Кондак на брак в Кане

Этим кондаком преподобного Романа Сладкопевца мы начинаем знакомить читателя с практически неизвестным в современной богослужебной жизни гимнографическим наследием Византийской эпохи.


О жизни преподобного Романа нам известно очень немного. Родился он в конце V века в Эмесе (Малая Азия) в семье семитского происхождения. В Константинополь он прибыл (вероятно, в последние годы царствования Анастасия I (491-518)) уже в диаконском сане; здесь, в церкви Богородицы в Кировых во сне ему было явление Божией Матери, даровавшей ему поэтический талант. Умер он, похоже, прежде смерти святого императора Юстиниана († 565), но после 555 г. (предполагаемая дата последнего кондака). Преподобный Роман достаточно близок к истокам жанра кондака, устоявшегося не ранее V века, не будучи при этом его изобретателем.


Кондак того времени представляет собою поэму с четкими правилами, сюжет и настроение которой, однако, могут быть самыми разнообразными. На деле кондак — это стихотворная гомилия (беседа, проповедь), по большей части, с повествовательным или драматическим характером. Происхождение жанра кондака совершенно не изведано: вероятнее всего искать его в Сирии, поэтическое творчество которой — Ефрем и его школа — особенно ярко проявилось в IV-V веках.


Кондак состоит из одной (иногда нескольких) короткой строфы, называемой prooimion («предисловие») или koukoulion («кукуль, шапка»), служащей введением, и череды строф более пространных, называемых oikoi («домы» — калька с сирийского слова «дом», оно же «строфа»), заканчивающихся одним и тем же припевом — ejumnion, общим у них с проимионом. Все икосы объединяет также акростих по первым буквам, содержащий обыкновенно имя автора, иногда также и сюжет, реже сюжет без имени автора, или просто алфавит (как позже в Акафисте). Последний икос почти всегда выполнен в форме молитвы, вложенной иногда в уста одного из персонажей, и служит заключением всего кондака.


Кондак пелся одним или несколькими певцами на относительно простой напев; припев же исполнялся хором. Напевы кондаков не выделяются из общей для всей византийской церковной музыки системы осмогласия; глас каждого кондака указывается рукописями в заглавии.


Метрика кондака не имеет никакого отношения к метрике классической поэзии: она сугубо тоническая и силлабическая. Принцип построения — подобие строф одному ирмосу, или шаблону, одновременно метрическому и мелодическому. Чтобы все строфы можно было распеть на один мотив, необходимо было, чтобы в каждом колоне (структурная единица строфы) было то же количество слогов (принцип изосиллабии) и то же расположение основных ударений — (принцип гомотонии), что и в соответствующем колоне образца. Система позволяла также некоторые регулярные отклонения в рамках обоих принципов, что вызвано, скорее всего, синтетическим характером жанра, взаимообусловленностью в нем музыкальной и текстовой сторон. Кондаки, написанные на свой собственный ирмос именуются idiomelon — самогласны; они служат образцом для других кондаков, называемых prosomoion — подобны.


Предлагаемый вниманию читателя перевод кондака На брак в Кане является попыткой хотя бы отчасти передать особенности поэтики оригинала, в первую очередь, его метрического устройства. Расположение текста по стихотворным строкам, составленным, в свою очередь, из колонов, заимствовано нами из издания кондаков Романа Сладкопевца в серии Sources Chretiennes, осуществленного крупным специалистом в этой области J. Grosdidier de Matons. Перевод сделан также по SC. Акростих, который является одним из основных критериев аутентичности того или иного кондака, в переводе, естественно, не сохранился. В квадратные скобки заключены добавленные нами слова, необходимые по смыслу или metri causa.


