Горизонты и вызовы украинского православия

Общество не поймет и не примет, если результатом будущего Собора не будет провозглашено движение к будущему союзу с УПЦ КП и создание единой поместной Православной Церкви.

Сигналы судьбы, которые все громче звучат в последнее время, зовут украинское православие к последовательному и понятному для верующих и всего общества ответу на сегодняшние драматические события. И ответственность за решение, прежде всего, лежит на иерархах УПЦ Московского Патриархата.

В чем драматизм ожидаемых решений? На сегодняшний день все внимание православного сообщества привлечено к личности будущего Предстоятеля УПЦ. Кажется, что от Предстоятеля зависит избрать стратегию отношения УПЦ к автокефалии, Киевскому патриархату, современному московскому руководству и тому подобное.

Однако стоит поставить вопрос несколько глубже: какими являются наши стратегические цели, наши горизонты для решительного и последовательного движения церковного корабля УПЦ? Какие принципиально новые ответы должно дать украинское православие в целом на вызовы настоящего?

Ответы на эти вопросы должно дать все наше православие — но перед УПЦ МП вопросы стоят намного острее. Какие есть религиозные, моральные и социальные основания выживания и развития этой церкви в современной и будущей Украине?

Для того, чтобы оставаться верующим УПЦ МП и быть уверенным в этом духовном выборе, необходимо, чтобы религиозная идентичность совмещалась с моральными убеждениями и национально-культурным мировоззрением.

За счет чего в течение 20 лет УПЦ МП была по количеству приходов наибольшей и пока что остается таковой церковью Украины? В ее несомненном успехе были и субъективные, и достаточно объективные причины.

Субъективно — отношение украинских православных к УПЦ МП во многом определялось отношением к двум значительным религиозным личностям — к многолетнему Предстоятелю, ныне почившему Блаженнейшему митрополиту Владимиру и к Предстоятелю оппозиционной (так можно ее назвать) по отношению к УПЦ церкви —  Святейшему патриарху Филарету.

От личности Предстоятеля УПЦ КП православных мирян в начале 90-х отталкивало неожиданное и, казалось бы, конъюнктурное изменение его публичных взглядов, негативный пиар личной жизни, массовая неподдержка со стороны подчиненных ему до той поры епископов УПЦ МП. Конечно, сыграло роль и то, что образование УПЦ КП не было поддержано мировым православием. Зато в фигуре митрополита Владимира привлекали его покой, взвешенность, духовная глубина, очевидный приоритет духовно-религиозного начала личности над общественно-политическим. Поэтому значительная часть православных мирян, выбирая свою Церковь, ориентировалась на него.

Объективный анализ свидетельствует, что на время активного утверждения УПЦ КП в начале 90-х годов эту церковь поддержали преимущественно верующие с выраженным национальным сознанием. Таких оказалось меньшинство в Центральной и особенно в Восточной Украине. Зато более многочисленными сторонниками УПЦ МП оказались люди без четкой национально-культурной идентичности, не склонные к резким изменениям собственной позиции. Среди них большинство (в городах) составляли русскоязычные, люди с симпатией к русской культуре (не обязательно ориентированные на Россию политически), которые на то время о собственной украинской православной традиции мало что знали.

Прошло 20 лет. Для УПЦ МП они были  внешне мирными благодаря, вероятно, молитве митрополита Владимира, его такту, склонностью к компромиссам и заглаживанию острых углов. С другой стороны, не произошло существенных изменений ни в образовательно-культурной политике церкви, ни в ее укладе, который сейчас остается законсервированным синодальным и опирается на опыт жизни церкви и во времена СССР, и даже во времена царской России. До определенного времени избранная тактика казалась благополучной, в первую очередь за счет лояльного отношения со стороны властей всех уровней, которое обеспечивалось мощным пророссийским лобби в украинском политикуме. Практически при всех президентах Украины УПЦ пользовалась режимом наибольшего содействия со стороны официальной власти — и в выделении земли для строительства храмов, и в экономических льготах и преференциях, которые церковные иерархи «выбивали» и делились ими со своими спонсорами…

