Casus Abbatus: Запрещение отца Феогноста, как прецедент

Игумен Агафангел (Белых)

Механизмы, регулирующие пространство масс-медиа исподволь вторгаются на территорию канонического права православной Церкви.

В последнее время мы смогли быть свидетелями нескольких подобных случаев. Это запрещение в священнослужении отца Александра Шрамко, по крайней мере, формально основанное на анализе распечаток его блога и ситуация вокруг игумена Феогноста (Пушкова) с той или иной степенью обострения продолжающаяся ещё со времён пребывания его в Ивановской епархии. Сразу хочу сказать, что никакого значения не имеет т. н. реальная «виновность» или «невиновность» обоих священников, хотя для меня лично, в случае с отцом Александром, несомненно очевидно второе.

Речь идёт о другом. Священноначалие принимает вполне конкретное решение, основываясь на предложенной третьими лицами информации, размещённой в интернете, вернее, на некоей тенденциозной выборке, чья репрезентативность находится под большим вопросом. Выборка эта может сопровождаться письмом в стиле «Доколе!!!!» и многочисленными подписями тех, кто больше «не в силах молчать..», что обычно производит достаточное впечатление на людей незнакомых с сетевыми флэш-мобами.

Технология подобных акций общеизвестна. Используя обычное пособие по PR можно нарисовать следующую картину: Непосредственными вдохновителями всех действий оказывается сравнительно небольшая часть сетевых авторов. Другие их активно поддерживают в комментариях, еще больше людей поддерживают пассивно, а на периферии находятся просто зеваки, с интересом наблюдающие за развитием событий. «Вся эта масса придает ядру силу мотивации, дополненную ощущением анонимности и безнаказанности».

При удачном раскладе, резонанс выходит за пределы конкретного сетевого ресурса, что мы наблюдаем сейчас с историей отца Феогноста. Для священноначалия, в массе своей привыкшего учитывать информационное давление светских СМИ это может явиться определяющим фактором. Таким образом принимаемое решение совершается под влиянием сформированного «общественного мнения» и часто бывает не связано с реальным положением дел, а, принимающий окончательное решение, оказывается втянутым в сомнительную постановку, где ему отводится незавидная роль исполнителя «втёмную».

Так, casus abbatus трансформируется в сasus belli для расправы с неугодными вне канонического поля Церкви, для чего используются несвойственные церковной традиции медийные технологии.

Повторюсь, что последние события с запрещением игумена Феогноста являются лишь поводом к размышлению, но, никак не самой темой этого сообщения.


Блог автора

У этой записи 4 комментариев

  1. В. С.

    У нас только "диакону всея Руси" о. А. Кураеву позволено ругаться матом в прямом эфире, притом без малейших последствий…

  2. Василий

    Ниче что матом ругаются зато "рефрматоры" У них акие тонкие натуры

  3. Игорь

    Ужас. Нарушено священное право "православного интеллигента" о. Феогноста ругаться матом. Фи, какое злое священноначалие. Нет в нем любви. Наказало такого хорошего челоовека. Злые прихожане: нет, чтобы радоваться жаргону "батюшки", становящегося ближе к народу, так они заместо этого жаловались на столь продвинутого иеромонаха. Миссиофобы, понимаешь. Ужасно и наказание другого "православного интеллигента" — священника Шрамко. Он всего навсего поливал грязью священноначалие, разжигал ненависть к русским. Так что третий "православный интеллигент" правильно осудил священноначалие в своей статье. А то прцедент действительно ужасный.

  4. Дмитрий Юревич

    Здравствуйте!
    У меня вопрос к отцам автору статьи либо к секунданту предполагающейся дуэли. Какой канонический рецепт вы предлагаете в данной ситуации? Всем известно, что инет-деятельность Аббатуса наносит огромный вред Церкви. О нарушении духа и буквы канонов говорилось немало, но воз и ныне там. Так что же делать, уважаемые отцы? Поднявший мечь — от меча и погибнет. Не так ли происходит нынче с игуменом, награжденным недавно крестом с украшениями?

Добавить комментарий