Несколько слов о литургической стороне кондака. Имея генетическое родство с жанром проповеди, кондак располагался в известной близости к чтению Священного Писания на одной из служб суточного круга. Его содержание обуславливалось отмечаемым событием, часто служило объяснением соответствующего Евангелия. Все кондаки в рукописях приурочены каждый к определенному дню литургического года, повторяя его цикличность. Так, например, кондак на брак в Кане входит в пасхальный цикл, составленный следующим образом:




  • Среда светлая: Исцеление Апостолами хромого (Деян 3: 1-8)



  • Неделя 2-ая: Фомино неверие (Ин 20: 19-31)



  • Среда 2-ой седмицы: Брак в Кане (Ин 2: 1-11)



  • Неделя 3-я: Мироносицы (Мк 15: 43 — 16, 8)



  • Среда 3-ей седмицы: Исцеление прокаженного (Мф 8: 2-3)



  • Неделя 4-ая: О 10-ти драхмах (Лк 15: 8) и о расслабленном (Ин 5: 1-15)



  • Среда 4-ой седмицы: Преполовение Пятидесятницы (Ин 7: 14-30)



  • Неделя 5-ая: Самаряныня (Ин 4: 5-42)



  • Среда 5-ой седмицы: Исцеление Гадаринского бесноватого (Мф 8: 28-34)



  • Неделя 6-ая: Исцеление слепорожденного (Ин 9: 1-7)



  • Среда 6-ой седмицы: Исцеление кровоточивой (Мф 9: 20-22)



  • Четверток 6-ой седмицы: Вознесение Господне



  • Неделя 7-ая: Отцы Никейского Собора



  • Среда 7-ой седмицы: Умножение хлебов (Ин 6: 5-14)



  • Неделя 8-ая: Пятидесятница


В этом цикле главными темами являются две: первая — Божественная природа Спасителя, проявляющаяся в великих евангельских событиях и запечатленная Никейским «omoousioV»; вторая — духовное возрождение, тема по преимуществу пасхальная. В нашем кондаке доминирует первая тема, вторая же слегка напоминает о себе в предпоследнем икосе, где чудо в Кане проецируется на чудо Евхаристического преложения Даров, а брак — на общение с Женихом-Христом.


В общем, содержание кондака больше относится к области гомилетики, нежели гимнографии: с известной долей прозаизма преподобный Роман последовательно разбирает все возможные вопросы, возникающие при чтении евангельского отрывка о чуде в Кане. Исследователи не находят каких-либо заимствований в изложении темы из гомилетического наследия других Святых Отцов (что имеет место во многих кондаках), впрочем как и какого-либо новаторства преподобного Романа. Первые 3 икоса посвящаются общему вопросу о браке в Христианстве (правда, из аргументации полностью выпало установление брака в Раю): такое пространное оправдание брака песнописцем восходит к спорам с отрицающими брак еретиками (гностиками). Далее Сладкопевец останавливается на столь же апологетических вопросах:




  1. Откуда Матерь Божия могла знать, что Ее Сын способен к чудотворению? (ик. 6-9)



  2. Как правильно понять слова Спасителя «Не у прииде час Мой»? (ик. 10-16)



  3. Почему Спаситель привлекает Себе в помощники слуг, а не апостолов? (ик. 17)


Подробность и настойчивость, с какой автор подступается к поставленным вопросам, выявляет в нем сознательного экзегета. С этих позиций ему даже как бы не интересен эпизод с архитриклином, и о нем вообще нет никакого упоминания. Но было бы несправедливым не замечать поэтического момента, проявляющегося в средствах выразительности, в богатом, несмотря на ограниченный лексический состав, метафорой языке, в риторических вопросах и восклицаниях, в смелых со- и противопоставлениях, в употреблении прямой речи, в самой строфической форме, наконец. Особо нужно отметить мастерство припева: будучи по существу субстантивированным причастным оборотом в Nom. Sg., он может выступать только как подлежащее, либо как распространенное приложение, или же как обращение. И все строфы кондака, от проимиона до последнего икоса, выстраиваются так, чтобы в конце стоял один из вышеуказанных членов предложения и только он. Для поворота на припев иногда достаточно половины предпоследней строки (напр., ик. 3, 7): такая неожиданность не есть слабое место песнопевца, но, напротив, свидетельствует об особой задаче, возлагаемой на припев в контексте большой поэтической формы. Припев, исполняемый всем ликом (в идеале: народом), несет основное настроение всего произведения, задавая тем самым особый колорит каждому празднуемому событию. В нашем кондаке это — перефразированный стих Предначинательного псалма (103: 24): «Вся премудростию сотворил еси», исключительно емко передающий чувство священного восторга перед Промыслом Творца и необходимо вызывающий на благодарственное: Слава Ти, Господи, сотворившему вся!


