Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Православная молодежь: от воцерковления к служению

Жизнь в Церкви

Православная молодежь: от воцерковления к служению


Молодежь, которая всерьез интересуется православной верой — кто это? Каковы особенности ее воцерковления? Как молодые люди могут послужить Богу и ближним? На эти вопросы мы попросили ответить участников конференции «Традиция святоотеческой катехизации: проблемы и критерии качества оглашения современных «слушающих»», прошедшей 25–27 мая в Свято-Филаретовском православно-христианском институте.

Как подсказывает Ваш опыт, что за молодежь сейчас интересуется православной верой и готова постигать ее азы?

Свящ. Стефан Нохрин, заведующий отделом религиозного образования и катехизации Хабаровской и Приамурской епархии: Мой опыт говорит о том, что в первую очередь это студенты вузов. Причем лучшие их представители. У нас в Хабаровске так получилось, что огромная часть именно вузовской молодежи стремится в храм. Я думаю, что это всегда будет в большой степени обусловлено личностью священника, который с ними работает, но это будет вузовская молодежь в первую очередь, потому что она имеет достаточный интеллектуальный уровень для того, чтобы услышать, что ей говорят. Есть и другая молодежь из средних специальных учреждений, но ее гораздо меньше.

Свящ. Максим Плякин, член Межсоборного присутствия РПЦ, секретарь Саратовской епархиальной комиссии по канонизации подвижников благочестия, преподаватель Епархиальных курсов катехизаторов: Однозначного ответа на этот вопрос нет, т.к. люди приходят самые разные. От помянутых на конференции детей верующих родителей до людей, которые прошли «огонь, и воду, и медные трубы» — у нас был случай, что на курсы катехизации пришел парнишка, который до этого был сатанистом, т.е. полюса от и до. Есть люди, уже вкусившие какое-то время оккультных премудростей, но есть изначально индифферентные. На наших катехизационных курсах мы всегда делали акцент на чтении Священного писания. Это было открытием для людей, которые до этого уже ходили в храм, осознавали себя православными христианами, тем не менее, богатство Священного писания многие открывали для себя впервые. И когда мы с ними открывали Евангелие, Псалтирь, Пятикнижие, то многие просто узнавали и себя, и свою веру, и свое место в мире. На епархиальных курсах катехизаторов я преподаю Священное писание Нового Завета и Литургику, и когда мы разбираем Литургию и человек слышит не только возглас священника, но и ту молитву, которую этот возглас сопровождает, ту молитву, которую он не услышит в храме — для него все наполняется смыслом. И для меня, если честно, это высшая похвала — когда мои слушатели начинают видеть смысл там, где они его раньше не видели. Массового притока молодежи нет, опять-таки, надо в этом отдавать себе отчет. Но те, кто приходит, те, кто готовы задавать вопросы, кто, прежде всего, для себя самих решили, что они должны знать что-то еще — с ними прекрасно работать.

Владимир Якунцев, руководитель Методического центра по миссии и катехизации при СФИ: Это молодежь, которая всерьез интересуется смыслом жизни, которая не хочет размениваться на мелочи, которая не хочет жить в абсурде и этот абсурд воспринимать как норму. Которая ведома этими поисками. И удивительно, но она есть. Это Господь действует. Видимо, «капитал» святости у нашей церкви очень велик, т.к. велик и подвиг новомучеников и исповедников Российских. В основном это вузовская молодежь, потому что высшие учебные заведения — это не только образование, это и определенный уровень культуры, который не позволяет заглушить запросы к качеству жизни. К сожалению, в остальных местах и остальных социальных прослойках культура, как правило, такова, что она убивает эти живые ростки и огрубляет человека настолько, что он уже не задает себе вопросов о смысле жизни, что очень и очень печально.

