Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Богословие > Бог не имеет свободы выбора. Теологический этюд

Богословие

Бог не имеет свободы выбора. Теологический этюд


Бог не имеет свободы выбора. На первый взгляд это положение может показаться противоречащим тому (несомненно верному) христианскому представлению о Боге, которое утверждает в Нем абсолютно свободное Существо. Однако если мы задумаемся над тем, что такое «выбор» и как он в действительности соотносится со «свободой», то в конце концов будем вынуждены согласиться с этой простой истиной:

Бог не имеет свободы выбора.

Выбор (proairesis) есть необходимый атрибут свободы тварной личности. Личность — это ипостась разумной природы; всякая же разумная природа (Божественная, ангельская, человеческая) «по природе» свободна (самовластна, autexousios). Но «природная свобода» — еще не выбор. Свобода как таковая, «сама по себе», есть атрибут разумной природы, и личность обладает свободой не потому, что она — ипостась (т.е. индивидуальное самостоятельное бытие), но потому, что ипостазируемая ею природа — разумна, а значит, свободна. Природа и предоставляемая ею свобода обща для всех ипостасей — носителей данной природы; выбор же всегда индивидуален, и в отношении к категориальной паре «природа — ипостась» он соответствует, конечно же, ипостаси.

Всякая тварная личность (всякий человек или ангел) обладает двумя «уровнями» свободы. Первый — это «природная воля» (thelema physikon, или просто «воление», thelesis), которая не зависит от личности, сотворена Богом благой и всегда стремится только к благу, к «сообразному с природой» (to kata physin). Природная воля — свободна (полагать, что все природное необходимо, является грубой ошибкой). В указанной категориальной паре она соответствует природе, но реально существует (как и сама природа) только в конкретных ипостасях. В тварных ипостасях природная воля «разделяется» соответственно тому, как эти ипостаси пользуются ею. Каждая тварная личность необходимо имеет перед собой две предельно общие возможности: пользоваться ли своей природой (и ее волей) природно, или же противоприродно. Собственно, именно это индивидуальное, природное или противоприродное, использование ипостасью своей природной воли и есть «выбор», составляющий второй «уровень» свободы, который называется также «гномической волей» (thelema gnomikon). Подлинная свобода человека заключается в гармонии двух «уровней», природного и ипостасного, когда личность свободно выбирает то, чего свободно волит ее благая природа.

Вследствие грехопадения и извращения состояния (hexis) своей природы человек стал «неведущим» относительно правильного ее использования, будучи порабощен греховными «привычками» (hexeis) в противоприродном употреблении всех природных способностей, и прежде всего — воли. Его выбор теперь редко когда следует природной воле, чаще рабствуя «эксисам» и предпочитая противное ей. Задача аскетики — освободить человека от всех противоприродных «привычек» (поскольку, в отличие от ангелов, общий «эксис» каждого человека динамичен), приведя его свободный выбор в постоянное послушание природе.

Но зададимся теперь вопросом, возможно ли подобным образом утверждать и в Боге два «уровня» свободы, либо же утверждать только второй — свободу выбора? В классическом тексте, разъясняющем, почему, говоря о Трех Ипостасях, Каждая из Которых — Бог, в то же самое время нельзя говорить о трех Богах, св. Григорий Нисский в качестве главного аргумента выдвигает всецелое единство Божественного действия или воли («К Авлавию»). Три Божественные Ипостаси волят отнюдь не так, как, например, три человеческие, энергия которых «разделена» (diakekrimene). Актуальное единство воли этих последних (и здесь мы обращаемся к «Диспуту с Пирром» преп. Максима) есть внешнее совпадение их выборов, единство «желаемого» (to theleton), тогда как сами выборы человеческих ипостасей индивидуальны, отдельны и независимы. Кроме свободного природного стремления к чему-либо человек как ипостась должен еще свободно выбрать — сказать «да» или «нет» этому стремлению природы. Божественная же свобода едина и никогда не может быть ограничена ситуацией выбора. Ведь всякий выбор сам по себе есть ограничение определенным кругом вариантов. Единство воли Трех Ипостасей заключается не в том, что все Они всегда избирают, независимо Друг от Друга, одно и то же. Единство Божественной воли — не совпадение трех выборов. Свобода Бога (Каждой Ипостаси) состоит не в том, чтобы недетерминированно выбрать «А» из вариантов «А» и «В» (такова избирательная воля человека), и не в том, чтобы в ответ на возможные варианты «А» и «В» сказать «С!» (этого «С» может просто не быть). Божественная свобода — это, так сказать, свобода «от» выбора, свобода всегда стоять «вне» любой ситуации выбора. Вся свобода Бога целиком заключается в Его единой природной воле, свободной абсолютно.