В СРЕДУ ВТОРОЙ СЕДМИЦЫ [ПО ПАСХЕ]
КОНДАК НА БРАК В КАНЕ


СО СЛЕДУЮЩИМ АКРОСТИХОМ:


СЛОВО РОМАНА СМИРЕННОГО
(TO EPOS RWMANOU TAPEINOU)


ГЛАС 2 ПЛАГАЛЬНЫЙ


ПРОИМИОН САМОГЛАСЕН,


ИКОСЫ ПОДОБНЫ: «ОСЛЕПЛЕННОМУ»


 Проимион


Ты, в вино претворивший как Всемогущественный воду,
Владеющую мною печаль от прегрешений
Претвори на веселье, мольбами Богородицы, Боже Христе,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


1


Девство [особо высоко] почтил,
в утробу девичью вселившись, Бог;
бессеменно же в ней родившись,
Не разрушил печати ее непорочности.
Он [же и Свою] Церковь, девственную, святую,
Себе выбрал Невестою.
Итак, Матерь Христа и Невеста, и Дева;
Он Девственник и Сам, но и ложе святое,
Ибо небо чертогом соделал Он.
И хотя Он утробою рожден девственной и пресвятой,
Не гнушается все же сочетаниями в браке,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


2


Вот почему, чуждый брака земных,
Один лишь Страшный [как Бог] и Святый,
явился Он на брачном пире,
Как о том Иоанн рассказал нам божественный:
Что Он, прошед без болей роды не знавшей мужа,
Пришел свадьбу [отпраздновать].
Он — будучи носим на плечах Херувимов
И в лоне у Отца находясь неотлучно —
[Здесь] на ложе возлег истлевающем;
Праздновал вместе с грешными людьми — Сам не познавший греха,
Чтобы брак досточестным показать Своим приходом, —
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


3


Здесь, вероятно, опору найдя,
великий Павел писал, вопия,
что брак почтения достоин
И что брачное ложе нескверным является.
Ведь и посредством брака девы просиявают,
Ибо в браке рождаются.
Ведь рождшая Христа, как была Святой Девой,
И после рождества чистой Девой осталась;
Брак, однако, на свет произвел Ее;
Как и все те, кто в множестве хранил девственность ради
Христа,
всегда в браке рождались: освятил его от чрева
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


4


Ныне нам нужно о чуде сказать,
в Кане которое первым свершил,
египтянам сперва Явивший
И евреям самим чудодействий могущество.
Ибо тогда [в Египте] в кровь естество водное
Превратил чудодейственно.
Он гнев десяти язв на египтян направил,
Евреям же подал проходимое море,
Что, как сушу, прошли они ревностно.
В месте безводном воду достает [снова] для них из скалы,
И сегодня на браке вновь природу изменяет
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


5


Когда на свадьбе Христос возлежал
и пировало [там] много людей,
закончилось у них вино все,
И печалью для них обратилось веселие:
Сетовать [тут] жених стал: тот за другим намеки
Виночерпии делали —
И общие у них о нехватке припевы;
И говор начался в помещенье немалый:
Его слышав, Мария пречистая
Тотчас пришла и Сыну говорит: «Нету вина у них;
Но молю Тебя, Чадо, покажи, что все Ты можешь,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.«


6


Дева Честная! Стыдимся [спросить]:
Ты из каких чудодействий Его
уведала, что Сын Твой может,
Не обрезав ни грозди, вином [всех] одаривать,
Прежде еще не делав чуда, как Иоанном
Духновенным написано?
Нам [всем] Ты объясни: как, не видев [доселе],
Как, чуда не познав от Него [никакого],
Побуждаешь Его Ты на знаменья?
Ведь не простой нас [мучает] вопрос при этих [мыслях]
теперь:
Как воскликнула Сыну Своему: «Ты дай вино им —
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро»?


