Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Паломничество > Roma aeterna. Рим — вечный город

Паломничество

Roma aeterna. Рим — вечный город


«С каждым днем в этот город можно влюбляться все больше и больше». Эти слова отца Алексия, показывавшего нам, прихожанам храма св.мц.Татианы, Рим, повторяет и мое сердце. А ведь я Рим не любила никогда… ни на первом курсе, ни на пятом… За его сухой и военный ratio, необузданные «петрониевы» нравы; римские залы Пушкинского музея, где проходили наши занятия по искусству Древнего Рима, казались чужими! Что же случилось теперь?! Невыразимо! Из объяснимого: Рим покоряет своим внутренним величием. Из видимого: Рим – это дивные очертания пиний в лучах заходящего солнца и золото мозаик, «холмы, холмы, холмы», лестницы, фонтаны, ватиканские немыслимые сокровища, повсюду снующие католические монахини и птицы, кружащие над этим городом, памятником по форме, но таким живым по существу!

Вновь, арок древних верный пилигрим,
В мой поздний час вечерним ‘Ave Roma’
Приветствую как свод родного дома,
Тебя, скитаний пристань, вечный Рим.
Вячеслав Иванов. Римский сонет Ι

«Кто тебя создал, о, Рим? Гений народной свободы! Если бы смертный навек выю под игом склонив, в сердце своем потушил вечный огонь Прометея, если бы в мире везде дух человеческий пал,–здесь возопили бы древнего Рима священные камни: «Смертный, бессмертен твой дух; равен богам человек!»»  Д.С. Мережковский. «Рим» (1891 г.)

Прикосновение к тысячелетиям истории, к вечности, рядом с которой великое видится великим, а малое – малым. Обнажение совести у Circus Maximus и Колизея, упокоение души в тиши Авентинского холма и древних катакомб. Рим, пронизанный теплым светом и внутренней свободой, овладевает сердцем с первых шагов по его древним мостовым! Раз и навсегда!

У каждого свой, но у всех нас равно не изгладимый из памяти сердца образ Рима создался во многом благодаря нашему экскурсоводу, поэтому я попросила читателям и всем тем, кто этим летом собирается в Рим, о вечном городе рассказать именно его, игумена Алексия (Никонорова), настоятеля храма свт.Николая в Мерано (Южный Тироль, Северная Италия):

Ключ к пониманию Рима

— Отец Алексий! Вопрос сложный: каков ключ к пониманию Рима? С каким настроением стоит направляться в Рим, чтобы понять его?

— Конечно, понять Рим просто так невозможно. Кто-то из великих сказал, что для того, чтобы узнать Рим, необходимо потратить всю свою жизнь. Хотя кто-то считает, что для того, чтобы его почувствовать, достаточно провести одну ночь, прогуливаясь по его улочкам. На самом деле Рим – уникальный город, наполненный совершенно разнообраными монументами, памятниками, историческими событиями! Иногда идешь по этим священным камням, даже не связанным с христианской историей, и кажется, что они начинают говорить с тобой, рассказывая свои истории, передавая те тайны, хранителями которых они являются. Находясь в этом городе, любой человек исполняется осознанием смысла бытия, смысла истории, проникает своим внутренним взором в различные эпохи, через которые суждено было пройти не только Риму, но и,  наверное, всему человечеству. Ведь Рим – это, по сути, исторический срез бытия, общечеловеческой истории, любого, вероятно, народа и любой нации.

Для нас, христиан, Рим представляет собой особый интерес, потому что это колыбель христианства. «Колыбелью христианства», конечно, называют и Палестину, Святую Землю, но именно сюда, в Рим, пришли апостолы Христовы – Петр и Павел. На этой земле пострадали, обагрив ее своей кровью, тысячи, а может быть, даже десятки тысяч мучеников и свидетелей веры.

Здесь очень живо ты ощущаешь связь эпох и то, о чем ранее знал со страниц различных учебников, повествовательных книг, из художественных и документальных фильмов. Мне кажется, любой человек хотя бы раз в жизни должен посетить Рим. И, вероятно, невозможно порекомендовать неделю или несколько дней провести в определенных прогулках или обозначить маршруты, потому что город этот и вправду неисчерпаем. Здесь можно прожить всю свою жизнь и до конца его так и не узнать.

Без чего Рим не будет Римом

— Какие бы Вы назвали три памятника, без которых Рим не будет Римом?

