Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > История и лица > Гефсиманский сад: в память о Петроградском процессе 1922 года

История и лица

Гефсиманский сад: в память о Петроградском процессе 1922 года


В марте 1922 года в РСФСР развернулась правительственная кампания по изъятию церковных ценностей, перед которой стояли две задачи: материальная (сбор средств на нужды армии и правительства)и духовная.

Последний термин употребляли сами организаторы. В своём секретном письме в Политбюро от 15 мая 1922 года Троцкий1 говорит о подготовке духовной революции:

По поводу воззвания лояльной группы духовенства, во главе с епископом Антонином, в “Правде”напечатана небольшая заметка, в “Известиях” нет ничего. Опасаюсь, что пресса не обратит должного внимания на этот документ, который будет иметь, однако, огромные последствия, в смысле полного раскола между демократической сменовеховской2 частью церкви и ее монархически контрреволюционными элементами. Сейчас мы, разумеется, полностью и целиком заинтересованы в том, чтобы поддержать сменовеховскую церковную группу против монархической <…>

Р.S. Еще раз повторяю, что редакции “Правды” и “Известий” не отдают себе достаточного отчёта в огромной исторической важности того, что происходит в церкви и вокруг нее. Только путём величайших нажимов удаётся получить статью по этому вопросу. <…> Мельчайшая генуэзская дребедень занимает целые страницы, в то время как глубочайшей духовной революции в русском народе (или, вернее, подготовке этой глубочайшей революции) отводятся задворки газет.3

«КОНКОРДАТ»

В мае, когда было написано это письмо, «глубочайшая духовная революция», то есть замена «контрреволюционной»Церкви «сменовеховской» с её последующим уничтожением, уже осуществлялась кремлёвскими кукловодами. Мы взяли слово «конкордат» в кавычки, потому что соглашение предполагает хотя бы относительное равноправие сторон. Ни о каком равноправии, разумеется, речи не было и быть не могло. «Сменовеховцам», то есть обновленцам, была предназначена роль орудия в руках большевиков в их борьбе с Церковью, исполнив которую, они должны были исчезнуть. В марте Троцкий писал:

Сменовеховское духовенство надлежит рассматривать, как опаснейшего врага завтрешнего дня. Но именно завтрешнего. Сегодня же надо повалить контрреволюционную часть церковников, в руках коих фактическое управление церковью. В этой борьбе мы должны опереться на сменовеховское духовенство, не ангажируясь политически, а тем более принципиально.4

Вопрос о возможности или невозможности использования «попов» в разгроме Церкви через раскол большевики обсуждали и раньше. Нарком просвещения Луначарский5 30 ноября 1920 писал Ленину6, что бывший архиепископ Пензенский и Саранский Владимир (Путята)7 предлагает организовать «народную церковь».8 Сотрудничество с Путятой, полагал Луначарский, привело бы Российскую Православную Церковь к лояльности: «признанию со стороны церкви… 1. Богоустановленности Советской Власти. 2. Правильности принципа отделения церкви от государства. 3. Полной согласованности коммунистического идеала с истинным христианством».9 В начале декабря 1921 года председатель ВЧК Дзержинский10 категорически отверг предложение Луначарского ипотребовал, чтобы с Церковью работала только ВЧК:

Мое мнение: церковь разваливается, поэтому нам надо помочь, но никоим образом не возраждать ее в обновленной форме. Поэтому церковную политику развала должен вести В. Ч. К., а не кто-либо другой. Оффициальные или полуоффициальные сношения с попами — недопустимы. Наша ставка на коммунизм, а не религию.11

Однако Политбюро решило дело иначе и взяло теоретическую разработку и руководство операцией на себя (тем не менее, тайная полиция, которая в феврале 1922 года перестала называться ВЧК и стала называться ГПУ, внесла чрезвычайно важный вклад в изъятие ценностей и в раскол Церкви через создание обновленческой церковной организации). Идею Луначарского об использования «попов» Троцкий взял на вооружение, но обратился к другим лицам – церковным реформаторам, которых именно он и назвал «обновленческой церковью».12 Ленин поддержал его, и «до осени 1922 года предложения Троцкого по работе с Церковью проходили при поддержке одобрявшего его тактику Ленина».13

О существовании реформаторской группы внутри Православной Российской Церкви Ленин и Троцкий знали, причём в концептуальной стороне дела Троцкий был осведомлён не хуже Луначарского.14 Ленин писал в 1905 году:

Наличность либерального реформаторского движения среди некоторой части молодого русского духовенства не подлежит сомнению: это движение нашло себе выразителей и на собраниях религиозно-философского общества, и в церковной литературе. Это движение даже получило название «новоправославное движение».15

Троцкий о новых движениях в Православии и о «новом религиозном сознании» «знал по крайней мере с 1903 года, а в 1908 был хорошо знаком с содержанием его доктрины», что видно из его статей о религиозной реформации, которые он публиковал в начале ХХ века.16

В марте 1922 года он создаёт несколько документов, в которых разрабатывает программу раскола Православной Российской Церкви через правительственное «сотрудничество» с обновленческим движением. Первый документ этой серии — записка в Политбюро от 12 марта, в которой Троцкий предлагает допустить «советское» духовенство в Помгол: «Вся стратегия наша в данный период должна быть рассчитана на раскол среди духовенства на конкретном вопросе: изъятие ценностей из церквей».17 Политбюро инициативу поддержало.

