Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Библеистика > Апостол Павел, женщины и платочки

Библеистика

Апостол Павел, женщины и платочки


Довольно часто автору этой статьи приходится отвечать на вопросы о месте женщины в христианстве и о ее внешнем виде. 

img_7746-copy_

Апостол Павел — типичная фигура переходного периода от одного мировоззрения к другому: в некоторых вопросах у него есть внутренние противоречия. Вопрос о богодухновенности его посланий я намеренно оставляю в стороне, так как сам Павел, по-видимому, вовсе не думал, что его частная переписка станет Священным Писанием для всей Церкви. Если бы знал, то, наверное, писал бы сам, не поручая это секретарям (Рим. 16:22), и больше бы думал, прежде чем что-то написать. Поэтому я буду здесь относиться к его посланиям так, как относился он сам, то есть просто как к богословским письмам.

Одно из противоречий в мировоззрении апостола проявляется в его отношении к женщинам. На первый взгляд, в нем сильна инерция ветхозаветной патриархальности, об этом красноречиво говорят такие слова:

«Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и Закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви».
(1Кор.14.34-35)

«Жена да учится в безмолвии, со всякой покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием».
(1Тим.2.11-15)

В последнем случае он даже дает богословское обоснование, довольно спорное (если Адам не был прельщен, то тем хуже для него: выходит, он сдался без борьбы; потому, наверное, и спрос был прежде всего с него).

Но при всем этом у него порой вырываются совершенно революционные слова о равенстве женщин с мужчинами:

«Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе»
(Гал.3.28);

о равной власти мужчины и женщины над телом супруга или супруги:

«Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена»
(1Кор.7.4).

Павел также уравнивает женщину с мужчиной в вопросе развода:

«Вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачной, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей. Прочим же я говорю, а не Господь: если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женой верующей, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы. Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены?»
(1Кор.7.1-16).

Очевидно, что из Павловых посланий могут взять для себя аргументы как «домостроевцы», так и «феминисты». Вопрос только в том, какие из слов Павла уже вполне новозаветные, а какие застряли в Ветхом Завете, и насколько для нас обязательно исполнение ветхозаветных обычаев.

Теперь о платочках, а заодно и юбках с брюками.

Платочкам у Павла посвящен целый пассаж:

«Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог. Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытой головой, постыжает свою голову. И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытой головой, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая. Ибо если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается. Итак, муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Посему жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для ангелов. Впрочем ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе. Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же — от Бога. Рассудите сами, прилично ли жене молиться Богу с непокрытой головой? Не сама ли природа учит вас, что если муж растит волосы, то это бесчестье для него, но если жена растит волосы, для нее это честь, так как волосы даны ей вместо покрывала? А если бы кто захотел спорить, то мы не имеем такого обычая, ни церкви Божии»
(1Кор.11.3-16).

Первое, о чем стоит сказать, это то, что здесь Павел увещает коринфских христианок (по-видимому, из иудеек) не выделяться своим внешним видом на фоне других женщин, придерживающихся принятых в Коринфе обычаев. В других местах были другие правила относительно внешнего вида женщин, и было бы странно, если бы Павел предписывал мужчинам в Иудее стричься коротко, по-римски, не надевать во время молитвы на голову особое покрывало — таллит, а иудейским женщинам соблюдать греческие обычаи выражения траура и подчиненности мужу. Напротив, он был «для иудеев как иудей, чтобы приобрести иудеев; для подзаконных — как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых Закона — как чуждый Закона, — не будучи чужд Закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых Закона» (1Кор.9.20-21).

Итак, в пассаже о платочках речь идет о местном коринфском обычае, вовсе не обязательном для других стран и народов. Кстати, за 2000 лет в христианстве так и не сложился общий для всех церквей дресс-код: где-то платки носят все особы женского пола, начиная от младенцев (РПЦ), где-то — только замужние, где-то христианки специально не надевают платков, чтобы не походить на мусульманок (в арабских странах и Греции).

То же касается и женских брюк: у нас на них смотрят косо, а в Греции это совершенно нормально. А если кто-то станет вспоминать ветхозаветный запрет на ношение одежды, специфической для противоположного пола, то ему стоит внимательно присмотреться к брюкам: женские заметно отличаются от мужских. Если же он в упор этого различия не замечает, то пусть начнет с того, что поснимает с духовенства его черные «женские» платья — рясы и подрясники, а также посшибает с их голов все митры, скуфьи, клобуки и камилавки, ибо «всякий муж, молящийся с покрытой головой, постыжает свою голову».

Далее. Павел здесь также пытается дать платочкам богословское обоснование: «Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Посему жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для ангелов». Почему ангелам нужно видеть на женских головах какой-то знак власти мужа — вообще непонятно. В самом деле, какая им разница, как мы одеты? Видимо, Павел и сам понимал, что это не лучший аргумент, поэтому он обращается к другому — к доказательству «от природы»: «Рассудите сами, прилично ли жене молиться Богу с непокрытой головой? Не сама ли природа учит вас, что если муж растит волосы, то это бесчестье для него, но если жена растит волосы, для нее это честь, так как волосы даны ей вместо покрывала?» Но на самом деле природа равно отращивает длинные волосы (а также ногти) и у мужчин, и у женщин; и уж точно она не учит нас, что прилично, а что не прилично во время молитвы. Да и в Иудее того времени многие мужчины носили длинные волосы, да что в Иудее, это делал и сам Павел в Коринфе (!), где он исполнял обет назорейства (а назореи, как известно, не стригли волос), который закончился только после его отбытия оттуда (Деян.18.18).

По-видимому, аргумент «от природы» не убедил и самого Павла, и, не найдя других, он под конец просто затыкает рот невидимому совопроснику: «А если бы кто захотел спорить, то мы не имеем такого обычая, ни церкви Божии». Вот и весь разговор.

Так что, дорогие женщины, «сама история Церкви учит вас», что вы вовсе не обязаны соблюдать античные коринфские обычаи, касающиеся покрывания головы (там, кстати, не платочки повязывали, а надевали покрывала, закрывавшие все тело, вроде паранджи, об этом можно прочесть в комментарии Златоуста на это место).

О внешнем виде христианок достаточно написано у того же Павла:

«Желаю, чтобы… жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию»
(1Тим.2.8-10).

А также у Петра:

«Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом»
(1Пет.3.3-4).

Из этих мест видно, что для апостолов гораздо важнее не то, во что именно вы одеваетесь, а то, как вы себя ведете; их единственное пожелание к вашему внешнему виду — скромность (что не исключает опрятности). И заметьте: в словах обоих апостолов нет слов «повелеваю», «даю вам такую заповедь» и т.п., но «желаю» и «да будет». Так что решайте сами, как и во что вам одеваться. А прислушиваться к пожеланиям апостолов — дело свободного выбора, а не обязанность исполнять строгий закон.

Блог автора

Дата публикации: 11.09.2016