После победы «православного президента» Януковича на выборах 2010 г. казалось, что церковь ожидает беззаботное будущее. Но, прошу прощения, «Бог не фраер» — времена круто изменились. И весь значительный опыт заискивания перед властью и сильным мира сего оказался ничего не стоящим перед новым опытом — необходимостью стать церковью собственного народа. Это, по-видимому, наибольшая проблема УПЦ МП — она не является церковью всего украинского народа или его значительной части, а для большинства населения является скорее институтом по проведению необходимых религиозных малодоступных ритуалов. Церковь остается отдаленной от людей малопонятной обрядностью, отсутствием живого (и родного) языка в общении с Богом, солидными иномарками и часами иерархов и самое главное — избеганием ответственной реакции на животрепещущие вопросы нашего времени. Не слышно было голоса церкви и при убийстве студента циничными «стражами» порядка, и при многочисленных «врадиевках» — народных возмущениях против озверевших бандитов в погонах, и во времена «налогового» и других, еще пока маленьких, майданов, и в сосредоточении людей против незаконных застроек и тому подобное. Именно обычному милосердию, чуткости и человечности, поддержке социальной справедливости мы как клирики и пастыри УПЦ, к сожалению, не научились. И именно в этой отчужденности, а не лишь в будущем нелегком церковно-политическом выборе, считаю, основная проблема УПЦ.

Украинокультурным и украиноязычным мирянам УПЦ, к сожалению, в большинстве приходов никогда не было уютно   — редко где в больших городах (могу свидетельствовать о Киеве) можно услышать проповедь по-украински (этому, равно как и украинской религиозной терминологии, не учат почти во всех семинариях и духовных училищах), практически отсутствует украиноязычная религиозная литература.  Особенно это проявлялось в годы цивилизационно-культурного выбора. Перед президентскими выборами 2004 года в приходах УПЦ пророссийскими политтехнологами была инспирирована безумная истерическая кампания против Виктора Ющенко, на которую поддалась масса, казалось бы, адекватных людей. Позже, поняв, что произошла значительная самодискредитация, церковное руководство публично и демонстративно осудило «политическое православие». Во время Революции Достоинства этой зимой градус истеричности был ниже, но также заметен (кое-где архиереи, священники, монахи и монахини, миряне молись или пропагандировали о победе власти над Майданом, за победу «Русского мира», против ассоциации с ЕС и тому подобное — есть немало свидетелей). Впрочем, адептам «Русского мира» всегда было уютно в церковном культурно-мифологическом пространстве за счет культивирования страхов и образов врага (руководство, иерархия, если и не поддерживало эти страхи и образы, но и ничего не сделало для их ликвидации). Все годы независимости непрестанно и, считаю, целеустремленно (адептами православия московского типа) разогревались параноидальные мифы-страшилки относительно коварных врагов православия, которые вот-вот могут довести его до гибели. Перечислю основных «врагов», о которых автор имел возможность услышать за двадцать с избытком лет: раскольники и униаты (конечно — а как же без них), (жидо-) масоны, идентификационные номера, ювенальная юстиция, собственное руководство УПЦ, протестанты с кейсами, наполненными зелеными долларами, так называемые тоталитарные секты в частности, бездуховная Европа, Америка, Запад в целом. В основном же через религиозную литературу (которая на 80—90% русская), российское телевидение (в частности и так наз. православные каналы), а особенно в последние годы через пропаганду деятельности патриарха Кирилла отрицалась и презиралась любая самобытность и ценность украинского православия. Кстати, в настоящий момент через монастыри и некоторые приходы активно распространяется миф о якобы неблагословении Афоном президента Порошенко, разогревается стояние «до смерти за русское православие» в случае выбора пути к автокефалии и тому подобное.

Над Украинской православной церковью Киевского патриархата также тяготеет традиция синодальной и подсоветской жизни. Впрочем, есть и существенное отличие от УПЦ МП. Киевскому патриархату не пришлось вкусить утех всесторонней государственной поддержки, хотя к этому эта церковь стремилась в начале 90-х. Зато немало усилий было потрачено на строительство церкви как собственно украинской, на общение с творческой интеллигенцией, молодежью. Если молодой человек ищет путь к Христу, то в храме Киевского патриархата он найдет естественное сочетание — быть православным и быть украинцем. Зато в храме УПЦ МП совмещать то и другое непросто. Длительное время на многих из тех, кто искал путь к Христу, могла подействовать еще одна страшилка — мол, Киевский патриархат неканонический и, следовательно, храмы его безблагодатные. Но Майдан Достоинства изменил ракурс, угол зрения. Благодать — это действие Божьей любви. Это действие происходит через людей. И там, где церковь принимает и поддерживает людей в их страданиях и тревогах, там и Христос. Киевский патриархат выстоял вместе со своим народом на Майдане, приютил в Михайловском монастыре побитых и искалеченных, и, следовательно, Христос и Его благодать были там.