В следующем письме — от 17 марта, Троцкий предложил уже проект директив к выполнению центральной задачи кампании по изъятию церковных ценностей — задачи раскола и разгрома Российской Православной Церкви. Политбюро проект одобрило. Непосредственно «лояльным священникам» посвящены три пункта:

6. Одновременно с этим внести раскол в духовенство, проявляя в этом отношении решительную инициативу и взяв под защиту государственной власти тех священников, которые открыто выступают в пользу изъятия.

7. Разумеется, наша агитация и агитация лояльных священников ни в коем случае не должны сливаться, но в нашей агитации мы ссылаемся на то, что значительная часть духовенства открыла борьбу против преступного скаредного отношения к ценностям со стороны бесчеловечных и жадных «князей церкви».

13. К учету изъятых церковных ценностей при помголах допустить в губерниях и в центре представителей лояльного духовенства, широко оповестив о том, что население будет иметь полную возможность следить за тем, чтобы ни одна крупица церковного достояния не получила другого назначения, кроме помощи голодающим.18

Второго апреля Политбюро утвердило новый «стратегический план высшего военного руководителя по смене власти в Российской Православной Церкви», где Троцкий блестяще сочетал полученные им в начале века сведения о новом религиозном сознании с недавними решениями Политбюро. В записке от 30 марта он представил «целую доктрину с историческим экскурсом о революции» в Церкви, «опираясь на модные у дореволюционной интеллигенции “футурологические” теории развития православия в России»:19

7. Чем более решительный, резкий, бурный и насильственный характер примет разрыв сменовеховского крыла с черносотенным, тем выгоднее будет наша позиция. Как сказано, под “советским” знаменем совершаются попытки буржуазной реформации православной церкви. <…>

8. Кампания по поводу голода для этого крайне выгодна, ибо заостряет все вопросы на судьбе церковных сокровищ. Мы должны, во-первых, заставить сменовеховских попов целиком и открыто связать свою судьбу с вопросом об изъятии ценностей; во-вторых, заставить довести их эту кампанию внутри церкви до полного организационного разрыва с черносотенной иерархией, до собственного нового собора и новых выборов иерархии.

9. Во время этой кампании мы должны сменовеховским попам дать возможность открыто высказываться в определенном духе. Нет более бешеного ругателя, как опозиционный поп. Уже сейчас некоторые из них в наших газетах обличают епископов поименно в содомских грехах и пр. Думаю, что следует разрешить им и даже внушить им необходимость собственного органа, скажем, еженедельника для подготовки созыва собора в определенный срок. Мы получим, таким образом, неоценимый агитационный материал. Может быть, даже удастся поставить несколько таких изданий в разных концах страны. Мы до завершения изъятия сосредотачиваемся исключительно на этой практической задаче, которую ведем по-прежнему исключительно под углом зрения помощи голодающим. Попутно расправляемся вечекистскими способами с контрреволюционными попами, ответственными за Шую, и пр.

10. К моменту созыва собора нам надо подготовить теоретическую и пропагандистскую кампанию против обновленной церкви. Просто перескочить чрез буржуазную реформацию церкви не удастся. Надо, стало быть, превратить ее в выкидыш. А для этого надо прежде всего вооружить партию историко-теоретическим пониманием судеб православной церкви и ее взаимоотношений с государством, классами и пролетарской революцией.20

«Лойяльные» священнослужители, не подозревавшие о том, какая судьба им уготована по исполнении «практической задачи», откликнулись на призыв скоро и бурно. Стоило Троцкому предложить в письме от 23 марта «тов. Калинину вызвать одного из лойяльных епископов, например Антонина, и привлечь его к работе по учету изымаемых церковных ценностей»,21 как Антонин (Грановский)22 тут же, 23 марта, явился к Калинину,23 одновременно опубликовав в Известиях своё воззвание в поддержку изъятия ценностей, а 30 марта – своё открытое письмо Патриарху, в котором рассказал, почему он согласился сотрудничать с властями.24

Так же быстро ответили обновленцы и на призыв «открыто высказываться в определённом духе»: 24 марта была сформулирована, а 25 и 29 марта опубликована программная декларация Петроградской группы прогрессивного духовенства. В декларации, пзднее названной Письмо 12-ти, пламенно и талантливо, хотя и не особенно честно, проводится мысль Троцкого о столкновении на почве изъятия ценностей двух противоборствующих групп российского духовенства:

События последних недель с несомненностью установили наличие двух взглядов среди церковного общества на помощь голодающим. С одной стороны, есть верующие, принципиально (по тем или или иным богословским или небогословским соображениям) не хотящие при оказании этой помощи пожертвовать некоторые ценности. С другой стороны, есть множество верующих, готовых, ради спасения умирающих пойти на всевозможные жертвы, вплоть для превращения в хлеб для голодного Христа и церковных ценностей (голодающий – это Христос, Матф. 25, 31-46). О необходимости всемерно прийти на помощь голодным и церковными ценностями со всей апостольской ревностью высказались авторитетные святители церкви: архиепископ Евдоким, архиепископ Серафим, архиепископ Митрофан и ряд других иерархов, а также многие священники. Молва недобрая, и явно провокационная объявляет лиц священного звания, так мыслящих, предателями, подкупленными врагами церкви. Судьей их пусть будет Бог и собственная совесть. Однако то явно не христианское настроение, что владеет многими и многими церковными людьми, настроение злобы, бессердечия, клеветы, смешения церкви с политикой и т.п. понуждает нас заявить… <…> …Государство разрешит церкви под самым хотя бы строгим контролем им самим кормить голодных, о возможности чего говорили представители власти. Так будем же готовы на жертвы! И решительно отойдем от тех, кто, называя себя христианами, в данном вопросе смотрит иначе и таким образом зовет на путь равнодушия к умирающим от голода и даже на преступный, Христом запрещенный путь насилия в деле защиты церковных ценностей.25

ВЧК-ГПУ

Карательные органы сыграли важную роль в расколе Церкви через мнимый конфликт между “низами” и “верхами”, “прогрессивным духовенством” и “контрреволюционной иерархией”, заданный Троцким и Политбюро. ВЧК включилась в этот новый этап борьбы с Церковью ещё в 1921 году, когда при Секретно-политическом отделе был образовано особое III отделение для агентурно-оперативной работы «по церковникам всех конфессий и сектантам». Но наиболее существенный вклад в раскол чекисты (уже под названием ГПУ) внесли своей работой в апреле и мае 1922 года, когда они эффективно парализовали законное управление Церковью и быстро организовали его подмену созданным под их наблюдением и контролируемым ими органом – обновленческим Высшим Церковным Управлением (ВЦУ).

ВЦУ объявило о своём существовании 16 мая 1922 года, но работа оперативников по его созданию началась ещё в апреле – по идеям Троцкого из его записки от 30 марта.26 11 апреля ГПУ спланировало организационное заседание «московской оппозиционной группы» духовенства в инструкции, которая предлагала «московской группе» принять резолюцию с такими пунктами: осудить «антинародную и антигосударственную позицию Тихона», призвать «к обновлению церковной иерархии», «уполномочить из своей среды священника Калиновского отправиться в Петроград для связи с тамошними единомышленниками» и «признать необходимым создание журнала на основе вышеизложенной программы». Завершается инструкция обращением к служащим ГПУ: «принять меры к тому, чтобы соответственные священники поехали в сопровождении ответственных работников».27

Заседание, о котором идёт речь в инструкции, состоялось уже 19 апреля. Его провёл на квартире священника Сергия Калиновского уполномоченный VI отделения Московского ГПУ Михаил Шмелёв. Присутствовали, кроме Калиновского, ещё два священника, а также и епископ Антонин (Грановский), который побывал у Калинина, предложил своё участие в ЦК Помгол и был 13 апреля утверждён Политбюро (по предложению Троцкого) членом Помгола как представитель “советского” духовенства. В полном соответствии с инструкцией ГПУ, участники заседания приняли решение поддержать журнал Живая Церковь, отправить миссионера в Петроград и обратиться к верующим с воззванием.28

ПРОЦЕССЫ

Очень важную роль сыграла тайная полиция и в организации показательных судебных процессов над духовенством и верующими. Из огромного числа судов неправедных история запомнила два: Московский29 и Петроградский. Обновленцы приняли самое активное участие в подготовке и проведении обоих процессов.

Узурпация

Восьмого мая 1922 года Московский Трибунал вынес приговор нескольким священнослужителям и мирянам Православной Российской Церкви, но не только им, а ещё и всему церковному священноначалию, то есть — всей Церкви. Документ, который начинается словами «Приговор. Именем Российской социалистической федеративной советской республики» завершается так: «Трибунал … устанавливает незаконность существования организации, называемой православной иерархией».30 Это — «юридическое определение, ставящее вне закона всю иерархию Русской Православной Церкви — иерархию, без коей Церкви нет. Этот приговор всей Церкви не был формально отменен последующими правовыми актами об условиях ее существования в коммунистическом государстве. Историки тоже о нем забыли».31

Неудивительно поэтому, что вскоре после объявления этого приговора, 12 мая 1922 года, была сделана первая попытка захвата церковной власти обновленцами. Разумеется, по инициативе и под надзором соответствующих правительственных структур. Во вторник 9 мая 1922 года, в Москву из Петрограда прибыли в сопровождении псаломщика Стефана Стадника два видных обновленца: протоиерей Александр Введенский32 и священник Евгений Белков.33 В Москве их уже ждали ранее прибывший петроградский “прогрессивный” священник Владимир Красницкий34 и “случайно приехавшие” в Москву два саратовских протоиерея: Николай Русанов35 и Сергий Ледовский36. Случай (и средства) для их приезда предоставило ГПУ.