7


Надо узнать всем, какие слова
Матерь всех Бога в ответ нам дала:
«Послушайте [сперва], о други;
Все узнайте, [потом же] поймите и таинства.
Видела уже Сына Я чудеса творящим
И до этого знаменья.
Его учеником Иоанн еще не был:
Еще ведь ничему у Христа не учился,
Когда Тот совершал уже знаменья;
Первым начатком знамений Его это узрел Иоанн —
Происшедшее в Кане, как об этом Сын Мой знает,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


8


Но потому как никто из людей
не принимает на веру того,
чего нет открыто в Книгах,
Что писали Его благодати свидетели,
Я это пропускаю; большее же затрону,
Каковое известно мне.
Я знаю [хорошо], что не знала Я мужа,
И Сына родила сверх природы и мысли,
И осталась, как прежде, Я — Девою.
Большего ль чуда ищешь, человек, чем рождество сие?
Гавриил [сам] предстал мне, говоря, как Сей родится,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


9


После зачатия видела Я
Елизавету назвавшей Меня
до родов уже Божьей Матью,
Симеон же Меня воспевал по рождении;
Славила меня Анна, к яслям же звездочеты
Прибежали из Персии:
Небесная звезда предвещает рожденье,
И ангелы трубят с пастухами веселье,
И со всеми ликует творение.
Что еще больше знамений таких Я могу требовать,
Чтоб из них утвердиться в том, что Сын Мой есть
[Тот Самый] —
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.»


10


Но увидав Свою Матерь, Христос:
«Милость соделай, — сказавшую, — Мне»,
Ответил Ей без промедленья:
«Что Тебе и Мне, Жено? Мой час не пришел [еще].»
Некие это слово поводом для нечестья
Себе сами устроили:
Вещая о Христе, что от нужд Он зависит,
О том еще твердя, что часам Он подвластен,
[Просто] смысла сих слов не постигнувши.
Но нечестивых заперлись уста, речь заводивших о зле,
Когда следом [за словом] совершил-таки Он чудо,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


11


«Ныне ответствуй, Дитя, — говорит
Мать Иисуса Пречистая [тут], —
Ты — мерами часы смиривший —
Что часов ожидаешь, Мой Сыне и Господи?
Что Ты гадаешь время — правилом Утвердивший
Временам расстояния,
Ты — видимых Творец и невидимых также,
Для ночи и для дня неизменные ходы,
Как хотел, присудил — Повелитель [их]?
Ты ограничил в стройные круги [чередование] лет,
И поры ждешь для чуда, о котором моя просьба,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро?»


12


«Дева Честная, Я знал до Тебя,
что у них стало кончаться вино», —
Благий и Неизреченный
Отвечал Всечестной Своей Матери сразу же:
«Знаю все размышленья, что по [причине] этой
Твое сердце затронули:
И вправду — про Себя рассуждала Ты вот как:
«Нужда сейчас зовет Моего Сына к чуду,
А Он медлит, о времени думая».
Чистая Матерь, ныне уясни смысл промедленья сего;
Ведь как только поймешь Ты, милость щедро окажу Я,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


13


Ум Свой возвысь для словес Моих сих
и знай, Нетленная, что Я скажу:
когда из ничего, вообще-то,
Произвел Я и небо, и землю, и все, [что в них,]
Я был [вполне] способен все, что производилось,
В тот же миг упорядочить;
Но некую чреду весьма стройную ввел Я:
В теченье шести дней состоялось творенье,
Не поскольку Мне сил недостаточно,
Но чтобы хор из ангелов, смотря, как по частям Я творю,
Воспевал, возвышаясь: «Тебе слава, Повелитель,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро!«


14


Выслушай [также], Честная, [и] то,
что искупление падших людей
Я мог осуществить иначе
И не брать на Себя образ рабский, убожеский;
Все же Я согласился, как человек, зачатым,
А затем и рожденным быть,
Питаться молоком от сосцов Твоих, Дева;
И все произошло по порядку со Мною:
Ведь при Мне ничего нет нестройного.
Так и теперь по стройной череде чудо желаю свершить,
Что задумал Я сделать на спасенье человеков,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


