Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Библеистика > Смертные грехи в Священном Писании

Библеистика

Смертные грехи в Священном Писании


Опыт преподавания Священного писания, равно как и опыт оглашения, накопленный автором за последние десятилетия, показывает, что тема «смертные грехи», столь важная для подготовки к Крещению (или воцерковлению), вызывает определенные трудности как у катехуменов, так и у студентов различных церковных учебных заведений.

Не всегда и преподаватели, и катехизаторы, особенно еще не обладающие достаточным церковным опытом, могут четко провести границу между грехами, за совершение которых полагалась в Ветхом Завете смерть, и другими преступлениями против Закона. По-видимому, это связано с определенными пробелами в их подготовке в области Священного Писания.

Для восполнения этих пробелов и предназначено это пособие, дающее читателям представление о грехах, совершение которых было в Ветхом Завете несовместимо с жизнью, влекло по Закону смертную казнь (как правило, побиением камнями).

Все грехи, которые традиционно именуются смертными, здесь представлены цитатами Ветхого Завета. То, что они собраны не в привычные семь групп, а в девять, не должно никого смущать. Полнота их представления и удобство пользования данной классификацией важнее устоявшейся числовой символики.

Изучение пределов, которые ставит человеку Закон, практически бесконечно. Углубляться, входить в понимание тех или иных предписаний Закона, в том числе – относящихся к грехам, за которые полагалась смерть, можно весьма долго, ибо праведник «… о законе Его размышляет он день и ночь!» (Пс 1:2). Поэтому так важно для людей, только еще входящих в Церковь, показать тот минимум, который позволит им, говоря словами того же псалма, «не стоять на пути грешных».

Для христиан, живущих в Церкви уже новозаветной, эта тема также представляется весьма важной. Дело в том, что так называемые смертные грехи встречаются и в реальной жизни людей, верующих в Сына Божьего, причем – гораздо чаще, чем это кажется.

Разумеется, у нас нет обязанности и даже права лишать кого-то жизни за их совершение. Но это не значит, что Церковь должна относиться к людям, их совершим, так же снисходительно, как и ко всем прочим грешникам. Как минимум, такие люди должны лишаться церковного общения на какой-то срок – вплоть до принесения покаяния.

Надеемся, что это небольшое пособие в первую очередь окажется полезным для студентов, катехизаторов, оглашаемых и, возможно, – для священников и тех, кто несет различные церковные служения.

Илья Гриц,
преподаватель Ветхого Завета колледжа «Наследие»
Москва – Иерусалим 2015

ilia_grits

Грех

Грех никогда не считался явлением естественным и, тем более, нормальным. В древности, по-видимому, не было ни одного народа, ни одной культуры или цивилизации, в которых не было бы понятия греха.

С точки зрения Священного Писания Ветхого Завета, это понятно. Все люди – потомки Адама, или, если следовать книге Бытия, также и потомки Ноя, с которым Господь Бог заключил особый Завет, отличный от райского Завета. Его часто так и называют по имени человека, с которым Всевышний его заключил – Завет Ноев. Смысл этого Завета состоит в том, чтобы не дать погибнуть ни одному человеку, вошедшему в него.

В Древнем мире практически все люди хорошо понимали: последствием любого греха является смерть. Она может наступить не сразу, как бы автоматически после совершения какого-то греха. Но грех имеет свойство накапливаться в душе человека. И когда количество перейдет в качество, результат уже будет неизбежен: смерть. Поэтому смерть, которая ждет каждого человека, есть, в понимании Завета Ноя и Моисея, результат его грехов.

У греха есть еще одно страшное свойство: грех заразен. Это следует понимать буквально, как понимается буквально, например, утверждение, что грипп заразен. Если не принимать специальных мер, то можно заразиться, заболеть и даже умереть. Поэтому, когда возникает эпидемия какой-нибудь опасной заразной болезни, в любой стране или ее отдельной части устанавливаются специальные ограждения, нередко даже армейскими подразделениями, чтобы остановить распространение эпидемии. Меры, которые при этом применяются, ни в коем случае нельзя признать демократическими, они нарушают права отдельных людей на передвижение и многое другое. Но вызвано это нарушение демократии и прав человека опасностью, которая грозит очень многим людям. В этом случае действуют специальные законы о чрезвычайной ситуации. Без них вся страна может погибнуть.

Грех и его действие, его эпидемичность, представляют такую же опасность для людей. Поэтому каждый Завет, заключенный Богом с людьми через какого-то человека, Им для этого избранного, представляет собой своего рода правила поведения в ситуации чрезвычайного положения, вызванного действием греха. Можно сказать, что это своего рода правила безопасности: что надо делать (или чего не надо делать), чтобы не заразиться, не заболеть и не умереть.

Нередко многие заповеди Завета Моисеева и, особенно, наказания за их нарушения  представляются нам слишком жестокими. И даже в совсем не плохих учебных пособиях это обстоятельство или замалчивается, или объясняется особой жестокостью нравов в древности.

Но дело, разумеется, не в этом. Современные нравы ничуть не менее жестоки, впрочем, как и в любую эпоху. Дело в страшной опасности действия греха. Люди той эпохи были вынуждены применять особые меры, чтобы сохранить от смертельной опасности весь народ. Это был своего рода санитарный кордон.

Можно сравнить эти меры по наказанию грешников, равно как и меры современной медицины и санитарной безопасности, с хирургией.

Тот, кто видел или представляет себе действия фронтового хирурга в полевом госпитале, может упрекнуть его в излишней жестокости. Ведь ему нередко приходится ампутировать руку или ногу, чтобы спасти жизнь человека. Но в этих условиях, когда речь идет о жизни и смерти, другого выхода просто нет.

Другое дело, когда больной находится не в полевой санчасти, но в большом и прекрасно оснащенном госпитале, в котором есть все медикаменты, оборудование. Тогда на первый план выходит терапия.

Меры по сохранению людей от действия греха в Ветхом завете можно очень осторожно уподобить хирургии, а в Новом Завете – терапии. Когда к Господу Иисусу привели женщину, уличенную в грехе прелюбодеяния, и предложили осудить ее по Закону, Он неожиданно для обвинителей, призвал их вглядеться в себя. Все они разошлись, а Он сказал этой женщине: «иди и больше не греши», хотя по заповеди ее следовало побить камнями. Но наступила новая эпоха, и хирургия Ветхого Завета уступает место терапии Нового.

Когда же возникает чрезвычайная ситуация, тогда необходимы особые меры. Поэтому заповеди Ветхого Завета – тот минимум, который необходимо соблюдать, чтобы не выпасть из Церкви. И мы должны понимать необходимость такой строгости в наказаниях за нарушение основных заповедей.

Позволим себе привести еще одну метафору. Представьте себе, что на каком-то очень большом химическом комбинате произошел взрыв. В воздух вырвалось огромное облако ядовитого газа. Разумеется, приняты все возможные меры по локализации аварии, но это облако уже не остановить. Ветер может отнести его на огромное расстояние, на много тысяч километров, в какую-то страну, где никто и не слышал об этой аварии. И уже там это химическое вещество прольется на землю с дождем. Разумеется, при этом погибнут люди. И, несомненно, в первую очередь погибнут самые слабые: дети, старики, беременные женщины, больные люди…  Остальные будут также поражены этим ядом, долго болеть. Многие умрут позднее. Кто-то выживет, но таких будет относительно немного.

Эти люди не были виноваты во взрыве на химическом комбинате. Но зло, вырвавшись на свободу, разрушает и уничтожает все на своем пути. И, в первую очередь, – самых невинных. Вспомните ядерные взрывы в Японии, катастрофу на Чернобыльской атомной станции. Это – ужасные, но точные иллюстрации того, как действует грех в нашем мире.

Потоп, который пришел на землю и смысл с нее всякую душу живую, был очищением жизни, ибо «всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт. 6:12). Творцу пришлось очистить и возобновить жизнь.

Для того, чтобы уберечь людей от греха, Он дарует им заповеди. Заповеди – своего рода «техника безопасности»  жизни. В них приводятся правила, нарушение которых приводит человека к смерти.

Примерно такие же правила-заповеди мы сообщаем своим маленьким детям: «не выходи один из дома», «не клади руки в огонь», «не засовывай палец в электрическую розетку», «не трогай острый нож» и т.п. Обычно детям сообщают, что может с ними произойти, если они нарушат эти и другие правила – заповеди родителей. Но ни кому в голову не придет сказать, что «я порезался, и кровь теперь течет, потому что это родители меня так наказали».

Между тем не дети, но взрослые люди именно так и рассуждают: «я украл, нарушил известное правило, а за это Бог меня так-то и так-то наказал».

Надо сразу условиться и принять простую библейскую истину:

То, что часто происходит с каким-нибудь человеком, это не наказание Божье, но просто следствие греха.

Когда мы встречаем в тексте Священного Писания Ветхого Завета такие выражения, как, например, «Бог наказал», «Бог послал смерть тому-то», и другие, подобные им, то надо понимать, что перед нами – особый библейский язык. Особенность эта тесно связана со строжайшим монотеизмом, который является основой всей веры во Единого Бога, причем, как в Ветхом, так и в Новом Завете.

Объясняется эта особенность той средой, в которой жил народ Божий: бесконечное и разнообразное многобожие, язычество. На каждый случай жизни, для любых ее обстоятельств, был тот или иной божок, особая сила или стихия, к которой следовало обратиться, поклониться, принести определенную жертву и т.д.

Если бы в тексте Библии было написано, что грех, сотворенный неким человеком, привел, в конце концов, к его смерти, то и сам грех мог бы стать объектом поклонения.

Таким образом, в Священном Писании все сводится к Единому Богу, являющемуся Господином всего творения.

Действие греха в чем-то похоже на движение бумеранга. Вернувшись, этот бумеранг может убить бросившего. И никто в этом виноват не будет. Увы, грех (нераскаянный) всегда возвращается. И не обязательно к тому, кто его совершил, но к его близким, детям, друзьям.