Сергей Бурлака, катехизатор, член молодежного «Круга»: Из опыта предогласительных встреч, которые проводил Молодежный «Круг», видно, что это вузовская молодежь, образованные люди — люди, которые устали от бессмыслицы, глупости, пустоты мира и, в том числе, от общения в ВУЗе, общежитии, дома. Это люди, в которых есть здоровый патриотизм, которые готовы оставаться в России и менять что-то и в себе, и в стране. Это люди — особенно в Москве, в мегаполисе — интеллектуально развитые. Поэтому катехизатору нужно хорошее образование и компетентность в разных областях. Образ православия для многих молодых людей — это образ общежития, а не дома. Дом — это там где красиво, убрано, там, где есть человек, который отвечает за дом. А общага — это там, где никто не отвечает. Важно показать и открыть Церковь как образ дома, и люди этого жаждут.

 

При воцерковлении молодежи, что легче всего принимается при воплощении Евангелия в жизнь, а что вызывает отторжение, сопротивление?

Свящ. Стефан Нохрин: Очень легко принимается социальная деятельность, потому что она ясна, она понятна для сердца. Особенно для девушек. И она, безусловно, облагораживает сердца молодых людей. Встречаясь в ВУЗах, в других учебных заведениях с молодежью, часто упор делаешь именно на это: рассказываешь о десяти заповедях — они ведут человека к тому-то, а практически — смотрите, как это реализуется, и дальше говоришь про социальное служение: дети, дома малютки, детские дома, инвалиды и т.д. и т.д. И всегда один-два-три человека из аудитории обязательно подойдут, обязательно возьмут контакты. Но для нас есть определенная проблема, т.к. социальная деятельность иногда превалирует и не дает развиваться катехизации. Здесь очень важно найти баланс. Где же золотая середина, чтобы люди, которые реализуют себя в социальной сфере, еще и понимали, зачем они это делают? Чтобы они не ушли из церкви, потеряв возможность активного социального служения. Противление вызывают какие-то неправильности в церковной жизни. Часто проблемы возникают из-за «сытости» священнослужителя. Она отбивает охоту к активной деятельности. В Хабаровске с этим проще — многие священнослужители молодые и все «горят», все хотят что-то делать, идут навстречу молодежи. Конечно, исходная позиция молодежи бывает очень разной — очень часто ее нравственные пороки препятствуют принятию нравственного учения церкви, и тут, конечно, приходится прикладывать много усилий, чтобы увести молодежь хотя бы от тяжелых пороков.

Свящ. Максим Плякин: Сложно выделить что-то одно. Мы имеем дело с людьми, которые пришли в Церковь, уже имея за плечами некий багаж — и багаж греха, и неких блужданий, и ложного учения. И когда человек начинает переосмыслять свою жизнь, уже не играет принципиальной роли, с какого момента он это переосмысление начинает: т.е. было ли для него отправной точкой хрестоматийная седьмая заповедь из Десятисловия или слова о том, что поклоняться сразу нескольким богам христианину нельзя. Но в любом случае человек начинает на служение смотреть по-другому. И нельзя выделить какой-то момент, вызывающий максимальное сопротивление. У каждого он будет свой: кому-то будет сложно принять иерархию в церкви — сам факт ее наличия, кому-то будет крайне сложно принять систему этических запретов, и к каждому нужно искать свой подход. Да, есть запреты, но они позволяют сделать то-то и то-то. Да, есть требование единобрачия на всю жизнь, но причина этого в следующем — и тут как раз очень полезно и ап. Павла почитать, и некоторые церковные тексты вспомнить из того же чина венчания. Далее уже пойдет разговор конкретный. Важно выяснить предысторию человека, который решил переступить порог церкви.

В. Якунцев: Ничего уникального в отношении молодежи я не увидел: все так же, как и у взрослых. Специфика одна и та же — охотно принимают слово правды, но с трудом получается этому слову следовать. И у молодежи в этом смысле никакой специфики нет. Но когда удается и слышать, и следовать, то тогда человек оживает.

С. Бурлака: Есть замечательные места в Евангелии, которые вызывают бурю эмоций, среди них место, связанное с призывом Христа к любви, любви к врагам, обижающим и гонящим, место, связанное с тем, что нужно подставить вторую щеку. Часто это воспринимается как призыв к трусости, раболепству, слабости. И вот когда раскрываешь смысл этого места, о том, что на самом деле это призыв к смелости и любви побеждающей, тогда могут сниматься такие противоречия. Но пока это красивый призыв, люди не готовы, особенно молодые, что-то изменять в своей жизни. Принимается все Евангелие, все Священное Писание, если его раскрыть, если показать средостение с жизнью. Когда люди начинают видеть, что то, о чем говорится в Евангелии, живо и действенно, что Христос — это не красивый образ «благолепного мужа», а Воин. Это Человек, который не соглашается с пустотой, обыденностью, суетой и глупостью этого мира, а объявляет всему этому войну.

