Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Брак и семья > Брак: партнерство или иерархия?

Брак и семья

Брак: партнерство или иерархия?


Как-то я задалась вопросом: какие отношения между мужем и женой должны быть в браке? Иерархические, партнерские или еще какие-то? Только теперь после долгих раздумий на эту тему и прочтения различных материалов светских психологов и православных авторов, понимаю, насколько сложен мой вопрос.

Ведь с каких позиций на это смотреть? Если с позиции, когда в идеале все счастливы и всех все устраивает (желательно ещё как фактор учитывать детей и их благо) – с позиции так называемого динамического равновесия – то вариантов может быть множество: от патриархата до равенства и даже матриархата. Все зависит от людей и их вкусов, обстоятельств. У каждой модели будут свои плюсы и минусы.

Если же смотреть с позиции – как принято в обществе, как одобрят авторитеты (мы можем и не замечать, когда мотивом становится именно соответствие общественному стереотипу), то тут все как раз и упирается в их ожидания. Так, например, за идеал отношений в семье может быть взят некий образ — как, например, киногерой Гоша из «Москва слезам не верит» с его коронной фразой: «Решать буду я на том простом основании, что я мужчина». Таких условных «гош» в кинематографе, в литературе, среди авторитетов можно найти дюжину. И каждый из них будет говорить что-то очень близкое этому. Можно взять даже модель из фильма «Крестный отец», и образец отношений по типу patria potestas и «семья всегда права», где, естественно, под семьей подразумевается ее глава-патриарх. Можно привести пример отношений супругов из «Тихого Дона», такой патриархальной казачьей семьи, где жена вроде домашней скотины. А можно, наоборот, из «Покровских ворот», где за главного героя Хоботова все давно решила его жена (да еще и ее любовник). Но, как правило, берут те образы и модели, которые осознанно или нет близки обоим супругам. Где один считает, что должен быть главным, а другой считает, что должен его слушать. Или где оба уверены, что важно уметь находить компромисс и решать конфликты на равных.

Если смотреть с позиции «как на это смотрит Бог?», другими словами: «как надо, как правильно?» — то возникает простор для мыслей и интерпретаций. И конечно главный вопрос: должно ли «правильное» делать несчастными обоих?

Когда человек читает известный пассаж из послания ап. Павла к Ефесянам, для него ответ будто бы готов: вот она, модель отношений – один главенствует, другой подчиняется. А главное, все натурально, привычно – так жили наши предки еще в языческой Руси. Так жили в древнем Риме, так живут на Востоке, так принято очень много где – и наверное, так нормально. Люди не дураки, почему-то так было же? И вот тут, после этой логики, начинается катастрофа. Ведь сам по себе патриархат, исторически сложившийся там или тут, вне контекста веры – это ни что иное, как разделение ролей, осложненное на практике правом сильного, узаконенное традициями, обществом, законом. За этим не стоит христианская вера, но ролевой, природный обычай, который без злоупотребления силой может быть весьма мирным и удобным, сбалансированным. Но из истории и культуры нам чаще знаком совсем иной тип патриархальной иерархии. Например, римский патриархат – весьма суровая вещь, не подразумевающая у женщины какого-либо права голоса. Более того, не позволяющий ей даже оставлять в живых детей ненужного пола или больных. Языческий древнеславянский патриархат – это погребение с супругом заживо его жен как собственность. Что же, бесспорно, он благодаря Уголовному кодексу эволюционировал до стучания кулаком по столу и неодобрения личного пространства у жен. Но это он, родимый. И когда внешне схожие символы двух образов патриархата (практикуемого на принципе силы и власти и того, к которому призывал апостол) стыкаются формально — «муж — главный, жена — убоится» — и накладываются друг на друга в голове, у человека создается оптическая иллюзия, что Бог благословляет весь этот исторически существовавший патриархат и дискриминацию как преимущественнное право сильного. Как власть мужчин над слабым полом. И не просто благословляет, а еще и настойчиво требует.

