Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Наши встречи > Интервью для Упельсинки

Наши встречи

Интервью для Упельсинки


Весной этого года ко мне по эл. почте обратилась Марина Воробьева (ник — Упельсинка), ведущая рассылки «Введение в религиоведение» , с просьбой об интервью для своего сайта. Интервью было сделано и опубликовано в разделе «Гости«, где я оказался рядом с о. Григорием (Лурье), лютеранскими, баптистскими, кришнаитскими, языческими и пр. деятелями. Из православных авторов веб-страниц до меня был представлен только Николай Ардабьевский, ведущий сайта Spasi.Ru. Думаю, что посетителям «Киевской Руси» будет интересно взглянуть на то, что получилось из нашей беседы с Упельсинкой. В этой версии я позволил себе исправить устаревшую информацию.

Уп.: Во-первых, я бы хотела попросить Вас немного рассказать о себе. Вы — уроженец Киева? Ваша семья религиозна? Когда Вы ощутили в себе призвание стать священником?

Я родился в городе Красный Луч Луганской области. Это небольшой шахтерский город на Донбассе с населением около 120 тысяч человек. В нашем городе до недавних пор была всего одна церковь, которая переполнялась только на большие праздники: Пасху, Крещение, Преображение и.т.п. Народ в основной массе неверующий, что характерно для промышленных регионов. В те времена в храм ходила только моя бабушка. Она же меня окрестила и водила с детских лет в храм. В церкви мне очень нравилось, как и вообще детям нравится что-то необычное. А тут — священники в своих красивых облачениях, иконы, пение, клубы дыма от кадила… Однажды, возвратившись домой после службы, я придумал себе из какой-то игрушки кадило и начал «служить». Так играют многие дети, которых более-менее регулярно водят в храм.

В школьные годы я уже редко заглядывал в церковь, всякий раз по настоянию бабушки, которая считала, что пару раз в год ее внук должен обязательно причаститься. В школе, сами знаете, атеистическая пропаганда еще проводилась, хотя, возможно, и не так активно, как ранее. Во всяком случае, перед Пасхой всех школьников предупреждали, чтобы ни в коем случае не приходили в церковь; нарушителей должны были записывать и потом разбираться с ними. Впрочем, это всем известно, так что не стоит особо распространяться.

Моя мама работала (и по сей день еще работает) учителем в школе, и в то время в церкви она практически не бывала, да и дома я не замечал за ней религиозности.

В старших классах школы, уже под конец «перестройки», меня потянуло на антикоммунистическую идеологию. Семена веры были посеяны бабушкой в глубоком детстве, и теперь они начали прорастать. Раз советская власть преследовала Церковь — значит, надо было стать действительно верующим.

Уп.: Значит, Вашей первой реакцией была «оборона» против Советской власти? 🙂

Ну, обороняться тогда от нее уже было несерьезно — она издыхала на глазах. Шел примерно 1990-91 год. Да и я был еще школьником. Так что скорее это было реализацией некоей подростковой потребности к протесту. Я рос домашним ребенком, не ходил по дискотекам, не шлялся по подворотням, но потребность к протесту все же осталась и выразилась вот так. Бог уловил меня таким образом.

Я приезжал пару раз в году с мамой в Киев (к тому времени она тоже потянулась серьезно к Православию), мы обязательно шли в Лавру, пещеры, другие монастыри и старались приобретать духовную литературу, которая у нас, в провинции, почти не встречалась в продаже. Тогда мне попалась книга о. Серафима (Роуза) «Православие и религия будущего», рассчитанная как раз на таких вот «подростков в вере», которым нужна борьба, которые противопоставляют себя прочему миру. Сейчас уже я, естественно, не восторгаюсь подобными книгами, не считаю, что Православие должно занимать оборонительную позицию, но в то время это было нужно. В 11-м классе я начал ходить на клирос в нашей церкви (меня давно приметила псаломщица и в конце концов буквально затащила на хор). Петь я совершенно не мог, тем более церковные песнопения, и мы решили, что начинать надо с чтения. Читать дома по церковнославянски я уже умел, но в храме это ведь совершенно по-другому, тут тебя все слышат… В общем, я начал читать и потихоньку подпевать хору. И тогда же пришло решение поступать после школы в духовную семинарию.

Уп.: Как отнеслись к этому Ваши родители?

Вполне спокойно, к тому времени они также начали идти к Богу. Так что никаких препятствий со стороны домашних у меня не было.

Уп.: А что было дальше?