Все это – своего рода аксиомы жизни, ее фундамент. Какую бы веру ни исповедовал человек, или даже безверие, эта аксиома будет действовать в его жизни.

В Священном Писании эти аксиомы сформулированы в Завете с Ноем.

Любой Завет состоит из отдельных правил, которые называются заповедями.

Считается, что в Завете с Ноем их семь. Не все они приводятся в книге Бытия при описании заключения завета, но то, что они были известны Ною и его потомкам, следует из последующих событий.

Итак, вот эти заповеди:

— не поклоняйся идолам;

— не богохульствуй;

— не убивай;

— не кради;

— не прелюбодействуй;

— не вкушай крови или плоти с кровью

— учреждай суды.

Эти заповеди хорошо были известны всем народам Древнего мира. Понятно, что в разных культурах их формулировки были различными.

Все заповеди звучат настолько ясно и привычно для каждого человека нашего времени, что обсуждать их – в смысле надо ли их исполнять, – даже как-то неловко. Разве что последняя из семи заповедей, об учреждении судов, несколько необычна для нас. Но ее смысл в том, что самосуд в любой  его форме гораздо хуже, чем суд по законам, пусть даже несовершенным. Иначе каждый может обвинить другого человека, например, в неподходящем цвете кожи или форме носа. В таком обществе жизнь имеет очень мало возможностей, чтобы сохраниться.

Итак, вопрос для нас состоит не в необходимости исполнения заповедей, а в том, как следует их исполнять.

Стоит заметить, что человечество практически испытало на своем опыте, что происходит, когда одна или несколько заповедей Ноя не просто нарушается отдельными людьми, но отменяется законом на уровне определенного общества. Очень быстро, на протяжении жизни всего одного поколения, государство, практикующее такие «законы» (а говоря точнее – беззакония), исчезало, равно как и народы, придерживающиеся того, что шло против Завета Ноя.

Например, племена, проживавшие в Ханаане, перед приходом в эту Землю народа Израиля, практиковали человеческие жертвоприношения как необходимый момент в начинании любого нового дела.

Незадолго до начала новой эры, китайский император Ци Хуанди издал указ, в котором потребовал убивать всех людей от 60-ти лет и старше, поскольку они не способны быть хорошими воинами и крепкими крестьянами. Но через довольно короткое время этот император был свергнут и убит, указ был отменен, а правители Китая вплоть до середины XX века стеснялись носить военную форму.

Если же грех становился необходимым элементом той или цивилизации, то он сам разрушал ее, причем очень быстро. И такие примеры также есть в истории.

Наоборот, в некоторых странах отдельные заповеди Завета Ноя становились основополагающими. Например, в Древнем Китае главной заповедью стало правило о почитании родителей. Но и остальные заповеди также были хорошо там известны и не считались малозначимыми.

Кстати, признание и исполнение Ноевых заповедей является основой того, чтобы человек из любого народа имел право жить в Земле Обетованной. В Синодальном переводе Священного Писания на русский язык такие люди называются «пришельцами» (евр. גר, «гер»)

Когда первое поколение учеников Христовых столкнулось с проблемой крещения уверовавших язычников, они обратились к древнему Завету Ноя. Именно он фиксировал тот минимальный уровень обязательств, которые человек должен был взять на себя, чтобы обрести спасение от Христа.

Заметим, что великий английский христианский апологет прошлого века Честертон утверждал, что прежде, чем крестить человека, его надо сделать джентльменом. И в этом есть глубокий, но уже известный нам смысл. Джентльмен – это человек, который всегда живет по довольно простым этическим законам: возвращает долги; не крадет ни денег, ни времени; уважает суд; не только не обижает, но защищает слабого, и т.д.

Грех – это путь, ведущий к смерти. Праведность же, антоним греха, является путем, ведущим к жизни. Эта библейская аксиома также является общечеловеческим достоянием. И вот люди, стремящиеся к праведности, выяснили, что грехи бывают разными по тяжести их последствий.

Есть грехи, которые человек мог искупить различными рода молитвами, жертвами, покаянием.

И были такие, которые были необратимыми по своим последствиям. Такие грехи и называются смертными грехами.

Эта тема и в наше время является важной не только для понимания текста Библии и, в частности, Торы. Она важна и для нашей жизни (если она есть, конечно).

Исходя из сформулированных библейских аксиом понимания жизни и смерти, обратим наше внимание на смертные грехи в Ветхом Завете. Помимо сформулированных заповедей завета с Ноем, рассмотрим и те, которые были даны в завете с Моисеем. Нам важно это потому, что, как пишет евангелист Иоанн, «Закон дан через Моисея, благодать же и истина произошли через Иисуса Христа» (Ин.1:17).  Наша конечная цель – понять, существуют ли смертные грехи в эпоху Нового Завета.

1. Убийство

Заповедь о запрещении убийства гораздо древнее Закона, данного Господом Моисею на горе Синай. Убийство было запрещено уже в Завете с Ноем.

Смысл (минимальный) предельно ясен: по своей воле лишать жизни нельзя никого — ни человека, ни всякую живую тварь.

Война, наказание преступника, самооборона — то есть защита своей жизни или жизни ближних — являлись обстоятельствами, при которых убийство не считалось смертным грехом.

Но и при этом (и здесь принципиальное отличие Ветхозаветного Закона от любых иных этических учений древности) налагались строгие ограничения: убийство на войне или наказание за какое-то преступление не должно было быть излишне жестоким и изуверским (например, сначала лишение зрения, а потом — казнь).

Нельзя наказывать человека, лишая его зрения, рук, или ног. Нельзя ставить клеймо на человека: он является образом Божьим! Клеймить можно только скот. Калечить людей в виде наказания или наносить им увечья было категорически запрещено Законом.

Сравните эти правила наказания Ветхого Завета со средневековыми законами различных христианских стран Европы, включая Россию. Вероятно, тогда у вас изменится представление о необычайной жестокости законов Ветхого Завета.

В Ветхом Завете казнь преступников через побиение камнями происходила достаточно быстро, за несколько минут (тогда как умирание преступников на кресте длилось не один день, а иногда и несколько недель). Другого способа казни в Ветхом Завете не предусматривалось.

Отметим также следующее важное обстоятельство. Казнь могла совершаться только по решению суда. Суд же мог состоятся, если имелись обвинители и свидетели. Если же не было обвинителя, то суд не имел право рассматривать дело. Так же обстояло дело и со свидетелями. По Закону, их должно было быть не меньше двух человек. Свидетели могли отказаться от своих показаний, и это влекло прекращение дела.

Вернемся к эпизоду из Евангелия с женщиной, взятой в прелюбодеянии. Есть обвинители, есть свидетели – от Иисуса требуют вынести ей приговор. Но Он неожиданно обращается к совести этих людей – и они все уходят. «Женщина, где твои обвинители?», — спрашивает Он. Их нет, они ушли. Значит, суд завершен.

Отметим также, что другого суда уже быть не может. Эта отмена является окончательной.

Еще одно важное замечание: любой человек мог на заседании суда возразить против смертной казни, привести свои доводы в защиту обвиняемого. Но если никто не возражал против смертного приговора, то принять участие в каменовании (так называется смертная казнь через побиение камнями), обязан каждый член общины.  Никто не имел права уклониться от этого. Но первыми должны были бросить свой камень обвинители, потом свидетели, а затем и все остальные.

Бросить камень в человека, зная, что твой удар может быть смертельным, не простое дело. Не каждый сможет на это решиться на такую ответственность. Но тогда надо было защищать обвиняемого в суде.

Заметим еще, что правила вынесения смертных приговоров со временем постоянно усложнялись. Сначала дела такого рода были переданы в исключительное ведение Верховного суда (Синедриона, в традиционном греческом звучании, которое перешло в русский.  По-еврейски это слово звучит как סנהדרין, Санhедрин). Постоянно увеличивалось минимальное количество судей, присутствие которых необходимо для вынесения смертной казни. Их число стало более пятидесяти. Далее, было введено правило единогласия судей. Если хотя бы один судья говорил, что он сомневается в вынесении смертного приговора, то приговор отменялся. И, наконец, было введено правило, по которому, если обвиняемый говорил, что он не знал, что за этот его проступок полагается смерть, то вынесение приговора становилось невозможным.

Таким образом, примерно к середине II века нашей эры смертная казнь по решению суда стала практически невозможной, не будучи отмененной по Закону.

Убийству при самообороне тоже ставились известные границы, как и при защите своего имущества от воров — только убийство вора ночью, когда он прокапывал стену,  то есть в полной темноте, когда хозяину, защищавшему свое имущество, невозможно было соразмерить применяемую силу и ее последствия, не считалось смертным грехом. Вор мог быть тщедушного сложения, небольшого роста и прочее. Хозяин в полной темноте ночью не мог этого видеть. Но нанести такой удар вору, который стал бы смертельным для него, вполне мог.

Но если подкоп (так на языке Закона называется незаконное проникновение в чужой дом) происходил днем, при свете солнца, и хозяин, защищая свое добро, нанес удар, приведший к смерти, то этот грех квалифицировался как смертный.

Смысл такого различения очень прост и прозрачен: ценность жизни любого человека несоизмеримо  выше цены любого имущества.

И даже убийство животных, птиц или рыб для пропитания было не простым делом: во- первых, всякое убийство не по необходимости, а по прихоти, для развлечения, уже являлось грехом. Поэтому охота не как способ пропитания, а как отдых, спорт или забава, безусловно не одобрялась Законом, считаясь грехом. Правда, грехом не смертным.

И, во-вторых, даже когда лишение жизни животного происходит по допустимому поводу (принесение в жертву Богу, питание людей), делать это было можно только по определенным ритуалам с чтением специальных молитв и только людям, специально подготовленным для этого служения.