Среди мирян и священнослужителей православных церквей и Киевского, и Московского патриархатов есть много достойных людей, искренние христиане, желающие послужить Христу, Православной Церкви и Украине. Есть, конечно, разделяющий набор стереотипов. Но украинцы учатся преодолевать разделение и отчуждение. Мы появляемся, развиваемся как гражданское общество. И верующие наших церквей, вместе со всем обществом, учась быть сознательными гражданами, одновременно учатся также быть сознательными, ответственными христианами.

Поэтому, как мы видим, будущий Архиерейский собор УПЦ, избирая своего Предстоятеля, должен был бы избрать и утвердить стратегический вектор развития УПЦ. Общество не поймет и не примет, если результатом Собора не будет провозглашено движение к будущему союзу с УПЦ КП и создание Единой поместной Православной Церкви. Но эта ведущая цель, кроме юридической, канонически убедительной формы, должна иметь и соответствующее содержательное наполнение. Украинское сообщество предпочитает, чтобы единая Церковь была украинской в сущности, укорененной в лучшие духовные и культурные достижения украинского православия. Для этого также важно осознать и выбрать правильные шаги для более тесного диалога с обществом, особенно с его гражданско-активной частью. В первую очередь, церковь должна сотрудничать с правозащитными и всеми другими организациями, деятельность которых направлена на поддержку социальной справедливости, беспокойство о «страждущих и обремененных». Очень важно также наладить связи с творческой, деятельно-культурной общественностью, ведь не тайна, что именно в среде творческой интеллигенции есть радикальное неприятие УПЦ.

Предложенные нами желаемые направления развития не являются простыми и легкими для выполнения. Но лишь следуя им, по нашему глубокому убеждению, Православная Церковь может возобновить духовный и моральный авторитет в украинском обществе, быть «берегиней» Украины, вдохновлять людей на ревностное, самоотверженное, жертвенное исполнение заповедей любви к ближнему и к нашей дорогой, израненной Украине.

От редакции. Напоминаем, что Архиерейский собор УПЦ, на котором будет избран новый Предстоятель, состоится 13 августа.

Статья из газеты «День», перевод исправлен редакцией «Киевской Руси»

У этой записи 13 комментариев

  1. Отче, советую Вам прочитать (или более внимательно прочитать, если уже пробовали) прот. Н. Афанасьева «Церковь Духа Святого», а не повторять за журналистами укрСМИ мантру о «создании единой поместной Православной Церкви».
    И еще, я не понимаю, когда из уст православного священника звучат призывы о «стратегическом векторе развития УПЦ» как политическом проекте. Я уже, вот, 18 лет как в Церкви и чем дальше, тем больше понимаю, что единственный «стратегический вектор развития» Церкви — движение к единению со Христом на пути к Царству Божьему, это единственная императивная интенция Церкви. Все остальное настолько НЕ важно, что, просто, «приложиться» Самим Христом

  2. Автор заявляет: «В первую очередь, церковь должна сотрудничать с правозащитными и всеми другими организациями…» Однако это не так. В первую очередь Церковь должна вести свою паству ко Христу и спасению, к сожалению сегодня мы видим пастырей УПЦ КП как пропагандистов национализма, что доказывает и настоящая статья

    1. Пастыри УПЦ КП пропагандируют украинский национализм, пастыри РПЦ — русский национализм. Разве это не логично? И почему мы должны одним за это апплодировать, а других — осуждать? Да, безусловно, Церковь должна вести свою паству ко Христу. Но разве в современных условиях Церковь занимается ТОЛЬКО этим ( в том числе и РПЦ ) ? Вне зависимости от того, как воспринимает себя Церковь изнутри, для внешних она является инструментом пропаганды и проводником неких национальных, социальных, культурных идей, инструментом геополитики. Лично для меня не имеет большого значения в какую сторону будет теперь двигаться УПЦ МП, моя личная вера от этого ничего не потеряет и не прибавит, но есть много украинцев, которые, осознавая себя именно украинцами, не могут переступить порог нашей Церкви именно потому, что она — МП, а теперь, в условиях войны с Россией, наличие в Киеве Московского патриархата многими воспринимается, как абсурдное.
      Да, в церковь приходят именно ко Христу и, формально, юрисдикция церкви не может быть препятствием. Но, давайте помнить и про «немощных в вере» ( вспомните апостола Павла). Человек может зайти в церковь свечку поставить, а найдет там Христа; так вот, может так случиться, что зайти к нам поставить свечку будет все меньше желающих. По моему мнению, нужно двигаться к созданию единой поместной Церкви, налаживать какой-то диалог, вопрос созрел и прятать голову в песок не представляется возможным.

