Бог не имеет свободы выбора. Теологический этюд

Бог не имеет свободы выбора. На первый взгляд это положение может показаться противоречащим тому (несомненно верному) христианскому представлению о Боге, которое утверждает в Нем абсолютно свободное Существо. Однако если мы задумаемся над тем, что такое «выбор» и как он в действительности соотносится со «свободой», то в конце концов будем вынуждены согласиться с этой простой истиной:

Бог не имеет свободы выбора.

Выбор (proairesis) есть необходимый атрибут свободы тварной личности. Личность — это ипостась разумной природы; всякая же разумная природа (Божественная, ангельская, человеческая) «по природе» свободна (самовластна, autexousios). Но «природная свобода» — еще не выбор. Свобода как таковая, «сама по себе», есть атрибут разумной природы, и личность обладает свободой не потому, что она — ипостась (т.е. индивидуальное самостоятельное бытие), но потому, что ипостазируемая ею природа — разумна, а значит, свободна. Природа и предоставляемая ею свобода обща для всех ипостасей — носителей данной природы; выбор же всегда индивидуален, и в отношении к категориальной паре «природа — ипостась» он соответствует, конечно же, ипостаси.

Всякая тварная личность (всякий человек или ангел) обладает двумя «уровнями» свободы. Первый — это «природная воля» (thelema physikon, или просто «воление», thelesis), которая не зависит от личности, сотворена Богом благой и всегда стремится только к благу, к «сообразному с природой» (to kata physin). Природная воля — свободна (полагать, что все природное необходимо, является грубой ошибкой). В указанной категориальной паре она соответствует природе, но реально существует (как и сама природа) только в конкретных ипостасях. В тварных ипостасях природная воля «разделяется» соответственно тому, как эти ипостаси пользуются ею. Каждая тварная личность необходимо имеет перед собой две предельно общие возможности: пользоваться ли своей природой (и ее волей) природно, или же противоприродно. Собственно, именно это индивидуальное, природное или противоприродное, использование ипостасью своей природной воли и есть «выбор», составляющий второй «уровень» свободы, который называется также «гномической волей» (thelema gnomikon). Подлинная свобода человека заключается в гармонии двух «уровней», природного и ипостасного, когда личность свободно выбирает то, чего свободно волит ее благая природа.

Вследствие грехопадения и извращения состояния (hexis) своей природы человек стал «неведущим» относительно правильного ее использования, будучи порабощен греховными «привычками» (hexeis) в противоприродном употреблении всех природных способностей, и прежде всего — воли. Его выбор теперь редко когда следует природной воле, чаще рабствуя «эксисам» и предпочитая противное ей. Задача аскетики — освободить человека от всех противоприродных «привычек» (поскольку, в отличие от ангелов, общий «эксис» каждого человека динамичен), приведя его свободный выбор в постоянное послушание природе.

Но зададимся теперь вопросом, возможно ли подобным образом утверждать и в Боге два «уровня» свободы, либо же утверждать только второй — свободу выбора? В классическом тексте, разъясняющем, почему, говоря о Трех Ипостасях, Каждая из Которых — Бог, в то же самое время нельзя говорить о трех Богах, св. Григорий Нисский в качестве главного аргумента выдвигает всецелое единство Божественного действия или воли («К Авлавию»). Три Божественные Ипостаси волят отнюдь не так, как, например, три человеческие, энергия которых «разделена» (diakekrimene). Актуальное единство воли этих последних (и здесь мы обращаемся к «Диспуту с Пирром» преп. Максима) есть внешнее совпадение их выборов, единство «желаемого» (to theleton), тогда как сами выборы человеческих ипостасей индивидуальны, отдельны и независимы. Кроме свободного природного стремления к чему-либо человек как ипостась должен еще свободно выбрать — сказать «да» или «нет» этому стремлению природы. Божественная же свобода едина и никогда не может быть ограничена ситуацией выбора. Ведь всякий выбор сам по себе есть ограничение определенным кругом вариантов. Единство воли Трех Ипостасей заключается не в том, что все Они всегда избирают, независимо Друг от Друга, одно и то же. Единство Божественной воли — не совпадение трех выборов. Свобода Бога (Каждой Ипостаси) состоит не в том, чтобы недетерминированно выбрать «А» из вариантов «А» и «В» (такова избирательная воля человека), и не в том, чтобы в ответ на возможные варианты «А» и «В» сказать «С!» (этого «С» может просто не быть). Божественная свобода — это, так сказать, свобода «от» выбора, свобода всегда стоять «вне» любой ситуации выбора. Вся свобода Бога целиком заключается в Его единой природной воле, свободной абсолютно.