Утверждая в Боге свободу выбора, мы должны будем согласится с тем, что Бог-Отец выбирает, рождать ли Ему Сына и изводить ли Духа, или не рождать и не изводить, а Сын и Дух, Каждый со Своей стороны, выбирают, рождаться и исходить ли от Отца, или нет, и т.д. (творить ли мир, промышлять ли о нем, спасать ли его). Но последний, предельный выбор, который окажется стоящим перед Каждой Ипостасью, если мы допустим выбор в Боге, — это Ее собственное существование. Каждая Божественная Ипостась должна будет выбирать, существовать ли Ей, или не существовать. Именно этот «вопрос бытия», «быть или не быть», и есть та ситуация, когда «третьего не дано», когда нельзя сказать «С», нельзя разрушить пред-поставленные рамки выбора и выйти за их пределы. И в этом видна вся ограниченность выбора. Он всегда — ряд альтернатив, и находясь в ситуации, когда необходимо выбирать, можно разве что постараться увеличить количество вариантов (если это возможно), но от самого выбора отказаться нельзя. Принципиальный отказ выбирать между «А» и «В» — это, конечно, не более чем выбор третьей альтернативы (которую еще нужно предоставить, как в случае с бытием), но не свобода от выбора как такового.

Свобода Бога, Его природная воля, единая для Трех Ипостасей, не нуждается в выборе. Бог никогда не выбирает, поскольку Его нельзя «заставить» выбирать, невозможно поставить в саму ситуацию выбора. Он не выбирает — Он только триедино «волит», и волит абсолютно свободно. Он Сам — Творец любых «альтернатив» (для твари; Бог — не источник зла, но Создатель свободных тварных личностей, способных выбрать зло), и поэтому никакие альтернативы перед Ним никогда не стоят. Он — Творец всяких «возможностей», и потому бессмысленны все разговоры о том, что же Богу «возможно», а что — нет (может ли Бог совершить зло? «может ли Бог сотворить камень, который Сам не сможет поднять?»). Даже сказать, что Богу возможно «абсолютно все» — будет ошибкой (пусть и Писание, и Отцы иногда так высказываются). Всемогущество Божие — это «взгляд снизу», проекция на Него наших привычных категорий (связанных с выбором), возведенных в бесконечную степень. Но правильнее будет сказать, что Бог отнюдь не всемогущ: Он — выше самого всемогущества и не ограничен им. Тем более неверно утверждать, что Бог в какой-то «ситуации» «может» поступить и «так», и «иначе», но выбирает поступить именно «так», потому что свободен, Благ и не желает зла: сами по себе это «так» и это «иначе» — есть ограничение Его двумя вариантами, приписывание Ему нашей человеческой свободы и низведение Творца на уровень твари.

Бог не нуждается в том, чтобы Ипостаси в Нем обладали — Каждая Своей, отдельной и независимой — свободой по отношению к единой природе (и ее свободной воле). Три Ипостаси тождественны единой природе (и, следовательно, единой свободе), а единая природа тождественна Трем Ипостасям. Свобода Каждой Ипостаси — это и есть свобода Ее природы.

Бог не имеет свободы выбора.

Он просто не нуждается в ней.

Написано: 14 декабря 2003 г. (вечер)

© А.Н.Глущенко.

Копирование или публикация только с разрешения автора.

Дата публикации: 06.07.2004