— Три памятника, без которых Рим не будет Римом? Ну, в первую очередь, это, конечно, Колизей. Его некоторые называют сердцем Рима, но это не совсем так, потому что римляне считают Колизей «черепом» древнего города. И не только своими очертаниями Колизей напоминает череп, но и по сути своей он являет собой те останки, которые остались от величественного титана, каким когда-то, в античную эпоху ее существования, была Римская империя. Конечно, сегодня этот титан повержен и лежит в пыли, от него остались лишь кости, но и эти кости способны рассказать о многом…

«Мне помнится, – когда я молод был
И странствовал, – в такую ночь однажды
Я был среди развалин Колизея,
Среди осколков царственного Рима…
Из поэмы Байрона «Манфред». Перевод И. Бунина

Второй памятник, конечно, значимый особенно для христиан, – это духовное сердце Рима, собор святого апостола Петра в Ватикане. Собор привлекает внимание множества туристов и паломников. По официальной статистике около трех миллионов человек посещают ежегодно только ватиканские музеи. Собор – на несколько порядков большее количество людей. И поэтому когда мы заходим под своды этой святыни, у нас создается впечатление некоего хаоса. Кажется, что здесь так много людей, что невозможно молиться, прочувствовать святость атмосферы этой святыни. Но вероятно, это то место, которое стоит посетить несколько раз для того, чтобы просто остановиться, постоять молча возле какой-то колонны или иного алтаря, посидеть на скамье для того, чтобы проникнуться его духом и осознанием его величия.

«Зеркальному подобна морю слава огнистого небесного расплава, где тает диск и тонет исполин. Ослепшими перстами луч ощупал верх пинии, и глаз потух. Один, на золоте круглится синий Купол».
Вячеслав Иванов. Римский сонет IX

«Рим! Родина! Земля моей мечты! Кто сердцем сир, чьи дни обузой стали, взгляни на мать погибших царств – и ты поймешь, как жалки все твои печали.  Молчи о них! Пройди на Тибр и дале, меж кипарисов, где сова кричит, где цирки, храмы, троны отблистали, и однодневных не считай обид: здесь мир, огромный мир в пыли веков лежит»
Лорд Байрон

Рим христианский

Для нас, христиан, конечно же, представляют интерес церкви. Немногие из них сохранили свой, наверное, первоначальный, античный облик. И иногда, завернув по какой-то улочке за угол, или углубившись в темный узенький переулок, можно найти церковь, которая покажется очень близкой сердцу каждого, и оказавшись под сенью храма, ощутить, как мысленно здесь мы способны перенестись совершенно в иную эпоху.

— Ваш образ Рима– это христианский Рим?

— Да, Рим – это христианский город. Но Рим более многогранен, более многослоен, чтобы говорить, что это только христианский город. Для меня Рим – и вправду «город вечный», потому что все было в его большой, богатой истории, которую от этого мы можем называть вечной. Об этом городе без малейшего преувеличения можно сказать —он был, есть и будет. Тому, кто оказался в этом городе, открывается панорама мировой истории с древнейших времен и до наших дней: холмы, видевшие республику, на которую равняются современные демократии; дворцы и храмы —наследие величайшей в истории человечества империи; катакомбы первых христиан, церкви и соборы, прославившие в веках христианство.

Римляне и итальянцы

— Когда я смотрю на современных итальянцев, таких эмоциональных и горячих, они мне очень уж мало напоминают своих древних предков, римлян, которые некогда здесь жили и творили.

— Отчасти это так. Но ведь ничто не исчезает бесследно. И если уж в ком-то и течет кровь древних римлян, то это как раз-таки в итальянцах. Наверное, мы просто не до конца хорошо знаем дух Древнего Рима, потому что не имеем возможности попасть в прошлое, увидеть все своими глазами, прочувствовать. Думаю, что общего у римлян и итальянцев  много.

«Сколько же на самом деле ликов у Рима? Есть Рим церковный, Рим дипломатический, Рим археологический, Рим художников, Рим деловых людей, Рим туристов; и Рим повседневный, в котором большинство людей зарабатывают себе на жизнь».
Генри Мортон

Почему итальянцы такие, какими они являются сегодня? Потому что формированию их характера и отношения к жизни способствует все то, что их окружает. Это и солнце, это и глубокое голубое небо, это плодородная земля, это просто музыка, мелодика жизни, которой бытие здесь наполнено. Менталитет этого народа формируется в определенных условиях, которые свойственны как данность этой земле и трудно или даже неправильно противопоставлять древних римлян нынешним итальянцам.

Ватиканский клондайк

— Во время этого посещения Рима, меня потрясли коллекции Ватиканских музеев, собранные римскими папами. Интересно, с чем была связана их страсть к собиранию произведений прекрасных, но языческих?

— Римляне к концу XV – началу XVI века созрели и пришли к осознанию того, что они должны попытаться сделать все, чтобы возродить свое великое прошлое. Конечно, мы должны признать, что это великое прошлое для Рима было прошлым языческим. И расцвет Рима, республиканский период, первая империя – это было то время, когда на Рим смотрели с восхищением, удивлением, когда перед ним благоговели и трепетали.

