Для тех, кто хочет верить разумно

Жизнь в Церкви

267 белых ворон


Субботний вечер — лучшее время для отдыха. Прошедшая рабочая неделя давно позади, а новая настанет еще не скоро. Можно до ночи смотреть телевизор, а можно ехать в свет в поисках приятных неожиданностей — всё равно завтра воскресенье, и никто не запретит спать сколько угодно. Искренне жаль тех, кому в это благословенное время приходится работать…


Однако из всех правил бывают исключения, так что есть на свете люди, которые не могут разделить с ближними радость вечерней беспечности. Не обязательно они служат водителями троллейбусов и постовыми ГАИ, и из теплых квартир их вырывают не повседневные заботы. По зову сердца или по привычке в это время они направляются в одну из городских церквей, чтобы помолиться на Всенощном бдении. Хотя служба длится не всю нощь, а какие-нибудь два-три часа между шестнадцатью и девятнадцатью, уверенный ход священнодействия и общая сосредоточенность молящихся, неведомая жителям окрестных улиц, придают происходящему ощущение ночной таинственности.


Вот наступает зенит богослужения. Священник читает одно из воскресных евангельских чтений о том, как воскресший Иисус являлся ученикам. Вот они, видя Его, спрашивают друг друга удивленно: «не Господь ли это?». Вот Он предстает перед ними и в последний раз наставляет их, заповедуя идти по всему миру, проповедуя Истину.


* * *


«Заповедь Христа научить все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, по существу, остается невыполненной», — написал однажды философ Николай Трубецкой, размышляя о судьбах христианской Миссии.


Действительно, задолго до нашего времени православные христиане забыли о своем миссионерском призвании. Наши предки ревностно соблюдали посты и терпеливо выстаивали длительные службы, но им и в голову не приходила мысль о том, что живущие по соседству с ними нехристиане должны тоже узнать Православие. «Русскому — русская вера, татарину — татарская», — гласила старинная поговорка. На все отклонения от этой «нормы» общество смотрело с удивлением и непониманием.


Странно и соблазнительно для многих жителей Кронштадта было поведение молодого священника Иоанна Сергиева, посещающего припортовые трущобы, чтобы поговорить о Христе с забитым и испитым рабочим людом. Едва ли кто из сослуживцев понял другого священника Иоанна Вениаминова (будущего митрополита Иннокентия), когда он оставил благоустроенный Иркутск, отправившись проповедовать Евангелие на забытые миром Алеутские острова. Но даже если люди восхищались подвигами миссионеров на диких окраинах России, мало кто осознавал свою собственную христианскую миссию в мире.


Японские православные священники


Начиная с XIX века, миссионерство постепенно возвращает себе место в жизни Церкви, так что сегодня никто не станет утверждать, что Православие «немиссионерская» религия, как это делали публицисты столетней давности. При Святейшем Синоде существует Миссионерский отдел, в духовных семинариях преподается курс миссиологии. Однако реалии приходской жизни таковы, что евангельское свидетельство миру по-прежнему выпадает из интересов православных.


Счастлив тот, кто не видел, как изгоняют из храма девушек за ношение джинсов, и не испытывал шока от чтения «благочестивых» церковных брошюр с прямолинейными и безграмотными утверждениями. Однако если на свете и есть такие счастливцы, то живут они где-то далеко от нас. Часто отсутствие миссионерского сознания выражается в явлениях церковной жизни, «узаконенных» практикой. Нормальным считается то, что люди, приступающие ко Святому Крещению, подходят к Таинству без подготовки и элементарного понимания того, что с ними произойдет у крещальной купели. То же самое можно сказать о приступающих к Таинству Брака. В большинстве епархий на нулевом уровне находится работа с молодежью и неблагополучными социальными категориями. В то время как почти все русские «православные» находятся на языческом уровне религиозного сознания, не приходится говорить о проповеди Православия нехристианским народам нашей страны.


Деятельные представители епископата, энтузиасты из числа приходского духовенства, монашества и мирян на протяжении 90-х годов неустанно пытались возродить в России православную миссию. Человек в рясе снова стал долгожданным гостем в детских домах, тюрьмах и воинских частях. Не смотря на попытки направить православную журналистику в политическое русло, развиваются миссионерские периодические издания, стремящиеся свидетельствовать о Христе без обличительного пафоса и самолюбования. В некоторых городах действуют центры реабилитации жертв псевдорелигиозных сект. Однако многие благие начинания гибнут из-за банальных сложностей со средствами, а миссионеры-единомышленники не могут найти друг друга среди равнодушного окружения.


