Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Паломничество > Другой Египет: монастыри Антония и Павла

Паломничество

Другой Египет: монастыри Антония и Павла


Туристам, приезжающим в Египет пожариться на южном солнце и поплескаться в теплом море с коралловыми рифами, туроператоры предлагают ряд исторических экскурсий: Каир и пирамиды, Луксор и «долина царей», а для отдыхающих в Шарм-эль-Шейхе — монастырь святой Екатерины и восхождение на гору Моисея. Тем же, кто отдыхает в Хургаде, часто кажется, будто христианских святынь в зоне досягаемости нет — впрочем, большинство туристов об этом просто не задумывается. В то же время в программах туроператоров есть экскурсия по монастырям преподобных Антония Великого и Павла Фивейского — да только редкий гид обращает внимание отдыхающих на этот тур.

Отправляясь в Египет в феврале этого года, я задался целью непременно посетить древнейшие христианские монастыри. Представитель компании «Тез тур» уверил, что экскурсия состоится в любом случае, даже если желающих будет всего пару человек. И вот, в пятницу среди ночи за нами заехал микроавтобус, и мы отправляемся из Хургады на север…

«Когда в пальму бросают камень, она дает сладкий финик. Так же должны поступать и мы», — говорил сопровождающий группу по монастырю св. Антония архимандрит Рувайс.

Для увеличения фотографии здесь и далее кликните по изображению.

Как все начиналось

Основателем христианского монашества считают преподобного Антония Великого, хотя он и не был первым отшельником. Происходящий из благородной и зажиточной египетской семьи из дельты Нила, Антоний (родился в 251 году) в двадцатилетнем возрасте после смерти родителей услышал в храме евангельские слова: «Если хочешь быть совершенным, иди, продай имение твоё и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на Небе, и иди вслед за Мной». Размышляя над этими словами, он вскоре раздал имение бедным, поручил воспитание малолетней сестры известным ему девственницам, а сам поселился вблизи своего селения под руководством одного подвижника. Вскоре он перешел дальше, в развалины одного военного укрепления на берегу Нила, где прожил около двадцати лет. Тут у него появились первые ученики.

В 313 году Антоний ушел еще дальше в Аравийскую пустыню, ближе к Красному морю. Тут и было положено основание монастыря, который теперь носит имя преподобного. Здесь Антоний провел оставшиеся годы жизни до кончины в 356 году. Однажды он встретился с подвижником, поселившимся задолго до Антония по другую сторону нагорья Эль-Галала — с преподобным Павлом Фивейским. Дважды он посещал Александрию — столицу Египта: один раз перед уходом в пустыню для ободрения христиан во время гонений, второй раз — около 350 года по приглашению святителя Афанасия Великого для обличения ереси ариан. Афанасий знал Антония еще с тех времен, как сам скрывался в пустыне от преследований, и глубоко чтил этого подвижника. Основной источник наших сведений о жизни преподобного — это произведение «Жизнь Антония», написанное свт. Афанасием Великим около 365 года. По словам свт. Иоанна Златоуста, это житие надо читать всем христианам. Оно давно переведено на русский язык и доступно в интернет-библиотеках.

Умер Антоний на 105 году жизни. Своим ученикам он запретил раскрывать место своего погребения. Однако при императоре Юстиниане (VI век) византийцы отыскали мощи, перенесли их в Александрию, а затем в Константинополь, откуда в Х веке мощи попали в Сент-Антуан-л’Аббеи близ Вьенна (Франция), а голова — в Арль. Однако копты уверены, что на самом деле мощи святого Антония не были найдены и покоятся на территории монастыря под самым древним храмом.

Преподобный Павел Фивейский (родился ок. 228 года), родом из Фив, ушел в пустыню в разгар гонений Декия — ок. 250 года, и прожил в пустыне 90 лет. О его жизни известно очень мало. Это был настоящий отшельник, самый первый из известных нам. Всю жизнь от питался финиками и хлебом, который приносил ему ворон. Учеников после себя преподобный не оставил, поскольку всю жизнь провел в одиночестве. Поэтому, хотя Павел начал подвизаться первым, основателем монашества считают преподобного Антония Великого, оставившего после себя учеников и монастырь.