14 марта, сразу же после того, как Политбюро приняло решение о сотрудничестве с советским духовенством, ГПУ разослало в губернские города шифрограммы с заданием местным чекистам «предложить» «осведомителям-церковникам, проваленным, непригодным для работы на местах выехать в Москву для временной агитационной работы». Там они должны были не позднее 20 марта явиться к начальнику VI отделения СО ГПУ Рутковскому. Работа их оплачивалась.37

Саратовцы успели опубликовать в Известиях ВЦИК воззвание «Церковные ценности голодающим!», 38 а Ледовский участвовал в Московском процессе в качестве эксперта.39 Петроградским священникам сразу удалось найти с ними общий язык, и они немедленно включились в работу: подписали воззвание «прогрессивного духовенства» и обратились с ходатайством о помиловании приговорённых к расстрелу на Московском процессе.40

Живая Церковь

Но попытка привлечь к движению московских сторонников изъятия ценностей успеха не принесла. Епископ Антонин принял делегацию холодно и все предложения отверг, правда, не окончательно: сказал, что посмотрит, как будут развиваться события. Только один московский священник, Сергий Калиновский41, с воодушевлением принял единомышленников и сообщил, что готовит к печати первый номер журнала Живая Церковь. Название настолько понравилось, что постановили присвоить его новому движению.42

Так реформаторское движение в Православной Российской Церкви приобрело название, под которым навсегда опозорило себя в истории. Вряд ли кого-нибудь удивит в этих обстоятельствах тот факт, что основную роль в работе нового церковного издания Живая Церковь взяли на себя журналисты из ГПУ. Обновленцам было дано понять, «что инициатива создания журнала принадлежит группе верующих», но на самом деле всю работу по его организации осуществил VI отдел ГПУ и внедрил, от имени «группы верующих», «своего человека», который одновременно выполнял функции осведомителя и обеспечивал «технику издательства … (помещение, типография, бумага и т.д.)».43 (Журнал, ставший официальным органом раскола, выходил в Москве ежемесячно с мая 1922 года по август 1923, всего вышло 16 номеров).44

Ситуация с журналом Живая Церковь прекрасно иллюстрирует двусмысленное положение обновленцев по отношению к властям в 1922 году – как церковным, так и светским:

С одной стороны, они официально являлись клириками, находящимися в каноническом послушании своему епархиальному руководству, с другой стороны, они были участниками тайного сговора с ГПУ против священноначалия Русской Православной Церкви. При этом, будучи осведомителями ГПУ, они не были, в свою очередь, осведомлены о существовании секретных планов Политбюро ЦК РКП(б) использовать их для уничтожения Церкви и преследовали собственные цели.45

Переговоры с Патриархом

Ещё ярче двойственность положения русских церковных реформаторов проявилась во время их переговоров с Патриархом Тихоном. «Инициативная группа» встречалась с Патриархом трижды: 12, 16 и 18 мая. Каждая встреча предварялась и/или сопровождалась визитом «группы» в соответствующие светские кабинеты, отчего становилась следующим важным этапом в организации обновленческого раскола в Православной Российской Церкви.

В пятницу, 12 мая, поздно ночью Введенский, Красницкий, Белков, Калиновский и Стадник прибыли на автомобиле к Троицкому подворью на Самотёке, где их уже ждал начальник конвоя. Калиновский струсил и остался в передней, а остальных работники ГПУ проводили вверх по лестнице в приёмную Патриарха и присутствовали при встрече.

Рассказ об этой встрече, написанный в жанре политического доноса, был опубликован в новом ”церковном” издании:

Указав на только что закончившийся процесс Московского Трибунала, в результате которого по делу о сопротивлении изъятию ценностей вынесено 11 смертных приговоров, группа духовенства моральную ответственность за это возлагает на патриарха, распространившего по церквям свое послание – прокламацию от 28 февраля. По мнению группы духовенства, это послание на местах явилось сигналом для новой вспышки руководимой церковной иерархией гражданской войны церкви против советской власти. <…> Указав на то, что под водительством патриарха Тихона церковь переживает состояние полной анархии, что всей своей контрреволюционной политикой и, в частности, борьбой против изъятия ценностей она подорвала свой авторитет и всякое влияние на широкие массы, группа духовенства требовала от патриарха немедленного созыва для устроения церкви поместного Собора и полного отстранения патриарха до соборного решения от управления церковью.46

Помимо информации осведомительского характера, этот рассказ содержит ещё и значительную долю вымысла, сочиняя одно и скрывая другое: обличительных речей ночные посетители не произносили и требований не предъявляли, а, наоборот, вели себя соответственно церковной субординации — поклонились святителю в пояс, поцеловали ему руку и обратились с просьбой. Убедить Патриарха они были бессильны, как в этом позднее честно признавался Введенский:

Был я тогда молод и горяч, считал, что я даже стену могу убедить. Говорю, говорю, убеждаю, а патриарх на всё отвечает одним словом: нет, нет, нет. Наконец и я замолчал. Сидим мы против него и молчим. Но что же вы от меня хотите, спрашивает он. Надо передать кому-нибудь власть, дела стоят без движения, говорим. Подождите, встал и ушёл в другую комнату; через пять минут выносит письмо Калинину, в котором он временно, на время заключения, передаёт власть одному из митрополитов: Вениамину или Агафангелу.47 «Я всегда смотрел на патриаршество как на крест; если удастся от него освободиться, буду благодарить Бога». Благословил нас и мы пошли.48

