает ввести в обычай совместные литургии с участием всех приходов во главе с епископом: так бы подчеркивалось единство местной церкви вокруг своего предстоятеля-епископа. Разумеется, такая практика возможно только в небольших по размеру епархиях, что, по мнению автора, «желательно и даже необходимо».

В литургии, на которой совершается Евхаристия, не может по определению быть зрителей, как и на брачном пире, но только участники. И Афанасьев, и Зизиулас настаивают на сослужении мирян. «Служат» в церкви не только священнослужители — епископы, пресвитеры, диаконы — но и весь народ, все «миряне», а лучше сказать — верные христиане, призванные в Тело Христово. На Евхаристическом собрании каждый имеет свое служение. Епископ стоит у престола в окружении пресвитеров и приносит благодарение, диаконы осуществляют связь между клиром и народом, приглашая к молитве (ведь прошения ектений — не молитвы, как порой думают, но именно приглашение к молитве: «о том-то и том-то Господу помолимся!» — а молитва должна следовать в ответ на это приглашение). А на народ во время литургии возложена важнейшая функция: отвечать «аминь» на молитвы епископа и пресвитеров, то есть «запечатывать» их слова, утверждая их истинность и действительность.

«Так называемый «народный элемент» в Церкви является основной составляющей строения Церкви, — пишет митр. Иоанн. — Как Божественная Евхаристия не может состояться без народа, так и Церковь не может состояться без мирян». В Православной Церкви епископ или священник в одиночку не может совершить литургию. «Как необходимое условие совершения литургии существует возглас «аминь» — привилегия мирянина, — пишет автор. — Я часто говорю клирикам, когда они торопятся и после своего возгласа добавляют «аминь», что они присваивают себе право церковного народа. Как мирянин не может произносить возгласы, поскольку не является клириком, так и клирик не может произносить «аминь», поскольку очевидно, что это дело народа, таким образом принимающего, подтверждающего и запечатлевающего свое согласие с совершаемым в данный момент». Чтобы быть мирянином, или, как говорит о.Афанасьев, используя греческий эквивалент этого слова, «лаиком», недостаточно просто быть крещеным — необходимо участвовать в Евхаристическом собрании.

Точно так же и служение епископа — это прежде всего не административное служение, не управление епархиальным аппаратом, но предстояние на Литургии. Это его «первое и основное дело». «Епископы, которые пренебрегают этими своими обязанностями и воспринимают свое служение как, главным образом, административное, или даже пастырское в широком смысле этого слова (проповедь, общественная деятельность и т.п.), приводят Церковь к обмирщению», — пишет Зизиулас.

Особое внимание автор уделяет особенностям служения Евхаристии. Он признаёт, что в православной литургической практике не все хорошо. Наша литургия «обременена целым рядом второстепенных символов и эмоциональных украшений», которые не раскрывают, а скорее скрывают смысл Евхаристии. «Мы дошли до того, что подвергаемся опасности потерять эсхатологическую образность нашей Литургии, либо потому что перегрузили ее образами, не выражающими пришествия Царствия, либо потому что упраздняем или перемешиваем основные структурные элементы литургии и таким образом опасно искажаем ее эсхатологический характер», — пишет митр. Иоанн. Он считает, что потребовалась бы целая книга, чтобы описать, как страдает литургия «от действий наших клириков», и как епископы из хранителей апостольского предания превратились не только в зрителей, но даже и в непосредственных инициаторов литургических искажений. В итоге сегодня наша литургия, пишет автор, в том виде, как она обычно совершается, представляет собой «все что угодно, только не изображение Эсхатологического Собрания «вместе»».

Некоторые детали. Евхаристическое собрание «должно состоять из верных и только из них». А это означает, что все сослужащие на литургии — клир и народ — обязаны не только возглашать молитвы, отвечать «аминь», но и причащаться все вместе Святых Христовых Таин. Облачение архиерея должно совершаться посреди храма, как принято у русских (а греки, как правило, облачаются в алтаре). Иначе упраздняется самый смысл литургического Малого входа — когда, если епископ уже находится в алтаре, «вход» по сути превращается в выход! В храме непременно должно быть устроено епископское седалище на горнем месте (на которое может восседать за литургией только правящий в данной епархии епископ, как глава местной церкви, а находящийся в гостях — не может). Проповедь должна произноситься непременно после Евангелия, а не после причастного стиха, как распространено у греков. Во время анафоры хорошо было бы восстановить поминовение диптихов, что указывало бы на связь местной церкви с Евхаристиями всех других поместных Церквей.

Зизиулас подчеркивает связь Крещения и Евхаристии, призывает совершать Крещение в соединении с литургией или непосредственно перед ней. Кроме того, Крещение должно бы совершаться не индивидуально, но совместно, как торжество всей местной церкви — например, на всенощном бдении Господских праздников. Стоит отметить, что чин соединения Крещения с литургией издан в Русской Православной Церкви по благословению патриарха Алексия II («Крещальная литургия». М.: ПСТБИ, 2002).

Теперь немного о не совсем понятном или «принимаемом». Митр. Иоанн поощряет «блистательные» одежды, то есть великолепные, богато украшенные облачения. «Напрасно многие соблазняются сегодня роскошью церковных облачений, желая их, якобы, упростить… И не случайно, что на Святой Горе (на Афоне. — Авт.), в месте наиболее подлинного выражения православного монашества, где в высшей степени переживаются лишения, подвиг и простота жизни, хранятся самые роскошные богослужебные облачения. Смирение и простота повседневной жизни не могут быть распространяемы на Божественную Евхаристию», — считает Зизиулас. Как тут не вспомнить Златоуста, порицавшего церковную роскошь, когда Тело Христово выносится в золотых сосудах, а на церковной паперти голодный и в нищих лохмотьях лежит сам Христос в виде бедняка…

Книга митр. Иоанна (Зизиуласа) несомненно заслуживает прочтения. Это уже не первый опыт перевода богословской литературы братией монастыря из республики Марий Эл на востоке европейской части России: в 2007 году издана книга афонского архимандрита Василия «Входное. Элементы литургического опыта таинства единства в Православной Церкви» — для тех, кто начинает свое знакомство с литургическим богословием Православной Церкви, эта книга обязательна к прочтению.

 

Дата публикации: 23.09.2011