Одной из форм взаимодействия разрозненных энтузиастов стали миссионерские съезды Русской Православной Церкви. III (VIII) Всецерковный съезд епархиальных миссионеров, проходивший в Москве с 30 октября по 3 ноября 2002 года, был призван обсудить создание в Церкви благоприятных условий для миссионерского служения, а также необходимость привлечения к миссии православных мирян. В работе съезда приняли участие 267 делегатов из различных регионов России, Украины, Белоруссии, Японии, Германии, Ирана и других стран. Среди них были известные московские миссионеры и священнослужители из далеких епархий Дальнего Востока, маститые протоиереи и студенты из православного молодежного движения.


Делегация Казанской епархии


Вопросы воцерковления молодежи, противодействие сектам, взаимодействие Церкви со средствами массовой информации — малая часть того, что обсуждалось на пленарных заседаниях и пяти секциях. Хотя картина съезда не обошлась без общих слов и «дежурных» высказываний, делегаты, настроенные на плодотворную работу, действительно решали многие насущные вопросы. В дискуссиях, проходивших на одной из секций, принимал участие сам председатель Миссионерского отдела, архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн, а работа мастер-класса «Православная тележурналистика», где, в том числе, присутствовали главный редактор «Собрания» и автор этих строк, продлилась даже до часа ночи.


Фактическим результатом съезда стало принятие Миссионерской декларации и Итогового документа. Состоявшийся после закрытия официальной части концерт был напрямую связан с основной целью современной миссии — воцерковлением общества и культуры, так что вместо обычных для подобных мероприятий детских хоровых коллективов на сцену вышли православные барды и рок-музыканты.


Практическая польза принятых съездом документов выяснится со временем. Однако насущную необходимость этих решений трудно подвергнуть сомнению. Постепенное приготовление взрослых людей ко Крещению, терпимое отношение к явлениям культуры, которые явно не противоречат духу христианства, необходимость вести проповедь на языке, понятном каждой социальной и возрастной категории, восстановление в сознании прихожан того, что не самый заботливый и благодатный священник, не храмовая святыня, не самая возвышенная гражданская идея, а только Сам Господь и Его Жертва является центром, вокруг которого они собраны, — все предложенное на съезде в рекомендательной форме отвечает потребностям современной миссии и может исцелить православное общество от многих человеческих недоразумений. Будет обидно, если этот голос не будет услышан.


Между заседаниями и культурными мероприятиями мы попросили некоторых участников съезда ответить на наши вопросы об историческом пути православной миссии в России и о конкретных результатах состоявшегося собрания. Комментарии современных деятелей миссии сошлись в главном, хотя особенности собственного церковного служения, заставили опрошенных по-разному смотреть на одни и те же проблемы.


Выдающиеся русские миссионеры XIX века, такие, как Преподобный Макарий — просветитель Алтая и Равноапостольный Николай Японский, сетовали на то, что у большинства православных совершенно не развито миссионерское сознание и миссионерство находится не на должном уровне. Изменилось ли что-то к началу XXI века?


Архиепископ Иоанн, председатель миссионерского отдела Русской Православной Церкви:


Сам факт проведения такого масштабного мероприятия говорит о востребованности сегодня миссионерской деятельности. То, что здесь представлено около ста епархий и около трехсот человек участвует в работе съезда, говорит о том, что священноначалие Русской Православной Церкви придает большое значение миссионерскому служению и это находит отклик среди священнослужителей и мирян.


Иерей Сергий Дергалев, координатор секции «Миссия Церкви и современные информационные технологии»:


Я думаю, что все зависит от конкретной личности. Можно говорить о том, что кто-то понимает, а кто-то не понимает наши миссионерские задачи, но то, что миссия заповедана нам Самим Господом Иисусом Христом, — это несомненно. Его повеление обращено к каждому члену церковного Организма — к каждому человеку. Другой вопрос в том, что для того, чтобы идти с миссией, нужно что-то иметь внутри своего сердца. Когда у человека в сердце добро, оно понуждает его действовать. И для этого совсем не надо ехать за тридевять земель. Помните, как Преподобный Серафим Саровский говорил: «Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи». Ведь сам он никуда не уезжал, но к нему за наставлением съезжались десятки тысяч людей. Разве это не миссия?


Иерей Николай Дмитриев, единственный русский священник Японской Православной Церкви:


Я могу говорить только о нашей Японской Церкви. В Японской Церкви это сознание выражено сильно, и оно было заложено с момента ее зарождения. Потому что, когда Святой Николай приехал в Японию, он начал проповедь именно с мыслью, что нужно на родном языке, в понятных японцам формах преподавать им православную веру, и эта традиция сохраняется до сегодняшнего дня.