Временную передачу власти одному из церковных иерархов обновленцы назвали «самоустранением Патриарха» и использовали это обстоятельство для создания собственного аппарата церковного управления. Действовали они, конечно, по указке: до того, как отправиться с ночным визитом на Троицкое подворье, они вели переговоры «в различных инстанциях»,49 а 15 мая посетили ВЦИК и передали Калинину Письмо святителя. Калинин заявил, что «Правительство РСФСР принимает к сведению заявление патриарха о его временном самоустранении», но от официального посредничества в передаче церковной власти отказался под тем предлогом , что «советская конституция предусматривает отделение церкви от государства».50

Неофициальное участие партии и правительства в действиях «инициативной группы», разумеется, продолжалось, и 16 мая её члены письменно доложили Калининуо том, что они заняты созданием нового управленченского аппарата Православной Российской Церкви: «ввиду устранения Патриархом Тихоном себя от власти, создаётся Высшее Церковное Управление, которое с 2 (15) мая приняло на себя ведение церковных дел в России».51 В тот же день, 16 мая, обновленцы встретились с Патриархом, получили от него письмо к митрополиту Ярославскому Агафангелу, и 17 мая Красницкий отбыл на правительственном автомобиле в Ярославль.52

18 мая Введенский, Белков и Калиновский опять явились к Патриарху и потребовали (в своей обычной фарисейской манере — «сыновне испрашиваем благословения Вашего Святейшества») передать им патриаршую канцелярию.53 Требование было предъявлено в виде документа под названием Докладная записка Инициативной группы прогрессивного духовенства Живая Церковьи с подписью «Вашего Святейшества недостойнейшие слуги: Введенский, Белков, Калиновский»; на этом документе Патриарх наложил резолюцию, в которой поручил «поименованным ниже лицам принять и передать … синодские дела … [и дела] по Московской епархии» архиереям Российской Православной Церкви митрополиту Агафангелу и епископу Клинскому Иннокентию,54 а до его прибытия епископу Верненскому Леониду.55

«Инициативная группа», теперь уже под названием ВЦУ, прибыла на Троицкое подворье и 19 мая тоже, но теперь уже не для встречи с Патриархом, потому что его там больше не было – ночью его увезли в Донской монастырь и на год заключили «под строжайшей охраной, в полной изоляции от внешнего мира, в квартирке над монастырскими воротами, в которой раньше жили архиереи, находившиеся на покое».56 Митрополита Агафангела на подворье тоже не было, и приезд его так и не состоялся – власти запретили ему выезд из Ярославля. Зато на подворье узурпаторов ждал епископ Антонин: он прибыл, чтобы возглавить новый управленческий аппарат — в ответ на письменную просьбу «инициативной группы “Живая Церковь”».57

Заняв Троицкое подворье, ВЦУ, в лицеВведенского, Калиновского и Белкова, не стало дожидаться ни митрополита Агафангела, ни уехавшего к нему Красницкого, а немедленно приступило к работе – под руководством запрещённого в служении епископа Антонина. Так начал функционировать новый высший орган Российской Церкви, который «не имел никаких канонических оснований для своего возникновения», по словам одного из самых горячих приверженцев обновленческих реформ.58 Так состоялась узурпация церковной власти, по словам другого видного сторонника обновления Церкви:

Несомненно, что группа, которая образовала Высшее Церковное Управление после отречения Патриарха Тихона, полномочий на то от Патриарха не имела. Патриарх поручил ей только посредническую роль передачи дел, а отсюда до передачи власти очень далеко. Деятели живой Церкви взяли власть сами, в порядке революционном, внеканоническом, и если угодно, антиканоническом.59

Продолжение

 

ОБ АВТОРЕ

Сестра Татьяна (Спектор) — инокиня в Свято-Богородицком Леснинском русском православном монастыре во Франции. До монастыря преподавала русскую литературу и культуру в университете штата Айова (Iowa State University, 1997-2002): Tatiana Spektor, Ph.D. University of Kansas. В настоящее время работает над книгой по истории Российской Православной Церкви в ХХ веке.

 

Примечания

1 Лев Давидович Троцкий (Лейба Давидович Бронштейн, 1879- 1940) — деятель международного рабочего и коммунистического движения, теоретик марксизма, один из организаторов октябрьской революции 1917 годаи один из создателей красной армии, один из основателей и идеологов коминтерна, член исполкома коминтерна. В советском правительстве — нарком по иностранным делам; в 1918-25 нарком по военным и морским делам и председатель революционного военного совета РСФСР и СССР. Член Политбюро ВКП(б) в 1919-26. Смертельно ранен агентом НКВД в Мексике.

2 Троцкий употребляет термин по аналогии с идейно-политическим течением среди русской интеллигенции в эмиграции, возникшим в 1920-е годы. В сборнике статей «Смена вех» (Прага, 1921) были сформулированы основные идеи этого течения. Сменовеховцы выступали за примирение и сотрудничество с советской властью, которая якобы уже «переродилась» и действует в национальных интересах России. Лидеры движения 1920-30х годов вернулись в Россию и были уничтожены НКВД.