К пещере Антония

До рассвета мы делаем остановку в кафе в селении Зафарана — на перекрестке дороги, ведущей из Хургады в Каир, с дорогой от побережья Красного моря в долину Нила, к Бени-Суэйфу. Пыль, повозки, железные бочки, кофе «нескафе» за какую-то неразумную цену… Наскоро перекусив, едем дальше: на рассвете нас ждет подъем к пещере святого Антония.

Монастырь святого Антония на карте:

По дороге обгоняем автобусы, которые едут туда же, что и мы. У нас — микроавтобус, более проворный, а в группе всего 6 человек. Планируя поездку, я думал, что мы будем в монастырях почти в одиночестве. Подъезжая, уже понимаем, что это далеко не так: нам уже повстречалось около пяти автобусов. И вот, на рассвете, подъезжаем к уже знакомому по фотографиям входу на территорию монастыря. Кресты на храмах вдали подсвечены лампочками, и на рассвете это выглядит живописно — жаль, не успел сделать фото. Территория огромна. Внешняя стена ограждает большую площадь, внутри которой еще одна стена, массивнее и выше, а за ней — собственно монастырь.

На стоянке десятки автобусов, вокруг — множество людей. Наш гид — христианин-копт — объясняет, что сегодня пятница, то есть выходной, плюс к этому в школах и институтах продлили каникулы, поэтому столько народа. Главные службы в коптских храмах совершаются, как у всех христиан, в воскресенье, однако в связи с тем, что в Египте, где 90% населения — мусульмане, выходной день в пятницу, то по пятницам тоже проводятся службы. Людям легче прийти в храм в этот день. Видим, что церкви полны народа. Нас в храм пока не пускают, чтобы не мешать молитве, и предлагают подняться к пещере преподобного Антония.

Новая церковь в честь Креста и Воскресения Христова на пути к пещере Антония

Пещера, где святой Антоний провел последние 40 лет жизни, находится в горах над монастырем, на высоте 276 метров от подножия (680 м над уровнем моря). Туда проложена тропа из 1158 ступеней (согласно путеводителю Lonely Planet, сам не пытался считать). Гид говорит, что подъем более трудный, чем на гору Моисея, что на Синае. Идем не торопясь, с передышками на специально устроенных для этого площадках. Мимо нас наверх и навстречу вниз постоянно идут люди — местные, копты, то есть египтяне, причем процентов 80 из них молодежь: школьники и студенты.

* * *

Коптская церковь — одна из древнейших православных церквей. Она не признала Четвертый Вселенский собор (Халкидонский), и потому относится к семье Древних Восточных (или Ориентальных) церквей. Эту церковь часто называют монофизитской, хотя русские богословы в конце XIX — начале ХХ века, начав изучать богословие коптов из их собственных источников и непосредственно общения с ними, пришли к выводу, что копты так же, как и все православные, веруют, что Иисус Христос — совершенный Бог и совершенный человек. Из 90 млн населения Египта копты составляют около 9%, то есть ок. 8 млн человек. Большинство коптских христианских центров и святынь сосредоточено возле Дельты — в Александрии, Каире и монастырях Вади Натрун (Нитрии). Всего у Коптской Православной Церкви 24 мужских и 6 женских монастырей. Есть в Египте и Александрийский патриархат в семье византийских церквей (занимает второе место в диптихе Православных церквей после Константинополя!), но о нем египтяне практически ничего не знают — в ответ на мой вопрос гид звонил своему знакомому из Александрии, чтобы узнать о существовании этого патриархата. Согласно данным Википедии, всего в этой церкви ок. 250-300 тыс. верующих.

* * *

Путь к келье-пещере Антония «длинный, как молитва преподобного», — так выразился архимандрит Порфирий (Успенский), впоследствии епископ, основатель Русской духовной миссии в Иерусалиме, первый славянский паломник на этой земле, посетивший монастыри Антония и Павла в 1850 году и оставивший подробное описание поездки.

