Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > История и лица > С нашего благословения

История и лица

С нашего благословения


Переписывают историю, подлецы! Фашисты! Переписывают… Вот же мерзавцы! Но кто же первый начал переписывать историю нашей страны, нашей Родины? Кто же начал? Мы, братья и сестры. Мы, православные. Мы отреклись от советского прошлого и прокляли его. И проклинаем в каждой проповеди, в каждой статье. Мы оскорбительно назвали это время «временем небывалых гонений». Но все же подло решили приписать себе все хорошее, что было тогда, например, Победу в Великой Отечественной войне.


Как же лживо звучат наши с вами слова о том, что якобы в войне победил именно православный народ. О том, что чуть ли не благодаря только Русской православной церкви и еще — построенной на ее деньги танковой колоне «Дмитрий Донской» была возможна Победа. Это ложь, братья и сестры. Самая настоящая и бесстыдная ложь.


Мы забыли, что отец лжи — диавол. А это уже страшно. И еще страшнее, что лгут священники и иерархи церкви. Мы захотели взять то, что нам не принадлежит. Да, оно оказалось брошенным, растоптанным, ничейным. Но это не наше, братья и сестры. Я говорю о Великой Победе. В Великой войне победило атеистическое, коммунистическое государство СССР. Ну что же теперь поделаешь? Мало ли кто, где и когда победил. И мусульмане одерживали победы, и католики, а вот в 1945 году победили атеисты. Не всегда и везде побеждают в войнах православные.


Братья и сестры, и так тоже бывает. Давайте, братья и сестры, успокоимся и не будем так безбожно врать. А то ведь слово-то не воробей, вылетит — не поймаешь. Ну что же теперь поделаешь с тем, что в войне победил народ не православный, а народ-атеист. А руководила этим народом та же самая партия, которая как раз и организовала гонения на Русскую православную церковь. А в подразделениях не было полковых священников, а были как раз комиссары-политруки. А на пилотках у этого народа-победителя были не православные кресты, а звезды с серпом и молотом. И в бой они шли не с хоругвями и иконами, а с красными знаменами — символами Октябрьской революции. Именно этот народ-атеист, превозмогая собственные силы, нечеловеческим усилием, до кровавого пота, до кровавых мозолей, заливая кровью землю, вылезая из кожи, победил фашистов, победил фашизм.


Редкие исключения, братья и сестры, только подтверждают правила, это известно любому школьнику. Не будем завидовать подвигу преданного нами народа, погибшего тогда на полях сражений народа-героя. Не будем воровать победу у мертвых (да это и не получится), мы к той Победе не имеем никакого отношения. Нас бы, братья и сестры, тогда, в годы Великой Отечественной войны, с нашим православным триколором герои-защитники нашей Родины где-нибудь под Москвой или в Брестской крепости, или под Ленинградом, или под Сталинградом, или под Курском расстреляли бы, даже не спрашивая нашего с вами святого православного имени. Причем расстреляли бы с благословения наших советских иерархов и священников. И правильно бы сделали.


Эта война — не наш, не православный, подвиг. Это подвиг атеистов и коммунистов. Это ведь коммунистов в первую очередь расстреливали и вешали фашисты, а не православных христиан. Это ведь на груди коммунистов, а не православных вырезали звезды фашистские палачи. Это их подвиг, не наш. Оставим его им. А сами давайте совершим свой подвиг и не будем присваивать чужое, хитрить и врать.


Конечно, было бы очень хорошо, если бы люди, погибавшие за наше Отечество, были бы верующими православными людьми. Нам бы так хотелось, братья и сестры. Конечно, хорошо бы, если бы каждый бой начинался с молебна. Конечно, хорошо бы, если бы каждый русский воин шел в бой с молитвой Иисусовой на устах и в сердце, а умирали не со словами «прошу считать меня коммунистом», а со словами «С нами Бог». Но в ту войну это было не так, братья и сестры. Вернее, так было, но не в Красной Армии, а у фашистов — немецких, итальянских, эстонских, румынских, болгарских; у власовцев; у ОУНовцев и у прочих. Им же несть числа. Да, с ними был Бог, как они о себе думали. Да, они совершали молебны, они молились перед боем, они крестились. На их фашистских штандартах и эмблемах было написано: «С нами Бог». На их танках и самолетах были кресты. Да, кресты, братья и сестры. Не звезды, не серп и молот, а кресты. Это они, фашисты, восстанавливали храмы и возрождали Русскую православную церковь на оккупированных территориях. И это их фашистский власовский флаг — точно такой же, какой развивается теперь над Кремлем и является теперь нашим государственным флагом, украшал церковные подворья. (Кстати, этот флаг не подпадает под закон, запрещающий нацистскую символику?)


Так что, это мы, братья и сестры, начали переписывать историю, а не эстонцы и не поляки. Мы! Это нам оказались не нужны те идеалы и та история, те памятники и те красные знамена, которые мы заменили на наши православные триколоры. А та Великая Отечественная война, та Великая Победа останется в веках, как бы мы ни хитрили и ни лицемерили. И в истории эта Победа останется именно как Победа первого в истории социалистического государства СССР над фашизмом. Как Победа с красным коммунистическим флагом, символом Революции, над рейхстагом. Не наша война. Не наша победа. Не наша революция. Не наше знамя. Не наша история. А наша история, братья и сестры, которая, как мы с вами уже хорошо усвоили, была «эпохой небывалых гонений».


