Покажи им чудо, Господи

Еще несколько лет
назад проповедь православия в среде
молодежи представлялась чем-то слабо
осуществимым и малореальным. Та молодежь,
которая посещает храмы, уже идет к Богу, а те
места, где собирается невоцерковленная
молодежь обычно не входила в территорию
православной миссии. Но вот 14 января в Санкт-Петербурге
произошло событие, которое повлияет на
православное миссионерство во всех странах
СНГ. Впервые проповедь православного
священнослужителя прозвучала на рок-концерте.

Как сообщает «Московский церковный
вестник», в концерте приняли участие
известные рок-музыканты, в том числе Юрий
Шевчук, Константин Кинчев и группа «Алиса»,
Борис Гребенщиков и группа «Аквариум»,
Вячеслав Бутусов и группа «Ю-Питер»,
Сергей Калугин («Ковчег») и Ольга
Арефьева. Перед началом концерта с кратким
праздничным поздравлением к зрителям
обратился архимандрит Геннадий (Гоголев),
ректор Костромской духовной семинарии. В
зените концерта Юрий Шевчук вывел на сцену
известного проповедника диакона Андрея
Кураева, представил его своим другом и
особо подчеркнул, что из всех собравшихся
он единственный настоящий богослов.

Вот что сказал о. Андрей 14 тысячам молодых
людей, собравшихся на концерт:

С Рождеством вас, люди! Человек тем
отличается от животного, что животное
просто живет, а человеку нужен повод к жизни.
Как нужны поводы к тому, чтобы
задействовать какую-то группу мышц, так
нужны поводы душе, чтобы оживить себя,
проявить.

Душа — это то, что болит у человека, когда
все тело здорово. Не сердечная мышца болит,
не левый желудочек, а душа. Болит — и своей
болью доказывает, что она есть. Пока у
человека не заболела почка — он и не знает,
где она у него находится. Пока у человека не
заболела душа — он и не подозревает о ее
существовании. Пока не напрягаясь, живешь в
полсилы и плывешь по течению, как все, не
замечаешь ни силы течения, ни своей души.

Но однажды сердце ожигает мысль: зачем я
тут? Что такое человек? Что такое моя жизнь?
Просто тире между двумя датами на могильном
памятнике? А человек — просто покойник в
отпуске? Меня не было целую вечность и потом
не будет тоже вечность. И вот из этой тьмы
меня отпустили на побывку. В этом ли смысл
моей жизни? Это ли «все, что останется
после меня»?

И тогда понимаешь: моя биография не
сводится к истории моего тела, то есть в
конце концов к истории моей болезни — от
первого зуба до последнего инфаркта.

И тогда понимаешь, что самое главное
знакомство, которое может произойти в твоей
жизни — это не знакомство со знаменитостью,
а знакомство со своей душой: ты, оказывается,
есть. Мы, моя душа, и ты, мое тело — не одно и
то же. И у тебя, моя душа, есть свои поводы к
радости и свои поводы к боли.

Русский рок в своих лучших песнях — это
болевые уколы в совесть. Это борьба за право
думать, за право быть одиноким, за право
выпадать из толпы и из попсы.

Когда все вокруг тонет в беспросветном
оптимизме, когда официальная пропаганда
обещает построить коммунизм или хотя бы
догнать Португалию по числу кондиционеров
на душу населения — русский рок встряхивает
и говорит: «А ты знаешь, Небо становится
ближе».

Это и есть Рождество: Небо соединилось с
землей, с тобой. Христос мог хоть 1000 раз
рождаться в Вифлееме, но нет тебе в том
никакой пользы, если Он хотя бы раз не
родился в твоей душе. Рождество — это ответ
на вопрос Данте: «Я поднял глаза к Небу.
Чтобы увидеть — видят ли меня». Это
главный вопрос в жизни человека: нужен ли я,
любим ли я или я просто космическая плесень.
Рождество — это первый шаг к главной тайне
христианства: все религии мира говорят о
том, какие жертвы люди должны приносить
своим богам, и только Евангелие говорит о
том, какую жертву Бог принес людям.

Христос пришел к вам! С Рождеством вас,
люди!

Подготовка к этому концерту продолжалась
около двух лет. Тогда Кинчев пригласил
Кураева на свой концерт для проповеди.
Однако сам музыкант опасался негативной
реакции неподготовленных к этому фанатов, а
миссионер — непонимания со стороны
монашества. Чуть позже и Юрий Шевчук
пригласил о. диакона на свои концерты.
Кураев рассказывал об этом духовенству
многих епархий, которые он посещал и к
собственному удивлению встретил
позитивное настроение со стороны
духовенства. «Было понимание — да, здесь
необходимо идти даже на какую-то жертву, на
некое миссионерское юродство». Осенью 2002
г. отец диакон рассказал о приглашениях на
Миссионерском съезде РПЦ, участники
которого и приняли решение об организации
уже упомянутого концерта. Для Кураева
особенно важным было то, что на концерт его
пригласил не Кинчев и не Шевчук — а
организаторы — Санкт-Петербургская епархия.
«Я пошел за послушание».

