Для тех, кто хочет верить разумно

Паломничество

Иордания для христиан


Журналист украинского «Коммерсанта» Олег Гавриш в мае этого года путешествовал по Иордании. Из поездки привез 5 тысяч фотографий и массу впечатлений. Предлагаем читателям «Киевской Руси» рассказ о христианских святынях королевства Иордания.

Иордания – это одна из стан, где на мой взгляд любой верующий христианин должен побывать в первую очередь. (Среди других таких стран — Израиль, Италия, Греция, Турция, Египет, Ливан и Сирия). Множество библейских и связанных с ранним христианством мест, действующие христианские церкви (в основном православные), относительная политическая стабильность и открытая возможность посещать важные исторические места.

Часто туристы и паломники ездят в Иорданию из Израиля — берут однодневную экскурсию в Петру. Это неправильно. Стране стоит посвятить отдельные семь-десять дней.

Увидеть стоит библейские места, связанные с древними израилитянами (на территории Иордании жили племена Рувима, Гада и Манасии), аммонитянами, моавитянами и эдомлянами (все три эти народа жили на территории современной Иордании). Здесь же много мест, связанных с историей Исхода, новозаветной историей, историей ранней Церкви и первых христиан. В том числе уникальных…

Итак, перечислю кратко основные исторические события, связанные с Иорданией, и связанные с ними археологические места.

Согласно Священному Писанию на землях Заиорданья во времена Авраама жили рефаимы – племя людей хананейского происхождения. Многие рефаимы были аномально высокого роста (Голиаф был один из них), среди них было распространенно такое отклонение, как наличие шести пальцев на руках (возможно, какая-то генетическая особенность, передаваемая по наследству).

Археология подтверждает наличие племени, заселявшего эту территорию, у которого был феноменально высокий рост. Один из немногих оставшихся памятников о рефаимах находится на Голанских высотах на территории Израиля, недалеко от развалин древнего города Гадара (Гадара находится на территории Иордании). Это мегалитический дольмен – Колесо духов, не уступающий по своей площади Стоунхенджу.

Племена рефаимов с территории нынешней Иордании выбили аммонитяне и моавитяне – воинственные племена семитского происхождения, говорящие на семитском языке и пользующиеся письменностью поразительно схожей с древнееврейской. Амонитский и моавитянский язык (да и материальная культура – посуда, одежда, дома) отличались от древнееврейской, как культура, язык и быт каких-нибудь жителей Черниговской области, от культуры, языка и быта жителей Смоленской области. То есть, отличия, конечно, были, но скорее заметные для этнолога. Напомню, что согласно Библии аммонитяне и моавитяне произошли от сыновей Лота – племянника Авраама, после его ухода из Содома. Так что связь этих народов между собой довольно прямая.


Табличка с письмом амонитян из Музея Амана. Письменность очень схожа с древнееврейской.

Еще более близкие евреям эдомитяне или идумеи (прародитель этого племени — Исав, сын Исаака), занимали самый юг Иордании. Их столица Села расположена на горах как раз на той территории, где позже наббатеи (это такое арабское племя, раньше других арабов создавшее свою цивилизацию) построили свой город Петру.

Единственное, по-сути единственное, что отличало аммонитян, моавитян и эдомлян от евреев – вера. Главным божеством аммонитян был заимствованный у финикийцев Малк (Молох), которому приносились человеческие жертвы. А моавитяне в основном служили вавилонскому Ваал-Фегору, также принося ему человеческие жертвы.

И это урок для нас, насколько важнее для Бога родство людей не по крови или культуре, а по вере.

Моавитяне и аммонитяне оказались весьма воинственными племенами. Они быстро занимают всю территорию Заиорданья, уничтожая хананеев – рефаимов. Причем аммонитяне заняли север, центр – моавитяне, юг – эдомляне.


Карта нынешней Иордании


Карта территории Иордании в древности

Позже еще более воинственные и жесткие израильские племена Рувима, Гада и Манассии разбили моавитян и аммонитян и заняли территорию вдоль Мертвого моря и реки Иордан – от середины моря вплоть до Генисаретского озера. Пробыли они там вплоть до нашествия ассирийцев и гибели Израильского царства. (Кстати, евреев так ненавидели эдомляне, что выкупали у ассирийцев израильских пленников, чтобы мучительно казнить их). От израилитского присутствия остался город Мадаба – столица территории колена Рувимова (в Библии упоминается как Медева), в котором сейчас живет большинство иорданских христиан.

