Состоялась презентация русского перевода православных богослужений

Презентация первых двух томов из шеститомного издания русского перевода православных богослужений состоялась 10 февраля в Библиотеке-фонде «Русское зарубежье». Серия переводов «Православное богослужение» подготовлена группой переводчиков под руководством ректора Свято-Филаретовского православно-христианского института (СФИ) священника  Георгия Кочеткова. Первый том включает перевод вечерни и утрени, второй — литургии св.Иоанна Златоуста. Во всех томах серии после русского перевода чинопоследований помещается их церковнославянский текст, сверенный по Служебнику издания Московской патриархии 2006 г. Помимо студентов и сотрудников СФИ, членов Преображенского братства, на презентации присутствовали священники Русской Православной Церкви (РПЦ), филологи, переводчики.


Представляя издание, о.Георгий Кочетков рассказал о длительной — почти 20-летней —  истории создания русских переводов богослужения. По его словам, данная работа была ответом на насущную потребность приходящих к вере людей. Переводчики опирались на решение Поместного Собора Русской Церкви 1918 г. о возможности богослужения на русском языке. Первые опыты были связаны с русификацией церковно-славянского текста богослужения, позднее стала очевидна необходимость русского перевода с греческого оригинала. Работая над изданием, филологи использовали переводы Синоптических Евангелий и части Псалтыри, выполненные С.С.Аверинцевым, а также проанализировали некоторые фрагментарные опыты русификации богослужения начала ХХ в. Многолетняя работа и литургическая практика позволяют о.Георгию поставить вопрос о необходимости формирования «литургического русского языка» и о преемственности по отношению к славянской стилевой культуре.


Известный специалист по церковно-славянском языку профессор Виктор Живов считает, что предпринятое издание имеет большое значение в деле православного просвещения,  так необходимого сейчас для «здорового бытия Церкви». По словам выступавшего, переводчикам удалось найти «гармоничное сочетание церковно-славянского звучания и понятности текста». Профессор отметил, что Церковь — это «живой организм», в котором должны происходить изменения. Он призвал всех церковных людей «исполниться духа терпимости» по отношению к тем, кто первыми нащупывает дорогу к тому, чтобы сделать понятными «сокровища богословских смыслов, которые содержатся в православном богослужении». «Прежде всего — понимание, от понимания — просветление, от него — благодать, от благодати —  спасение»,— сформулировал В.Живов.


Сотрудник Института перевода Библии, известный библеист Андрей Десницкий рассмотрел представленные переводы в контексте литургической практики. На конкретных примерах он продемонстрировал трудности перевода «византийско-славянской смысловой ткани» на языки других народов. Так, когда молящиеся поют «Господи, спаси благочестивыя», они вряд ли предполагают, что это молитва о византийских императорах. А.Десницкий полагает, что «верный, хороший перевод» и, возможно, не один, позволит со временем поставить вопрос о возможности внесения некоторых изменений в литургический чин.


Поэт и переводчик Ольга Седакова, автор, помимо многих книг, словаря «Церковнославяно-русские паронимы», призналась, что в представленных переводах ей «не хватает красоты» церковно-славянского текста. По ее словам, перед переводчиками стоит необыкновенно трудная задача — сделать текст не только понятным, но передать «красоту и сложность гимна и  песнопения». Она высказала несколько критических замечаний, отметив, что перевод еще не обрел «уравновешенного текста» и стилистической цельности.


Доброжелательная критика прозвучала также в выступлении священника Алексия Агапова, филолога по светскому образованию. Он также считает, что в переводах богослужения «крайне желательно сохранить поэтическую природу текста». Переводчикам необходимо помнить о дистанции между современным языковым сознанием (прагматическое восприятие текста как источника информации) и церковным традиционным сознанием, в котором молитва — это «текст общения, который несет в себе потенциал понимания». О.Алексий отметил, что в представленном издании переводчики стремились утвердить «ту языковую свободу, которая есть в церковно-славянском языке», но это не всегда им удавалось.


В ответном выступлении о.Георгий Кочетков подчеркнул, что переводчики не расценивают свой труд как идеальный. «Пусть это будет ступенькой, началом крайне необходимого для Церкви дела, еще в XIX в. осознанного как «срочное дело», — так расценивает он значение предпринятых усилий, добавляя, что  «только из-за непонятного богослужения Русская Православная Церковь потеряла миллионы людей, ушедших в протестантские конфессии или вникуда». Священник убежден, что «никаким расколом это не грозит», т.к. «церковный народ не настроен на отрицание русского богослужения». Более того, он выразил надежду, что изданный перевод сподвигнет других переводчиков, и таким образом будет собран тот материал, из которого «Церковь выберет лучшее». На вечере также говорилось о том, что использование даже этого признанного Церковью наилучшего перевода не должно быть вменено в обязанность каждому священнослужителю, но желательным было бы сохранить возможность выбора между церковно-славянским и русским богослужением, заручившись благословением архиерея.


Священник Владислав Каховский, выступив в завершение презентации, поблагодарил переводчиков за «первый шаг», которого, по его словам, ждали очень многие священнослужители и миряне. С болью говоря о «литургическом упадке», начавшемся еще до переворота 1917 г и охватившем ныне не только Русскую Церковь, но и другие христианские церкви, о.Владислав подчеркнул, что сегодня необходимо «жизнь свою положить за то, чтобы по-настоящему возрождать наш церковный организм, литургическое богослужение». И в этом смысле важно не только сделать достойный перевод, но задача священника — «открыть» перевод для своей паствы таким образом, чтобы молящиеся в храме не «слушали литургию», а были ее «реальными участниками».


Благовест-инфо

У этой записи 2 комментариев

  1. Аноним

    А кто говорит, что нельзя?

  2. Alexander

    На русский переводить можно, а на украинский нет? А товарищи …

Добавить комментарий