Ну что ж, гонений, так гонений. И теперь нечего на зеркало пенять, коль рожа крива. Для эстонцев тоже это была «эпоха небывалых гонений». Эстонцам тоже своих гонений хочется. Эстонцы тоже хотят своих мучеников и героев. И эстонцам тоже нужен свой триколор. И эстонцы все это нашли, как и мы, братья и сестры. И, между прочим, в годы Великой Отечественной войны их эстонские эсэсовские герои были союзниками наших теперешних героев. И их флаги-триколоры развивались над одними и темы же окопами. Они вмести очищали, как и мы теперь с вами, братья и сестры, очищаем мир от коммунистической чумы. Они ведь против коммунистов боролись, эсэсовцы эстонские. Это ведь хорошо, братья и сестры. А Бронзовый советский солдат, он как раз и был коммунистом, который и устроил «эпоху небывалых гонений».


Так что молодцы эстонцы! Так ведь, братья и сестры? Эстонцы гуманнее и лучше нас, они так долго терпели в центре Таллина коммунистический символ — памятник Советскому воину-освободителю. Мы бы с вами, братья и сестры, оказавшись на месте эстонцев, с нашим православным смирением и терпением снесли бы памятник на следующий день после объявления о независимости. И тем циничнее наши вопли о защите «наших» памятников. Наших… Смешно.


Они не наши, эти памятники, братья и сестры, они советские. Мы от них отреклись, оскорбив, оклеветав и предав то время, тех людей, ту историю, те идеалы, предав отцов и дедов. Они, эти памятники, советские. Не православные, а советские, коммунистические. Они красные от пролитой крови и от веры погибших бойцов. Их вера была — коммунизм. Ну что же теперь поделаешь. Они, погибшие на той войне, ненавидели фашизм и капитализм. А еще больше они, солдаты той Великой войны, ненавидели предателей-власовцев с их, а теперь и с нашим, братья и сестры, триколором. Они ненавидели наш нынешний государственный флаг, триколор, и умирали под красными коммунистическими знаменами.


Там, в братских могилах, лежат не православные воины, а коммунисты и атеисты! Зачем же нам к ним примазываться? Мы бы с ними оказались по разные стороны баррикад. Почему же мы лжем, братья и сестры? Почему мы, братья и сестры, решили присвоить себе то, что принадлежит не нам?


Я думаю потому, что мы не боимся Бога. Мы с вами забыли, что Бога обмануть невозможно. Что даже если то, что мы скрыли от людей и даже от своей совести, не скрыть от Него. Мы забыли Бога, забыли, что врать — это грех, а значит, мы не верим в Бога. И тем страшней будет наша кара и наш позор, чем страшнее, подлее и дольше будет продолжаться наша ложь.


Я думаю, братья и сестры, что если мы не остановимся в безбожном оправославлевании и переписывании истории, наша Родина, Россия, исчезнет с лица земли, как суверенное, независимое государство. И виноваты будем в этом мы с вами, православные братья и сестры. Мы, братья и сестры, разбудили страшные инфернальные бесовские силы своими безумными разговорами о том, кого надо захоронить, кого перезахоронить, откуда надо убрать некрополь, чтобы не мешал нам бесноваться. Кого нужно закопать, а кого откопать. Кого канонизировать, а кого проклясть. Мы дерзнули прикоснуться своими грязными, корыстными, неокрепшими, мстительными умишками и душами к Вечному. И отмстили. Себе отмстили.


Мы не оставили потомкам и Богу суд — мы сами взялись судить покойников. Мстить им. Мы думали, что они не ответят. А они ответили и будут отвечать дальше. Если и не они, то Господь, любя нас и желая нашего спасения, остановит нас, видя наше коснение во лжи. Мы с вами, братья и сестры, стали тревожить своей непочтительной болтовней и, более того, стали судить! покойных. И даже уже некоторые сомнительные могилы некоторых сомнительных личностей, то ли императоров, то ли нет, то ли генералов, то ли предателей, уже отрыли, бедные кости перенесли с места на место, руководствуясь политическим сиюминутным корыстным смыслом, закопали, спели «Вечная память» и всё. И всё?


Вы так думали, братья и сестры? Нет, братья и сестры, не всё. Тот человек, тот народ, который берет на себя ответственность перезахоранивать уже погребенных, и тем самым старается изменить статус покойных, старается изменить духовный баланс, такой народ должен быть уверен в своей ответственности за это. Эта ответственность неотвратима. И она уже сбывается на наших глазах. Это ведь мы выпустили из-под земли духов гробокопательства. Это ведь мы стали откапывать и отпевать то лжемощи, то лжегероев. А вышли бесы-гробокопатели. И теперь копание могил и сносы памятников начнутся повсеместно. И будут продолжаться до тех пор, пока мы с вами, братья и сестры, не перестанем мстить мертвым.


Хотя, возможно, уже поздно, мы распоясались в своем неправедном корыстном сребролюбивом судилище мертвецов. Варварство продолжится. И если мы, братья и сестры, опять станем винить не себя, и вместе с разного рода якименками начнем обвинять то эстонцев, то поляков, то грузин — знайте, братья и сестры, не останется ни одной могилы советским солдатам. И вы думаете, их заменят на памятники русским православным воинам?


Газета «Дуэль»

Дата публикации: 07.09.2007