Также в районе Мадабы и близлежащей горы Нево разбросано множество других городов колена Рувима. Например, Есевон — это нынешний Хесбан, и упоминаемые в Песне Песней 7-5 «озерки Есевонские» до сих пор существуют…

А вот от аммонитян и моавитян осталось поразительно мало. Столица аммонитян Раба Аммонитская — сейчас город Амон, столица Иордании. Однако, в нем всего несколько памятников амонитянского присутствия, а из более-менее заметных вообще только один. О нем я подробно расскажу позже. С 6 века (исламское нашествие) до 20 века этот город вообще представлял из себя деревню на руинах древней Филадельфии (так переименовали Рабу Амонитскую греки, захватившие ее в III веке до нашей эры).

Крупнейший город моавитян Кир Моаб — это сегодняшний город Керак, где сохранился один из самых больших на Святой Земле замков крестоносцев (известный нам по фильму «Царство небесное» Ридли Скотта).

Об эдомитской Селе, на месте которой построили набатейскую (читай арабскую) Петру, я уже упомянул.

Любопытна судьба библейских народов, заселявших Заиорданье. Аммонитяне, много раз битые евреями, в конце концов были завоеваны Александром Македонским, и начиная с третьего века до нашей эры смешивались с греками, пока не были окончательно элинизированы ко 2 веку нашей эры. Их элинизированные потомки с приходом византийской эры приняли христианство. После 6 века этот народ (который у нас почему-то принято считать православными греками, хотя греческим там был только язык и культура, а кровь семитская) смешивается с арабами-мусульманами, и сегодня большинство иорданских арабов где-то в глубине имеют и амонитские корни. Моавитяне, которые были культурно ближе к евреям (например, прабабка Давида – Руфь была моавитянкой, и таких браков было тогда довольно много), как считается, повторили судьбу аммонитян, элинизировавшись и растворившись в греческой культуре на сто лет раньше аммонитян.

Так что евреи — еще и единственный из малых семитских народов, который в принципе сохранился и не ассимилировался за тысячелетия… У Бога есть особый план относительно этого народа.

Что касается эдомлян (идумеев), то Иосиф Флавий пишет, что этот народ был насильно обращен в иудаизм при иудейском царе Иоанне Гиркане I (I век до нашей эры), переселен в Израиль и полностью поглощен евреями. Надо сказать, что один из идумеев по национальности, как пишет Иосиф Флавий, отомстил за насильственное обращение в иудаизм. Будучи слугой последнего еврейского царя Антигона, он восстал против него, убил, а затем вырезал всю династию Хасмонеев.

С тех пор идумеи, принявшие иудаизм, стали править Израилем.

Если кто не в курсе, звали этого идумея Ирод Великий.

Сегодня этническая ситуация в Иордании довольно непростая. В стране живет 6,2 млн человек. Из них этнических арабов, то есть арабиизированных потомков элинизированных аммонитян и моавитян (простите за каламбур) всего 2,4 млн человек, причем около 100 тысяч из них – христиане. Это политическая и экономическая элита страны ориентированная на запад и прежде всего на англо-саксов (Великобританию и США).

Король Иордании (страна — конституционная монархия) происходит из такой арабской семьи. (Впрочем, мать его — англичанка, и на фотографиях без бороды он выглядит вообще совершенным бритом). Почему Иорданская элита ориентируется на Великобританию? Причины, пожалуй, две. Первая – собственно получить независимость им помог британский шпион Лоуренс Аравийский, поднявший восстание бедуинов против турок-османов во время Первой мировой войны. (Англия, как и Россия, в той войне дрались с Германией и ее вечным союзником – Османской Турцией). Англия же и финансировала это восстание, а Лоуренс был отнюдь не единственный военспец, присланный короной. Вторая причина — Англия получила контроль над Трансиорданией (так называлась эта провинция) после Первой мировой, а после Второй мировой войны, уходя навсегда, позаботилась, чтобы передать управление страной своим людям. Семье нынешнего короля.

Христиане, которых в стране где-то 120 тысяч человек, в основном довольно состоятельные люди. Как и в Ливане, это средний класс – предприниматели, юристы, врачи.

