Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Комментарий: Патриарх Кирилл устанавливает единомыслие

Жизнь в Церкви

Комментарий: Патриарх Кирилл устанавливает единомыслие


Отставки журналиста и священника показали, что в РПЦ, как и в Кремле, больше всего ценят лояльность, пишет в специальном комментарии для DW российский журналист Константин Эггерт.

eggert

Я не очень люблю неологизм «знаковое», но он как нельзя лучше подходит для характеристики двух увольнений, случившихся в последние предновогодние дни — Сергея Чапнина с должности ответственного редактора «Журнала Московской патриархии» и протоиерея Всеволода Чаплина с поста председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата.

Оба отставленных отличаются друг от друга всем, включая взгляды на будущее церкви и российскую политику. Но есть у экс-председателя и экс-редактора нечто общее: оба — яркие публичные фигуры, регулярно создававшие своими выступлениями проблемы священноначалию.

Этот призрачный «русский мир»

Поводом — но не причиной — для отставки Сергея Чапнина стало его декабрьское выступление в Московском центре Карнеги. Ответственный редактор главного официального издания патриархии сказал тогда, что в публичном пространстве сегодня слышен лишь голос патриарха Кирилла и любая попытка поставить под сомнение взгляды предстоятеля на отношения с государством, политическую систему и внутрицерковное управление воспринимаются как нелояльность и покушение на устои. Скорое увольнение журналиста, коренным образом реформировавшего и улучшившего ранее скучный официозный ежемесячник, стало прямым подтверждением сказанных им слов.

Разумеется, сам Сергей Чапнин с его призывами не следовать в фарватере государственной политики, предоставить больше самостоятельности приходам и доверять активным мирянам, неудобен как епископату, так и (потенциально) властям, враждебно относящимся к любой форме независимой гражданской активности. Казалось бы, протоиерей Всеволод Чаплин, с его имперством и его очень резкими — порой даже провокационными — высказываниями по морально-этическим вопросам, должен быть, наоборот, своим. Но и он пришелся не ко двору, и его уход легко вписывается в обрисованную Сергеем Чапниным нехитрую схему.

Что касается Украины, то официальная позиция патриарха Кирилла полностью соответствует созданному Кремлем фиктивному образу сугубо внутреннего противостояния, к которому Россия не имеет никакого отношения. Кремлевский энтузиазм по поводу «Русского мира» сегодня существенно ослаб, если не полностью испарился. Риторика патриарха немедленно изменилась соответствующим образом.

Радикализм высказываний о. Всеволода по поводу необходимости защитить русских Украины вступал в противоречие с пока полуофициальной линией на скорейшее забвение «Новороссии» и прочих еще недавно столь модных националистических фантазий. Более того, широкая публика, для которой протоиерей Чаплин был самой известной церковной фигурой после патриарха, слушая его, могла подумать, что это и есть официальный взгляд священноначалия.

Особое православие «путинского большинства»

В какой-то степени это относится также к вопросам морали и нравственности, по которым официальные церковные структуры не готовы бросить серьезный вызов государству. Ведь, на самом деле, кремлевский консерватизм кончается там, где начинаются взгляды так называемого «путинского большинства». Оно готово воспринимать православие как «исконно русскую веру», носить нательные крестики и ходить по большим праздникам на крестный ход.

Но как только речь заходит о жизни в соответствии с христианским учением, это большинство немедленно желает сохранения «завоеваний» советской эпохи — разводов, абортов «по требованию» и начинает, не снимая креста, немедленно жаловаться на «засилье попов». Точно так же это большинство готово немного попереживать перед телевизором за судьбу русских, страдающих от мифических «укрофашистов», но, за редким исключением, вовсе не горит желанием ехать их защищать с оружием в руках.

Кремлевский фарватер для церкви

Для церковной власти сегодня нет особой разницы между, казалось бы, столь разными взглядами опального священника и опального редактора. И тот, и другой не готовы подстраиваться под «генеральную линию», которая, в свою очередь, слишком часто напрямую зависит от тактических соображений Кремля.

«Либерал» Чапнин, выступающий за то, чтобы церковь смелее высказывалась в публичном пространстве, в том числе и по вопросам христианской морали и этики, оказывается на поверку более твердым «консерватором» в общепринятом философском и политическом смысле слова, чем многие его критики в церковной ограде. А записной «консерватор» Чаплин, призывающий не глушить разноголосие в православной среде, в этом смысле выступает с самых что ни на есть «либеральных» позиций.

Парадокс этот лишь кажущийся. Священноначалие, полностью поддержавшее политику Кремля, теперь вынуждено столкнуться с последствиями фиаско, которое эта политика терпит, например, на Украине. Согласившись участвовать в идеологических играх администрации президента, оно поставило себя в подчиненное положение и должно теперь играть по не им написанным правилам. Отставки Сергея Чапнина и отца Всеволода Чаплина — как бы ни относиться к обоим — иллюстрация серьезного кризиса, который переживает Русская церковь и который далек от завершения.

Автор: Константин Эггерт — российский журналист, обозреватель радиостанции «Коммерсант FM». Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

DW

Дата публикации: 29.12.2015