15


Все, что, Честная, Тебе говорю, —
все восприми: ибо Я на сей раз
сперва хотел Израильтянам
Проповедать, уча упованию веры их,
Чтобы они прознали прежде [еще] чудес [всех]
О том, Кто [же] послал Меня,
И чтоб им прочно знать Моего Отца славу
И волю Его в том, что всегда Он желает,
Чтобы всеми Я с Ним прославляем был;
Ибо [все,] что Родитель Мой творит, то сотворяю и Я,
С Ним [Самим] и со Духом будучи единосущен,
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


16


Ведь если б все это знали они,
когда б увидели ужас чудес,
то [сразу] бы уразумели,
Что Я — Бог до веков, Человеком и стал хотя;
Тут же не по порядку — до [Моего] ученья —
Чудеса испросила Ты,
Поэтому Тебе отказал ненадолго,
И чудо совершить Я испрашивал часа,
По одной сей причине единственной;
Но так как должно детям почитать своих родителей,
Послужу Тебе, Мати: ибо все могу соделать —
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


17


Итак, прислуге домашней скажи,
чтобы Мои выполняла [слова],
и будут они к тому же
[И] себе, и всем прочим свидетели знаменья:
Ибо здесь Иоанна, ни Петра, ни Андрея
Не хочу брать в помощники,
Ни прочего кого из апостолов [многих],
Чтоб не было потом из-за них среди люда
Подозренья в подлоге [каком-либо].
Но этих слуг желаю Я теперь видеть в помощниках Мне,
Чтоб они подтвердили то, что все Я в силах сделать, —
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.«


18


Сему послушная Матерь Христа
прислуге свадебной произнесла
сейчас же, нисколько не медля:
«Что Мой Сын говорит вам, вы это и сделайте!»
А в это время в доме, как [нас] Писанье учит,
Водоносов стояло шесть.
И слугам тут Христос отдает приказанье:
«Наполните, — сказав, — водоносы водою».
И тотчас же работа исполнена:
Все водоносы свежею водой они наполнили,
И стояли, внимая, что же дальше Он прикажет, —
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


19


Хочу сосуды теперь восхвалить:
как же они стали полны вина;
каким образом вдруг случилось
Так внезапно с водой это переплавление!
Ибо тогда Владыка слугам сказал открыто,
Как написано [, в точности]:
«Черпайте вино вы, кто его не готовил,
Поите поскорей всех [гостей] возлежащих,
Увлажните фиалы иссохшие:
Пусть насладится множество людей и сам жених [, наконец]:
Ибо всем непостижно благодушие Я подал, —
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро».


20


И когда воду в вино претворил
Христос со властью у всех на глазах,
обрадовался народ весь,
Удивительный вкус у вина обнаруживши.
Ныне же на трапезе той, что [дается] в Церкви,
Наслаждаемся вместе все:
Ведь претворяется здесь вино в Кровь Христову,
И пьем это вино со святым благодушьем,
Жениха прославляя Великого.
Ибо Жених [наш] истинный [лишь] Тот, Кто из Марии рожден,
— Безначальное Слово, То, Что зрак раба прияло, —
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


21


Святе Всевышне, Спасителю всех,
все Назирающий — Ты то, что в нас,
вино сохрани неподдельным;
Отлучи от нас также всех неправо славящих, —
Тех, кто своим лукавством смешивает с водою
Всесвятое вино Твое:
Учение Твое разбавляя все время,
Они осуждены на горенье в Геенне.
Но избави, Безгрешне [Едине] Ты,
Нас от стенаний на Твоем Суде — Бог Многомилостивый,
По молитвам Пречистой Богородицы и Девы, —
Все [, что в мире,] Сотворивший премудро.


Перевод с греческого, вступление и комментарии М. Асмуса


Богословский вестник ПСТБИ

Добавить комментарий