К этому же относилась и рыбная ловля, которая была вполне допустима, если совершалась для пропитания в прямом и широком смысле (т.е. ловля рыбы и для пропитания семьи, и на продажу, чтобы купить что-то необходимое для жизни). Если же эта ловля превращалась в спорт, соревнование – кто больше всех сможет выловить рыбы за какое-то время, например, то такое занятие энергично не одобрялось Законом.

И, наконец, своевольное лишение жизни любого творения Божьего, также приравнивалось к греху. Например, «если долгое время будешь держать в осаде какой-нибудь город, чтобы завоевать его и чтобы взять его, то не порти дерев его, от которых можно питаться, и не опустошай окрестностей, ибо дерево на поле не человек, чтобы могло уйти от тебя в укрепление» (Втор 20.19).

Понятно, что за срубленное в подобной ситуации плодовое дерево, невозможно было наказывать смертной казнью. Но грех, между тем, совершался, со всеми вытекающими последствиями и оставался на человеке, его совершившем.

В более широком смысле к убийству приравнивался грех «лишения имени», т.е. распространение о человеке злых сплетен. Об этом говорит особая заповедь Закона Моисеева – «не ходи переносчиком в народе твоем» (Лев 19:16). Человек, о котором распространилась дурная молва, был уже как мертвый для своих ближних.

В более поздние времена к убийству приравнивалось прямое оскорбление человека, если оно  приводило к тому, что лицо человека становилось красным от прилившейся крови.

Жизнь, дарованная  Господом, является настолько бесценным даром, что умаление всех ее проявлений: физической, физиологической, семейной, культурной, научной, социальной, сакральной и других, есть действие против жизни, т.е. становится    грехом.

Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти (Исх 21.12);

Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват; но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями, и хозяина его предать смерти (Исх 21.28-29);

Если кто застанет вора подкапывающего и ударит его, так что он умрет, то кровь не вменится ему; но если взошло над ним солнце, то вменится ему кровь (Исх 22. 2-3).

Если кто ударит кого железным орудием так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти (Числ 35. 16);

и если кто ударит кого из руки камнем, от которого можно умереть, так что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти (Числ 35.17);

или если деревянным орудием, от которого можно умереть, ударит из руки так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти (Числ 35.18);

или по вражде ударит его рукою так, что тот умрет, то ударившего должно предать смерти: он убийца; мститель за кровь может умертвить убийцу, лишь только встретит его (Числ 35.21).

И не берите выкупа за душу убийцы, который повинен смерти, но его должно предать смерти (Числ 35.31).

Кто убьет какого-либо человека, тот предан будет смерти (Лев 24.17).

Кто убьет скотину, должен заплатить за нее; а кто убьет человека, того должно предать смерти (Лев 24.21).

2.  Прелюбодеяние

Прелюбодеяние – церковнославянское слово, которым сегодня часто обозначается грех соединения двух людей, как правило, мужчины и женщины, вне брака. Но его точное значение – это нарушение супружеской верности. Если же соединяются неженатый мужчина и незамужняя женщина, то это называется любодеяние.

Это грех, против признания которого таковым ополчился весь современный мир, желая, чтобы все, даже церковные люди, перестали вообще считать его грехом.

До этого последние несколько столетий художественная литература воспевала так называемую «свободную любовь», романтизируя близкие отношения вне брака. Затем, нападению подвергся сам брак – союз мужчины и женщины. Свободное (= безответственное) сожительство вне брака, которое иногда длится годами, также приветствуется «свободным» обществом. Многоженство, т.е. одновременное сожительство с несколькими женщинами (или наоборот, одной женщины с несколькими мужчинами), считается признаком особой изысканности этих людей. Дальше – больше, из скучающей фантазии городских бездельников возникли новые формы «семьи», о которых  даже писать неприятно.

Наконец, даже союз мужчины и женщины перестал быть точным признаком семьи. Возникло новое определение семьи, как союза двух людей (неважно, какого пола). Теперь это определение законодательно закреплено в подавляющем большинстве стран, входящих в Европейский Союз.  Повсюду в этих странах однополые отношения не только допускаются, но и поощряются обществом и государством.

Как результат этих грандиозных усилий, многие церкви Европы стали благословлять и освящать такие браки.

Иными словами, идет наступление невиданного размаха на одну из основных Заповедей Священного Писания «Не прелюбодействуй».

Уже из мощи такого напора должно быть понятно, насколько важна эта заповедь для сохранения жизни, для продолжения жизни с Богом.

Если представить себе, что эта заповедь будет побеждена, то рухнет вся христианская культура, христианские церкви, вся наша цивилизация. Нетрудно представить, какие следующие рубежи попытается преодолеть антибиблейское наступление: будет предпринята попытка объявить «нормой» педофилию, объявить всех монашествующих, т.е. людей, давших обет целомудрия, ненормальными, врагами свободы, и вот на горизонте уже маячит возврат к древним формам идолослужения – зоофилии.  Кажется, что все силы ада восстали сегодня на эту заповедь. И у многих людей складывается впечатление, что еще немного – и неприступный бастион Заповедей Господних будет взят.

Но Бог поругаем не бывает. Чем наглее и противнее идет натиск на Слово Божье, тем строже мы должны относиться к самим себе, не допустить, чтобы грех этот прошел в мир через нас.

В отличие от всех этических систем древнего мира, весьма терпимо относившихся к различным формам нарушения этой заповеди, или даже поощрявших нарушение супружеской верности, Закон предписывает хранить чистоту брака.

Причина такой строгости Закона вполне понятна.  Верность или неверность человека Богу имеет прямую и наглядную для всех связь: проявивший неверность человеку, не может быть верным и Завету с Богом, то есть такой человек — мужчина или женщина  (здесь Закон в противоположность языческому миру не делает различий) — видимым образом нарушает Первую Заповедь декалога.

На этом понимании основываются и знаменитые слова апостола и евангелиста Иоанна: «Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?»  (1 Ин 4.20).

Кроме того, для большинства, если не для всех языческих народов, всякого рода половые извращения означали гораздо больше, чем просто прихоти: это была особая форма служения своим богам, т.е. идолам.

Поэтому настолько яростна в настоящее время атака на союз мужчины и женщины, который пытаются подменить союзом двух (или даже более) мужчин или женщин.

Это еще одна попытка разрушить Церковь, введя в нее обычаи и нравы язычества. Но если до сих пор эти усилия были как бы в тайне, прикрывались разговорами об испорченности природы человека, то теперь это наступление ведется открыто, объявляя нормой любые формы грехов в сфере совместной жизни людей в целом, их социальных отношений, и, в частности, их половых отношений.

Поэтому столь строг Закон к грехам такого рода: это опять же нарушение верности Богу, к тому же очень заразное. Единственный способ остановить распространение этой заразы — полностью истребить его из среды народа Божьего. Совершая такого рода грех человек, становясь неверным, не может войти в сообщество верных, приносить жертву Всевышнему, приступать к святыне.

Выражение «открыть наготу», которое нередко встречается в Писании, имеет как минимум два значения. Одно — прямое значение, относящееся, например, к первосвященнику, когда он восходил к жертвеннику, который стоял на возвышении: подниматься к нему по лестнице было нельзя — чтобы не открылась нагота его, так как он должен был служить без нижней одежды. Восходили же не по лестнице, а по пандусу, своего рода наклонной плоскости. И другое — переносное, это эвфемизм, означающий прелюбодеяние. Отметим удивительную деликатность языка Закона, предпочитающего эвфемизмы, и никогда не описывающего совершение греха в подробностях.

Отметим также, что половые отношения между однополыми людьми считались не просто смертным грехом, но грехом непростительным, противоестественным, который не просто уводит человека от Бога Живого, но непременно ведет его к поклонению идолам. В конце концов, таким идолам может стать (и становится реально) сама страсть к соединению с лицами своего пола.

Эта страсть, называемая в современном мире «особенностью природы определенного человека», становится объектом поклонения.

Более того, многие современные «ревнители природы человека», вину за такую страсть возлагают на Самого Творца, ибо Он якобы именно таким и сотворил этого человека.

Действительно, разные люди имеют совершенно различные склонности. Кто-то склонен к объедению, кто-то любит различные развлечения, кто-то более всего любит поспать и т.п. Но не в том дело, какие у кого склонности, а в том, что человек делает со своими особенностями. Становится ли он зависим от них, или старается ими управлять, не становясь их рабом.

Поэтому ссылки на «природу» совершенно несостоятельны. Важно не то, какова у тебя природа, а то, что ты с ней делаешь.

Надо обратить внимание на выражение «мерзость» или чаще «мерзость пред Господом», которое используется для оценки однополых связей (см. ниже). Это не просто резкая этическая оценка подобного поведения, хотя и такая оценка здесь присутствует. Это особая библейская формула, которая обозначает поведение людей, точно знающих, что Бог есть и что Он – Творец и Господин всего. Но при этом эти люди живут так, как будто Его нет.

Это – крайняя степень духовного падения человека. Ярким образом такого падения в Ветхом Завете является Содом и Гоморра и суд Божий над ними.

То же можно сказать и о педофилии, только в гораздо более резких выражениях. Отметим, что для Закона Божьего этот грех настолько невыносим и даже непредставим, что в книгах Торы нигде о нем даже не упоминается.

Совокупление с животными также представляло в языческом мире не просто крайнюю степень развращенности человека, но особую форму служения языческим богам. Напомним, что многие языческие боги были зооморфны, т.е. представлялись и изображались для поклонения в виде определенных животных, птиц и земноводных. Поэтому такие культы были достаточно широко распространены в Древнем Египте. Такого рода истории сохранились в мифах Древней Греции.

Соединяясь с животными, человек оскверняет образ Божий, падая с высоты своего призвания. Можно сказать, что грехи такого рода превращают человека в животное, «оскотинивают» его. Поэтому так строг Закон к таким грехам, а также к людям, их совершающим.

Люди, совершающие подобные грехи, становятся настоящими язычниками, причем в самой низкой, мерзкой степени язычества.