3 Секретное письмо в Политбюро от 15 мая 1922 Известия ЦК КПСС № 4 1990 С. 196-97

4 Секретная записка в Политбюро от 30 марта 1922 Цит. по Покровский, Николай Николаевич и Станислав Геннадьевич Петров Архивы Кремля. Политбюро и церковь. В 2-х кн. 1922-1925 гг. М.- Новосибирск: «Российская политическая энциклопедия», «Сибирский хронограф», 1997 Кн. 1 С. 162 Орфография и пунктуация источника во всех цитатах, за исключением тех, что используют дореформенные правила, – они переведены на современную орфографию

5 Анатолий Васильевич Луначарский (1875- 1933) — советский общественный и политический деятель, первый нарком просвещения РСФСР (1917 -29), переводчик, публицист, критик, искусствовед

6 Владимир Ильич Ульянов (1870-1924) — советский политический и государственный деятель,  создатель Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков), один из организаторов и руководителей революции 1917 года в России, председатель Совета Народных Комиссаров РСФСР (1917-24)

7 Всеволод ВладимировичПутята (1869 — ок. 1941)- с 1915 до 1918 епископ Православной Российской Церкви, впоследствии обновленческий архиепископ и затем григорианский митрополит. С 1915 епископ Пензенский и Саранский. С 1917 — архиепископ. По решению Судной комиссии Священного Собора 1917-18 временно лишен архиерейского сана и до покаяния должен был пребывать во Флорищевой пустыни. Указу не подчинился, провозгласил себя лидером «Народной церкви», положив начало «пензенскому расколу», за что был окончательно лишен архиерейского сана. В 1923 обновленческим ВЦУ восстановлен в правах «епископа» и назначен «архиепископом Саратовским», затем «Пензенским». В 1928 принёс покаяние, принят как монах. В 1934 перешел в григорианский раскол и стал «митрополитом Томским и всея Сибири». Согласно определению Московской Патриархии 1934 года монах Владимир (Путята), до покаяния, объявлялся «отпавшим от Святыя Церкви и лишенным христианского погребения».

8 Щапов Ярослав Николаевич Русская православная церковь и коммунистическое государство, 1917–1941. Документы и фотоматериалы М.: Библейско-богословский институт св. Апостола Андрея 1996 С. 158–60

9 Щапов С. 158

10 Феликс Эдмундович Дзержинский (1877-1926) — советский государственный деятель, глава ряда наркоматов РСФСР, основатель ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР (1917-22). Образована 7 (20) декабря 1917 года. Ликвидирована с передачей 6 февраля 1922 годаполномочий Государственному политическому управлению (ГПУ) при НКВД РСФСР (Народный комиссариат внутренних дел)

11 Покровский, Петров Кн. 1 С. 9

12 ВоронцоваИрина Владимировна«Религиозно-философские истоки “обновленческого раскола” (197-1923)» Новый исторический вестник (РГГУ) 2007 № 16 (2) С. 112-19С. 112

13 Воронцова Ирина Владимировна «Л.Д. Троцкий как стратег обновленческой реформации» Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви. 2009. Вып. II: 4 (33). С. 51–62 С. 59

14 Воронцова 2009 С. 53

15 Ленин «Революционные дни» ПСС Изд. 5 Т. 9 С. 207;Воронцова (2009, С. 59) уточняет: «Ленин имел в виду “неоправославие”, этот термин был применен кн. Мещерским в его Дневниках: Дневники.29 мая Гражданин 1902. № 41. С. 22»

16 Воронцова 2009 С. 52

17 Покровский, Петров Кн. 2 С. 51

18 Покровский, Петров Кн. 1 С. 133-39

19 Петров Станислав Геннадьевич «Секретная программа ликвидации русской церкви: Письма, записки и телеграммы Л.Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) (1921–1922)» Сибирская провинция и центр: культурное взаимодействие в ХХ веке Новосибирск: Институт истории СО РАН 1997. С. 33, 44, 66–67.

20 Покровский, Петров Кн. 1 С. 161-64

21 Покровский, Петров Кн. 1 С. 154

22 Александр АндреевичГрановский (1860-1927) — активный участник обновленчества в Православной Российской Церкви. С 13 апреля 1922 года член ЦК Помощи голодающим при ВЦИК – утверждён Политбюро по предложению Троцкого (Покровский, Петров Кн.1 С. 45; Кн. 2, С. 188). Был дважды уволен на покой: в 1908 (за догматические отклонения и политическую активность) с пребыванием в Сергиевой пустыни и в 1917 (по болезни) с пребыванием в Богоявленском монастыре в Москве, где стал вводить литургические новшества, за что в 1921был запрещен в священнослужении Патриархом Тихоном

23 Михаил Иванович Калинин (1875 -1946)- председатель ВЦИК РСФСР (1919-38)

24 Известия 23 марта 1922 С. 5; 30 марта 1922 С. 5 Цит. по Левитин Анатолий Эммануилович иВадим Михайлович Шавров Очерки по истории русской церковной смуты [1978] М.: Крутицкое патриаршее подворье; Kusnacht : InstitutGlaubeinder 2. Welt1996 С. 55-56

25 Красная газета 25 марта 1922; Петроградская правда 25 марта 1922; Правда29 марта 1922; Известия 29 марта 1922 С. 2Цит. по Левитин, Шавров С. 57