Утверждая в Боге свободу выбора, мы должны будем согласится с тем, что Бог-Отец выбирает, рождать ли Ему Сына и изводить ли Духа, или не рождать и не изводить, а Сын и Дух, Каждый со Своей стороны, выбирают, рождаться и исходить ли от Отца, или нет, и т.д. (творить ли мир, промышлять ли о нем, спасать ли его). Но последний, предельный выбор, который окажется стоящим перед Каждой Ипостасью, если мы допустим выбор в Боге, — это Ее собственное существование. Каждая Божественная Ипостась должна будет выбирать, существовать ли Ей, или не существовать. Именно этот «вопрос бытия», «быть или не быть», и есть та ситуация, когда «третьего не дано», когда нельзя сказать «С», нельзя разрушить пред-поставленные рамки выбора и выйти за их пределы. И в этом видна вся ограниченность выбора. Он всегда — ряд альтернатив, и находясь в ситуации, когда необходимо выбирать, можно разве что постараться увеличить количество вариантов (если это возможно), но от самого выбора отказаться нельзя. Принципиальный отказ выбирать между «А» и «В» — это, конечно, не более чем выбор третьей альтернативы (которую еще нужно предоставить, как в случае с бытием), но не свобода от выбора как такового.

Свобода Бога, Его природная воля, единая для Трех Ипостасей, не нуждается в выборе. Бог никогда не выбирает, поскольку Его нельзя «заставить» выбирать, невозможно поставить в саму ситуацию выбора. Он не выбирает — Он только триедино «волит», и волит абсолютно свободно. Он Сам — Творец любых «альтернатив» (для твари; Бог — не источник зла, но Создатель свободных тварных личностей, способных выбрать зло), и поэтому никакие альтернативы перед Ним никогда не стоят. Он — Творец всяких «возможностей», и потому бессмысленны все разговоры о том, что же Богу «возможно», а что — нет (может ли Бог совершить зло? «может ли Бог сотворить камень, который Сам не сможет поднять?»). Даже сказать, что Богу возможно «абсолютно все» — будет ошибкой (пусть и Писание, и Отцы иногда так высказываются). Всемогущество Божие — это «взгляд снизу», проекция на Него наших привычных категорий (связанных с выбором), возведенных в бесконечную степень. Но правильнее будет сказать, что Бог отнюдь не всемогущ: Он — выше самого всемогущества и не ограничен им. Тем более неверно утверждать, что Бог в какой-то «ситуации» «может» поступить и «так», и «иначе», но выбирает поступить именно «так», потому что свободен, Благ и не желает зла: сами по себе это «так» и это «иначе» — есть ограничение Его двумя вариантами, приписывание Ему нашей человеческой свободы и низведение Творца на уровень твари.

Бог не нуждается в том, чтобы Ипостаси в Нем обладали — Каждая Своей, отдельной и независимой — свободой по отношению к единой природе (и ее свободной воле). Три Ипостаси тождественны единой природе (и, следовательно, единой свободе), а единая природа тождественна Трем Ипостасям. Свобода Каждой Ипостаси — это и есть свобода Ее природы.

Бог не имеет свободы выбора.

Он просто не нуждается в ней.

Написано: 14 декабря 2003 г. (вечер)

© А.Н.Глущенко.

Копирование или публикация только с разрешения автора.

У этой записи 10 комментариев

  1. андрей

    Разумеется, св. отцы могли рассматривать многие темы, о природе Божества в том числе. Размышляя о такой тайне можно достичь неоднозначных результатов: с одной стороны — благоговейный трепет (когда мы отказываемся от излишних "антропоморфизмов", которыми часто наделяем Творца), но с другой — трепет ужаса (когда мы вообще перестаём понимать Бога; единственным ПОНЯТНЫМ для нас атрибутом в Нём станет Его НЕПОСТИЖИМОСТЬ). Кстати, реформатские теологи, включая современных, весьма преуспели в последнем. Читая их труды видишь в Боге не Отца, а некую машину, суверенную и непредсказуемую, перед которой сам человек- всего-лишь воплощение ничтожества. Дело не в гордыне, дело в нашей нужде: мы ищем Бога, Который близок нам и понятен, к Которому можно прийти по-человечески, а не по-богословски.