Такие люди становятся источником очень опасной духовной инфекции в народе Божьем, которая может превратить его в настоящих язычников самого худшего вида, и более того, в настоящее стадо животных.

Всякий скотоложник да будет предан смерти (Исх 22.19).

Никто ни к какой родственнице по плоти не должен приближаться с тем, чтобы открыть наготу. Я Господь. Наготы отца твоего и наготы матери твоей не открывай: она мать твоя, не открывай наготы ее. Наготы жены отца твоего не открывай: это нагота отца твоего. Наготы сестры твоей, дочери отца твоего или дочери матери твоей, родившейся в доме или вне дома, не открывай наготы их. Наготы дочери сына твоего или дочери дочери твоей, не открывай наготы их, ибо они твоя нагота. Наготы дочери жены отца твоего, родившейся от отца твоего, она сестра твоя [по отцу], не открывай наготы ее. Наготы сестры отца твоего не открывай, она единокровная отцу твоему. Наготы сестры матери твоей не открывай, ибо она единокровная матери твоей. Наготы брата отца твоего не открывай и к жене его не приближайся: она тетка твоя. Наготы невестки твоей не открывай: она жена сына твоего, не открывай наготы ее. Наготы жены брата твоего не открывай, это нагота брата твоего. Наготы жены и дочери ее не открывай; дочери сына ее и дочери дочери ее не бери, чтоб открыть наготу их, они единокровные ее; это беззаконие. Не бери жены вместе с сестрою ее, чтобы сделать ее соперницею, чтоб открыть наготу ее при ней, при жизни ее. И к жене во время очищения нечистот ее не приближайся, чтоб открыть наготу ее. И с женою ближнего твоего не ложись, чтобы излить семя и оскверниться с нею. Из детей твоих не отдавай на служение Молоху и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь.  Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость. И ни с каким скотом не ложись, чтоб излить [семя] и оскверниться от него; и женщина не должна становиться пред скотом для совокупления с ним: это гнусно. Не оскверняйте себя ничем этим, ибо всем этим осквернили себя народы, которых Я прогоняю от вас: и осквернилась земля, и Я воззрел на беззаконие ее, и свергнула с себя земля живущих на ней. А вы соблюдайте постановления Мои и законы Мои и не делайте всех этих мерзостей, ни туземец, ни пришлец, живущий между вами, ибо все эти мерзости делали люди сей земли, что пред вами, и осквернилась земля; чтоб и вас не свергнула с себя земля, когда вы станете осквернять ее, как она свергнула народы, бывшие прежде вас; ибо если кто будет делать все эти мерзости, то души делающих это истреблены будут из народа своего. (Лев 18.6-29)

Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего, – да будут преданы смерти и прелюбодей, и прелюбодейка (Лев 20.10).

Кто ляжет с женою отца своего, тот открыл наготу отца своего: оба они да будут преданы смерти, кровь их на них (Лев 20.11).

Если кто ляжет с невесткою своею, то оба они да будут преданы смерти: мерзость сделали они, кровь их на них (Лев 20. 12).

Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них (Лев 20.13).

Кто смесится со скотиною, того предать смерти, и скотину убейте (Лев 20 15).

Если женщина пойдет к какой-нибудь скотине, чтобы совокупиться с нею, то убей женщину и скотину: да будут они преданы смерти, кровь их на них (Лев 20.16).

Если кто возьмет сестру свою, дочь отца своего или дочь матери своей, и увидит наготу ее, и она увидит наготу его: это срам, да будут они истреблены пред глазами сынов народа своего; он открыл наготу сестры своей: грех свой понесет он (Лев 20. 17).

Если кто ляжет с женою во время болезни кровоочищения и откроет наготу ее, то он обнажил истечения ее, и она открыла течение кровей своих: оба они да будут истреблены из народа своего (Лев 20.18).

Если кто возьмет жену, и войдет к ней, и возненавидит ее, и будет возводить на нее порочные дела, и пустит о ней худую молву, и скажет: ‘я взял сию жену, и вошел к ней, и не нашел у нее девства’, то отец отроковицы и мать ее пусть возьмут и вынесут признаки девства отроковицы к старейшинам города, к воротам; и отец отроковицы скажет старейшинам: дочь мою я отдал в жену сему человеку, и [ныне] он возненавидел ее, и вот, он взводит [на нее] порочные дела, говоря: ‘я не нашел у дочери твоей девства’; но вот признаки девства дочери моей. И расстелют одежду пред старейшинами города. Тогда старейшины того города пусть возьмут мужа и накажут его, и наложат на него сто сиклей серебра пени и отдадут отцу отроковицы за то, что он пустил худую молву о девице Израильской; она же пусть останется его женою, и он не может развестись с нею во всю жизнь свою. Если же сказанное будет истинно, и не найдется девства у отроковицы, то отроковицу пусть приведут к дверям дома отца ее, и жители города ее побьют ее камнями до смерти, ибо она сделала срамное дело среди Израиля, блудодействовав в доме отца своего; и так истреби зло из среды себя (Втор 22.13-21).

Если найден будет кто лежащий с женою замужнею, то должно предать смерти обоих: и мужчину, лежавшего с женщиною, и женщину; и так истреби зло от Израиля (Втор 22.22).

Если будет молодая девица обручена мужу, и кто-нибудь встретится с нею в городе и ляжет с нею, то обоих их приведите к воротам того города, и побейте их камнями до смерти: отроковицу за то, что она не кричала в городе, а мужчину за то, что он опорочил жену ближнего своего; и так истреби зло из среды себя. Если же кто в поле встретится  с отроковицею обрученною и, схватив ее, ляжет с нею, то должно предать смерти только мужчину, лежавшего с нею, а отроковице ничего не делай; на отроковице нет преступления смертного: ибо это то же, как если бы кто восстал на ближнего своего и убил его (Втор 22.23-26).

3. Непочитание родителей

Самая первая Заповедь Бога людям, которых Он сотворил, гласит: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Быт 1.28).

Люди, почитающие своих родителей, почитают их в первую очередь за то, что они передали своим детям дар жизни, и, во-вторых, во исполнение этой заповеди. Поэтому в ветхозаветные времена все не имеющие детей семейные люди вызывали у окружающих, по меньшей мере, подозрение: чем они так согрешили, что Господь не дает им возможность исполнить эту заповедь?

Непочитание родителей в глазах Закона означало отвержение Источника жизни, Подателя ее. Это был грех против жизни, против возможности ее продолжения, в конечном счете — это грех неблагодарности Богу за жизнь. Естественно, что грех против жизни выводил человека за ее пределы, то есть наказывался смертью.

Непочитание родителей имело свою крайнюю степень выражения: поднятие руки на отца или мать, т.е. физическое насилие над ними. Такого рода поступок являлся достаточным основанием для решения суда о побиении камнями преступника.

Грех побиения родителей считался не только в Древнем Израиле, но и во многих других странах самым ужасным, ведущим к страшным последствиям.

Например, в древнем Китае такой поступок также наказывался смертной казнью. Причины этого наказания понятны. Такой грех являлся невероятно заразным.  Считалось, что если оставить его без наказания, то вся страна может рухнуть. В средневековой Европе этот грех также осознавался как один из самых страшных.

И лишь в самые недавние, «либеральные» времена, в современном законодательстве Западных стран было отменено различие между побиением родителей и других людей.

Важно отметить при этом, что почитание имело свои границы: родителей должно уважать, заботиться о них в их старости и поддерживать в их немощах, молиться за них после их кончины.

Какое бы преступление родители не совершили, дети не имеют права их осуждать (злословить, на языке Закона). Они вовсе не обязаны им в этом подражать, самим совершать что-то подобное. Более того, взрослые дети имеют право, и даже обязанность отказаться от совершения греха, к которому могут призывать их родители. Они также могут  почтительно просить своих родителей отказаться от греховной жизни.

Но права осуждать родителей у детей нет.

Поэтому детей, по Закону, нельзя привлекать в суд в качестве свидетелей против родителей.

Даже если сын или дочь своими глазами видели, что, например, их отец кого-то убил, они не только имеют право, но даже обязаны отказаться от свидетельства в суде. Иначе  они нарушат заповедь о почитании своих родителей, т.е. совершат смертный грех.

Даже для установления истины в суде нельзя нарушать заповедь о почитании родителей.

В Советские времена эта заповедь считалась устаревшей. Образцом подражания для детей и молодежи был установлен образ Павлика Морозова, предавшего своего отца по идеологическим мотивам. Поэтому в законодательстве той эпохи отсутствовала норма о запрете детям свидетельствовать против родителей. Более того, за отказ свидетельствовать на суде полагалось строгое наказание: лишение свободы – до пяти лет тюремного заключения. И только совсем недавно в российском законодательстве появилась норма, разрешающая отказываться от дачи свидетельских показаний по делам, относящимся к родителям и другим близким родственникам.

Нередко можно услышать упреки в адрес Закона Моисеева в том, что в нем нет заповеди об обязанности детей любить своих родителей.

Не следует путать «почитание» и «любовь». Любовь является даром Свыше; она относится  к области свободы. Нельзя обязать, нельзя заставить человека любить кого-то или же не любить.

Почитание является заповедью Божьей, т.е. нашей обязанностью. Как всегда Закон очерчивает минимальные условия исполнения Заповеди. «Не меньше, чем…» – так может звучать формула ее исполнения.

Почитание родителей – это тот минимум, который обязан исполнить каждый человек. Желаешь и можешь исполнить больше? Отлично! Делай это. Дари родителям свою любовь.

Но требовать от всех людей любви невозможно. Человек может быть сиротой, совсем не знать своего отца или мать, или обоих родителей. Сколько сотен тысяч  маленьких детей живут не своих домах с любящими родителями, но в детских домах, поскольку родители от них отказались?

О какой любви можно говорить, если человек даже не знает, как выглядят его мать или отец? Но совсем нетрудно представить, что уже в старости, став немощными, родители решат разыскать своего «ребенка», просить его о помощи.

