Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Богословие > Метафизика и православное богословие

Богословие

Метафизика и православное богословие


Очень часто в разговорах с людьми, которые интересуются богословскими вопросами, мне приходится опровергать мнение, что Православие имеет отношение к метафизике. Безусловно, некоторые заблуждения по этому вопросу не могли не появиться, поскольку иногда Православие отождествляют с Западным Христианством. Под влиянием этого стереотипа многие утверждают, что Православное богословие имеет отношение к метафизике. Однако истина в том, что Православие в подлинном своем выражении, как оно раскрывается великими Отцами Церкви, не является и не может быть метафизикой. Более того — оно против метафизики.


Термин «метафизика» обязан своим появлением изданию Андроником Родосским (70 г. до Р.Х.) трудов Аристотеля. В частности, Аристотель написал сочинение, которое назвал «φυσικά» («природные [темы][1]«), где рассматривает все то, что есть в природе, и еще одно сочинение, «πρώτη φιλοσοφία» («первая философия»), предметом которого стало Сущее. Андроник Родосский, издатель трудов Аристотеля, поставил сочинение «πρώτη φιλοσοφία» после сочинения «φυσικά», таким образом труд «πρώτη φιλοσοφία», изучающий сущее и, следовательно — онтологию, был назван «μεταφυσική» (букв. «после φυσική[2]«) именно потому, что онтология была механически поставлена после «φυσικά».


В этом смысле метафизика отождествилась с онтологией, поскольку исследует Сущее, которое движет все, что существует, т.е. первое неподвижное движущее — Бога. Также термин «метафизика» закрепился за любой философией, классической и современной, говорящей о Бытии и о Боге.


Согласно классической метафизике, между Сущим и миром есть некая связь. В умозрительном мире существуют архетипы всех вещей. Следовательно, природное (τα φυσικά), все, что существует в этом мире, тесно связано с метафизическим (τα μεταφυσικά), с миром идей. Таким образом, толкование мира в метафизике всегда связано с миром идей. Исходя из этого, философы старались объяснить существующее в природе зло. Биологическая наука, физика, математика, астрономия и т.д. — все науки связаны с архетипами существующих вещей и философией идей.  


То, что Западное Христианство полностью слилось с метафизикой — факт неоспоримый. Богословские убеждения относительно analogia entis[3] и analogia fidei[4], которые стали преобладающими на Западе, известны. Слово analogia говорит о подобии или соответствии отношений. На самом деле речь идет об особом методе богословской мысли, т.е. о гносеологическом методе постижения Бога человеком. Метафизика верит, что есть некоторая аналогия между идеями и миром. Все, что есть в этом мире, связано с нерожденным миром идей. Отчетливо видно, что analogia entis и analogia fidei фактически означает соединение Христианской веры с метафизикой, как это произошло на Западе.  


Однако когда во время Возрождения развились науки, люди пришли к выводу, что существующее не связано с какими-то идеями, являющимися фантазией философов, а сами идеи — благородная попытка последних объяснить все, что происходит в мире. Наука констатировала, что она не может принять и доказать существование мира идей, и поэтому отрасли знаний, объясняющие мир, отмежевались от метафизики. Смена мировоззрения привела к серьезным ударам по Христианству, которое положило метафизику в свое основание и соединилось с ней. Поэтому на Западе вера поколебалась и возник доходящий до столкновений серьезный спор об отношениях религии и науки.


Православное богословие, как оно выражается великими Отцами Церкви, никогда не связывало себя с метафизикой, как мы вкратце представили ее выше, поэтому в Православии не было таких проблем, какие беспокоили Западное Христианство. А если подобные вопросы случайно появлялись, причиной были либо конфликты, привносимые извне, либо недостаток знаний некоторых богословов.


Православие не верит в различение природного (φυσικών) и метафизического (μεταφυσικών), оно различает тварное и нетварное. Нетварный — Бог и Его энергии, тварный — весь мир. Разумеется, когда речь идет о различении тварного и нетварного, мы безусловно знаем, что есть и различная онтология между ними, поскольку нетварное не имеет начала, распада и конца, тварное же, в свою очередь, имеет определенное начало, отличается тленностью (распад) и не имеет конца не благодаря своей природе, а потому, что так восхотел его Творец. Хотя онтологически существует огромная разница между тварным и нетварным, тем не менее, нетварная энергия проникает во все тварное, сама не превращаясь в творение. Так удается избежать агностицизма и пантеизма.


Святые отцы учат, что Бог — Личность, а не идея. Согласно их мировоззрению, мир целенаправленно создан Богом и не является подобием или отпадением от мира идей.


Основных догматов метафизики два. Первый — Бог неподвижен, а второй — любовь (έρωτας) — это движение существующего к первоначальному (архетипичному) миру идей. Следовательно, любовь является своего рода слабостью, несовершенством. Святые же Отцы, наоборот, учат, что Бог движется и что любовь не является слабостью, поскольку и Сам Бог есть любовь. Это уже само по себе показывает, что Православное богословие отрицает метафизику.  


Следовательно, Православие не может быть истолковано в рамках analogia entis и analogia fidei, для этого скорее нужен подход «врачебный». Православное богословие — медицинская наука, которая исцеляет больную человеческую личность. А как известно, медицина никогда не может отождествляться с метафизикой.


Это обширная тема, и ее нельзя вместить в небольшую статью. Здесь я просто хотел вкратце очертить разницу между Православным и Западно-христианским богословием, а также подчеркнуть, что Православное богословие не связано с метафизикой, оно — антиметафизика.  


(Статья опубликована в газете Kiriakatiki Kathimerini 14-2-1999)


Перевод с новогреческого Владимира Телиженко




[1] Традиционно переводится просто «физика».



[2] Традиционно — «после физики».



[3] Аналогия сущего, аналогия бытия — теория, связанная с именем Фомы Аквинского. Она гласит что в результате божественности творения между сотворенным порядком и Богом существует соответствие или аналогия. Эта идея дает теоретическое обоснование практике умозаключений о Боге на основании известных предметов или отношений сотворенного порядка.



[4] Аналогия веры — теория, связанная с именем Карла Барта, утверждающая, что любое соответствие между сотворенным порядком и Богом может быть установлено лишь на основании Самооткровения Божьего.

Дата публикации: 24.03.2006