И вот в этой попытке возродить древность проявился интерес к памятникам древнего прошлого, которые помогали людям понять эпоху, в которую жили их предки и творцы этого великого государства. Так проснулся интерес к различным монументам древней архитектуры, скульптуры, живописи, к древней литературе – памятникам письменным. В какой-то момент в этом интересе возобладало стремление, с одной стороны, к собирательству, с другой стороны, к приятию всего античного. Пошел как бы перекос в одну сторону. И население Рима, да и всей Италии, прежде всего, мыслящие, состоятельные люди того времени, сделались коллекционерами. Все свои дома, все свои дворцы они превратили в настоящие музеи по нашему сегодняшнему восприятию, забывая о том, что послужило двигателем, который пробудил интерес к этим монументам.Но знаете, история не терпит сослагательного наклонения: что было бы, если бы что-то было иначе, что было бы, если бы отношение было иным… Случилось так, как случилось. Конечно, сегодня мы можем по-разному относиться к эпохе Возрождения, считать ее возрождением язычества, хотя сказать, что«Возрождение – это возрождение язычества»было бы достаточно плоскостным взглядом на это явление. Трудно рассуждать на эту тему, но мы знаем: то, что нам досталось в наследство от этой эпохи сегодня способно восхитить, очаровать, заставить полюбить это искусство, это прошлое, эту страсть предков нынешних итальянцев к собирательству и коллекционированию. И, конечно, сегодня, благодаря этой страсти мы имеем замечательные коллекции, о которых знает весь мир и о которых, наверное, должен знать каждый цивилизованный человек.

Музей под открытым небом

— А как сами итальянцы относятся к тому, что живут в «музее под открытым небом»?

— Я думаю, итальянцы, это ценят. Хотя здесь есть момент привыкания, который случается, наверное, с любым человеком. Обычно когда наши соотечественники, а также представители других народов и стран приезжают в Рим, и видят буквально на каждом шагу античные монументы, иногда очень ценные памятники, скульптуру, они удивляются: как так, как на все эти шедевры может ложиться пыль, как они могут покрываться патиной времени, как птицы могут садиться спокойно на эти монументы и, может быть, их отчасти портить и разрушать? И римляне на такие вздохи и возмущения отвечают: «Да. Если бы эти монументы были у вас, в той же Москве, наверное, или в Петербурге, они, конечно бы, находились в музее, а если вне музейных стен, то непременно за бронированным стеклом, ну а у нас этих монументов так много, что, извините, мы можем себе позволить своих собачек возле них прогуливать».

«За что утратил ты величье прежних дней? За что, державный Рим, тебя забыли боги? Град пышный, где твои чертоги? Где сильные твои, о родина мужей? Тебе ли изменил победы мощный гений? Ты ль на распутии времен стоишь в позорище племен, как пышный саркофаг погибших поколений?»
Евгений Баратынский

Русский Рим

— Проходя по одной из улочек Рима, вы сказали, что здесь Гоголь написал «Ревизор» и некоторые главы «Мертвых душ». Пожалуйста, скажите несколько слов о русском  Риме…

— Рим в XVIII–XIX веках становится тем городом, в который стекаются представители творческой элиты, потому что Рим по своему духу – это неисчерпаемый источник вдохновения. Конечно, те, кому вдохновение необходимо, люди творческие – поэты, писатели, литераторы, художники, композиторы, музыканты, – все они приезжали в Рим. И в отличие от нас, туристов, паломников они оставались здесь на несколько месяцев или даже лет. Вы упомянули Гоголя – он прожил в Риме 5 лет. И, конечно, на творчестве этих людей Рим оставил свой отпечаток. Сами они признают, что этот город послужил развитию их таланта и даровал вдохновение для новых инициатив.

Русское присутствие в Риме было связано не только с людьми творческими. У нас существовали достаточно активные экономические, политические отношения. Русская аристократия приобретала здесь земли, строила особняки. Сегодня резиденция российского посольства размещается в самом центре Рима на Яникульском холме на вилле знаменитой семьи Абамелек-Лазаревых, причем территория этой виллы достигает почти 40 гектаров. Раньше такой русской собственность в Риме было очень много. В конце XIX столетия, в начале XX, здесь сооружаются несколько храмов типичной храмовой православной архитектуры. Они существуют до сегодняшнего дня,

Так что мне кажется, связи наши многогранны. И мы знаем, что русский человек, православный человек, питавший особую любовь и особое отношение к святителю Николаю Чудотворцу (я уж не говорю о других святых!), он всегда устремлял свой взор сюда, в итальянские земли с мечтой посетить гробницу святителя Николая и прикоснуться к тому месту, где почивают его цельбоносные мощи, походить по тем камням, по которым ступали святые апостолы и мученики, а не только цезари и императоры. Поэтому люди, совершенно разные и, вероятно, по разным соображениям, с разными целями город этот посещали всегда и, наверное, всегда будут посещать.