Еще в стране не менее 200 тыс арабов-бедуинов, кочующих и живущих скотоводством, как во времена Авраама. Часто это довольно криминализированные товарищи, обеспечивающие трафик наркотиков, проституток (порой втянутых в этот греховный промысел обманом или вовсе сворованных или насилием принужденных к проституции) и оружия. Они умудряются нелегально проходить даже границу с Израилем, поставляя туда женщин легкого поведения…

Но, главная проблема Иордании — не они, а 4 млн палестинцев. Надо сказать, что в ходе войны Израиля с Иорданией, Сирией, и Египтом первая стала единственной страной, открывшей границы для «палестинских братьев». За что и поплатилась. Приехавшие беженцы, как правило, были бедны и неустроены и представляли собой лучшую мишень для проповедников радикального ислама (финансируемых саудитами). Дошло до того, что в 80-х они подняли восстание против местных сытых и европеизированных арабов, которое королевские войска, впрочем, довольно быстро подавили. Сейчас палестинцы живут в основном на севере страны, и побывав там, я был в легком культурном шоке. Скажем так: ты не увидишь женщин без хиджаба, многие в парандже, большинство мужчин в длинных платьях и с покрытой головой, некоторые носят бороды. В Аммане и мужчины, и женщины одеваются где-то как в Стамбуле, то есть полно женщин с непокрытыми головами, повсюду современные торговые центры с западными марками одежды, играет западная музыка, на улицах казино (!) и ночные клубы, где тусуется молодежь. Мало женщин в хиджабах и в христианской Мадабе, хотя там нравы не такие свободные, как в Аммане.

Имеются и национальные меньшинства – армяне, а также черкесы и чеченцы. Последние бежали сюда в 19 веке из Российской империи.

В стране, безусловно, есть и представители радикального ислама. Нескольких таких довелось видеть в районе границы с Израилем между Гадарой и Генисаретским озером. Припаркованная в чистом поле машина, пять человек с длинными черными бородами в традиционных длинных арабских платьях и головных уборах что-то живо обсуждают, показывая в сторону Израиля… Надо заметить, что место довольно безлюдное, и вряд ли они вышли погулять на свежем воздухе. Может планировали что-нибудь, я не знаю… Увидев нас, они поспешили удалиться.

Но, судя по всему, в исламе, все-таки, все держится в основном на отсутствии искушений или, если сказать более прямо, на страхе. Это христианство говорит, что человек может иметь выбор между добром и злом и сознательно выбрать добро. В исламе же в принципе выбора человеку не оставляют. Зато когда он (выбор) появляется, у народа, что называется, сносит крышу. Убедиться в этом я смог в гостинице на Мертвом море. Дело в том, что отель — это такой островок европейских обычаев среди исламского общества. Так вот, в отель приехали мусульманские девушки. Вначале вели себя довольно скромно, были одеты тоже традиционно, только покурили кальян. Потом им этого показалось мало, и они заказали себе коктейли. Это была их ошибка. Когда они выпили — начали вести себя весьма некрасиво и нескромно. Разделись, кричали, щипали друг друга, смеялись, плескались, откровенно приставали к мужчинам, вели себя настолько вызывающе, насколько не вела себя ни одна русская на моей памяти вообще нигде и никогда… Прибежал обслуживающий персонал отеля. Начал их увещевать по-арабски. Одна из них смеется, посылает воздушные поцелуи и манит пальцем того, араба что убеждал ее вести себя скромно, используя слово «Аллах» (увещевал, ссылаясь на Бога)… То есть, пока эта девушки жили в обществе запретов, они вели себя тихо и скромно (как тогда, когда приехали в отель). Когда же им представилась возможность напиться и устроить шабаш у бассейна (в отеле этому попросту никто не мог физически помешать) – они это сделали.

Христиане в иорданском обществе находятся на позиции меньшинства, которому пока разрешают существовать. Государство под давлением Европы сделало пару реверансов в сторону соблюдения их прав. Например, среди шести мусульманских государственных праздников и четырех, связанных с королевской фамилией, вся страна празднует еще и Рождество. Зато, Пасха – обычный рабочий день. Выходные в Иордании — пятница и суббота, в воскресенье христиане вынуждены работать. Правда тем, кто на госслужбе, разрешается в воскресенье приходить на работу на два часа позже, чтобы успеть побывать на литургии. Впрочем, если я мусульманин и моя фирма – это моя частная лавочка, никто не запретит мне уволить сотрудника христианина за то, что он по воскресеньям опаздывает на работу.

В школах вместо теории эволюции преподают учение Корана о сотворении мира, да и вообще вся программа построена на Коране. Христианам разрешается открывать свои школы, и в Мадабе при помощи US AID и Hellenistic Aid (специальный греческий государственный фонд) открыли православную школу, где учатся, впрочем, христиане всех конфессий.

