Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Богослужение > Заменители Евхаристии?

Богослужение

Заменители Евхаристии?


Свящ. Иоанн Валентин Истрати — главный редактор портала «Doxologia» (Митрополия Молдовы и Буковины), ассистент на православном богословском факультете им. свящ. Думитру Стэнилоае в Яссах, священник в храме св. Параскевы в том же городе. Получил докторскую степень «Magna cum laude» в области литургического богословия на православном богословском факультете им. митрополита Андрея Шагуны (Университет им. Лучиана Благи в Сибиу).

ionut_istrati1

У каждого христианина духовная жизнь отличается своими неповторимыми особенностями, обладает своей интенсивностью. Некоторые предпочитают быть христианами раз в год, зачарованные светом Воскресения (читай: пасхальным ягненком) или рождественскими колядками (жареным поросенком), без разбору кидаясь на приправленные развлечениями праздники и ожидая очередного повода предаться лени, чревоугодию или иным злоупотреблениям. Другие, как они сами утверждают, верят в Бога, но времени на Него им не очень-то хватает. Литургический ритм раздражает, воскресенье оказывается единственным идеальным днем для рыбалки, валяния на диване перед телевизором, встречи с друзьями или похмелья. Такие люди заходят в церковь ради галочки, лишь время от времени, особенно в дни скорби, болезней, похорон близких. Подают записки и спешат дальше по своему пути, все дальше уводящему от врат рая. Некоторые люди неплохо посещают воскресные литургии, но при этом они безнадежно заражены суеверием, магическим представлением о том, что Господь восседает по ту сторону небесной скинии, ожидая даров и раздавая блага под проценты, зависящие от того, насколько строго ты соблюдаешь несуразные правила. И лишь немногие предают свою жизнь в руки Божии, преломляя себя, как просфоры, при каждом Преломлении Хлеба, превращая свое сердце в алтарь и полагая свою жизнь ради Христа и Его братьев.

Зачастую мы оказываемся немощными свидетелями той устойчивой тенденции мира сего, который стремится провести границу между нами и Богом, установить «фильтры» между душой-невестой и Христом-Женихом. Нагляднее всего проиллюстрировать эту греховную тенденцию может сравнение с поцелуем через целлофан. Мы подменяем Бога созданными идолами или выдумываем Ему двойников, перед которыми галантно раскланиваемся, потому что они похожи на нас в наших немощах. (…)

У самых истоков Церкви Христовой вера была настолько сильна, что люди продавали свое имущество и клали его к ногам апостолов, причащались ежедневно, проживали каждый миг в полном посвящении себя Богу. Жажда общения с возлюбленным Женихом была столь велика, что люди, влюбленные в бессмертие Того, Кто ради них умер и воскрес, не могли ни единого дня прожить без Хлеба Жизни вечной. Сегодня же есть и те, кто не чувствует голода по общению со Христом хотя бы единожды в году. У таких людей тяга к небесному, чувство святыни атрофированы до предела. Выдающийся богослов, митрополит Иерофей (Влахос) на одной конференции в Яссах дал замечательный ответ на вопрос о том, как часто следует причащаться. Он сказал, что есть люди, для которых и один раз в неделю будет слишком редко, а есть те, для кого и раз в год – слишком часто. Действительно, есть люди, которые часто исповедуются, берегут чистоту риз своего сердца, тщательно выпалывают каждый сорняк, проросший на почве ума, орошают слезами цветы добродетелей. Для таких людей Тело и Кровь Бога-Слова стали центром и смыслом жизни. Но есть и другие, о которых в Великом покаянном каноне прп. Андрея Критского говорится, что они свой «ум всецело во прах обратили». Исповедь как хирургическое вмешательство и лечение благодатью ставит таким людям серьезный диагноз: рецидивирующий рак души с метастазами. Однако в отличие от тела душа не может страдать от неизлечимых болезней. Все может быть исцелено Духом Святым, который «исцеляет немощных и насыщает нуждающихся».

Таким образом, наше приобщение к Богу через Евхаристию зависит от нашей жажды общения с Ним и от сознания собственного недостоинства вкушать от Тела и Крови Царя веков. Ребенок, формируясь в утробе матери, получает все необходимое из ее организма, а после рождения питается материнским молоком. Так же и Бог дарит Свое Тело на созидание Церкви и питает ее. Если по мере взросления ребенка мать перестает быть для него источником жизни и пищи, давая ему плоды земли для пропитания, то Господь до скончания века отдает Себя любящим Его как пищу в Жизнь вечную и бессмертную.

Сердцевиной христианской жизни является причащение Телу и Крови Христовых. Однако люди, не имея в себе любви к Богу, выдумали всевозможные заменители этого важнейшего момента единения с Превечным Богом. Этот процесс ускорился, когда вера стала государственной, и в Церковь вошли толпы людей, многие не по призванию, а под диктовку того времени.

Например, некоторые люди утверждают, что не нуждаются в Евхаристии, так как, подавая записки, они также участвуют благодаря частицам на дискосе, которые потом опускаются в Чашу, в Кровь Христову. Другие считают просфору причастием для ленивых. Третьи полагают, что присутствие на литургии является своего рода духовным причащением, которое дарует согласие и мир. Все это верно только в том случае, если это ведет к причащению как таковому, но не заменяет его. Просфора – это напоминание о нашей жажде приобщения к небесному через Евхаристию. Наше присутствие в храме без причастия должно быть скорбным из-за того, что мы не смогли исполнить призыв Царя: «Со страхом Божьим, с верой и любовью приступите». Поминовение с выниманием частиц на проскомидии – это наше обещание о том, что мы будем присутствовать телом и душой на Евхаристическом пире Тела Христова. Все вышеперечисленное — это наши шаги на пути в небесную Церковь, вход в которую открывается через причащение. Но это вовсе не суррогаты. Никому еще никогда не удавалось насытиться просто от просмотра кулинарной передачи.

В этом отношении молитва, которую произносит священник перед возношением св. хлеба*, никоим образом не означает того, что присутствующий народ причащается через своего представителя, облеченного в сан. Это означает то, что высшее призвание священников – конкретное причащение Святых Таин всего народа Божьего, за который дадут отчет перед престолом славы Царствия Божия.

Уклонение от причастия, леность, проистекающая из чувства самодостаточности, откладывание на неопределенный срок исповеди как акта, очищающего и исцеляющего душу, поиск заменителей Евхаристии, застревание на символах и игнорирование стоящего за ними Бога, метафорическое восприятие, лишенное смысла и присутствия Превечного Бога – все это заболевания души, вызываемые духовным вирусом, который с самого начала не выносил присутствия Бога как бесконечной Любви и взялся служить сам себе во тьме внешней.

 

* «Внемли, Господи Иисусе Христе, Боже наш, из святого жилища Своего и со славного престола Царства Твоего, и приди, дабы освятить нас, — Ты, со Отцом на Небесах восседающий и с нами здесь невидимо присутствующий, — и благоволи сильной Твоей рукою преподать нам часть от непорочного тела Твоего и драгоценной крови, и через нас – всему народу Твоему».

Перевод с румынского Елены-Алины Патраковой

P.S. Стиль этого автора отличается особой образностью и игрой слов, что значительно затруднило перевод. Надеюсь, что с Божьей помощью удалось передать суть.

Дата публикации: 03.09.2013