— Известно много о русской эмиграции в Сербию и во Францию. Была ли русская эмиграция в Рим?

— Да, русская эмиграция в Рим была в начале XX века, достаточно значительная. Правда, не все русские здесь задержались – кто-то в поисках счастливой доли направлял свои стопы дальше. Но, тем не менее, в Риме была достаточно обширная русская колония. Хотя, к сожалению, из тех потомков первой волны эмиграции сегодня осталось очень мало представителей. Я сам знаком с княгиней Еленой Вадимовной Волконской, представительницей славной княжеской фамилии, праправнучкой Столыпина, в приятельских отношениях состою с графиней Марией Александровной Ферзен. Знаменитый род Осоргиных также связан с Римом. И протоиерей Михаил Осоргин, представитель французской волны русской эмиграции, был на протяжении многих лет настоятелем Свято-Николаевского храма на Виа Палестро в Риме. Есть и другие. Но, к сожалению, их уже мало, они стареют. Но всегда пользуются большим уважением и интересом тех, кто знает, что общение с этой старой гвардией наших соотечественников может во многом обогатить наши знания о тех далеких днях, когда эти люди, представлявшие некогда элиту, высшее аристократическое общество, России, столкнулись с большой нуждой, выживая на чужбине в очень тяжелых обстоятельствах. И им это удалось.

Сказочный Мерано

— Отец Алексий, пожалуйста, скажите несколько слов о том храме, где Вы служите.

— Я служу в самом северном приходе Италии. Приход этот находится в небольшом, но очень красивом, сказочном городке Мерано (регион называется Альто-Адидже или Южный Тироль), в окружении древних Альп, высоченных гор, самая высокая вершина достигает высоты 2000 метров.

Маленький городок образовался давно. Он, наверное, старше самого Рима. Еще в XIX столетии его посещали наши соотечественники. Более того, существовал даже поезд, который выходил из Санкт-Петербурга до Мерано. Русские люди приезжали в этот город, наслышанные о целебных свойствах радоновых вод, о чистейшем и сухом здоровом воздухе, приезжали исцеляться от различных недугов, связанных с легочными заболеваниями. Помощь, конечно, они получали, поэтому в XIX столетии в Мерано были построены две виллы для приема наших соотечественников – вилла «Петербург» и вилла «Москва». И рядом с ними сооружен православный храм святителя и чудотворца Николая, одного из самых почитаемых святых на Руси и в Италии. Кстати, кафедральный католический собор города Мерано тоже посвящен святому Николаю. Возможно, таким жестом наши соотечественники хотели выказать свое уважение к местному населению, к местным традициям и, конечно, к тому святому, который считался патроном города.

Правда, события, связанные с революцией в России, с Первой и Второй мировыми войнами, послужили препятствием для того, чтобы русские могли приезжать в Мерано. Поэтому для нас это курортное прекрасное место долгие годы оставалось закрытым. Но в последние два десятилетия все начало постепенно возвращаться на круги своя. И снова русские стали приезжать в Мерано. Некоторые переезжают и поселяются в этом городе, находя возможность для работы и проживания. Поэтому приход ожил. Он маленький, но так приятно сознавать, что мы молимся в старинных стенах храма, построенного нашими прадедушками! Иконостас и многие иконы, облачения выполнены руками петербуржских мастеров и привезены в Мерано еще в XIX столетии. А совсем недавно, несколько месяцев тому назад благодаря усилиям В.И.Якунина был вновь пущен поезд по маршруту «Москва – Ницца», который проходит как раз через наш регион и делает остановку в Бальцано, районном центре неподалеку от Мерано.

«Oh Rome! My country! City of my soul!»

— Отец Алексий, что Рим значит лично для Вас? Какой его образ Вы переживаете в своей жизни?

— Это непростой вопрос. И если бы у меня была возможность немного над ним поразмыслить, вероятно, я бы ответил иначе. А сейчас могу сказать то, что есть на сердце.

Когда-то, когда я по благословению Святейшего Патриарха Алексия приехал в Рим для получения исторического и богословского образования, каждый день, выходя из своего колледжа и направляясь в институт, видя глубокое голубое небо, глядя на солнце, обозревая с террасы колледжа, в котором жил, римские черепичные крыши, тем более, что из моего окна открывался вид на прекрасный и очень древний собор – Санта Мария Маджоре, мне всегда казалось, что с каждым днем в этот город можно влюбляться все больше и больше. Конечно, нехорошо христианину, тем более монаху, к чему-то привязываться сердцем, но, вероятно, Рим того стоит!

Александра Никифорова

Татьянин день

Дата публикации: 01.06.2011