На удивление (точнее, по промыслу Божию) я поступил с первого раза, хотя в тот год был большой конкурс — около пяти человек на место. Окончив Киевскую Духовную семинарию, поступил в Киевскую Духовную Академию и рукоположился в диакона, а затем и в священника. Вообще-то я планировал принимать священный сан, получив высшее духовное образование, но ряд обстоятельств повлияли на ускорение этого процесса.

Уп.: Каковы Ваши ощущения от первых посещений Киево-Печерской Лавры? Что Вам, как молодому человеку, запомнилось тогда больше всего? Что больше всего потрясло Вас?

Больше всего запомнилось, пожалуй, посещение лаврских пещер. Я к тому времени уже немного почитывал жития некоторых печерских святых, и знал, что это — величайшая святыня. Пещеры — совершенно иной мир, спускаясь туда, отрываешься от назойливой суеты.

Уп.: Как давно Вы закончили Киевскую Духовную Академию? Какие впечатления Вы вынесли за время Вашей учебы? Какие предметы Вам больше всего запомнились? Было ли что-нибудь особенное, что наложило отпечаток на Вашу последующую жизнь?

В Киевской Духовной Академии я учился на стационаре 1 год, а затем меня перевели на заочное отделение, т.к. я часто служил и физически не мог посещать все лекции. В прошлом году я окончил курс, но диплом получил в этом году. Дипломная работа — по эсхатологии. Наш класс в семинарии был хорошим. Уже многие рукоположились. Один мой однокласник теперь иеромонах в Почаевской Лавре, еще один уехал на Валаам, другие служат кто в Киеве, кто по разным областям Украины. В первом классе семинарии во время учебы со мной в комнате жил Максим Бондаревский — славный парень, искренний в вере. Он после семинарии принял монашеский постриг в Киево-Печерской Лавре и служил там архидьяконом. У него оказалось онкологическое заболевание, как я теперь узнал, он принял схиму с именем Стефан и совсем недавно, в январе этого года, уже отошел ко Господу.

Если говорить о преподавателях, то нужно вспомнить прежде всего владыку Иова (Смакоуза). В то время он был еще отцом Виктором и читал в семинарии введение в патристику и греческий язык, а в академии язык и каноническое право. Я в академии не успел побывать на его лекциях: в 1997 году его рукоположили в епископа и он уехал на свою кафедру в Херсон (теперь он уже в Сумах). Те, кто слушали его в академии, говорят, что курс был вообще бесподобный. Несмотря на то, что о. Виктор был неженатым (целибат), он очень ценил брак, и многие студенты, ранее помышлявшие о монашестве и колебавшиеся в своем выборе, после его лекций принимали решение жениться. Стараниями о. Виктора в Киеве была издана в качестве учебного пособия для студентов духовных школ монография проф. С. В. Троицкого «Философия христианского брака» — книга, с которой некоторые спорят, но которая ценна тем, что показывает идеал брака, каким его видит Православие.

Также интересно было слушать Владимира Савельева, который начал преподавать в семинарии основное богословие, еще будучи студентом академии. Он не боялся размышлять на лекциях и старался говорить живо и современно. Можно сказать, он увлек меня богословием. Хотя я и не являюсь богословом, но все же стараюсь углублять свои знания в этом направлении.

Важным моментом было прочтение книг протоиерея Александра Шмемана, которого я почитаю «одним из столпов» наряду с оо. Георгием Флоровским и Иоанном Мейендорфом. Его «Водою и Духом» (о Таинстве крещения) и «Евхаристия» открыли глаза на подлинную жизнь Церкви и на Евхаристию как ее центр. Лозунг «вперед — к Отцам», неопатристический синтез о. Г. Флоровского, евхаристическое богословие и свидетельство миру о Христе и Православии — все это очень близко и этому стоит посвятить жизнь. Естественно, не замыкаясь в том, что уже сделано, но развивая эти идеи далее.

Уп.: Что, по-вашему, дает священнику высшее духовное образование? Насколько я понимаю, Вы — сторонник образования?

Да, конечно, всякий нормальный человек будет сторонником образования. Высшее образование накладывает отпечаток на человека, можно сказать. Это стиль мышления, понимание сложности и глубины Православия, так должно быть, по крайней мере. Только до семинарии можно считать, что в Церкви давно есть заготовленные ответы на все вопросы без исключения.

Уп.: Что представляет собой храм преподобного Агапита Печерского, в котором Вы служите? Где он находится?