Церковь в честь преподобного Павла отшельника на пути к пещере Антония

Вход в пещеру преподобного Антония находится на высоте примерно две трети горы. Это узкая щель длиною метров десять, по которой может пройти, точнее, протиснуться только один человек — не разминуться. У входа стоят несколько взрослых плотных мужчин, пускают по пять человек за один раз. Вместо очереди стоит толпа — крики, давка, чем ближе ко входу, тем сильнее. А может, это и не крики вовсе, а такой стиль общения? Восточные люди намного более эмоциональны… Многие разуваются прямо здесь. Гид пытается договориться с местными, чтобы пропустили нашу маленькую группу туристов. Кроме нас, других туристов в данный момент у пещеры нет. Однако местные не очень-то идут навстречу. Вокруг Аравийская пустяня, до долины Нила отсюда не меньше 150 км, до Каира — 250 км, до Хургады — 300 км. Все, кто сюда приехал, проделали немалый путь.

Наконец мы заходим внутрь, сняв обувь — так полагается делать в коптских церквах. Пещера маленькая: примерно метра два на семь, при этом пол не более метра в ширину. Внутри темно. У стены вплотную — каменный престол, вокруг которого низкий проход, можно пройти на коленях и помолиться. Мы улетали из Киева в ночь после начала противостояния и стычек в центре города — молимся здесь о мире, о победе правды во всех нас и о торжестве света над тьмой. Фотографировать здесь не хочу, чтоб не задерживать людей и не суетиться.

Выйдя из пещеры, еще раз кидаем взгляд на окрестные дали. Солнце уже выше, вокруг на скалах кое-где стоят кресты… Архимандрит Порфирий (Успенский) смог разглядеть отсюда даже Красное море. По пути вниз молодые люди просят с ними сфотографироваться. Европейский православный священник для них здесь — редкость.

Невдалеке от пещеры Антония в скалах есть еще пещеры, в одной из который и сейчас живет отшельник, уроженец Австралии. Его имя — Анастасий Антоний. О нем можно посмотреть интересный фильм:

Еще более интересно и захватывающе смотреть историю из цикла Extreme Pilgrim о том, как ведущий и герой передачи — бывший англиканский священник — решил на себе испытать отшельничество в пустыне, проведя в одиночестве три недели в скалах неподалеку от монастыря св. Антония. Поразительно, насколько пустыня — великая тишина, где только ты и Бог — изменяет человека. Достаточно увидеть взгляд героя в начале и в конце передачи…

Монастырь Антония

Спустившись, заходим в монастырь через ворота во внутренних, высоких стенах, построенных при императоре Юстиниане. Ворота эти новые: о.Порфирий (Успенский) описывает, как в 1850 году его поднимали на стены по веревке, а продукты и вещи поднимали в корзине, ворот же вовсе не было из-за опасности от набегов разбойников-бедуинов.


Вот так поднимали посетителей еще 150 лет назад.

Сразу у входа в монастырь — комната для посетителей, нечто вроде рецепции:

Здесь нам дают сопровождающего: это архимандрит Рувайс Антоний, который ждет нас в сувенирной лавке. Все насельники монастыря при постриге получают второе имя в честь преподобного Антония. Наш абуна (это слово по-арабски значит «отец», так обращаются к священникам) — маститый старец, он прожил в монастыре тридцать пять лет.

Садимся вокруг абуны, и он начинает рассказ. Говорит на арабском, гид переводит на русский. Иногда общаемся с абуной по-английски, который он хорошо знает. На голове у монаха — специфический куколь (капюшон), черный с красными крестами. Двенадцать крестов вышиты в честь апостолов, посередине крест в честь Иисуса Христа. Линия посередине — в память о борьбе святого Антония с дьяволом. В монастыре преподобного Антония сейчас 120 монахов. Часть из них работает на полях, некоторые служат за границей — в Европе, Америке, на Святой земле. Абуна Рувайс в свое время тоже служил за границей — в Соединенных Штатах. Двенадцать монахов — врачи, среди которых есть фармацевт, терапевт, дантист. Лечат бесплатно всех, кому нужна помощь: бедуинов, солдатов, гостей и пр.

