Для тех, кто хочет верить разумно

Выпуск №2 (15) от 06.2001

Церковь, Библия и сектантство


Известен рассказ о том, как святой апостол Иоанн Богослов, посетив одну из бань, в страхе бежал из неё, узнав, что в ней моется еретик Керинф… Апостол боялся, что своды бани рухнут из-за присутствия еретика-гностика.

Если бы мы разделяли опасение апостола Иоанна Богослова, то в нынешние времена нам бы следовало опасаться, по меньшей мере, всеобщего землетрясения.

Сейчас на Украине мы наблюдаем напряженную борьбу разных сект за монополию в «миссионерстве». «По квартирам» ходят не только уже привычные нам иеговисты, мормоны, харизматы и другие представители новоявленных западных сект, но на этом поприще уже активизировались даже наши старые сектанты: баптисты и адвентисты. Последние почему-то очень неохотно признаются в своей конфессиональной принадлежности, как же им хочется называться «просто христианами»!

Часто слышен вопрос: почему так много людей уходит в секты? В чем же причина: в попустительности правительственных структур? В большой активности и материальной обеспеченности самих сект? Вероятно, во всех этих предположениях есть доля вины. Но необходимо подчеркнуть — доля!

Мы забываем про тех людей, которые дали себя одурачить, затащить в секту. Далеко не все они невинные жертвы. Мне кажется, что успех сектантства в нашей стране следует объяснить общенародной тенденцией к само-оглуплению и упрощенчеству, прогрессирующей психологией потребительства и широмасштабным секуляризмом.

Посмотрим хотя бы на то, что представляет собой современная культура, каковы ее этические идеалы, кто ее представители. Литература, живопись, театр (типа виктюковского), эстрада — на всем печать деградации. Сравните посещаемость классического концерта в Доме органной и камерной музыки с посещаемостью концерта какой-нибудь поп- или рок-звезды; сравните посещаемость музея и ночного клуба с соответствующей программой.

Нечто подобное наблюдаем в религиозной жизни общества. Мотивы конфессионального выбора бывают разные, но зачастую человек ищет и находит то, что отвечает его духовному и культурному уровню. Когда мы знакомимся ближе с сектантством, то оказывается, что это очень скучная, сухая, бесцветная имитация христианства. Из среды сектантства не вышел ни один выдающийся деятель науки и культуры. Напротив, на благодатной почве Православия выросли выдающиеся философы, ученые, писатели, поэты, художники: Киреевский, Хомяков, Соловьёв, Трубецкие, Карсавин, Бердяев, Пирогов, Сеченов, Павлов, Филатов, Войно-Ясенецкий (будущий святитель Лука), Пушкин, Достоевский, Гоголь, Чехов, Лесков, Иванов, Васнецов. Этот список можно продолжать и продолжать.

Сектантство дало миру лишь нескольких библеистов и археологов, известных узкому кругу специалистов. Нельзя не отметить весьма своеобразное отношение протестантов к Библии. Они постоянно носят ее с собой, делают разнообразные подчеркивания, подсчитывают количество слов в том или ином разделе. Может быть, это не так уж и плохо. Плохо другое: преклонение пред буквой, протестанты — отъявленные «буквоеды». И это «буквоедство» мешает им чувствовать дух Писания. Приведу пример: одна православная женщина посещала воскресную школу для взрослых при храме, где среди прочих предметов было сектоведение. У этой женщины есть уже взрослая дочь — активная сектантка, член одной из новых сект (какой-то австралийской — у нас на Украине, наверное, скоро будет представлен весь сектантский интернационал). Как-то у матери с дочерью вышел спор о почитании Божьей Матери. Мать привела из Библии целый ряд цитат, говорящих и прямо и косвенно о достоинстве Богородицы, говорила о Богоматеринстве Марии и Богосыновстве Иисуса, о принципе материнства вообще, о восприятии человеческой природы Логосом от Марии и т. д. Дочь слушала-слушала, немного подумала и «выдала»: «Мама, но ведь в Библии сказано, что поклоняться нужно только одному Богу!»…

С точки зрения религиоведения сектантство можно охарактеризовать, определить как «библиотеизм». И тут возникает множество вопросов: как так получилось, что сектанты сегодня нас, православных, укоряют нашей же Библией? Неужели протестанты правы в своём убеждении, что Православие противоречит Библии?