26 Покровский, Петров Кн. 1 С. 161-64

27 Покровский, Петров Кн. 2 С. 185-86

28 Покровский, Петров Кн. 2 С. 192-94

29 См. «Варавара Брусилова: В память о Московском процессе 1922 года» Киевская Русь 

30 Покровский, Петров № 24-6 Кн. 1 С. 212

31 Покровский, Петров Кн. 1 С. 48-49

32 Александр Иванович Введенский(1889-1946) — один из лидеров обновленческого движения в Православной Российской Церкви; постоянный член обновленческого Священного Синода; ректор Московской Богословской Академии (открыта в октябре 1923 года). 12, 16 и 18 мая 1922 в составе делегации обновленцев посещал Патриарха Тихона с целью убедить его передать им высшую церковную власть. Активный участник обновленческого Второго Всероссийского Поместного Священного Собора 1923 года, на котором подписал постановление Собора о лишении сана и монашества святейшего Патриарха Тихона. 6 мая 1923 хиротонисан во обновленческого епископа Крутицкого, викария Московской епархии; на момент хиротонии состоял в браке; впоследствии женился ещё раз. В июле 1923 года Патриарх Тихон отлучил обновленцев от Церкви. С 10 октября 1941 года Введенский — «первоиерарх Православных Церквей в СССР». В 1943 году советская власть стала ликвидировать обновленчество, и в июне 1945 года Введенский обратился с просьбой о приёме в Московскую Патриархию, но воссоединение не состоялось

33 Евгений Христофорович Белков (1882-1930) — один из лидеров обновленческого движения.12, 16 и 18 мая 1922 в составе делегации обновленцев посещал Патриарха Тихона. 28 июня обновленческим ВЦУ Белков был возведен в сан протоиерея с возложением палицы, 25 июля награжден митрой. В декабре1922 создал и возглавил Союз религиозно-трудовых общин.В мае 1923 Белков порвал с обновленческим руководством (его не устраивали корыстолюбие и полная зависимость от властей). Осенью 1923 был хиротонисан «случайными архиереями» (имена неизвестны) во «епископа Петроградского». В 1925 году женился. Скончался от травмы, полученной в случайной драке.

34 ВладимирДмитриевич Красницкий(1880 -1936) – видный деятель обновленчества, председатель ЦК группы Живая Церковь (1922-31). 12 и 16 мая 1922 в составе делегации обновленцев посещал Патриарха Тихона.Выступал свидетелем на стороне обвинения на Петроградском процессе. Тесно сотрудничал с ГПУ. Происками Красницкого был выслан причт храма Христа Спасителя в Москве, и в результате в августе 1922 года он стал там настоятелем. 8 мая 1923 года возведён в сан «протопресвитера Российской Православной Церкви (обновленческой)» и избран заместителем председателя Высшего Церковного Совета (ВЦС).В августе 1923 года Красницкий выведен из состава руководящих органов обновленческой «церкви». В мае 1924 года принёс покаяние Патриарху Тихону, был прощён и вёл переговоры об объединении и вхождении в патриарший Высший Церковный Совет, однако в июле 1924 года прощение было аннулировано и переговоры прерваны.В последние годы жизни был настоятелем церкви Святого Серафима Саровского на Серафимовском кладбище в Ленинграде. Скончался от гриппа.

35 Николай Иванович Русанов (1862–1933) — один из первых деятелей обновленчества в Саратове. 13 мая 1922 подписал первый программный документ московских, петроградских и саратовских обновленцев группы «Живая Церковь» под названием «Верующим сынам Православной Церкви России». 11 июля 1922 вошёл во вновь образованное «Временное управление Саратовской церкви» (обновленческое). В 1926 был «хиротонисан» в обновленческого епископа при Спасской церкви города Рыбинская как «епископ Рыбинской автономной общины» С 1927 обновленческий епископ Острожский, викарий Воронежской епархии. С 1928 обновленческий архиепископ. В 1930 уволен на покой, проживал в Ленинграде, где и скончался.

36 СергейАрефьевич Ледовский — протоиерей, обновленческий священник Саратовской епархии, служил в Воскресенской кладбищенской церкви города Саратова.13 мая 1922 подписал первый программный документ московских, петроградских и саратовских обновленцев группы Живая Церковь «Верующим сынам Православной Церкви России».11 июля 1922 вошёл во вновь образованное Временное управление Саратовской церкви (обновленческое).

37 Покровский Петров Кн. 1 С. 44; Кн. 2 С. 60

38 Известия ВЦИК № 73 1922 31 марта С. 2 Цит. по Краснощёков Кирилл, свящ. «История Церкви: Голод в саратовском Поволжье 1922-23 годов и зарождение обновленческого раскола» Труды Саратовской православной духовной семинарии. Сборник №1 2007 http://www.sarpds.ru/trudy-spds-sbornik.-vypusk-1-%C2%A9-saratov.-2007/192122.html Обращение к источнику 23 апреля 2013.