«Человек состоит из трех частей: тело, душа, дух, — говорит абуна Рувайс. — Если человек хочет быть хорошим, все это должно работать вместе. Каждому человеку нужно ежедневно какое-то время быть наедине с собой. Если ты будешь каждый день сидеть с Богом хоть несколько минут, значит, ты — монах. Большинство проблем у нас сейчас в мире из-за того, что мы далеки от Бога. Мы все, христиане — друзья Христовы, поэтому должны жить не так, как обычные люди».

Копты научились мирно жить среди преобладания мусульман. Каждый копт имеет на запястье правой руки татуировку в виде креста — подобно тому, как мы носим нательный крест. Такой крест, который снять можно только вместе с рукой, означает готовность принять мученичество за веру. В течение жизни многие копты наносят еще татуировку кого-то из святых — например, святого Антония Великого. Абуна Рувайс мастерски рисует мне на запястье шариковой ручкой изображение святого Антония.

Осматриваем территорию монастыря. Здесь мельница, кладовые, трапезная.


Корзина для подъема продуктов и вещей в монастырь.


На дверях до сих пор — деревянные засовы.

В трапезной — длинный стол для братии, а в начале стола прямо из камня высечен столик для книги. Во время трапезы в монастыре читается Библия, духовные поучения или жития святых. Впрочем, абуна Рувайс говорил только о чтении Библии. Это уже в монастыре святого Павла нам рассказывали о том, что читают и поучения, и жития.

Здесь же, в монастыре, и старая ручная мельница:

Абуна Рувайс угощает местным хлебом — лепешками из квасного теста. Подобный хлеб используется Коптской церковью и для Евхаристии.

Одно из главных сокровищ обители — источник воды. Протекая по желобам, вода отстаивается в каменных цистернах, выдолбленных прямо в скале. Эту воду используют для питья — она свежая и вкусная.

А это (на фото выше) голубятня. Голубей на востоке разводят для еды, есть голуби и в меню ресторанчиков Хургады. Монахи на территории монастыря мяса не едят, но за пределами обители есть мясо им позволяется.

Наконец мы попадаем в храм святого Антония. Это самая старая церковь в монастыре, построенная еще в четвертом веке, вскоре после кончины основателя. Здесь изумительные росписи XII-XIII веков, выполненные в технике секко (роспись по сухой штукатурке, в противоположность фрескам, которые пишутся по сырой штукатурке). Сами монахи полагают, что некоторые росписи относятся еще к VII-VIII векам. Перед входом в храм снимают обувь. Явившись Моисею в пламени тернового куста («неопалимой купины»), Бог сказал: «Сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (Исх 3:5). Пол устлан коврами. Очень приятно и легко ногам ступать по святой земле самого древнего храма в первом христианском монастыре.

Пространство в коптском храме делится на алтарную часть и еще три части, отделенные решетчатыми перегородками или невысокими барьерами. В алтарную часть ведут только одни врата — как мы бы сказали, «царские». В приходских храмах стоят скамьи или стулья для прихожан, в монастырях же такого нет. В ближайшей к алтарю части храма стоят те, кто будет причащаться, в средней части — кто причащаться не будет, а в самой дальней от алтаря — те, кто не может причащаться по причине какой-либо епитимии. Миряне причащаются не реже, чем раз в 40 дней. Каждое воскресенье, если есть возможность, коптские христиане обязаны быть на литургии. В Коптской церкви во время службы используются некоторые музыкальные инструменты: тарелочки и треугольник. Службы ведутся на арабском и коптском языках, причем на коптском теперь уже никто не разговаривает, это только язык богослужения, в котором много заимствований из греческого. В Коптской церкви служат литургии Василия Великого, Григория Богослова и Кирилла Александрийского — наследницу литургии апостола Марка.

Теперь посмотрим замечательные росписи церкви святого Антония. Не забывайте кликать по фото, чтобы посмотреть в большем размере.

