Литургия верных: общее дело?

Насколько сегодня в нашей Церкви, в наших самых обычных (не миссионерских, не семинарских, не заграничных) общинах верные участвуют в совершении Литургии? Допущены ли они вообще до активного участия в ней? Это не праздный вопрос. От ответа не него зависит, состоится ли подлинное церковное возрождение.


Об условиях этого возрождения писали в XX веке многие православные богословы, наиболее ярко и обстоятельно — священномученик Анатолий Жураковский («Евхаристический канон теперь и прежде»), протопресвитер Николай Афанасьев («Трапеза Господня») и протопресвитер Александр Шмеман («Евхаристия. Таинство Царства»). Сегодня, в XXI веке, о том же продолжают размышлять и писать наши современники, например, митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас) («Церковь и Евхаристия»). Их книги активно издаются, охотно читаются. Большинство из нас, церковных читателей с их содержанием согласны. Мы утешаемся богословской мыслью этих великих литургистов, умиляемся над страницами их исследований. Но почему, почему же по-прежнему так мало в нашей литургической практике соответствий тому, о чем пишут эти, так любимые многими из нас церковные писатели, пытающиеся освободить литургическое предание от вековых искажений, «раскутать» его от позднесредневековых и совсем новых обычаев.


Литургия в евхаристическом собрании — едина, цельна, неразрывна. Это предполагается всем строем и всем содержанием евхаристического богослужения. Оно совершается всей общиной, всеми верными во главе с предстоятелем. Поэтому, нельзя не считать литургическим искажением общераспространённую практику, когда совершается одновременно две разных молитвы — молитва клириков в алтаре и (одновременно с ней!) молитва верных под руководством клироса. По сути, происходит одновременно два разных богослужения!


Для недопущения верных к слышанию евхаристической молитвы искуственно растянуты клиросные песнопения. Это создаёт «звуковую завесу»: народ при таком порядке (или беспорядке?) слышит лишь пение клироса и не слышит молитвы своего предстоятеля. Другая завеса, разделяющая верных в алтаре и верных в храме — визуальная: глухой иконостас и особенно — закрытые царские врата и задёрнутая катапитасма. Народ оказывается допущен лишь к отдельным несвязным обрывкам Евхаристического канона. Причастники, таким образом, не участвуют в евхаристической молитве — главной молитве Церкви.


Совершенно очевидно: закрывать врата во время Литургии значит отлучать верных от церковной молитвы, от таинства Церкви — от Евхаристии. То есть — от вечной жизни, от Христа!


Евхаристия — сердце церковной жизни. Подлинное церковное возрождение невозможно без возрождения евхаристического. А оно, в свою очередь, предполагает активное и полное участие всех верных в Литургии — не только в причащении, но и в самой евхаристической молитве. Верные должны внимать каждому её слову, ум и сердце всех их должны быть заняты только её словами, и никакими другими. Предстоятель молится не от себя, но от лица всех членов Церкви, он — «уста церкви», и все верные подтверждают его молитву общим «аминь». А как говорить «аминь», если не слышали слов молитвы? Когда молились совсем другими словами, совсем другой молитвой?


Некоторые позднесредневековые обычаи — закрытие царских врат в самые важные моменты богослужения, задёргивание завесы, «глушение» клиросом евхаристической молитвы — разделили верных. Но ведь Литургия, если она не совершается «единым сердцем и едиными устами», перестаёт быть литургией, «общим делом». Почему? Да просто потому, что в таком случае она не объединяет верных в единую евхаристическую общину, а разделяет их.


В Евхаристии разделённый когда-то мир через Христа и во Христе вновь собирается воедино. Евхаристическое собрание не может быть разъединённым, разделившимся в себе самом, иначе как ему, самому не собранному, собрать в теле Церкви разрозненный мир? Как исполнить божественное поручение — привести потерянное и разделённое творение к своему источнику, к Богу?


Игумен Арсений (Соколов),
Лиссабон

У этой записи 13 комментариев

  1. sis

    всё правильно…если мы пришли на общую молитву,на общее служение,то вся организация этого события должна ясно и понятно изображать происходящее.неуёмное литургическое творчество средневековья только мешает это прочувствовать…не надо бездумно писать, что это обновленческие штучки,когда не знаешь истории…лучше лишний раз почитать учебники!!!