Разумеется, в этом случае, ни о каких теплых чувствах к родителям говорить не приходится. Но оказать им почтение дети обязаны!

Каков же минимум этого почитания? Заботиться о родителях буквально, т.е. кормить их, помогать им деньгами, продуктами и лекарствами, оказывать им необходимую для жизни помощь, и, самое главное – молиться о них. В свое время похоронить их и продолжать молиться об их упокоении.

Довольно много женщин в России отказывается от своих детей еще в родильном доме, т.е. в самом начале их жизни. Это накладывает сильнейший отпечаток на всю последующую жизнь этих детей, а также на отношения с их будущими детьми.

Такого рода грех – оставление своих детей – был настолько непредставим в древности для народа Божьего, для которого дети являются даром Божьим, что о нем нет даже никакого упоминания во всем Священном Писания и Ветхого и Нового Завета.

Брошенные дети встречались исключительно только в жизни самых грубых язычников. Для таких язычников дети – нежелательный и неприятный «побочный продукт» в их стремлении к наслаждениям плоти.

В широко известном и весьма почитаемом памятнике христианской письменности начала II века «Послании к Диогнету»  автор, неизвестный нам христианин, пишет своему другу, скорее всего, язычнику, письмо, в котором объясняет ему, кто такие христиане и чем они отличаются от всех прочих людей (имеются в виду язычники).

Приведем самое начало этого послания, в котором автор пишет:

«Христиане не различаются от прочих людей ни страною, ни языком, ни житейскими обычаями. Они не населяют где-либо особенных городов, не употребляют какого либо необыкновенного наречья, и ведут жизнь ни в чём не отличную от других. Только их учение не есть плод мысли или изобретение людей ищущих новизны, они не привержены к какому либо учению человеческому как другие, но обитая в эллинских и варварских городах, где кому досталось, и следуя обычаям тех жителей в одежде, в пище и во всем прочем, они представляют удивительный и поистине невероятный образ жизни. Живут они в своем отечестве, но как пришельцы; имеют участие во всем, как граждане, и все терпят как чужестранцы. Для них всякая чужая страна есть отечество, и всякое отечество — чужая страна. Они вступают в брак, как и все, рождают детей, только не бросают их [1]».

Для людей, называющих себя христианами, немыслимо бросить своих детей. Это является отказом от дара Божьего, от дара Жизни. В конечном счете, отказ от детей всегда является отказом от Бога.

Несомненно, что такой поступок также может (и даже должен!) считаться не просто грехом, но грехом смертным.

Кто ударит отца своего, или свою мать, того должно предать  смерти (Исх 21.15).

Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти (Исх 21.17).

Кто будет злословить отца своего или мать свою, тот да будет предан смерти; отца своего и мать свою он злословил: кровь его на нем (Лев 20.9)

4. Идолослужение

Народ Божий на всем протяжении своей истории был окружен языческими народами с их культами служения идолам.

Более того, эти народы и эти чуждые Закону служения существовали внутри самой земли израильской: язычники всегда жили рядом меж колен и вместе с ними. Возможность перемены служения Богу как Господу — служения всегда трудного и опасного для жизни, не очень понятного для непросвещенного ума — на простое и понятное служение местным богам, всегда логичное и легко осмысляемое («я тебе даю то и то, а ты мне за это — то, что мне потребно») всегда оставалось реальной угрозой для сохранения Израиля как народа Божьего.

Отсюда — такая строгость в соблюдении Первой заповеди. Ее смысл, если попытаться передать его современным языком, состоит в том, что первое, самое главное место в жизни людей, входящих в народ Божий, занимает Сам Господь Бог. Он и только Он!

Если же место Бога занимает в нашей жизни кто-то или что-то еще, совсем не обязательно что-то плохое и греховное, то оно превращается в идола, т.е. в языческого бога. А мы сами, в таком случае, становимся реальными язычниками. При этом не имеет значения, кем мы сами себя при этом считаем.

Идолом, «богом иным», может стать решительно все: семья, дети, работа, наука, искусство, литература, сам человек,  родина, церковь и т.п.

Происходит это в том случае, если человек служения им ставит выше, чем служение Богу. Или иначе, но более точно: любовь к ним занимает в жизни человека то место, на котором может быть только любовь к Самому Богу. Но это уже достаточно продвинутое понимание идолослужения внутри народа Божьего.

Закон четко устанавливает, что нельзя обращаться к этим богам, приносить им жертвы, а также предлагать или учить этому других людей, особенно духовно неопытных и незрелых.

За несоблюдение закона полагалась смерть, причем как тем, кто приносил такие жертвы, так и тем, кто этому научал. Именно таких людей имел в виду Спаситель, когда говорил: «а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской»  (Мф 18.6).

«Соблазнит» — значит, отведет «малых сих» от веры в Иисуса как в Сына Божьего и, следовательно, лишит возможности служить Ему. Не служа Ему, они неизбежно служат идолам. Поэтому так (неожиданно для многих, привыкших к умилительному образу Сына Божьего) суров здесь Господь: Он следует установлениям Закона, запрещающего идолослужения.

Обратите внимание на осторожность и деликатность языка самого Закона. Он никогда не уточняет и не описывает в подробностях никакие грехи.

Языческие боги также не описываются подробно, равно как и служения им. Заповеди, запрещающие такие служения, не должны стать поводом для любопытства и возбуждения интереса к этим служениям. Поэтому эти боги и служение им обобщенно названы в Заповедях «молохом» [2], «ваалом» [3], или чаще «ваалами», поклонение которым было очень распространенно в Земле Обетованной во время вхождения в нее Народа Божьего. Закон не входит в подробности и разнообразие языческих богов. Для него все эти идолы – молохи и ваалы.

Жертвоприношения языческим богам довольно часто были кровавыми. В жертву приносили не только животных, чтобы умилостивить богов, но нередко и людей. Это могли быть люди из других народов и племен, но могли также быть и «свои», причем, как правило, совершенно невинные, обычно маленькие дети или юные девушки.

Память об этих ужасных служениях сохранилась у разных народах в виде сказок, легенд, в которых часто встречается такой сюжет, что самых прекрасных девушек регулярно отдают на съедение какому-то дракону или другому отвратительному существу.

Заметим, что ко времени земной жизни Сына Божьего, кровавые жертвоприношения были повсеместно прекращены, по крайней мере, в пределах Римской империи. Они были заменены на приношение фруктов, цветов, т.е. жертв уже символических. Связано это было, по-видимому, с обожествлением личности самого императора, с поклонением его статуям и изображениям. Но суть происходящего от этого не изменялась: это было по-прежнему жертвоприношение идолам, языческим богам.

Для нас уже требуется определенное усилие, чтобы понять, почему для христиан той эпохи недопустимо было положить букет цветов к подножию скульптуры императора. Но  христиане II, III и начала IV веков, от которых требовалась «такая малость», понимали это очень хорошо. Они предпочитали такому жертвоприношению муки и даже смерть. Для них это был не просто знак лояльности императору,  но реальное идолослужение, принесение жертвы императору как богу.

Иногда имперские чиновники предлагали христианам не приносить эти жертвы, но просто купить квитанцию, что это было сделано. В конце концов, документом, свидетельствующим о лояльности, была именно квитанция.  Но и от такого поступка многие христиане отказывались, так как не хотели быть соблазном для более слабых духовно братьев и сестер.

Особо следует отметить запрет вкушения крови, идущий еще от Ноева Завета: «плоти с душею ее, с кровью ее, не ешьте» (Быт 9.4).

Практически для всех языческих народов вкушение крови был не просто занятием гурманов, а формой служения так называемым «звериным» богам, соединением с тотемом, с душою козлов, овец, свиней и т.д.

Человек, который вкушает кровь животных,  принимает в себя образ этих животных, оскверняя тем самым образ Божий, данный всем потомкам Адама. Иными словами, он становится – хочет ли он этого или нет, понимает или не осознает – зверем. Поэтому так строг Закон к соблюдению этой Заповеди.

Быстрый рост городов во второй половине XIX и начале XX веков в странах Европы, Америки и России, привел к созданию в таких городах огромных мясокомбинатов, на которых убивали скот. Среди мясников, работавших забойщиками скота во всех городах и странах, был широко распространен обычай пить свежую кровь убитых животных. И очень скоро эта привычка стала предметом пристального внимания местной полиции и врачей-психологов.

Дело в том, что забойщики через несколько лет такой работы, «вдруг» начинали совершать немотивированные убийства совершенно незнакомых им людей (иногда, впрочем, и самых близких). Это происходило и в Чикаго, и в Лондоне, и в Москве, равно как и во всех иных больших городах. Полиция не находила объяснений таким поступкам, так как обычно это были вполне добропорядочные граждане, хорошие семьянины.

Врачи же пришли к выводу: причина этих немотивированных убийств заключалась в постоянном употреблении свежей крови. Происходило постепенное перерождение личности этих людей.

Эта своего рода «эпидемия убийств» была остановлена выполнением рекомендаций врачей:  не разрешать работать мясникам на забое скота более одного года. Потом их переводили на другие работы в мясокомбинатах.

Так, при трагических обстоятельствах, была опытно подтверждена необходимость исполнения древней Заповеди. Кровь животных вкушать нельзя!

Подлинный смысл этой заповеди раскрывается  только в Новом Завете, Завете с Господом Иисусом. Нам запрещено вкушать кровь животных. Но мы можем принимать и вкушать Его Кровь. Если мы это совершаем, то происходит реальное обоживание человека.

Как говорили об этом великие Отцы Церкви Христовой, «Бог стал человеком, чтобы человек мог стать Богом».

Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен (Исх 22.20).