А.Д.: Храм преподобного Агапита Печерского открыт при одной из киевских больниц в 1998 г, рядом с медицинским университетом. Преподобный Агапит — первый наш древнерусский врач, и вполне естественно, что его храм находится в таком месте. Храм арендует несколько комнат в одном из больничных корпусов. Теперь приходится уже говорить: «бывших больничных корпусов», т.к. с прошлого года больницу закрыли на реконструкцию, обнесли территорию забором, и мы едва смогли добиться у городских властей продления аренды. В настоящее время решается вопрос о выделении земельного участка под строительство типового храма рядом с медуниверситетом. Храм мы хотим построить в древнерусском стиле, по образцу Великой лаврской церкви (Успенский собор). По этому образцу ранее строились практически все храмы с небольшими вариациями, например, храм Покрова на Нерли в Новгороде и пр. В этом плане очень активно работают наши прихожане, в числе которых есть врачи; наш староста окончил в свое время мединститут и мечтал открыть храм при своей alma mater.

Уп.: Много ли в Вашем храме прихожан?

Прихожан у нас не очень много, да мы и не стремимся к тому, чтобы их было чересчур много. Главное — создавать христианскую общину, заботиться о качестве прежде всего, а не о количестве. Большим приходом крайне тяжело управлять, и часто получается так, что в старом храме, где много прихожан, настоятель уже не может ничего поделать с бабушками, которые проповедуют свое «богословие», хозяйничают, борются против ИНН и. т. п. Так что лучше меньше, но лучше.

Уп.: Какова вообще религиозная обстановка в современном Киеве, на Ваш взгляд? Я слышала, что Киев сейчас очень многолик, сюда стекаются представители различных религий и мирно сосуществуют в одном городе. Так ли это?

Обстановка сейчас в Киеве, слава Богу, спокойная. Хотя это скорее «холодная война». Видимых гонений со стороны украинских властей на нашу Церковь нет, но нет и реальной поддержки. Мы очень долго не могли добиться продления аренды для храма, еще одна община — греческого храма св. великомученицы Екатерины — была просто изгнана из помещения и молилась на улице осенью и зимой, в мороз, пока ей не разрешили служить в бирже. Но это тоже временное помещение… В СМИ крайне редко можно встретить трезвый взгляд на нашу Церковь, в основном поддерживают «нацiонально свiдомий» «Киевский патриархат». Можно сказать, что вокруг нашей Церкви создана информационная блокада.

Я хочу быть в стороне от всякой политики, эти все битвы неприятны лично для меня, но и такое положение вещей, когда нас объявляют «пятой колонной» Москвы, тоже вызывает законное возмущение. Главное, на мой взгляд, проповедовать Христа, говорить о спасении, а не выяснять, какая Церковь более «национальна». Она и не может быть «национальной», ибо во Христе нет «ни эллина, ни иудея». Вызывает недоумение, когда, войдя во Владимирский собор (кафедральный собор организации, именующей себя «Киевским Патриархатом»), первым делом встречаешь стенд с книгами «бiблiотека украiнця» (так было до недавнего времени, на прошлой неделе я заходил, стенд уже убрали). Позвольте, а Христос тогда на каком месте?

Уп.: Теперь самое время поговорить о Вашем проекте. Как и когда возник проект «Киевская Русь»? Кто был инициатором идеи? Какова основная концепция проекта?

Наш проект появился 28 июля 1999 года. Где-то за полгода до его открытия ко мне в храме, где я служил в то время (храм святителя Михаила, первого митрополита Киевского при центральной городской клинической больнице) подошел один прихожанин Игорь, с которым мы теперь сдружились, и предложил создать православный сайт. Я тогда совсем еще не был знаком с глобальной Сетью, даже компьютер толком не знал. Но эти вещи мне всегда были интересны, и я, естественно, не отказался от такой возможности. Присутствие Православия в Сети — это одно из важных средств проповеди, на мой взгляд. Уже существует круг людей, живущих сетевой жизнью, и православные сайты здорово помогают в деле свидетельства о нашей вере. В работе над сайтом с технической и usability-стороны мне помогают мои друзья Игорь и Андрей. Сейчас мы собираемся переходить на РНР-движок, ибо недостатки в навигации по сайту для нас очевидны, а решать их на чистом HTML уже практически невозможно ввиду большого количества страниц.

Я вижу проект «Киевская Русь» как прежде всего свидетельство всем ищущим, идущим к Богу, всем, кому не безразлична Церковь, ее жизнь и современные проблемы. В истории Православия никогда не было «золотого века», это миф, всегда были искушения, трагедии и проблемы, и отцы не боялись их решать.