 

Какова специфика служения молодежи? Что молодежь, в силу своих возрастных особенностей, может делать в церкви?

Свящ. Стефан Нохрин: Я вижу молодежь как лицо церкви — это лицо наравне со священнослужителями, наравне с другими прихожанами. Они могут создавать положительное отношение к церкви во всем обществе. Ведь если молодежь занимается социальным служением в церкви, это меняет отношение даже критично настроенных людей. Молодежь может заниматься миссионерской деятельностью, им интересно. А потом они сами меняются, создают семьи, становятся костяками приходов, перестают быть молодежью. Пока это молодежь, ее служением может быть социальная деятельность и миссия. Но при этом для того, чтобы они могли заниматься миссионерской деятельностью, их надо катехизировать, без этого ничего не получится.

Свящ. Максим Плякин: О социальном служении я говорить не буду — на конференции об этом уже было сказано много. Молодежь, прошедшую катехизацию на наших курсах, мы привлекаем к работе антисектантской, стараемся дать им материал для противостояния свидетелям Иеговы, мормонам. Поэтому есть шанс, что когда наши ребятишки услышат рядом сектантскую проповедь, они найдут, что сказать — ведь грамотного словесного противодействия сектам не так много. И мы стараемся нашим ученикам дать этот набор знаний. Это второй путь. И третий путь — это привлечь ребят к приходской работе: сейчас катастрофическая нехватка преподавателей в воскресных школах, катастрофическая нехватка кадров приходских помощников. Здесь речь идет о том, что нужны помощники, чтобы провести детям экскурсию по городу, съездить с ними в паломничество по святыням собственного или соседнего региона. Важно, чтобы закончившие наши курсы стали ячейками, закваской в своих вузах, создавали какие-то группы там под патронажем со стороны священнослужителя или без патронажа — всякое бывает. Вот эти три пути.

В. Якунцев: Дело в том, что молодежный возраст, как известно, очень рискованный для человека, потому что очень много возможностей, и молодежь, как правило, подвергает сомнениям все устоявшиеся роли, которые им предлагают. И в целом это хорошо, потому что если ты вошел в какую-то роль, которую мир сей предлагает, то выйти из нее уже довольно сложно. А в этом возрасте можно сделать очень много и быстрее достичь того, чего потом многие взрослые люди достигают годами и годами большого труда. У молодежи еще нет бремени больших ошибок. Поэтому тот, кто пришел раньше, молодым, тот имеет возможность больше потрудиться в винограднике Божьем. Вот те работники первого часа, третьего часа. Для них награда в первую очередь не то, что Господь им даст, а то, что они не стояли праздно на торжище. То, что они пришли в раннем возрасте и свои молодые силы посвятили Господу.

С. Бурлака: В Священном писании, в книге Деяния святых Апостолов можно найти интересный пример служения. Апостолы выбирают диаконов, тех людей, которые служат, «пекутся о столах», заботятся о вдовах. И вот этот образ людей, которые готовы послужить старшим, в этом смысле, готовы быть прислуживающими, не боятся тяжелой грязной работы — для меня образ служения молодежи. Важно, что из среды именно этих диаконов появился первый в истории христианства мученик Стефан. Именно из атмосферы такой служащей и сострадающей любви рождается подлинное слово свидетельства о Христе. Поэтому начинать молодежи, я думаю, нужно с простых и, может, на первый взгляд, не очень привлекательных дел. Но впоследствии это может перерасти в более серьезные служения, такие как христианское свидетельство, катехизация, помощь людям в получении качественного духовного образования.

Беседовала Дарья Макеева

Информационная служба Преображенского братства

 

Дата публикации: 25.06.2011