Попробуем во всём этом разобраться. Прежде всего, развеем детское мифотворчество сектантов относительно Библии. В сознании сектантов Библия есть Божественная книга, ниспадшая с небес (и скорее всего — прямо в типографию Лютера), ее подобрали протестанты и «поняли»(!) — «как же сильно заблудились и ошибаются представители исторического христианства»!

Но ведь та Библия, которую мы имеем сегодня, есть всецело детище Православной Церкви! Христианство восприняло и распространило Ветхий Завет, оформило и собрало Новый Завет, отбросив все подложные, апокрифические писания. Это был титанический труд как простых христиан, так и Святых отцов и учителей Церкви, историков и переводчиков, Соборов Восточных и Западных. Собрать разрозненные, размещенные по разным кодексам книги Библии, часто испорченные переписчиками и еретиками, сверить отобранные и проделать массу другой работы — для этого мало интеллектуального потенциала, нужно было водительство Святого Духа. И поэтому, повторяю еще и еще, — Библия есть порождение Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. И эта Церковь и сегодня есть эта же Церковь, с I века по XXI век, и будет дальше.

И кощунственно думать, что Церковь создала, составила Библию, которая сейчас через уста протестантов ей противоречит! Библия — часть предания, часть традиции Церкви. Библия — это история домостроительства нашего спасения, Бого-человеческая история. Библия немыслима вне контекста экклезиологии, также как экзегетика немыслима вне патрологии. Всем должно быть понятно, что не Библия создала Церковь, а Церковь — Библию! Отчего же православные кажутся так странно «равнодушными» к Библии? — Здесь все абсолютно ясно: Библия для православных — не единственное духовное богатство! Весь строй богослужебной жизни Церкви имеет в идейном аспекте библейскую основу. Все многовековое наследие Православия — неисчерпаемая духовная сокровищница; сектанты украли несколько экземпляров Библии из нее, размножили, и теперь считают себя духовно-обогатившимися, хотя сейчас уже многие представители фундаментального протестантизма уже начинают интересоваться патрологией, историей Церкви, литургикой, ортодоксальным богословием и т. д. На многих молельных домах баптистов (кстати, в архитектурном аспекте приближающихся к храму) стали появляться кресты.

Но вернёмся к разговору о Библии. Мне до некоторой степени теперь стала понятной позиция Римско-Католической Церкви в Средние века, запрещавшей переводить Библию и распространять ее без разбора среди простого народа. Что же дало свободное хождение Библии? Верующих, может быть, прибавилось? Нет, почти в каждом доме имеется Библия, но это ещё не говорит о вере хозяев. Для неверующих людей, да и для многих верующих, Библия — очень трудная книга. К ней нужен «ключ», необходимо уяснить смысловое ядро Ветхого и Нового Заветов. И поэтому Библия неотделима от Церкви и ее экзегетической, герменевтической и исторической традиции. А сектантство как раз есть продукт ложного понимания Библии, неправильного к ней отношения. Ничтожный разум, вдобавок отравленный гордыней, при соприкосновении с богодухновенной мудростью Священного Писания, мудростью и глубоким смыслом Библии, обольщается «быстрым» пониманием, которое оказывается поверхностным, односторонним, субъективным и потому вводящим в заблуждения и ересь. И когда человек попадает в секту — его жалко, но жалко как человека, попавшего под автомобиль по причине перехода трассы в неположенном месте. Сектанты — это инвалиды религии, а сектантство — духовная проказа. И боюсь, что Украина всё больше и больше превращается в духовный лепрозорий, а красивые лозунги о духовном возрождении Украины можно выбросить на ту же свалку, где уже лежат все советские лозунги, лозунги перестройки и лозунги национального возрождения…

Дата публикации: 04.01.2004