  2. Василий

    Как ни покажется странным, есть украинский архиерей — архиеп. Ионафан, который читает молитвы анафоры вслух, да еще на русском языке. А возгласы, которые у всех на слуху — на ц.-слав. Клирос пропевает "Достойно и праведно…", "Свят, Свят, Свят…" и только после этого вслух владыка читает молитву. При этом часть литургии поется народом. Клир вроде понимает, а народ — не очень, сам владыка сетовал. Наверное, у народа такая же рефлексия, как у Тихонова Ивана и Сергея Степановича. Интересно, их бы успокоило, если бы была возможность — хочет приход — читает анафору вслух, хочет — как обычно служит. Ну то есть каждый найдет то, что считает правильным?

  3. Сергей Степанович

    Церковь не нуждается в "реформаторах" из далекого Лиссабона. Все эти требования уже были озвучены обновленцами в безбожном СССР, и были бесславно похоронены историей и отвергнуты Церковью. Теперь они звучат из еще более безбожной Европы.
    Священник из Лиссабона хвалит скандально известные фигуры протопресвитера Шмемана, который писал о своей ненависти к Церкви, и Зиузиласа, который тоже ругал Церковь. За "не толерастию" к содомии.
    Позор и позором закончится.

  4. пр. Богдан

    Служити з відкритими царськими вратами в принципі можна. Адже ж є така нагорода. В Галичині є таке благословення для всіх священиків.
    Відносно читання молитв голосно згідний з "неизвестным" — ніхто не забороняє.

  5. Наталья

    Благодарим Бога за духовного отца в лице игумена Арсения, благодарим о. Арсения за окормление духовное. До встречи с ним мы просто "ходили в церковь", а сейчас реально, осознанно участвуем в общем деле. Совсем другая церковная молитва, другое возрастание.

  6. неизвестный

    Первым делом хотелось бы заметить, что никто не запрещает отцам читать евхаристические молитвы громко, договорившись с клиросом, что в это время они будут петь немного потише.
    Ну и про разобщенность клира и мирян — это несколько очень смело обобщено. Где есть крепкая община, там никакая завеса не разъединит.
    Итого насчет статьи — думаю, этот вопрос больше похож не на одну из главных проблем в жизни церковного люда, а на следствие других проблем, решив которые, может потухнуть и этот вопрос.

  7. иеромонах Христофор (Волгоград)

    Не знаю как у вас, а у меня уже опустились руки. Долгие годы думал что что-то можно изменить. А теперь понял — ничего. как служили так и будем служить. Архиереи решат -тогда и будем, а до тех пор активные батюшки гаснут и становятся просто требоисполнителями. Ничего мы не сможем изменить. Так и будем книжками умилятся. Реально никакого евхаристического возрождения нет.

  8. АРХМ АВВАКУМ

    Прекрасная статья, подводящая к той мысли, что все мы. хоть чуть чуток должны, просто обязаны быть литургистами и понимать, что богослужение не есть какая то окаменелость, окостенелость, но живая ткань нашего Общего Дела — пути восхождения к Престолу Горнему. Авсе живое, если оно живое, обязано изменяться. Только мертвое уже не меняется. Дай Бог автору смело мыслить и еще смелее делиться соими мыслями с другими. С уважением архм Аввакум из Кременчуга

  9. Павел Малый

    Это там, в Лиссабонах всяких хорошо рассуждается, а на Руси святой давно всякую мысль поотшибало царёвым указом. В лучшем случае рекомендуют какую нибудь миссионэрскую литургию служить в месяц раз. Главное-то не результат, а программа мероприятий, ибо результат к отчёту не подошьёшь.

  10. Alex

    У о. Георгия Кочеткова так и служили. И не горсточка, а до тысячи человек. Традиция насчитывает 20 лет. Так не понравилось — разогнали…

  11. Андрей

    А горсточка — это сколько? заметит кто-то по-философски справедливо. Ну, к примеру, 10% от всех прихожан в воскресный день.

  12. Андрей

    Эх… Для начала бы верных хотя бы с горсточку собрать…

  13. священник Игорь Савва

    Хорошая статья, спаси Господи. А действительно, как возвратиться к литургии как к общему делу? Ждать, когда решится дело "сверху"? Недождемся.
    Самому начинать боязно, мешают навязанные неверные представления о послушании, но другого пути нет. Постепенно, никого не опрокидывая по дороге, не горячась, Господь поможет. В одном приходе получится, это уже "традиция Церкви", на которую можно ссылаться…

Добавить комментарий