      1. Добрый день, Ольга! Я сегодня пришел с воскресной службы нашем Храме Апостолов Петра и Павла в Петергофе. Мы соборно молись о мире на Украине (эти молитвы в русской православной церкви читаются ежедневно утром и вечером). Каждый православный включил в свое утреннее и вечернее правило эти молитвы.
        Вот эта молитва (данная молитва за Украину читается по благословению Святейшего Патриарха во всех храмах Русской Православной Церкви):
        Всевышний Боже, Владыко и Содетелю всея твари, наполняяй вся величеством Твоим и содержаяй силою Твоею.
        К Тебе Великодаровитому Господу нашему припадаем, сердцем сокрушенным и усердною молитвою о стране Украинстей, распрями и нестроениями раздираемей.
        Премилосердый и Всесильный, не до конца гневайся, Господи! Буди милостив нам, молит Тя Твоя Церковь, представляющи Тебе начальника и совершителя спасения нашего Иисуса Христа. Укрепи силою Твоею верныя люди в стране Украинстей, заблуждающим же просвети разумныя очи светом Твоим божественным, да уразумеют Твою истину, умягчи их ожесточение, утоли вражды и нестроения на страну и мирныя люди ея воздвизаемая, да все познают Тебе, Господа и Спасителя нашего. Не отврати лица Твоего от нас, Господи, воздаждь нам радость спасения Твоего.

        1. Помяни милости, яже показал еси отцем нашим, преложи гнев Твой на милосердие и даждь помощь Твою народу украинскому, в скорби сущему.
          Молит Тя Церковь Русская, представляющи Тебе ходатайство всех святых в ней просиявших, изряднее же Пресвятыя Богородицы и Приснодевы Марии, от лет древних покрывающия и заступающия страны наша. Возгрей сердца наша теплотою благодати Твоея, утверди волю нашу в воли Твоей, да якоже древле, тако и ныне прославится всесвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.
          Россия не воюет с Украиной. Половина украинцев имеет родственников в России. Украинские солдаты, спасаясь от уничтожения, перешли в Россию и их здесь накормили, напоили, подлечили и отправили безопасным путем снова на Украину. Разве враги так поступают? Мне не известно ни одного случая захвата храмов сторонниками МП храмов УП, а вот обратных ситуаций полно. Русские и украинцы (как и белорусы) – это ОДИН народ и нам нечего делить. Я глубоко убежден, что церковь не должна вмешиваться в политику ни в коем случае.

          1. Ганна

            Тепер по суті. Молитва – це прекрасно, особливо, коли йде від серця. Але якби Росія припинила постачати сепаратистам зброю, припинила засилати усіляких казаків, диверсантів та найманців, припинила одурювати жахливою пропагандою багатомільйонний і колись великий народ, тоді «верныя люди» швидко навели б лад «в стране Украинстей» — самі, у своїй хаті. Так що можете до цієї молитви додати прохання, аби й у Вашого народу «просветилися разумныя очи», щоб безумні правителі Вашої країни «умягчили их ожесточение». А інакше – виходить орвеллівське «думання надвоє» Щодо місії Церкви «вести свою паству ко Христу и спасению» – цілком згодна. Тим більше, що її бездарні спроби гратися в політику щоразу виходять боком і для неї, і для країни. І наостанок. Спеціально для Вас я, російськомовна українка і (тільки-но уявіть!) прихожанка УПЦ МП, пишу українською – якщо, як Ви кажете, «русские и украинцы… – это ОДИН народ «, то Вам неважко буде зрозуміти сенс написаного (в останньому реченні, прошу, не вбачайте якогось бандерівського знущання – лишень легку тінь іронії). І ще, про всяк випадок: Крим і Донбас – це Україна.

          2. 31 июля в результате обстрела украинской армией Луганска запрещенными кассетными бомбами погиб протоиерей Владимир Креслянский, клирик Георгиевского храма. У него осталось пятеро детей. Отец Владимир, будучи смертельно ранен, стоя на коленях до последнего читал молитву, чтобы остальные кассетные бомбы, спускающиеся на парашютах, не разорвались. Господь явил чудо по молитвам умирающего священника — неразорвавшиеся бомбы плавно вошли в землю. При такой смерти может быть признан страстотерпцем