Вот как сам диакон Андрей рассказывал об
этом в пресс-службе УПЦ: «Перед началом
концерта я потолкался в толпе зрителей и
был удивлен лицами ребят — нет пьяни, нет
наркоманов, удивительно светлые лица, ясные
глаза, в основном это старшеклассники и
студенты, Это мечта любого
университетского преподавателя — обратится
к такой аудитории. Ведь это не поклонники
«Тату» и «На-на», это
интеллектуальный рок. Рок, который
заставляет думать. Такая публика ценит
мысль, умеет понимать поэтичность образа.
Кроме того, я впервые видел «в работе»
Кинчева. Осталось неожиданно для меня
самого светлое впечатление. Я даже когда
был подростком рок не терпел. А на концерте —
легкое, хорошее ощущение.

Что касается моего выступления на этом
концерте, то ситуация, в которой я оказался
как проповедник была очень необычная — ведь
традиционно я определяюсь с темой только
войдя в аудиторию. Заранее писать для
молодежной аудитории, сидя в кабинете мне
казалось глупым. Но я недооценил, что такое
рок-концерт, ведь никогда раньше на нем не
был. Вокруг — свистящая толпа, а она свистит
все время и по разным поводам. Нравится —
свистит, не нравится — тоже свистит. Тишины
быть не может, что я как лектор не
воспринимаю. Прожекторы направлены на меня
и ситуация такая: я говорю в темноту и
оттуда несется свист. Поэтому импровизация
невозможна. Если ты замешкаешься на такой
проповеди, то тебя потом министерство
чрезвычайных ситуаций будет откапывать из-под
груды пластиковых стаканчиков. Поэтому
надо говорить заучено — и не дослушав
половины концерта я написал проповедь и
выучил ее. Потом Шевчук меня представил,
сказал, что этой мой друг о.Андрей Кураев,
почему-то назвал меня единственным
богословом на этом концерте, хотя как мне
потом сказали, там было немало семинаристов.

Первую половину проповеди было
настороженное молчание, пока он не начал
говорить о том, что русский рок — это
традиция протеста и т.д. И тогда была явная
волна согласия. Потом стало легче. С моей
точки зрения, самое интересное было в конце,
я перешел на язык жестов, значит так ребята
концерт называется «Рок к небу», небо
вон там, сказал я, показывая рукой на небо,
выход — там, Бог — в ваших сердцах, а те, кто
рядом с вами — это люди, хорошие люди и
поэтому когда будете выходить из зала не
толкайте друг друга, не оскорбляйте.
Последнее что я хотел пожелать — Божьей
помощи тем, кто будет завтра сдавать
экзамен (мне было важно это сказать чтобы
протестировать — действительно ли
студенческая аудитория) и по
одобрительному гулу было ясно, что
студенческая. И вопрос напоследок: ребята
мы православные? (по поводу песни Кинчева).
Гул был одобрительный.

Вряд ли конечно эти ребятишки после
такого концерта пошли на всенощное бдение.
Но есть надежда на то, что у них возникнет
более серьезное отношение к творчеству их
кумиров. Они воспримут слова о душе вере,
Боге, православии в творчестве рок-музыкантов
не как литературную тему, а как
экзистенциальную тему, как то чем живут эти
кумиры. А затем они смогут и к себе это
отнести, что это не просто сюжет песенки, а
сюжет жизни».

Концертом в Санкт-Петербурге создан
важный прецедент. Это один из немногих
случаев в истории современного православия
(раннее «Алиса» и «Агата Кристи»
принимали участие в благотворительном
марафоне в Одессе).

В отличии от нас, протестанты имеют
большой опыт в такого рода мероприятиях,
множество «христианских рок-групп»,
иногда играющих явно нехристианскую музыку
(вроде того же панк-рока). Однако в случае с
этим концертом, Санкт-Петербургской
епархии удалось собрать не просто каких-то
«безродных» рок-музыкантов, а рок «первой
волны», людей, имеющих очень высокий
авторитет среди молодежи как России, так и
Украины — Шевчука, Кинчева, Гребенщикова.
Тем более что на концерте не прозвучало то,
что якобы церковь одобряет рок-музыку и
благословляет ее. «Никто не назвал этот
концерт «православный рок» хотя бы
потому что одна из ключевых фигур — Борис
Гребенщиков, который себя сейчас называет
буддистом», — подчеркнул отец Андрей,
сказавший, что «русский рок в своих
лучших песнях — это болевые уколы в совесть».

Тут нужно сделать небольшую оговорку:
русский рок очень популярен и в Украине, где
упомянутые группы собирают многотысячные
залы.

Как сообщает Московский Церковный
вестник (2003, №1-2), полученные средства
предполагается направить на обустройство
православных храмов при университетах
Санкт-Петербурга. Устроители концерта
сообщили, что считают первый опыт
сотрудничества Церкви и рок-музыкантов
успешным. Молодежный отдел Санкт-Петербургской
епархии планирует провести целый ряд
подобных мероприятий.

Источник:Пресс-служба
УПЦ

Добавить комментарий