Проект «Киевская Русь» призван быть одним из средств проповеди и просвещения. Я стараюсь подбирать качественные публикации, возможно, и не бесспорные во всех отношениях, но и не безжизненные. Наша задача — показать богатство, глубину и актуальность Православия для современного человека. Насколько это удается — судить читателю.

Уп.: Ваш сайт состоит из нескольких разделов. Не могли бы Вы сделать краткий комментарий к каждому из них?

«Основы веры» и «Жизнь в Церкви» — это самые важные разделы для человека, который впервые соприкоснулся с Православием и пришел в Церковь. Здесь мы публикуем катехизационные материалы, интервью с разными людьми, статьи о проблемах и ошибках на пути духовной жизни, о месте молодежи в Церкви etc.

Богословие — более «продвинутый» раздел. Думаю, это объяснений не требует. Особое внимание я уделяю литургическому богословию: место богослужения и особенно Евхаристии в жизни Церкви и христианина, возрождение литургической жизни. Это те идеи, которые начал развивать приснопамятный о. Александр Шмеман.

Брак и семья — раздел о самом интимном для человека. Мужчина и женщина призваны явить единство в любви. Это великое таинство всегда встречало уважение со стороны Церкви.

События — раздел о наиболее значимых, с нашей точки зрения, событиях церковной и общественной жизни.

Вера и наука, Религии и секты — о соотношении веры и науки и обзор различных сект и религиозных течений…

Уп.: Что такое для Вас «наука» и насколько она пересекается с верой? Где грань между «наукой» и «лженаукой»?

Тут я вам советую просто обратиться к книге проф. Осипова «Путь разума в поисках истины». Я сейчас очень осторожно отношусь к так называемым «попыткам согласования Божественного Откровения с данными науки». Научные гипотезы сменяют друг друга достаточно быстро, так что, мы будем подгонять Библию под очередную научную картину мира? При этом я глубоко уважаю науку и с интересом могу читать научно-популярную литературу. Но сейчас, к сожалению, появилась масса псевдоученых типа Вейника, которые могут дискредитировать Православие в глазах своих ученых коллег.

Уп.: Что ж, вернемся к разделам Вашего сайта 🙂 Камо грядеши — это электронная версия православной газеты. Где она распространяется и кто ее читатель?

Эта газета была создана группой молодежи в январе 1999 г., потому и называлась «молодежной». Из тематики публикаций видно, что она сейчас ориентируется не только на молодежь, но на всех ищущих и думающих людей, для тех, кто хочет верить «разумно», то есть осознанно. Поэтому убрали с текущего номера определение «молодежная», ведь нас читает и среднее, и старшее поколение. Теперь у нас лозунг «Для тех, кто хочет верить разумно».

Культура Церкви — раздел об иконописи, церковном пении и т. п. Входя в храм, человек прежде всего соприкасается с церковной культурой, и через нее — с богословием.

Светская культура — раздел о том, что светская культура говорит о Церкви, и о том, что сама Церковь говорит о светской культуре.

Современный мир — об отношении Церкви к феноменам современности. В частности, к рок-музыке, глобализации и пр. Миссия Церкви — нести в мир свет Христов. Статьи раздела должны показать, каким образом это можно делать лучше.

Уп.: Ваше личное мнение совпадает с мнением авторов раздела?

В целом да, в деталях возможны несогласия.

Уп.: Современный мир предстает перед читателем миром игры. Рок-музыки, наркотики, компьютерные игры — вся наша жизнь проходит в «игровой комнате», где реальности нет места. Как Вы относитесь к играм?

Практически все мы, взрослые люди, играем в игры, Вы правильно говорите. Я — за возврат к реальности. Игра необходима детям, а во взрослой жизни играющий человек пытается таким образом спрятать свой внутренний мир (или вообще не подозревает о его существовании, уходя в игру с головой). Нам стоило бы учиться подлинным, глубоким человеческим взаимоотношениям. Для христианина это особенно важно, поскольку мы являемся образом Божиим, согласно Писанию. И этот образ Божий необходимо в себе раскрывать и становиться подобным Богу, реализовывать свое призвание. Игра — уход в сторону. В игре мы надеваем на себя маску (как правило, несколько, ибо играем разные роли в разные моменты жизни), личину вместо раскрытия подлинной личности.

