Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > События > О Великом соборе Православной Церкви

События

О Великом соборе Православной Церкви


В статье богословского советника Вселенского патриарха Варфоломея излагается точка зрения Константинополя на результаты недавнего Совещания предстоятелей в Женеве. 

ISTANBUL, TURKEY - MARCH 6: Fourteen Orthodox Church patriarchs and archbishops gather in Church of St. George upon the invitation of Greek Orthodox Patriarch Bartholomew in Istanbul, Turkey, on March 6, 2014. (Photo by Erhan Elaldi/Anadolu Agency/Getty Images)

Многие уже говорят о Святом и Великом соборе Православной Церкви. Между настоящим днем и 19 июня 2016, когда Собор официально откроется на острове Крит, будет много слухов и кривотолков. Некоторые будут удовлетворены: как и прочие патриархальные институции, Православные Церкви обычно не славятся прозрачностью. Однако, другая болтовня будет вовсе не полезной. Ниже следуют некоторые краткие разъяснения по основным вопросам касательно Собора.

Является ли Великий собор Вселенским?

Для православных христиан Вселенские соборы не собирались с 787 года, после того как Второй Никейский собор разрешил проблему иконоборчества, то есть споров о том, могут ли иконы использоваться для почитания и с литургической целью. Если вы недавно были в православной церкви, то вам уже известно, кто тогда одержал победу! Однако, православные считают, что для того, чтобы собор был Вселенским, необходимо созывать всю церковь — Восточную и Западную. В мире, где христиане так трагически разделены, православные относятся сдержанно к тому, чтобы хвастаться вселенским собором. В любом случае, Вселенский собор обычно признается таким ретроспективно.

Возможно, более верным и точным будет считать Святой и Великий собор продолжением не только ранних Вселенских соборов первого тысячелетия христианства, но и более поздних «святых» и «великих» соборов второго христианского тысячелетия. Около дюжины таких соборов было созвано в течение столетий после «великой схизмы» 1054 года, с целью решения вероучительных, канонических или административных вопросов.

Тем не менее, есть и нечто уникальное в предстоящем соборе, что выходит за рамки вселенских или предыдущих великих соборов. Это первый собор в истории христианского мира, который будет включать такое количество индивидуальных и независимых (автокефальных и даже национальных) церквей. Ранние Вселенские соборы первого тысячелетия собирали пять церквей, в то время как более поздние великие соборы часто состояли из представителей еще меньшего количества церквей. В противоположность этому, Великий собор, который состоится в июне на Крите, соберет представителей четырнадцати признанных (или канонических) Православных церквей со всего мира. Сюда относятся древние патриархаты Константинополя (который созывает, собирает и председательствует на соборе), Александрии, Антиохии и Иерусалима; новые патриархаты России, Сербии, Румынии, Болгарии и Грузии; а также архиепископии Кипра, Греции, Албании, Польши и Чешских земель со Словакией.

Где английские документы?

[Спрашивают об официальных английских переводах документов. К сожалению, их нет; все существующие переводы на английский — неофициальные. Оказывается, только недавно Румынская делегация предложила ввести английский язык в перечень официальных языков Собора. До сих пор официальными языками были греческий, русский и французский. Однако последний Синаксис (21-27.01.2016) решил добавить английский к официальным языкам предстоящего Собора.]

Действительно ли Украина является камнем преткновения?

<…> Действительно, для Москвы это так, однако не для многих остальных. На открытии Синаксиса патриарх Кирилл в оглушительной тираде поднял вопрос об оспариваемом статусе Украинской Церкви, на что Варфоломей ответил спокойно и без оправданий. Соответственно, вопрос об Украине не выносился на последующие переговоры или в официальные решения, и не был упомянут в заключительном коммюнике.

Истина состоит в том, что в результате последнего Синаксиса на минувшей неделе Москва может выдавать желаемую реакцию предстоятелей за действительную, внушая собственные представления о будто бы решении предстоятелей. Например, Москве хотелось бы заставить нас поверить, что Константинополь подвергся давлению со стороны России, признав, что московский представитель в Украине, которого патриарх Кирилл включил в свою свиту из двух персон в Женеве, возглавляет каноническую Церковь в этой стране.

Однако со стороны Константинополя не прозвучало никаких оправданий в отношении какой бы то ни было его деятельности в Украине, как и никакого компромисса в отношении его достойного желания положить конец церковному политиканству в Украине, и как, снова же, никакого обещания ослабить свои отношения с православными верующими в Украине. В самом деле, Вселенский патриарх Варфоломей подчеркнул свое историческое и каноническое право отвечать на обращения или вопросы православных верующих в Украине как «дочерней церкви» Константинополя.

Почему собор состоится на Крите?

Еще до того как Синаксис предстоятелей завершился, Москва гордилась своим отказом от предложения Константинополя провести Святой и Великий собор в церкви Святой Ирины в Стамбуле — месте проведения Второго Вселенского собора, что с четвертого века служила императорской церковью и никогда не была превращена в мечеть.

Единственной причиной изменения места проведения Святого и Великого собора было желание помочь Москве принять участие в связи с текущими политическими трениями между Россией и Турцией, а также соображения безопасности, вызванные недавними террористическими атаками в Стамбуле. Это изменение является примером благородной гибкости и великодушной ответственности Вселенского патриарха — подкрепляемого Святым Духом — необходимых для того, чтобы обеспечить созыв Собора в июне этого года.

В Православной Церкви все еще есть волнения. Это станет еще более заметным и громким в последующие недели и месяцы. Святой и Великий собор — совершенно беспрецедентное явление в истории христианства. Некоторые обеспокоены его последствиями в отношении чистоты православного вероучения; он может пролить свет на обычаи изолированных сообществ, которые долго сопротивлялись и выступали против современных путей Запада. Но другие видят в этом уникальный момент в жизни и свидетельстве древней церкви; это возможность для православного богословия возвысить пророческий голос надежды и света во времена тревоги и неопределенности.

Как напомнил на прошлой неделе патриарх Варфоломей собранным в Женеве предстоятелям, «это — момент Православия». По словам архиепископа Албанского Анастасия, «великий собор — это не копия вселенского собора». Называть его вселенским или, более точно, великим собором, открывающася на Крите возможность — это не просто новый или еще один собор, это — исключительное и выдающееся событие. Это должно состояться. Дух действует прямо сейчас. Мир находится в ожидании. Давайте посмотрим, что прояснится в собрании епископов.

Иоанн Хрисавгис — архидиакон и богословский советник Вселенского патриарха Варфоломея.

Опубликовано в журнале First Things

Дата публикации: 04.02.2016