39 Левитин, Шавров С. 65

40 Покровский, Петров Кн. 1 С. 220

41 Сергей Васильевич Калиновский (1866-1930-е) — настоятель храма Гребневской Божией Матери на Лубянке в Москве (1918-22). В 1919 пытался создать «Рабоче-крестьянскую христианско-социалистическую партию», но не получил согласия властей. С 1922 один из идеологов обновленческого раскола, основатель журнала Живая Церковь. 13 мая 1922 подписал первый программный документ московских, петроградских и саратовских обновленцев группы Живая Церковь «Верующим сынам Православной Церкви России». 12, 16 и 18 мая 1922 в составе делегации обновленцев посещал Патриарха Тихона.С 18 мая 1922 член обновленческого Высшего церковного совета. В августе 1922 годавышел из состава ВЦУ и вскоре снял с себя сан и стал профессиональным антирелигиозником, мотивируя это тем, что разочаровался в церкви из-за контрреволюционных выступлений духовенства.

42 Левитин, Шавров С. 67

43 Рапорт начальника VIотделения Секретного отдела ГПУ заместителю председателя ГПУ о текущей церковной работе (11 апреля): Покровский, Петров Кн.2 С. 184.

44 Краснов-Левитин Анатолий Эммануилович Труды и дни: Обновленческий митрополит Александр Введенский Creteil : Editions «Poiski» 1990 С. 19.

45 Иванов Сергей Николаевич «О причинах передачи св. Патриархом Тихоном канцелярских дел группе священников в мае 1922 года» Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви 2011 Вып. 3 (40) С. 17–35 С. 19.

46 Живая Церковь № 2 1922 С.1 Цит. по Левитин, Шавров С. 68.

47 Александр Лаврентьевич Преображенский (1854-1928) — епископ Православной Российской Церкви; митрополит Ярославский и Ростовский. Хиротонисан во епископа в 1889; в сан архиепископа возведён в 1904.С 1913 года был архиепископом Ярославским и Ростовским.В ноябре 1917 года  возведён в сан митрополита. Участвовал в Поместном Соборе 1917-18. В марте 1918 года избран членом Высшего Церковного Совета . В феврале 1918 года, по указанию Собора, Патриарх Тихон назвал его в числе трёх кандидатов на местоблюстительство, а 12 мая 1922 года временно передал ему патриаршие права и обязанности, вызвав его в Москву. Власти не позволили митрополиту выехать из Ярославля, и28 июня 1922 года он был заключён под домашний арест, 22 августа переведён в Ярославскую тюрьму, а осенью 1922 — во внутреннюю тюрьму ГПУ в Москве. В 1923-25 находился в ссылке в Нарымском крае; с осени 1925 до весны 1926 — в тюрьме города Перми. В завещательном распоряжении от 25 декабря 1924 (7 января 1925) Патриарх Тихон поставил его вторым кандидатом в Патриаршие местоблюстители; но он в эту должность так и не вступил.

48 Левитин, Шавров С. 69

49 Введенский Александр Иванович, протоиерей Церковь и революция Петроград 1922. Цит по Левитин, Шавров С. 67.

50 Левитин, Шавров С. 70

51 Письмо подписано Введенским, Калиновским, Белковым и Стадником: Губонин Михаил Ефимович, сост. Акты святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России и позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти 1917-1943 М.:ПСТГУ, Братство во имя Всемилостивого Спаса 1994 С. 216.

52 Левитин, Шавров С. 70-71; Иванова 2007.

53 Вестник Святейшего Синода №1 1927 С. 18 Цит. по Губонин С. 216.

54 Иннокентий Алексеевич Летяев (1882-1937) — архиепископХарьковский и Ахтырский. Хиротонисан во епископа Клинского в 1921. В мае 1922 уклонился в обновленческий раскол и был назначен ВЦУ на Екатеринославскую кафедру.В июне 1923 года принёс покаяние и принят в общение с Православной Российской Церковью в сущем сане.На зимней сессии Временного Патриаршего Священного Синода 1933/1934 подписал адрес об усвоении митрополиту Сергию (Страгородскому) титула Блаженнейшего митрополита Московского и Коломенского. С февраля 1935 архиепископ Харьковский. Арестован в 1936, приговорён к расстрелу в Сиблаге НКВД и расстрелян в декабре 1937

55 Евгений Дмитриевич Скобеев (1851-1932) – до 1922 епископ Православной Российской Церкви. В сане архимандрита был настоятелем поочерёдно четырёх монастырей, но ни в одном из них не оставил по себе добрую память. Хиротонисан в 1921 во епископа Ковровского, и в том же году переведён на Верненскую кафедру (Туркестанской епархии), но на епархии не был – жил в Москве. В мае 1922 уклонился в обновленческий раскол и назначен управляющим обновленческой Московской епархией. С октября 1922 – обновленческий архиепископ; в 1923 уволен на покой; в 1928 возведён в сан митрополита. Скончался в 1932 как обновленческий митрополит Орловский, покаяния не приносил.

56 Левитин, Шавров С. 75

57 Губонин С. 218

58 Левитин, Шавров С. 75

59 Титлинов Борис Васильевич Новая Церковь Москва: Издательство Петроград. Типографская артель Л.Я. Гинзбург 1923 С.55 Цит. по Епископ Григорий (Граббе) Русская Церковь перед лицом воинствующего зла Джорданвилль: Свято-Троицкий монастырь. Типография преп. Иова Почаевского 1991 С. 38.

Дата публикации: 26.06.2013