Абуна Рувайс ведет нас дальше, показывает мощи одного из недавних коптских святых — Юстуса Антония (1910–1976), монаха этого монастыря:

Осмотрев монастырь, прощаемся с абуной. Он приглашает приезжать еще. Спрашиваю, можно ли остановиться в монастыре на ночлег на несколько дней. Да, говорит, но только мужчинам.

Наконец, можно посмотреть фильм о монастыре святого Антония на русском языке, снятый монахами. Этот фильм показывал нам и абуна:

Монастырь святого Павла

Едем дальше, уже под ярким февральским солнцем. Монастырь святого Павла находится с другой стороны горной цепи, в объезд по дорогам это 80 километров.

В редких описаниях путешествий по этим святым местам монастырю святого Павла часто незаслуженно отводится второстепенная роль. Но и я вынужден писать меньше: во многом эта обитель похожа на монастырь святого Антония. Тут живет 100 монахов. Располагаемся в гостиной, где монах, имя которого, к сожалению, не помню, рассказывает на английском языке историю святого Павла Фивейского. Здесь же небольшая сувенирная лавочка. Я спрашиваю, где можно приобрести черную вязаную шапочку, которую вижу на послушниках. В ответ монах подзывает послушника, что-то ему говорит, и тот приносит такую шапочку мне в подарок.

Дальше отправляемся осматривать монастырь.

Видим снова трапезную, в которой сохраняются старые предметы быта. Видим и уже знакомую нам подставку для книги.

На территории монастыря святого Павла тоже есть небольшой оазис, где растет несколько пальм.

А это редкая форма ствола (ниже на фото) — подобно воздетым рукам Моисея при молитве. Так же молятся православные священники в самые важные моменты литургии.

В больших глиняных кувшинах хранится питьевая вода. Так она остается свежей и прохладной:

Тут тоже есть источник, но он дает намного меньше воды, чем в монастыре Антония, и в воде ощущается привкус солей: отсюда намного ближе до Красного моря — самого соленого из открытых морей Земли.

Сам источник находится где-то далеко в скале, вода поступает по желобу в каменную цистерну.

Гуляем дальше по территории:

Перед входом в храм, как обычно, снимаем обувь.

И тут нам открывается богатство росписей тринадцатого века.

Вход в алтарную часть закрыт завесой, а врат нет — так во всех коптских храмах. На завесе вышито или написано изображение Спасителя, Богородицы или кого-то из святых. Многие коптские христиане подходят к алтарю и целуют завесу.

Эта завеса может быть покрыта пленкой для защиты от замусоливания:

Верхняя часть этой алтарной преграды украшена иконами (чаще всего преграда просто резная, без икон):

Внутри алтарного пространства очень редкая роспись: двадцать четыре апокалиптических старца. «И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих златые венцы» (Откр 4:4):

У коптов любой верующий может войти в алтарь и приложиться к престолу. А на престоле стоит вот такая штука. Не знаю, что это такое, и почему-то не спросил у монаха:

А вот изображение святого Антония:

«Современная коптская иконопись отличается исключительным эклектизмом. Глядя на иконы в коптских храмах, можно наблюдать полное смешение стилей. В одном храме и даже в одном иконостасе можно увидеть рядом и иконы, выполненные в традиционном византийском стиле, и образцы западной натуралистической живописи, и собственно коптские иконы, которые отличаются своеобразным примитивизмом, напоминающим детские рисунки», — читаю в статье о коптах протоиерея Олега Давыденкова. Иконы в византийском стиле тоже есть, но именно иконы — на досках, а не настенные росписи. Вот, например, Предтеча — ангел пустыни:

Я спросил монаха, как часто причащается братия. Он посмотрел на меня несколько удивленно и ответил: «Каждый день». И добавил, что если кто из братьев не причастится, то в этот день он питается только хлебом и водой.

Вот так живут копты. Монастыри в пустыне производят огромное впечатление и оставляют тишину в сердце и радостное, светлое чувство. Здесь действительно видишь любовь к Богу и ближнему, а значит, тут среди братии есть Христос.

Google

Дата публикации: 09.04.2014