Отдельно стоит упомянуть о взаимоотношениях между христианскими конфессиями в Иордании. В Иордании большинство христиан – православные Иерусалимского Патриархата (где-то 70 тыс человек). Но есть католики, древневосточные христиане и протестанты (раньше англикане, но сейчас в основном евангельские христиане и баптисты). Я услышал историю об одной иорданской семье, в которой жена была православная, а муж католик. Ребенок по иорданским законам принимает веру отца. Когда дочь выросла, она вышла замуж за православного. Любопытно, что их сын (православный) женился вообще на баптистке. Это совершенно не беспокоило ни родителей, ни родственников, причем ни одной из сторон. Понятие религиозной розни между христианами в принципе отсутствует – все ощущают себя частью одной большой семьи. Даже ежегодное освящение воды на Богоявление на Иордане проводится в ходе совместной службы православных и католиков (фотографии этого события можно найти во многих храмах и церковных учреждениях, опять же, как православных, так и католических). Мироощущение местных где-то такое: есть мы – христиане (совершенно не важно, какой конфессии), и есть они – мусульмане. Причем такое отношение друг ко другу становится тем очевидней, чем сильнее мусульмане извне закручивают гайки. То есть внешние гонения сближают и сплачивают христиан.

Побывав в Мадабе и узнав больше о греческом и арабском православии, я в каком-то смысле испытал культурный шок. Многие обычаи, которые у нас кажутся немыслимыми, здесь – норма.

Например:

1. Кресты навыпуск. Считается уместным и даже необходимым мирянам надевать на службы в воскресенье поверх одежды большие кресты. Естественно, что в мусульманской стране для христиан такой крест – это возможность молчаливой проповеди и возможность засвидетельствовать свою веру. На службе почти каждый третий одевает крест поверх одежды, причем такого размера, который вполне подошел бы для нашего священника. В остальные дни многие также носят большие кресты навыпуск. Вот фотография такого креста, который продавался в одном из магазинов христианской атрибутики. С учетом того, что в Византии крест также носили поверх одежды, очевидно, что русский обычай прятать крест под одежду – это всего лишь обычай одной из мировых православных церквей, и не более того. А поскольку христианство к нам пришло от греков, мы должны уважать и считаться и с греческими обычаями, и вовсе не считать, что «носить крест навыпуск – это признак католицизма». Думаю, что католики переняли этот обычай, как и православные на Востоке, от Византии…

2. Татуировки. Почти у всех верующих на запястьях, руках и на шее на видных местах очень часто вытатуирован крест или другие христианские символы. Считается элементом проповеди и средством для отвращения мусульман от попыток агрессивного миссионерства по отношению к христианину. Идея такова: эта татуировка уже навсегда, как и моя вера в Господа Иисуса Христа.

3. Покрытые головы и арафатки у мужчин. У нас носить арафатку вроде как христианину не пристало. Однако большинство христиан-бедуинов все время ходят в арафатках и снимают их только в храмах. Иорданские арабы – в арафатках красного цвета, палестинцы – черного.

4. Служба на двух языках. 70% службы в Иордании сегодня ведется на арабском, и только отдельные ее элементы все еще на греческом. Греческое духовенство постепенно уступает требованиям населения, использующего арабский в качестве разговорного, и все более арабизирует литургию. На самом деле это идет только на пользу – местное население перестает воспринимать христианство как нечто чисто эллинское. Почти все иконы уже подписаны на арабском. Да и среди священников все больше арабов. Так что попытки русских представить ситуацию в Иерусалимской Православной Церкви, как «греки зажали арабов до предела», уже не очень актуальны. Арабы тут получают все больше возможностей, и церковь все больше арабизируется.

5. Музыка в храмах. Когда службы заканчиваются, в православных храмах в Иордании ставят компакт диски с песнопениями, которые играют все время, пока открыт храм. Создает нужный настрой на молитву и необходимую атмосферу.

* * *

Иордания наполнена новозаветными и раннехристианскими памятниками. Достаточно сказать, что именно здесь находится место где крестился Господь и Бог наш Иисус Христос, здесь Он исцелил гадаринских бесноватых, сюда же в город Пела ушла иерусалимская община христиан во время Иудейской войны. Жители Десятиградия (Декаполиса — большинство городов которого находится на территории Иордании) обратились в христианство одними из первых. Город Гераса, также упомянутый в Новом Завете, содержит потрясающее количество древних храмов с великолепными мозаиками. Древние христианские мозаики можно увидеть и в базилике на горе Нево (откуда Моисей увидел Землю Обетованную) и в христианской Мадабе, и даже в наббатейской Петре.

Словом, посмотреть есть что.

Есть и что показать.

Продолжение следует.

Дата публикации: 10.07.2012