Если кто из дома Израилева и из пришельцев, которые живут между вами, будет есть какую-нибудь кровь, то обращу лице Мое на душу того, кто будет есть кровь, и истреблю ее из народа ее (Лев 17.10)

Скажи сие сынам Израилевым: кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между Израильтянами, даст из детей своих Молоху, тот да будет предан смерти: народ земли да побьет его камнями (Лев 20. 2);

Если будет уговаривать тебя тайно брат твой, [сын отца твоего или] сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена на лоне твоем, или друг твой, который для тебя, как душа твоя, говоря: пойдем и будем служить богам иным, которых не знал ты и отцы твои, богам тех народов, которые вокруг тебя, близких к тебе или отдаленных от тебя, от одного края земли до другого, — то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его, но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа; побей его камнями до смерти, ибо он покушался отвратить тебя от Господа, Бога твоего, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства (Втор 13.6-10);

Если услышишь о каком-либо из городов твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе для жительства, что появились в нем нечестивые люди из среды тебя и соблазнили жителей города их, говоря: ‘пойдем и будем служить богам иным, которых вы не знали’, — то ты разыщи, исследуй и хорошо расспроси; и если это точная правда, что случилась мерзость сия среди тебя, порази жителей того города острием меча, предай заклятию его и все, что в нем, и скот его порази острием меча; всю же добычу его собери на средину площади его и сожги огнем город и всю добычу его во всесожжение Господу, Богу твоему, и да будет он вечно в развалинах, не должно никогда вновь созидать его; ничто из заклятого да не прилипнет к руке твоей, дабы укротил Господь ярость гнева Своего, и дал тебе милость и помиловал тебя, и размножил тебя, [как Он говорил тебе,] как клялся отцам твоим (Втор 13.12-17)

Если найдется среди тебя в каком-либо из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе, мужчина или женщина, кто сделает зло пред очами Господа, Бога твоего, преступив завет Его, и пойдет и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, или всему воинству небесному, чего я не повелел, и тебе возвещено будет, и ты услышишь, то ты хорошо разыщи; и если это точная правда, если сделана мерзость сия в Израиле, то выведи мужчину того, или женщину ту, которые сделали зло сие, к воротам твоим и побей их камнями до смерти. По словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать смерти по словам одного свидетеля; рука свидетелей должна быть на нем прежде всех, чтоб убить его, потом рука всего народа; и так истреби зло из среды себя (Втор 17.2-7)

5. Ведовство, гадание, лжепророчество

Желание узнать события будущего, то, что еще не произошло, свойственно человеческой природе. Готовясь к новой войне, например, властители, полководцы всегда хотят узнать, чем она завершится.

Земледельцы также желают знать будущее: будет ли в наступающем году благоприятная для урожая погода? Не будет ли засухи?

Этот вопрос волнует царей и правителей империй.

Для древних народов и государств это знание было жизненно важным. Равно как и действия, призванные изменить неблагоприятное будущее.

Такие действия совершались людьми, имевшими определенную подготовку и навыки. В разных странах, у разных народов они назывались по-разному, но суть их действий была одна: это была магия.

Маги многое умели и многого достигали, но опирались они на свои знания и умения, не обращаясь к Богу. Достаточно вспомнить, как египетские волхвы повторяли те чудеса, которые Господь творил через Моисея и Аарона и которые традиционно называются казнями египетскими (речь идет только о первых казнях).

Народу же Божьему прибегать к магии, т.е. самим творить чудеса без произволения Всевышнего, было категорически запрещено и определено Законом как смертный грех.

То же самое относится и к пророчеству. Вопрошать Господа Бога о Его воле, о будущем Его народа было вполне благим делом. Но прибегать при этом к каким-либо силам – природным или духовным – было запрещено.

Пророческое служение в народе Божьем всегда пользовалось особым вниманием, уважением и почитанием. Через пророка Господь открывал людям Свое произволение, Свою волю. Судьбы племен, народов и царств определялись словами, изреченными пророком. Поэтому ответственность человека, приступающего к пророческому служению, была невероятно велика. Пророк не должен был ничего говорить от себя или добавлять свое понимание открытого ему.

Тем более, недопустимо было обращаться с вопрошаниями к иным богам: это был грех близкий к идолослужению, а, возможно, и гораздо страшнее.

Такой человек в традиции Завета именовался «лжепророком», равно как и тот, кто был готов пророчествовать за вознаграждение. Для такого «пророка» интересы заказчика были гораздо важнее, чем воля Божия.

Лжепророк не только сам совершал преступление, но и распространял вокруг себя от имени Бога Живого не правду, а ложь. Из-за таких людей, как потом писал святой апостол Павел, «имя Божие хулится у язычников» (Рим 2.24). Оно хулилось не только среди язычников, но и среди народа Божьего, превращая его тем самым в народ языческий.

Совершение же определенных действий не пророками — ворожба, гадание в любом виде, вызывание различных духов и прочее — являлись особо тяжелыми грехами.

Следует отметить, что перевод на русский язык этих Заповедей, сделанный более чем полутора столетий назад, стал очень архаичным. Впрочем, в этом переводе (так называемый Синодальный перевод) были практически полностью использованы церковно-славянские слова и выражения.

«Ворожба», «волхвовать» и другие термины, относящиеся к лжепророчеству, воспринимаются сегодня как слова из лексикона сказок. Однако их смысл в настоящее время, как и  несколько тысяч лет назад, остается неизменным. А формы его выражения вполне могут быть изменены.

Все современные виды гаданий, астрологические прогнозы, прорицания, спиритические сеансы с вызыванием духов умерших, «молитвы для удачи», заклинания на хорошего мужа и т.д. и т.п., есть не что иное, как модернизированные формы этого смертного греха.

Суть его сегодня та же, что и много тысяч лет назад: вопрошания будущего не у Бога. Иными словами, человек, точно зная, что Бог есть, живет и собирается жить дальше так, как будто Его нет.

Возможно, в настоящее время это один из наиболее распространенных смертных грехов, который почти никем из людей нецерковных вообще не опознается как грех. Впрочем, и среди людей, постоянно посещающих храмы, он встречается, к сожалению, не менее редко. Вместе к нательными крестами довольно немало людей носит одновременно разного обереги, талисманы и прочие атрибуты магии. Равно как и немало людей, которые посещают астрологов или гадателей, одновременно с хождением в храм Божий.

Однако надо отдавать себе отчет, что это зло, которое Закон считает нетерпимым в народе Божьем.

Ворожеи не оставляй в живых (Исх 22.18).

Мужчина ли или женщина, если будут они вызывать мертвых или волхвовать, да будут преданы смерти: камнями должно побить их, кровь их на них (Лев 20.27).

Если восстанет среди тебя пророк, или сновидец, и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: ‘пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им’, — то не слушай слов пророка сего, или сновидца сего; ибо чрез сие искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей; Господу, Богу вашему, последуйте и Его бойтесь, заповеди Его соблюдайте и гласа Его слушайте, и Ему служите, и к Нему прилепляйтесь; а пророка того или сновидца того должно предать смерти за то, что он уговаривал вас отступить от Господа, Бога вашего, выведшего вас из земли Египетской и избавившего тебя из дома рабства, желая совратить тебя с пути, по которому заповедал тебе идти Господь, Бог твой; и так истреби зло из среды себя (Втор 13.1-5).

Пророка, который дерзнет говорить Моим именем то, чего Я не повелел ему говорить, и который будет говорить именем богов иных, такого пророка предайте смерти (Втор 18.20).

6. Лишение человека свободы

Господь вывел народ Свой из Египта, из дома рабства. Даровав ему Закон, Он даровал, тем самым, свободу.

Этот дар очень высоко ценился в Ветхом Завете. Настолько высоко, что призыв Спасителя к познанию истины для обретения свободы встретил довольно неожиданную реакцию знатоков Закона: они обиделись.

«Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными. Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?» (Ин 8.31-33).

Не уразумев слов об истине, они очень верно поняли, на что указывает им Господь. Для людей народа Божьего без свободы нет и жизни. И преступление против свободы — это грех против жизни. За совершение его полагалась смерть — отсюда и оскорбленный тон.

Но Господь, как всегда, еще выше поднимает уровень требований данной Заповеди: Он требует не только не делать одного человека лично зависимым от другого, но и не быть порабощенным своими грехами.

Однако это уже новозаветное понимание этого закона. А минимальный его уровень, неизменный и неотменяемый, совсем прост: нельзя брата продавать в рабство или считать своим рабом.

В настоящее время снова стал актуальным прямой, буквальный  смысл этой Заповеди. Большое число людей из малоразвитых стран превращаются в рабов, потому что не в состоянии обеспечить себе хотя бы минимальное пропитание.

Разумеется, это не совершается добровольно. Почти всегда это происходит путем обмана, когда людям, не имеющим работы, а, значит, и возможностей прокормить себя и своих близких, заманивают большими деньгами на работу в другие страны, где они попадают в настоящее рабство. Очень часто такое происходит с молодыми женщинами, которых продают на долгие годы в публичные дома.

В XX веке стала довольно широко распространенной такая форма этого греха, как взятие заложников, или кража детей, с целью получения денежного выкупа, т.е. обогащения. Эти действия попадают под прямое нарушение этих Заповедей. Как и когда-то в древности, обогащение является  главной целью этих преступлений.

Иногда похитители людей оправдывают свои действия якобы «высокими» целями. Например, чтобы потребовать свободу своим сообщникам или предъявить властям определенные политические требования. Но сам факт лишения свободы людей не по решению законных судебных инстанций, а для своих целей, практически всегда с угрозой жизни заложников, является смертным грехом.

Обратите внимание на поразительную глубину смысла этой библейской Заповеди: свобода человека не может быть измерена никаким богатством.

Именно это понимание и привело за исторически относительно короткий срок к отмене рабства как социального института уже до эпохи раннего средневековья.

Но у этого греха имеются и другие современные проявления, неизвестные в древности. Человек может стать рабом своим привычкам, пристрастиям, которые внешне выглядят довольно безобидно. Если кто-то не может и дня прожить без табака, спиртного, каких-то зрелищ, даже по телевидению, он становится их рабом.

Компьютерные или другие игры, например, карточные; ежедневное участие в работе социальных сетей, и т.д.  – вот формы современного рабства человека.

