Для тех, кто хочет верить разумно

Жизнь в Церкви

Соберется ли Собор?


Всего через неделю на Крите должен начаться Всеправославный собор — событие, равного которому не было более тысячелетия, событие, к которому православные тщательно готовились последние полвека… только сегодня никто не может точно сказать, состоится ли оно вообще.

Фото: РИА Новости

Фото: РИА Новости

Для начала историческая справка. В православном мире, в отличие от католического, нет Римского папы — одного епископа, которому подчиняются все остальные. Поместные православные церкви относятся друг к другу примерно так же, как разные государства: их представители могут встречаться за общим столом и принимать совместные решения, но диктовать никто никому ничего не может. Именно так устроены международные организации, начиная с ООН.

Православные знают семь Вселенских соборов, на которых епископы из разных поместных церквей совместно обсуждали важные проблемы и принимали общие решения. Эти соборы созывались по инициативе византийских императоров и проходили, по сути, под их руководством — императорский двор становился «точкой сборки» для православного мира. Но ее больше нет.

А вот проблемы никуда не исчезли. Сегодня, например, одни православные церкви живут по старому, другие — по новому календарю: когда одни уже отпраздновали Рождество, другие еще тринадцать дней постятся. Кстати, о посте: все чаще раздаются голоса, что древняя Церковь знала только Великий пост перед Пасхой и постные среды и пятницы, а все остальные многодневные посты (Рождественский, Петров, Успенский) появились намного позднее и, по сути, не должны быть обязательными для мирян.

И вообще, что такое пост? Любой православный легко ответит: не есть мясного, молочного и яиц, воздерживаться от развлечений и супружеской близости.

Поэтому кефир, к примеру, непостный продукт, а омары и устрицы — постный.

На самом деле все понимают условность этих правил, и мало кто соблюдает их «от сих до сих», но разве не повод это подумать о каких-то новых формулировках для старых правил? А как связать с постом социальное служение, или самоограничения в интернете, или нашу заботу об окружающей среде? По сути, это ведь очень похоже на основную идею поста «ограничить собственное потребление и за счет этого помочь нуждающимся».

И это только небольшой, но очень актуальный пример. Накопилось и множество иных частных вопросов, и последние полвека православные епископы и богословы готовили новый Всеправославный собор отчасти под влиянием Второго Ватиканского собора у католиков, который в шестидесятые годы взял курс на осовременивание древних церковных практик. А для других православных пример католиков был, наоборот, пугалом:

православие есть вера, единожды переданная отцам и неизменная до конца света, нельзя менять ни йоты!

Здесь играет свою роль и культурный фактор. Православие традиционно исповедуют разные народы (к примеру, грузины, румыны и карелы), но самую большую роль играют греки, которые, собственно, придали христианской вере свои культурные формы, а также восточные и южные славяне, составляющие большинство, если считать «номинально православных». И все прекрасно помнят, что славяне приняли православие от греков, причем сразу «в готовом виде», уже после того, как прошли Вселенские соборы, как в ходе сложных и долгих дискуссий были окончательно сформулированы догматы веры, возникли обряды и правила, были созданы определенные культурные формы — греческие по своему происхождению. Греки вообще большие спорщики и всегда ими были — достаточно вспомнить, что именно у них и родились философия и теология, как свидетельствуют и сами эти слова греческого происхождения.

Славяне, напротив, обычно склонны воспринимать православие как некую сложившуюся и законченную систему воззрений и практик, в которой просто опасно что бы то ни было менять.

Для славянина богослов не тот, кто много рассуждает о Боге, а тот, чья молитва Ему угодна.

Разумеется, тут не без исключений, но в целом это выглядит примерно так. Спросите у любого человека на улице, когда бывает Рождество, и, скорее всего, вы услышите, что наше, русское –- 7 января, а западное, неправильное — в конце декабря, это всем известно. Но спросите-ка у него, сколько ипостасей и сущностей у Бога или каковы природы Христа! А ведь это азбука богословия.

Центр греческого мира — Константинополь (он же Стамбул), бывшая имперская столица, центр славянского — Москва, самая многочисленная и богатая церковь современного православного мира. И любые серьезные вопросы внутри православной политики, как правило, окрашены в тона мягкого соперничества между этими двумя патриархиями.

Как бы то ни было, собраться стоило хотя бы для того, чтобы продемонстрировать всему миру единство поместных православных церквей. И в начале этого года было принято окончательное решение созвать собор на Крите, причем у собора была одна важная особенность: решения должны приниматься консенсусом поместных церквей (как в Совбезе ООН). На Вселенских соборах решения принимались простым большинством, причем голосовали отдельные епископы (как в нормальном парламенте). Сам этот формат, в общем-то, исключает возможность серьезной дискуссии, потому что любой участник собора теперь всего лишь посланец своего патриарха или синода, его собственный голос уже ничего не значит.

И вот накануне открытия собора произошло нечто странное (на первый взгляд): Болгарская церковь внезапно отказалась посылать свою делегацию.

Тогда Москва ответила на это предложением созвать еще одно предсоборное совещание и урегулировать спорные вопросы в кулуарах, а Константинополь ответил, что раз решение было принято единогласно, то собор состоится при любой погоде, с болгарами или без них. Но если он состоится без них, его уже трудно будет назвать всеправославным, а если он состоится с ними, то они все равно будут обладать правом вето.

Заметим, что намного проще оказалось организовать встречи православных патриархов с Римскими папами (а встречи эти у греков уже идут, лишь Москва присоединилась к ним недавно). Поэтому принять коллегиальное решение почти немыслимо, всегда найдутся ревнители, которые запретят любые контакты «с иноверцами и еретиками». Но если есть человек, готовый взять личную ответственность, все становится возможным.

Многие подозревают, что за болгарами тут стоит Москва, хотя о ее мотивах можно долго спорить.

Может быть, это хитрая дипломатия в духе кремлевской: запутать ситуацию донельзя, чтобы добиться для себя некоторых преференций в обмен на ее распутывание.

Может быть, это нежелание играть на поле греков и по их правилам в игру, где греки явно будут сильнее. В конце концов у нас есть свой «Русский мир» (о нем и последняя книга патриарха Кирилла), у нас есть даже кто-то вроде благочестивого православного императора, посетивший Афон накануне собора, мы самодостаточны и в случае необходимости проведем свой собственный собор в Москве с гарантированным результатом. А может быть, сыграла роль просто косность болгарского епископата, опасающегося любых перемен. Скорее всего, имело место сочетание этих и иных факторов, но важнее тут другое.

Событие, которое должно было показать всему миру единство православных, пока показывает их неспособность окончательно договориться между собой даже по протокольным вопросам.

Но все же было бы прекрасно, если бы собор состоялся, даже если конкретных решений пока и не будет, возникнет хотя бы формат диалога.

Утратив единый имперский центр, православный мир, похоже, не создал действующей модели соборности, о которой он так много говорил, а средневековые модели управления плохо работают в XXI веке. Рано или поздно придется заняться их пересмотром.

Состоится ли Всеправославный собор и, если да, насколько будет успешным — этого мы пока не знаем, но эту сторону реальности он нам уже ясно показал. Спасибо ему за это!

Газета.ру

Дата публикации: 09.06.2016