  2. Димитрий

    Давайте ещё порассуждаем:

    1) если мы можем говорить о свободе как действительно наличествующей в Боге, то необходимо признать её энергией Божией (она не сущность, не ипостась, не отличительное свойство ипостаси и не что-то ещё иное (свт. Григорий Палама)).

    2) если мы говорим о свободе как природной энергии, то возникает вопрос о свободе в отношении рождения и в отношении творения.

    3) если мы говорим о свободе в отношении творения, то кроме проблемы свободы выбора (она, по слову Ницше, mennschliches, allzumennschliches!) и даже прежде неё стоит свобода творчества, — свобода, которая проявляется в сотворении Богом мира; как и в крестном пути Христа.

    4) может возникнуть вопрос: ведь свв. Отцы говорят о proorismoi (напр., свт. Дионисий Ареопагит) всего сущего в Боге прежде творения. Нужно показать, что творение действительного мира есть не совокупность альтернатив в отношении этих «проопределений», но подлинно свободное — именно в творческом смысле — действие.

    5) когда мы говорим о выборе между чем-то и чем-то, мы невольно представляем себе связь: альтернатива—причина—выбор—следствие. Но причина—следствие лежат во времени, а Бог — превыше и времени, и времён и эона. Для Него нет такой причинно-следственной логики, но нечто совершенно иное. Быть может, можно сравнить с нашим взглядом на картину, когда мы в одном узрении схватываем различные моменты; и особенно — изображение разновременных событий в иконописи… Но это — только бледные образы и хилые пояснения…

    Это первые вопросы, которые возникают при чтении этой примечательной работы. Буду благодарен услышать пояснения отца Андрея и авторов отзывов.

    PS: написано не заумно, но в хорошем научно-богословском стиле: на мой неопытный взгляд, подлинные греческие тексты свв. Отцов-богословов бывают заметно более трудными.

    Спаси вас Господи!

  3. Сергей Логвинов

    Отче, вы затронули очень интересную и фундаментальную тему. Готов обсудить ее более детально. Хотелось бы изложить соображения более-менее систематически, в обьеме до листа. Это можно сделать? Если — да, то — как?

  4. Андрей

    Причиной необходимости осуществления выбора является стремление вернуть утраченное оптимальное состояние.
    Свободой выбора принято называть возможность использовать доступный способ возврата этого состояния.
    Неужели Вы и правда считаете, что Бог может находиться в каком-либо ином состоянии, кроме оптимального? Думая, нет. Ведь вместе с этим придется признать, что Бог подвержен стороннему влиянию более мощных сил. Либо, что Он сам совершает неразумные действия. Знакомая с проблемой выбора сущность не может быть Богом в силу своего несовершенства.
    В отличие от такой сущности, Бог располагает свободой совершения абсолютно любых действий, каждое из которых лишено возможности создать для Него проблему выбора. На то Он и Бог.
    Вопрос о свободе выбора Бога наполнен тем же смыслом, что и вопрос выбора человеком способа жизни червя, а потому он — нелеп и бесперспективен.

  5. Романов Роман студент 3 курса МДА

    (продолжение)…это сятоотеческое умозрение
    а не выдумки автора (он лишь излагает его
    своими словами).По поводу предыдущих
    отзывов: здесь нет никаеого излишнего рационализма
    и вообще св. Отцы не отрицали философии
    ,как деятельности человеч-го разума в угоду
    некоему сверхразумному мистицизму, разум нам
    дан, чтобы в том числе и с помощью него мы
    познавали Бога (он лишь должен знать свои
    границы- что и составляет апофатизм). Сказать же Бог не имеет
    свободы выбора или Бог выше свободы выбора
    нет никакой разницы, главное- что понимать
    под этими выражениями. Также нет здесь никакого смешения личности (разумной ипостаси) и
    сущности: выбор- дело ипостаси, а свобода-
    свойство природы. А чувствовать себя дураком-
    это неплохо, гораздо хуже- чувствовать себя умным.
    Когда чувствуешь себя дураком-это дает стимул к развитию, когда же начинаешь развиваться
    (учиться) и думать, то начинаешь понимать
    с Божией помощью.