Диакон Андрей Кураев, профессор Свято-Тихоновского Богословского института:


Читая дневники Святителя Николая Японского, я с горечью замечаю, что все его иеремиады можно повторить и сегодня. Конечно, за это время многое изменилось: сама Россия вновь стала миссионерским полем Православной Церкви, хотя Равноапостольный Николай и сто лет назад полагал, что России понадобится как минимум еще тысяча лет, чтобы стать по настоящему христианской страной.


Если посмотреть на последние десять лет, то мне кажется несколько тревожным то, что число миссионеров общецерковного значения сейчас снизилось. Я имею в виду людей, которые легки на подъем и способны постоянно уезжать в разные регионы страны, которые не боятся войти в самые разные, в том числе антицерковно настроенные аудитории, и которые могут одинаково общаться и с прихожанами, и с сектантами, со светской интеллигенцией, с заключенными и военными. Новых имен на общецерковном уровне я пока не вижу, а некоторые известные люди, пожалуй, отошли от такой деятельности. Гораздо реже стал выезжать отец Артемий Владимиров, потому что он связан со своим приходом в Москве или отец Димитрий Смирнов, который теперь занят работой в синодальном отделе. У Алексея Ильича Осипова проблемы из-за возраста и усталости. То, что нет новых имен, это, конечно же, печально, особенно печально и удивительно для меня то, что я не вижу таких людей на Украине. Раз в год я приезжаю с лекциями в Киев и мне больно, стыдно и неудобно отвечать на вопросы: «почему у нас нет своих выступлений?», «где наши богословы и писатели?».


Честно говоря, моя самая большая мечта стать, наконец-то, ненужным. Моя мечта — приехать однажды в какой-нибудь город, и чтобы мне сказали: «отец Андрей, давай пойдем чаю попьем, в баню сходим, а без тебя наши батюшки и семинаристы сами справятся». Вот это было бы здорово!


Какую практическую пользу могут принести такие съезды миссионеров?


Владыка Иоанн:


Сегодня перед Церковью стоит множество задач: нужно исследовать современное поле миссионерской деятельности, новые формы и методы миссионерства. Все это необходимо совместно, в непосредственном общении предавать друг другу и в то же время искать что-то новое. Ведь миссионеры порой оторваны друг от друга, а такие собрания помогают обобщить опыт и вывести наше миссионерское служение на новый уровень.


Отец Сергий:


В первую очередь это расширение кругозора человека. Ведь часто человек принимает свою ограниченность за Конец Света. Когда же он общается с другими людьми, и видит, что они глубже его смотрят на многие вопросы, эта ограниченность сознания снимается.


Отец Николай:


Человек приобретает новые знания. Русские мало знают о Японии, а японцы о России. Пять моих собратьев из Японской Церкви, присутствующие здесь, интересуются абсолютно всем: от здешней еды до рассадки в зале. Например, для них ново, что священник может запросто разговаривать и даже диспутировать с архиереем. Так что, чему-то могут они поучиться у нас, чему-то мы научимся у них.


Отец Андрей:


Прежде всего, это общение людей. Ведь каждый из тех, кто сейчас занимается миссионерством в нашей Церкви, по-моему, имеет небольшие проблемы с комплексом собственной неполноценности. Очень часто сослужащие братья говорят нам: «Да слушай, тебе это больше всех надо, что ли!», «Что-то протестантское в тебе есть. Ты требы совершай, а остальное ни к чему!» — и, как гласит золотое правило современного антимиссионерства: «Кому надо — Господь сам приведет к вере!». Каждый из участников нашего съезда — белая ворона в своей епархии. Поэтому очень важно, чтобы эти белые вороны увидели друг друга и почувствовали поддержку священноначалия. Важно то, что люди здесь могут услышать не только общие заявления о том, что надо проповедовать, но и конкретные советы о том, как разрешить какие-то человеческие недоумения, как вести разговор с той или иной группой людей. Я думаю, что с таких маленьких крупинок и собирается добрый урожай, который отсюда можно увести.


* * *


Служба постепенно подходит к завершению. В храме гасят свет и закрывают двери. За воротами учеников Иисуса ждет мир, где они должны исполнить Его заповедь. От того, как каждый из них поведет себя, зависит жизнь всей Церкви.


Мои недостатки приносят боль тебе, ему и всему Телу Христову. Мое нерадение и бестактность может оттолкнуть от Господа моего ближнего. Оказанная тобою любовь может преобразить весь мир вокруг нас.


Трамваи и маршрутные такси везут нас домой по темным улицам родных городов. Завтра утром воскресная Литургия, когда все мы скажем: «Благословен грядущий во имя Господне!»…


Источник: Собрание

Дата публикации: 02.10.2003