Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Журнал «Камо грядеши» > Выпуск №2 (18) от 04.2002 > Открытие памятной доски в честь протоиерея Алексея Глаголева

Выпуск №2 (18) от 04.2002

Открытие памятной доски в честь протоиерея Алексея Глаголева


“До 100-ліття з дня народження праведника.
В цьому будинку 2 червня 1901 р.
в сім’ї протоієрея ОЛЕКСАНДРА ГЛАГОЛЄВА,
видатного вченого,
професора і ректора Київської Духовної Академії,
закатованого в 1937 р., народився протоієрей
ОЛЕКСІЙ ГЛАГОЛЄВ — ПРАВЕДНИК МИРУ.
Пам’ять про них шанує Церква, світ і Києво-Могилянська Академія”

Такая мемориальная доска работы художников Ивана Григорьева и Светланы Кординской была установлена 30 января 2002 г. в Киеве на стене одного из корпусов Киево-Могилянской академии по ул. Волошской 8/5, корп. 4.

Алексей был первенцем в семье киевского праведника отца Александра Глаголева (14.02.1872-25.11.1937). Новомученик протоиерей Александр Глаголев занимал пост профессора Киевской Духовной Академии на кафедре библейской археологии, позже ректора, а также служил настоятелем церкви святого Николы Доброго у подножия Андреевского спуска. В 1900-м году 28-летний Александр Глаголев защитил в КДА магистерскую диссертацию «Ветхозаветное библейское учение об Ангелах» — выдающийся труд, который привлек внимание к молодому талантливому ученому. А. Глаголев становится членом Комиссии по научному изданию славянской Библии, принимает участие в издании Православной богословской энциклопедии. По просьбе А. П. Лопухина он пишет комментарии на 3 и 4 книги Царств для «Толковой Библии», публикуется в различных журналах, особенно в «Трудах Киевской Духовной Академии». О. Александр знал около 18 классических и европейских языков.

Внучка праведника, Магдалина Алексеевна Глаголева, вспоминая о дедушке, говорит: «Ему были присущи смирение и простота. Не та sancta simplicitas, о которой говорят в отношении детей или простаков, которые многого не понимают. А простота от мудрости. Мудрость и предельное незлобие — любовь к людям».

Отец Александр Глаголев выступил свидетелем защиты в известном процессе по делу Бейлиса. Защита невинного человека возымела действие и положила предел беззаконию.

Верность христианским убеждениям в годы большевистских гонений привела о. Александра на Голгофу, которой стала для него Лукьяновская тюрьма. Он был расстрелян 25 ноября 1937 г., как тысячи праведников того времени.

Через четыре года после расстрела отца Алексей Глаголев принял священный сан. Имя отца Алексея вписано в историю человечества осенью 1941 года в связи с трагедией Бабьего Яра. Его рукопись «За други своя» стала одним из важнейших документальных свидетельств из адского кошмара, в который превратился цветущий Киев буквально за несколько дней. В рукописи о. Алексей отметил, как и кого его семья спасала от невинной смерти. С первой ночи трагедии Бабьего Яра дом Глаголевых и храм святой Варвары стал спасительным ковчегом для многих еврейских семей.

Магдалина Алексеевна рассказывает о том, как ее отец «пояснял, что великомученики среди прочих христианских мучеников называются так из-за того, что их не только сильно мучили, но и потому, что умирая в коллизеях, на площадях, они воздействовали своим примером на других, и те, в свою очередь, также принимали мученическую смерть. У наших мучеников не было свидетелей. Они были один на один со своими мучителями. И потому о них необходимо говорить не ради их самих, а ради живых, побуждая их к добру».

В слове на открытие памятной доски Константин Сигов, директор Центра европейских гуманитарных исследований и издательства «Дух і Літера», поблагодарил всех, кого по традиции называют «ктиторами»: Вячеслава Брюховецкого, Михаила Брика, Людмилу Дьяченко, Наталию Шумкову, Татьяну Ярошенко, Леонида Финберга, а также гостей, среди которых присутствовали проректор Киевской Духовной Академии протоиерей Николай Макар и настоятель Свято-Макариевской церкви протоиерей Анатолий Затовский.

«Перед нашими словами здесь сегодня звучали колокола, — обратился К. Сигов ко всем собравшимся. — Следуя их ритму, отважимся сказать нашим праведникам словом Апостола: “Вы — наше письмо, написанное в сердцах наших, узнаваемое и читаемое всеми человеками” (2 Кор. 3:2).

Праведный сын святого отца о. Алексей стал для наших поколений воплощенным письмом, написанным “не чернилами, но Духом Бога живаго”. И к новым, будущим поколениям обращено это письмо — знак написанного “не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца” (3:3).

Глаголевы говорят: “Не бойся” каждому, кто, входя в университет, инстинктивно прячет свою веру, свои самые сокровенные “мысли сердца”.

“Не бойся” — скажет этот образ каждому, кто пройдёт перед ним и выйдет из университета в мир.

Глаголевы, говоря языком Библии, “ходили перед Богом”. Ходить перед свидетелями Божьими — вот самый высокий тест и экзамен для всех нас.

О единстве Академии земной и Академии небесной сказал отец Александр на пороге XX столетия… Глаголевское слово — не только золотое, а и пророческое. Оно было произнесено в день памяти митрополита Петра Могилы, по традиции — это день памяти всех, кто из века в век учился и учил в Киево-Могилянской Академии. Профессор Глаголев нам говорит: если Академия земная повернётся спиной к Академии небесной, то нить традиции разорвется непоправимо.

Наша встреча сегодня в самом конкретном и точном смысле этого слова — знаменательное свидетельство о встрече небесной Академии с Академией земной».

Открытие памятной доски завершилось концертом духовной музыки, которую исполнил хор Киевской Духовной Академии и Семинарии под управлением Дмитрия Болгарского.

Открытие мемориальной доски связывает нас нитью памяти с праведниками Киевской земли — оо. Александром и Алексеем. «Не стоит город без праведника» — говорит народ. Образ приснопамятных отца и сына Глаголевых ненавязчиво, как живая совесть, напоминает о том, чем и кем живет наш мир и Церковь Христова.

Дата публикации: 12.10.2003