В этом заключается смысл отрицательного отношения церкви к пристрастию курению, винопитию, различным играм и т.д. Дело не в том, что сами эти занятия плохи (хотя, бывает, что так оно и есть), а в том, что человек теряет свою свободу и становится рабом своих пристрастий.

И горе тому, кто научит хотя бы одного «из малых сих» этим подслащенным приманкам в новое рабство.

Кто украдет человека [из сынов Израилевых] и [поработив его] продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти (Исх 21.16).

Если найдут кого, что он украл кого-нибудь из братьев своих, из сынов Израилевых, и поработил его, и продал его, то такого вора должно предать смерти; и так истреби зло из среды себя (Втор 24.7).

7. Несоблюдение субботы и праздников

Этот грех вызывает, может быть, наибольшее недоумение людей нецерковных: в чем же он? Обычно (традиционно) его связывают с неисполнением определенных ритуалов, разумеется, уже не актуальных для нас. Подобное недоумение связано, по-видимому, с непониманием природы времени в Священном Писании, отношением к нему в народе Божием.

Время в Ветхом Завете — это дар Божий, причем и святое, время субботы и праздников, и профанное (обыденное). Различаются они своей принадлежностью: время шести дней принадлежит человеку, его разнообразным нуждам и заботам, а время Субботы, праздников — время Господне, то есть оно для Господа, поэтому никаких дел, ведущих к прибыли человека, творить нельзя.

«Шесть дней работай и делай [в них] всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни [вол твой, ни осел твой, ни всякий] скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих»  (Исх 20. 9-10).

Только дела для Господа Бога, направленные к славе Его, являются делами, достойными субботы. Несоблюдение субботы и праздников означало выпадение из времени ветхозаветной церкви, из времени жизни с Богом народа Его, то есть выпадение из самой Жизни.

Спасение жизни человека — «ближнего своего» — есть дело благое, оно позволяется и даже предписывается к совершению в субботние и праздничные дни. Поэтому одобряется и благословляется работа людей в эти дни, если она способствует сохранению и спасению жизни. Речь идет о врачах, полиции, армии, пожарных, электроснабжения и т.д. При этом, в современном Израиле, если хирургическую операцию надо совершать немедленно, то врачи ее делают и в субботу, и в праздники. Если это операция плановая, то назначают на иной день.

Разумеется, не все из нас врачи или спасатели разных служб спасения. Но каждый может выделить время субботнее не для себя. Вряд ли стоит тратить время субботы на уборку своего дома, или на стирку своих вещей. Но пойти и помочь немощным соседям — убрать их дом, постирать их вещи, приготовить им обед — дело вполне субботнее.

В современном ортодоксальном Израиле очень приветствуется волонтерская работа в субботу Это добровольная помощь в больницах, домах престарелых, интернатах для детей-инвалидов, страдающие такими тяжелыми заболеваниями, которые требует круглосуточного профессионального ухода. Молодые верующие из ортодоксальных семей приезжают в эти заведения в пятницу, чтобы вместе с немощными людьми встретить Субботу, остаются там же ночевать (чтобы соблюсти заповедь покоя в Субботу, а также по той простой причине, что никакой общественный транспорт в Израиле по субботам не работает) и проводят весь субботний день в служении. Это и есть исполнение заповеди.

Главное условие субботнего характера работы — она не должна быть источником дохода. Деньги брать за такую помощь нельзя!

Впрочем, бывают ситуации, когда отказ от денег может сильно огорчить жертвователей. Что ж, тогда их надо принять — ради сохранения мира Божьего — но тут же отдать бедным, нуждающимся, в храм Божий и т.п.

Напомним, что есть еще и третий вид времени с точки зрения Закона: время греха, т.е. такое время, которое тратится на совершение различных грехов. В самом Законе о нем практически не говорится, как не говорится и о самих грехах.

Господь наш Иисус именно в субботу творил часто такие дела, которые приводили к тому, что почти все, видевшие их, прославляли Бога Живого. Это был главный критерий всех Его чудес и исцелений: Он творил обновленную жизнь. Те, кто этого не видел, кто отказывался это принимать, сильно искушались и даже возмущались Его «нарушениями» Заповеди о субботе. На самом деле, это было ее совершенное исполнение.

Итак, минимальное требование закона к исполнению этой заповеди состоит в том, что в праздники Господни нельзя творить дела для себя, направленные к своей пользе и выгоде. С этим следует ознакомить оглашаемых и очень ясно показать им Новозаветную перспективу исполнения этой заповеди, данную нам Самим Спасителем:

«суббота для человека, а не человек для субботы; посему Сын Человеческий есть господин и Субботы» (Мк 2 27).

Обратим внимание на очень распространенное «объяснение» того, почем мы не обязаны исполнять заповедь о соблюдения субботы. Звучит оно так: для христиан соблюдение субботы переносится (= заменяется) почитанием дня воскресного.

Такое утверждение нелепо даже логически: в слове Божьем ни одна заповедь не может быть заменена другой – иначе она была бы просто излишней.

И по сути: это два разных дня с неодинаковыми предназначениями.

В день субботний мы призваны благодарить Бога за весь созданный Им мир – видимый и невидимый. Благодарить за то, что все, что Он сотворил, «хорошо весьма» (Быт 1.31).

Суббота — день особого благодарения за все, что есть в нашей жизни: за нашу землю, страну, родных и близких, родителей и детей, друзей и знакомых, за наши дома и за нашу жизнь. Благодарение Тому, Кто дает нам все потребное для нашей жизни и оберегает нас от разного рода излишеств.

Церковь сохранила этот древний призыв к благодарению: по церковным канонам, именно в этот день вспоминаются все люди, жившие до нас. Все, уже ушедшие к Господу. И суть этого воспоминания – в благодарении за них. Ибо без них не было бы и нас. Именно в субботу, по правилам Православной церкви, служатся панихиды об упокоении усопших.

В день же воскресный мы собираемся для благодарения за Рождение, Жизнь, Смерть и Воскресение ради нашего спасения Господа нашего Иисуса. Главное — за Его Воскресение, которое есть для нас обещание и залог нашего будущего воскресения вместе с Ним.

Разумеется, эти благодарения связаны между собой, но не тождественны.

Есть еще одно очень важное основание для того, чтобы утверждать, что эту заповедь невозможно отменить. Практически к каждой заповеди о субботе в книгах Закона есть такая ремарка: «это заповедь вечная» (см., например, Исх 31.16). То, что Господом Богом названо именно так, не может отменить ни один самый авторитетный человек, ни даже никакой собор всех святых Церкви.

Сам Господь и Спаситель наш сказал: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не пройдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф 5.17-19).

соблюдайте субботу, ибо она свята для вас: кто осквернит ее, тот да будет предан смерти; кто станет в оную делать дело, та душа должна быть истреблена из среды народа своего (Исх 31.14);

шесть дней пусть делают дела, а в седьмой — суббота покоя, посвященная Господу: всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти (Исх 31.15);

шесть дней делайте дела, а день седьмой должен быть у вас святым, суббота покоя Господу: всякий, кто будет делать в нее дело, предан будет смерти (Исх 35.2);

И сказал Господь Моисею, говоря: также в девятый [день] седьмого месяца сего, день очищения, да будет у вас священное собрание; смиряйте души ваши и приносите жертву Господу; никакого дела не делайте в день сей, ибо это день очищения, дабы очистить вас пред лицем Господа, Бога вашего; а всякая душа, которая не смирит себя в этот день, истребится из народа своего; и если какая душа будет делать какое-нибудь дело в день сей, Я истреблю ту душу из народа ее (Лев 23.26-30).

8. Кощунство

Это преступление против святыни Господней так же плохо понимается современными невоцерковленными людьми. Связано это с неясностью, расплывчатостью или даже отсутствием самого понятия «святость» в современном мире.

Современный человек, не зная границы между должным и недолжным, святостью и кощунством, относится к святости двояко: или думает, что в Церкви ему «ничего нельзя», все здесь — святыни, а потому чувствует себя в храме как бы «замороженным»; боясь даже пошевельнуться, не зная, где и как можно стоять, как передвигаться в храме, в каком виде и в какой одежде и т.д. Во многом такому страху способствуют недоброжелательные церковные служители, а чаще — служительницы, которые могут даже поднять крик, если, например, в храм войдет человек в неподобающей одежде.

Иной вариант — современный человек бунтует, считая само понятие «кощунство» устаревшим, недемократичным и ненужным. И тогда — все мне позволено, принимайте меня таким, какой я есть, я имею право всюду, в том числе и в храме Божьем, вести себя так, как я считаю нужным.

Поэтому танцы и куплеты в храме, да еще на солее, конечно, недопустимы, особенно, когда это совершается без разрешения настоятеля. Однако это не значит, что в храме не может быть музыки, поэзии, научных докладов и их обсуждения. Дело в данном случае не в том, что там делается, но в ином: соответствует ли это духу и смыслу предназначения храма, самочинное ли это действие или оно получило благословение священноначалия.  Во время богослужения, такие действия, безусловно, недопустимы. Богослужение всегда целостно, направлено к Самому Господу Богу и призвано сделать единым всех предстоящих людей, сделав его настоящим  народом Божьим. Но после богослужения в помещении храма возможно многое: и учеба, наставление прихожан в понимании Священного Писания, христианского богословия. Возможно также проведение занятий с оглашаемыми, подготовка к крещению или воцерковлению, научение всех желающих основам церковного пения.

Проведение научных конференций, музыкальные концерты, и многое иное вполне возможно и даже достойно присутствовать в храме, который в таком случае станет центром жизни не только духовной, но и культурной, научной, музыкальной и т.д.

Однако, надо помнить, что храм, церковь — источник и центр Жизни. Поэтому все, что соответствует жизни, в ней может присутствовать: и выставка настоящей живописи, и выставка детских рисунков. Но все, что способствует умалению жизни, ее разложению, уничижению присутствовать в храме не может.