  6. Романов Роман студент 3 курса МДА

    Спасибо автору, краткое, емкое и доста-
    точно понятное изложение прп. Максима
    Исповедника о свободе! Очень важно это
    знать, п.ч. понятие о свободе в обыденном
    сознании искажено (за истинную свободу
    принимается свобода выбора). Христиане
    призваны преодолеть эту свободу выбора
    и стать свободными по образу Бога (ведь
    всякий выбор-это признак несовершенства
    , а именно, неведения, потому то и Христос
    в Своей земной жизни не выбирал-выбираем
    мы, когда результат предприятия неивестен
    и требует обдумывания, предполагает колебания, борьбу мотивов и т. п. Совершенное же ведение
    предполагает действие не по выбору, а в соответствии
    с природной волей, которая осознанна, а потому
    — свободна). И, конечно, Бог не выбирант,
    п.чт. Он не может (не хочет) быть иным, чем Он
    есть. Это святоотеческоеумозрение.

  7. r82

    какова цель такого заголовка? Пощеголять терминами, пожонглировать заумными выкладками? Выделится что-б заметили? Мое мнение что это все неприменимо в Православии.

  8. Виктор,Св.-Тихоновская семинария.США

    Я скорее сказал бы так:Бог есть выше вся
    кой свободы выбора.Во фразе"Бог не
    имеет свободы выбора" уже заложено
    какое-то логическое ограничение Аб-
    солютной Личностной Свободы.Это ско-
    рее область апофатики,т.е. непримени-
    мость к Богу(к его внутреннему Бытию)
    никаких человеческих понятий,пусть
    даже и самых возвышенных с философ-
    ской точки зрения.Вопрос самого бытия,
    "быть или не быть" в отношении Самого
    Бога(Его внутреннего Бытия)неуместен
    не потому что Бог не имеет свободы вы-
    бора(в самой этой фразе уже содержится
    некотарая попытка рационализации
    Тайны Божественной Свободы),а потому
    что этот "вопрос самого бытия"относится
    к самой Тайне Божественного Бытия,ле-
    жащей за рамками всяческого рациональ
    ного постижения и относящегося к облас
    ти сугубо апофатической(абсолютно непоз
    знаваемой для человеческого разума).Вся
    проблема религиозной философии как
    раз и заключается в этой попытке как-то
    "осмыслить"эту Непостижымую Божественную
    ую Свободу.Там где апофатизм отвечает пол-
    ным молчанием,религиозная философия
    пытается "оправдать Бога"рассуждениями
    о "невозможности для Бога иметь свободу
    выбора".Апофатизм-это и есть тот тончайший
    ший предел,разделяющий истинное богословие
    ловие(которое всегда будет мистическим)
    от философского"мудрствования"(которое
    всегда будет рационалистическим).В этом
    по моему и заключается основная разни-
    ца между схоластикой с ее рассуждени-
    ями о »Необходимом Божественном Бытии
    и патристическим богословием,молча склоняю
    няющемся перед Тайной Божественного
    Бытия.
    Отец Андрей,можно ли узнать ваше лич-
    ное мнение или мнение самого автора.

  9. Виктор(Свято-тихоновская семинария,США)

    Интересная статья.Я думаю,что автор абсолютно прав в том, что абсолютную свободу Бога нельзя ограничить рамками энномического(дискурсивного) мышления. Говоря,что Бог не имеет свободы выбора, мы тем самым подчеркиваем, что наши представления о свободе Бога всегда будут неадекватны той Высшей Реальности, которой мы приписываем абсолютную свободу.То есть свобода Бога-это есть своего рода Сверхсвобода,невместимая в рамки аристотелевской логики.Бог свободен. Но сущность Его свободы никак нельзя уразуметь в рамках нашего рассудка.Абсолютную свободу Творца никак нельзя снизвезти до относительной свободы твари.Только в этом смысле я могу согласиться с автором.
    Однако автор абсолютно не прав утверждая,что понятие выбора совершенно неприменимо к Богу. Его»выбор»нам конечно абсолютно недоступен(с точки зрения рационального постижения).Но с другой стороны полностью отказавшись от понятия выбора в богословствовании мы можем прийдти к двум противоположным крайностям:абсолютному апофатизму(или признания полной непознаваемости Божества) или рационалистическому эссенциализму, абсолютно сливающему Личность и Сущность в Боге(что и делает авттор)Тут единственное решение-это библейский апофатизм,утверждающий антиномическую Сверхсвободу и Сверхвыбор абсолютно свободного личностного Бога.

  10. understand

    Жаль очень жаль, что так заумно написано, проблема многих статей — "мудрствование" .Зачем так сложно много умничания пишите простым доступным языком. Зачем столько псевдонаучных терминов? Потому и не идут люди в церковь, все сложно дураком себя чувствуешь, а хочется просто понять, Понимаете понять!

Добавить комментарий