          3. Пані Ганно, + 100 !!!!
            Ув. Николай, недоумеваю, как Вы оказались на украинском сайте, наверное, Вас подкупило название: » Киевская Русь». Если бы Вас не затруднило, Вы с такой же легкостью могли бы воспользоваться просторами интернета, чтобы хотя бы попытаться услышать альтернативную точку зрения на происходящие у нас события. Все-таки, поверте, из Киева все выглядит по-другому, чем из Петергофа. А пока, вот вам краткое резюме:
            1. Россия воюет с Украиной с помощью засланных к нам боевиков, частично — зомбированного местного населения, а также с помощью своей регулярной армии, обстреливающей нашу территорию с территории России.
            2. Украинские войска НЕ БОМБЯТ мирное население, им запрещено применять артиллерию и авиацию по городам.
            3. Украинские города бомбят пророссийские террористы с цельюдескридитации укр. армии, а также с целью шантажа, не допустить дальнейшего продвижения укр. войск. Как только заканчивается обстрел, приезжают журналисты с российских зомбо-каналов, которые работают в связке с террористами, чтобы снять очередной зомбо-сюжет для рос. зрителя.
            4. Террористы обстеливают даже колонны беженцев, которые пытаются уйти через корридоры; это звери, они берут заложников, пытают, насилуют.
            5.Укр. Военные ушли на территорию России, спасаясь от перекрестного огня с одной стороны- от террористов, с другой — от Рос. армии. Ушли именно потому, что официально между нами война не объявлена, иначе это было бы предательство и дезертирство.

          4. Валерий Царик

            Брат во Христе Николай! Прежде всего — спасибо Вам и всем российским братьям и сёстрам, искренне молящимся за мир в Украине! Просим не прекращать Ваших молитв, для нас (впрочем, как и для всего мира), это очень важно — речь уже идёт не о некоем локальном конфликте, а о реальном начале 3-й мировой войны, пока в «теплохладной» её версии.
            Что касается вышеизложенных комментариев — в них присутствуют две точки зрения на события. Одна «из-внутри» другая — «из-вне» украинской трагедии. Проще всего, конечно, предложить Вам приехать к нам, и увидеть всё своими собственными глазами — «имеющий очи да увидит», и сравнить излагаемое оффициальными российскими СМИ с реальными событиями. Однако предполагаю, что для Вас это будет затруднительно.
            С другой стороны — в пользу изложенных Ганной и Ольгой фактов, свидетельствует позиция практически всего мирового сообщества, (в том числе стран, представляющих мировое православие),осуждающего аннексию Крыма, и военную агрессию со стороны РФ,
            Не Украина оккупирвала сейчас территорию России, и не её наёмники воюют на российской земле!
            Ну не могут все остальные страны разом ошибаться!
            Пожалуйста, помните — что и Вас будет судить Бог, ибо «каким судом судите, таким и Вас судить будут».
            Пожалуйста, будьте и Вы осторожны в суждениях, рассматривайте наши трагические события с христианской, а не политической точки зрения и да благословит Вас Бог на добрые дела!

          5. 6. Про то, хто чей храм захватывает, лучше не вспоминать, наша Церковь ( МП ) проиграет в этом конкурсе :-)), в советские времена, РПЦ захватила массу греко-католических храмов, а в 90-е население просто восстанавливало справедливость. Поедьте на Западную Украину, Вас там не сьедят, зато Вы воочию сможете сравнить информацию из зомбо-ящика и действительность.
            7. И последнее. История о священнике, остановившем своей молитвой кассетные бомбы, пущенные злобными украми, до боли похожа на историю про распятого мальчика или про то, что укры целились в самолет Путина, а попали в Боинг.
            Николай, ничего плохого нет в том, чтобы украинцы молились в своей поместной церкви, тем более в данной ситуации. Мы хотим быть православными и при этом украинцами. Помните, православный — не значит русский!

          6. Ганна

            Пане Ніколаю Сенніков! Ви пишете, що Вам «не відомо жодного випадку захоплення храмів», але, погодьтеся, якщо Вам не відомо — це далеко не означає, що таких випадків не було (узяти хоча б ситуацію в Криму). Але гаразд, може, й не було. Я лише хотіла наголосити, що Ви не всевидючий, тож можете чогось і не знати, живучи у Петергофі. А якщо так, то, може і про війну Росії з Україною Вам також не все відомо. Звісно, ОФІЦІЙНО, Росія не оголошувала війни, і тому у неї немає законних підстав для утримування полонених, і вона змушена наших солдатів знехотя відпускати. Це, однак, не завадило попередньо присудити їм 2 тижні арешту, помучити, а потім виявити царську милість. Можна також згадати і про режисера Сенцова (бачите, у вас навіть прізвище схоже – може, якесь співчуття ворухнеться), і про льотчицю Надію Савченко, яких безпідставно утримують на території РФ. Перефразовуючи Ваші слова, скажу: «Хіба друзі так чинять?»

Добавить комментарий