Уп.: Я позволю себе процитировать некоторых авторов: «В рок-музыке заметно это стенание, болезненный крик о помощи, крик о дисгармонии в земной жизни, но все громче слышны заглушающие боль ритмы.» Но заглушают ли боль «ритмы»? Может быть, именно она, рок-музыка, может привести человека к познанию Истины? Да, она более экспрессивная, в ней может быть больше соблазнов… Но, скажите пожалуйста, видели ли Вы хоть одного человека, который пришел бы к Богу благодаря песням, скажем, Мумитроля? Или «Руки вверх»? В целом мне кажется, что в вопросах рок-музыки раздел живет концом 80-х — началом 90-х. Как будто нет другого мира — слащавого, богатого, самовлюбленного, лениво заполняющего свое время ненужными покупками в магазине, телесериалами и сверхповышенным вниманием к собственной личине в зеркале…

Я не являюсь противником рока в принципе. Лучше слушать приличный рок, чем попсу или «шансон», который постоянно слышишь в маршрутках. На днях я нашел в сети хорошую статью об этом С. Зайденберга на сайте Религия в России. Я считаю, что музыка, заставляющая человека думать, размышлять о своей жизни, о ее смысле, о своем призвании, вполне допустима и полезна тем, кто еще не вырос до высот аскетики.

Идем далее. Киев Православный — краткий справочник по православным храмам и монастырям, существующим в Киеве.

Вопросы священнику — это ответы на вопросы, которые возникают у каждого христианина на его жизненном пути.

Книжная полка — информация о новых книгах, заслуживающих внимания с нашей точки зрения. В море литературы, которая сейчас издается (в России в основном) можно заблудиться. Прискорбно, что под видом православной литературы сейчас издаются и книги, мягко говоря, не совсем православные.

Объявления, О нас и Гостевая книга — это традиционные разделы, касающиеся самого проекта «Киевская Русь». Возможность обратной связи.

Уп.: Какое место занимает в Вашей жизни работа в Интернете?

Занимает значительную часть времени, сейчас я, как правило, каждый день в он-лайне несколько часов.

Уп.: Каким Вы видите будущее своего проекта?

Мы предполагаем, а Бог располагает, как говорится. Вот, недавно весной сайт наш перестал работать по неизвестным причинам. Упал хостинг, а почему — неизвестно. Владельцы сервера молчат. Купили новый хостинг, лучше и дешевле старого. Далее — переводить сайт на РНР для автоматического генерирования страниц. Появится нормальная навигация на контент-страницах. А по содержанию — в том же направлении. Будем сохранять здравую пропорцию между либерализмом и консерватизмом.

Уп.: Помимо «Киевской Руси» сотрудничаете ли Вы с какими-нибудь другими сайтами?

Помимо «Киевской Руси» я делаю журнал-газету «Камо грядеши» (1 раз в 2 месяца), с недавнего времени сотрудничаю с редакцией одной украинской общественно-политической газеты и планирую заняться изданием книг при нашем храме.

Уп.: Как Вы оцениваете «Православную обстановку» в Сети? На Ваш взгляд, достаточно ли внимания уделено Православию на страницах в Интернете? Как лично Вы оцениваете представленную информацию? Чего, на Ваш взгляд, не хватает «Православной Сети»?

Сеть является отражением нашей реальной жизни. Поэтому в Сети мы видим то, что и вокруг себя. Удручает поведение многих «православных» участников на форуме Кураева. Мы не имеем терпения и любви к людям. Хорошо то, что в Сети можно найти массу православной литературы. Одна библиотека «Благовещение» чего стоит! Но в той же библиотеке можно найти и совершенно неправославную и псевдонаучную книгу Вейника «Почему я верю в Бога», без комментариев со стороны редакции. Много в сети шовинизма, истерии вокруг глобализации и ИНН, в общем, всего того, что вокруг нас.

Я считаю, что в Сети должно быть больше возможностей для дискуссий, обмена мнением, опытом, взаимопомощи. Похаять друг друга мы любим и умеем, а вот жить друг для друга еще не научились.

Уп.: Спасибо Вам за Ваши интересные ответы. Мой последний вопрос традиционен: каковы Ваши пожелания к подписчикам рассылки Введение в религиоведение?

Всем читателям желаю возрастать в познании Бога и являть свою веру в жизни. Если вы верите во Христа — то будьте христианами не номинально, но реально. Неправославным читателям предлагаю не судить о нашей Церкви по людям, в т.ч. по священнослужителям. Вникайте в учение, в историю, в труды отцов. А среди нас много грешников, мы часто недостойны того сокровища, которое нам вверено — веры православной.

Дата публикации: 21.09.2003