Что же такое иерархия по апостолу? Это модель отношений, которая предполагает раскрытие в людях лучших их качеств: заботы, верности, уважительности, взаимоценности, любви, в конце концов. Это такая модель, которая ведет обоих ко спасению в любви. Очень условно это можно назвать иерархией. Скорее, это взаимное движение навстречу. Что произойдет, если жена будет слушаться, а над мужем по сути не будет никаких нравственных законов? Это будет тирания, которая искалечит мужа и жену, а в итоге и весь брак. Но женщины, привыкшие внимать себе, не оценивать мотивов другого, терпеть, будучи часто зависимыми от мужей, видят в их замашках на властную патриархальность ту самую, задуманную Богом патриархальность для супругов. Что ж, похожи лишь слова. Суть же совершенно разная. В первом случае имеется главенство силы, в другом – авторитет лидера, доверие ему, ответственность его перед Богом и женой, детьми, власть как служение (как главенство заботы, бережности, а главное — любви, немыслимой без свободы). Разница налицо.

И еще не так все критично, когда жена понимает, что парадигма иерархии, которой придерживается муж – по сути примитивное господство сильного над слабым, и что с позиции евангельской парадигмы Бог вообще-то этого всего не одобряет (помним же: «Кто хочет быть главным, будет всем слугой»). А значит, она ради любви может закрыть глаза, когда его заносит, но в целом-то она будет склонна дипломатично корректировать такие заносы, чувствуя себя вправе перед Богом это делать, хотя бы ради сохранения правды отношений.

Совсем плохо, когда она чувствует себя онтологически подчиненной, навязанно несвободной, и считает это все угодным Богу и Им же предписанным. Тогда в каждом проявлении патриархальности мужа она будет видеть свой крест и повод для смирения гордыни, а муж будет расцветать в своем господстве. Похожий пример, только наоборот, был изображен в известной всем «Сказке о рыбаке и рыбке». Ни к чему хорошему «послушание» мужа не привело (при том, что он еще понимал, что старуха свихнулась). Плохо, когда не понимают и принимают патриархальную тиранию как должное — «по грехам» — или как свою миссию терпения. Христианская же подлинная традиция подразумевает, что в браке люди призваны духовно вырасти, научиться любви. А митр. Антоний еще и расширил ожидания от брака: люди призваны еще и в самой этой школе любви постараться быть счастливыми.

Но мне кажется, даже и иерархичность, заповеданная апостолом, — не предел возможного для брака верующих (и уж тем более в смешанных браках). Так, когда читаешь современных западных христианских семейных психологов, то тезиса об иерархии в отношениях там не встречается. Кстати, сталкивалась, что этот феномен с осуждением отмечается и некоторыми нашими пастырями. Мол, протестанты утратили этот взгляд из-за политкорректности. А вот и нет. Среди большинства описываемых случаев в практике семейных психологов как раз встречается именно модель (и это в либеральном обществе), где муж считает себя главой, а жену рассматривает как придаток к себе. Преодолеть этот дисбаланс можно, по мнению этих авторов, если дать обоим понять, что в целом то перед Богом и собой они в правах равны. В праве на любовь, на уважение, заботу. И принцип осознанного равенства, баланса является некоторой коррекцией и выводом семьи в состояние равновесия. Ведь описанная апостолом модель есть также не что иное, как задача с двумя условиями, которые при их взаимном выполнении приведут к балансу, к равновесию и гармонии.

И иерархия как форма распределения ответственности и главенства (организационное преимущество, которое приписывают ей как бы ради избежания споров и конфликтов) вполне может являться свободным выбором двух партнеров. Более того, она может быть динамичной и меняющейся во времени.

Это все были ракурсы, позиции, из которых можно оценивать устройство отношений в браке. Но ведь самое главное, на мой взгляд, чтобы брак выполнял свою миссию – духовного роста в любви. Но чаще всего беда наступает, когда кто-то один смотрит со своей позиции, и по праву сильного и независимого берет за установку модель по принципу «как хочется мне», и потом уже прикрывает ее разными установками, цитатами, образцами, которые считает удобными и желаемыми, правильными, и навязывает эту модель другому. И будь это декламируемая иерархия или партнерство — становясь навязанным, это становится всего лишь злоупотреблением силой, то есть насилием. И не принесет никому из двоих ни счастья, ни пользы.

Дата публикации: 13.07.2015