В точном смысле слова «кощунство» есть пренебрежительное или недостойное отношение к святыне, или обращение с ней. Главная и, собственно говоря, единственная Святыня Церкви Христовой — это Святое Тело и Святая Кровь Господа нашего Иисуса Христа. Поэтому с таким благоговением и осторожностью выносятся Святые Дары для преподания всем верным членам церкви. Любая небрежность по отношению к Святым Дарам есть страшный грех, даже, по церковным правилам, «грех смертный». Священник, нечаянно уронивший Святые Тайна, отстраняется от служения на какой-то срок (в зависимости от того, как произошло это ужасное событие: толкнул ли его кто-то, или он сам совершил неловкое движение). А тем более страшным является преступление против Святых Таинств, совершенное не по неосторожности или небрежности, но злонамеренно. Это и есть, собственно говоря, кощунство.

Различных видов и случаев кощунства не счесть, но даже писать о них более конкретно рука не поднимается, настолько это неприятно и гадко. Основной смысл здесь в том, что кощунство — это использование Святых Таин в магических или иных мерзких намерениях.

К кощунству также относятся любые церковные священнодействия со стороны людей, не имеющих священнического посвящения. (Пожалуйста, не путайте священнодействия — совершение Таинств церковных, с различными формами молитвы!)

Ветхозаветное представление о священстве с легкостью или переносится в новозаветную Церковь, или вовсе отвергается. Поэтому следует познакомить оглашаемых с различием ветхозаветного и новозаветного священств, с понятием царственного священства, встречающимся уже в Ветхом Завете как пророчество: вы будете у Меня царственным священством и народом святым (Исх 23.22) и исполняющимся в Новом Завете: Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет (1Пет 2.9).

Впрочем, люди, уже достаточно долго пребывающие в церкви, также нередко не понимают, что такое «кощунство». Опыт показывает, что без достаточно точного представления об этом смертном грехе люди не обретают в Церкви свободу. Поэтому следует говорить и объяснять людям, приходящим в церковь, что есть святыня в Церкви Христовой, как следует с ней обращаться, и что делать в храме нельзя.

и когда надобно переносить скинию, пусть поднимают ее левиты, и когда надобно остановиться скинии, пусть ставят ее левиты; а если приступит кто посторонний, предан будет смерти (Числ 1.51)

Аарону же и сынам его поручи [скинию откровения], чтобы они наблюдали священническую должность свою [и все, что при жертвеннике и за завесою]; а если приступит кто посторонний, предан будет смерти (Числ 3.10)

А с передней стороны скинии, к востоку пред скиниею собрания, должны ставить стан Моисей и Аарон и сыны его, которым вверено хранение святилища за сынов Израилевых; а если приступит кто посторонний, предан будет смерти (Числ 3.38)

и ты и сыны твои с тобою наблюдайте священство ваше во всем, что принадлежит жертвеннику и что внутри за завесою, и служите; вам даю Я в дар службу священства, а посторонний, приступивший, предан будет смерти (Числ 18.7)

А кто поступит так дерзко, что не послушает священника, стоящего там на служении пред Господом, Богом твоим, или судьи, [который будет в те дни], тот должен умереть, — и так истреби зло от Израиля (Втор 17.12)

9. Богохульство

Если в Законе была дана такая строгая заповедь «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно. (Исх 20.7), то есть наказание грозило за простое произнесение имени Господня, то тем более оно следовало за Его оскорбление.

Это преступление было одним из самых страшных в древнем Израиле, почти запредельным. Как мы видим уже в Новом Завете, Слова Спасителя: «кто скажет хулу на Святого Духа, тому не простится» (Лк 12.10) вполне находят понимание у Его слушателей.

Поэтому следует помочь оглашаемым понять, что и сегодня всякое богохульство несовместимо с пребыванием в народе Божием, выводит человека, его сотворившего, за пределы Жизни, то есть является смертным грехом.

Более того, от людей церковных требуется гораздо большее. Не разрешается христианам все то, что в Ветхом Завете именуется «злым языком» по отношению к ближнему: «язык укротить никто из людей не может – это неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братья мои, сему так быть» (Иак 3.8-10).

Эти слова св. апостола Иакова прямо запрещают ученикам Христовым сквернословие, проклятия, поношение ближнего.

Иногда даже среди людей, давно живущих в церкви, такое утверждение вызывает недоумение: почему нельзя употреблять слова, относящиеся к так называемой ненормативной лексике? Эти слова только обогащают нашу речь, как же без них можно обойтись? И вот уже даже деятели культуры требуют разрешить употреблять в художественных произведениях, по телевидению, радио, в кинофильмах такие слова.

Но если мы задумаемся над смыслом этих слов, то можем понять, что это — не просто список слов, не принятых к употреблению в «приличном» обществе, но некая функция языка. Невозможно составить словарь таких слов. Скажем, относительно недавно, появилось новое ругательство, заменяющее многие иные неприличные слова, обозначаемое словом «блин». Само по себе это слово достаточно нормальное, но будучи используемо в качестве замены сквернословию, само приобретает разрушающее свойство скверных слов.

Ругательства — это всегда обозначение проклятия. Проклятия в адрес слушающего, или его родственников (чаще всего — его матери), его друзей и знакомых и даже целых этносов, народов, целых стран и рас. И в первую очередь — врагов, или тех, кто им представляется, что является врагом.

Но нам (христианам) заповедано Самим Господом Иисусом не только не проклинать, но благословлять. Благословлять всех, и, в первую очередь, наших врагов.

В известном смысле, исполнение этой новозаветной заповеди является достаточно ясным признаком того, кто перед нами: христианин, или человек, думающий, что он христианин, или просто изображающий из себя христианина.

и сынам Израилевым скажи: кто будет злословить Бога своего, тот понесет грех свой (Лев 24.15)

и хулитель имени Господня должен умереть, камнями побьет его все общество: пришлец ли, туземец ли станет хулить имя [Господне], предан будет смерти (Лев 24.16 )

Смертные грехи в Новом Завете

В Новом Завете представление о смертных грехах существенно разнится с Ветхим.

В Евангелии только хула на Духа Святого, по словам Самого Сына Божьего,  признается грехом непрощаемым, т.е. смертным.

«Всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему, если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф 12.31).

Такой грех отделяет человека от Самой Жизни, и это делает его смертным.

Отметим, что не всякие нехорошие слова, направленные против Духа Святого, являются хулой. Человек, не принявший и не знающий лично Духа Святого, не живущий Духом святым, не может похулить Его.

Как это не звучит парадоксально, но совершить грех хулы на Духа Святого может только тот, кто знает Его лично, и это знание засвидетельствовано церковью.

Но если человек живет Духом Святым и одновременно принял в свое сердце иной дух – зависти, злобы, лжи и т.п., то его может просто разорвать изнутри. В книге Деяний Святых Апостолов приводится поразительный пример из жизни первохристианской общины Иерусалима. Ананий и его жена Сапфира в числе других «исполнились Духа Святого, и говорили слово Божье с дерзновением» (см.: Деян 4.31). Иными словами, вся церковь знала, что они приняли Духа Святого. А когда многие люди продавали свои земли и все вырученные деньги отдавали церкви, то и им захотелось выглядеть не хуже иных. Но какую часть денег пожертвовать церкви, а какую оставить себе или подарить родственникам или друзьям — было делом свободы. Никто никого не принуждал жертвовать всю сумму. Если бы они принесли половину или даже треть стоимости земли, то и такое пожертвование было бы принято с благодарностью и без всякого суда.

Грехом Анании и Сапфиры явилось не малое пожертвование, а ложь, которая оказалась несовместимой с присутствием в них Духа Святого.

Но в Новом Завете, в отличие от Ветхого, на людей Церкви не возлагается  тяжелая обязанность приводить в  исполнение смертную казнь. Сами люди (Анания и Сапфира, в данном случае), приняв еще духа лжи, оказались не в состоянии вынести присутствие в своем сердце начала несовместимые. Дух Святой и дух лжи несовместимы принципиально.

Поэтому они падают замертво.

Но не Дух Святой, не святой апостол Петр, как нередко думают люди несколько наивно представляющие себе духовную жизнь, умертвили их. Безумная попытка «сидеть на двух стульях» очень быстро привела к такой ужасной трагедии.

Повторим эту мысль еще раз, так она часто приводит людей к страху сказать что-то неподобающее, даже еретическое.

Никто лично не знающий Духа Святого, не живущий Им, не в состоянии произнести хулу на Него.

Многих церковных людей этот страх даже просто парализует: «а вдруг я нечаянно скажу какой-нибудь грех или даже какую-то ересь?»

Таких людей следует успокоить: они не понимают разницы между грехом и ошибкой.

Все мы являемся учениками Христовыми. Этот титул вменился последователям Господа как самый первый, насколько мы можем это видеть в книге Деяний св.Апостолов. И у нас, как и у любых учеников, есть великая привилегия: право на ошибку. Ошибка — не есть грех, даже если было высказано суждение догматически нелепое или просто неверное.

Такого человека следует просто поправить. И если он примет от учителя или более опытного и более просвещенного человека эту поправку, то никакого греха не будет.

Грех же есть упорствование в ошибке. Когда человек, не слушая никого, твердо отстаивает свою позицию, свою точку зрения, свое понимание какой-то богословской или даже догматической истины, не обращая внимания на позицию церкви, то это и есть ересь.

Все же наши остальные грехи и просто ошибки уже искуплены Крестными страданиями и Воскресением Господа нашего Иисуса Христа, то есть, не являются смертными по определению.

Но даже если смертный грех уже совершен, у нас есть возможность принести покаяние, и церковь, по своему милосердию, по воле Самого Спасителя, имеет власть простить нас.

Предание.ру

Примечания

1. Выделение наше.

2. От др.-евр. слова מלך (мэлэх) -царь.

3. От др.-евр. слова בעל (баал) -господин.

Дата публикации: 26.05.2016