Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Навигатор > Прот. Александр Авдюгин: Проповедь о Христе — это не только слово

Навигатор

Прот. Александр Авдюгин: Проповедь о Христе — это не только слово


Протоирей Александр Авдюгин — один из самых популярных священников-блогеров в русскоязычном интернете. Его блог уже давно стал так называемым «двухтысячником», а это означает, что аудитория, ежедневно читающая его ЖЖ, достигает аудитории успешного церковного СМИ. Это не удивляет: он автор своего рода православного бестселлера — книги «Приходские хроники», которая вышла в двух частях. Когда мне в руки первый раз попало это издание, я прочел, нет вернее «проглотил», ее за день. И то же случилось с моими родными, друзьями, знакомыми. Книга была полна любви и света и написана удивительно легко. Критики стали говорить о втором Лескове, чутком и правдивом бытописатели священнических будней. Служащим, кстати, на периферии — в городе Ровеньки, где живет менее 100 тысяч человек. Любимое православное песнопение отца Александра — «Свете тихий». Именно такая вера у этого человека — тихая, любящая, но светлая и яркая. О таких, священниках, можно сказать словами Спасителя — «соль земли». В интервью отец Александр делится своим видением православной миссии в сети Интернет и прямо говорит об острых и наболевших вопросах, которые волнуют Церковь.


О ПРАВОСЛАВНОЙ МИССИИ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ


Недавно Святейший Патриарх Кирилл на встрече с духовенством Тверской епархии заявил, что духовенству необходимо активнее использовать возможности Интернета при работе со своей паствой и вести миссионерскую работу в блогах и социальных сетях. Зачем, по-вашему, это нужно?


Если для моего поколения, тем которым уже шестой десяток, интернет становится «нужностью», то для тех, кто молод он — насущная необходимость. Давайте признаем, что книга, особенно для молодого поколения, вытеснена всемирной сетью. Для этого не надобно даже социологическое исследование проводить. Достаточно на Петровку в Киеве съездить и увидеть залежи невостребованной  литературы, и все большее количество ларьков с компьютерными дисками, на которых не только софт и игрушки, но и текстовые, и аудио версии той же классики, учебников, и художественной литературы. Электронная книга и информация из сети становится главным источником пополнения знаний и решения интеллектуальных проблем, поэтому тот, кто ежедневно включает компьютер, должен найти там, как говорит отец Андрей Кураев, и «островок пахнущий ладаном». Желательно, что бы этот островок, как можно скорее стал материком. Это понимает и наш Патриарх. Именно поэтому и его призыв к работе православных пастырей и верующих в социальных сетях и блогах.


ИСКРУ ГРЕХОВНОГО КОНФЛИКТА РАЗДУВАЕМ ДО УРОВНЯ ЛЕТНИХ ПОЖАРОВ МЫ САМИ


Как Вы оцениваете сегодняшнее состояние православной христианской миссии в Интернет?


За последние годы православных христиан в сети Интернет стало на несколько порядков больше. Хотя это количество, пока что не переросло в качество. Стало меньше простых, «детских» вопросов к священникам и верующим, но прибавились целенаправленные, кощунственные и провокационные темы, главная цель которых или дискредитация веры, как таковой, или решение политических проблем и задач.


Радует, что мы уже перешли на более серьезный уровень дискуссии; огорчает, что часто эти дискуссии достойно вести не можем. Среди проблем, можно отметить анонимность многих священников в Интернете. Это недопустимо, хотя и понятно, почему вполне реальная и конкретная личность в рясе, скрывается за бездушным ником. Много времени уделяется на православных ресурсах сети обсуждению неактуальных, а иногда и мелочных сутяжных проблем. Обычно кучка маргиналов или провокаторов создает конфликт, выдавая его за вселенский, а затем раскручивает его всестороннее обсуждение. Можно сказать так: Диомида распиарили мы. Меньше бы обращали внимания — меньше было бы шума. Локальное, сделали континентальным. В каждой епархии есть свои несуразности и камни преткновения. Наши оппоненты всех мастей очень любят раскручивать эти несуразности до уровня общемирового масштаба. А дилетанты делают на этом вывод — «значит вся Церковь такая». Как по мне, то священникам в сети нужно поменьше провокации «местного масштаба», а больше обращать внимание на вопросы серьезные. Например, власть, по сути, «заговорила» убийство отца Даниила Сысоева. Мы молчим, ничего об этом не пишем, зато конфликт отца Павла Адельгейма с псковским архиереем, то есть районное событие местечкового характера, начало которого в амбициях и упрямстве, раскручиваем по полной программе. Портал Credo.ru и журналистов держать не надобно у мониторов. Мы сами им на блюдечке с голубой каемочкой искру греховного конфликта раздуваем до уровня нынешних летних пожаров. Православие — это «Свете тихий». Это красота, любовь, традиция, а мы, судя по блогам и сайтам, часто за недоразумениями, ошибками и нестыковками наше сокровище унижаем.


ИНТЕРНЕТ-МИССИЯ — ЭТО ДЛЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ


В чем особенность Интернет-миссии по сравнению с обычной? Чего благодаря ей можно добиться, чего нельзя?


Интернет-миссия она больше для интеллектуалов. Здесь надобно общаться серьезно и часто отвечать на трудные вопросы. На приходах темы, обсуждаемые в сети, интересуют немногих. В храме прихожанин обычно интересуется прикладными вещами. Например, как Бог может мне помочь, чтобы на следующей неделе меньше искушений было?.. В Интернете же, подымаются темы, которые толком не раскрыты до сегодняшнего дня, которые по разным причинам не имеют одинакового мнения. Миссия в Интернет требует серьезной интеллектуальной и духовной подготовки.


Главный вопрос к Интернет-миссии сегодня, это как ее, что называется, капитализировать. То есть, как в результате этой миссии крестить или воцерковить конкретного человека?


Воцерковить нельзя. Мы можем рассказать о необходимости Крещения и воцерковления, но дальше все решает священник, к которому придет верующий или ищущий. Именно реальный, а не виртуальный священник видит глаза человека и принимает решение. Хотя мне встречались на просторах сети батюшки, раздающие конкретные советы и благословения. Так нельзя, как и невозможно принимать исповедь в Интернете. Мы можем показать, где дверь церковная и рассказать, как в нее войти, но дальше человек должен сделать сам. Это его собственный и часто главный шаг в жизни.


В то же время, посредством Интернета можно решать множество проблем, которые возникают в жизни Церкви. Например, через Интернет мы находили помощь на лечение православных христиан, находили докторов. Не столь давно я написал в своем блоге о серьезной болезни клирика нашего благочиния. Пришло множество писем и обращений с предложением о помощи.


Назовите пожалуйста десяток наиболее активных блогеров среди православных священников в Интернет-сети.


Иерей Георгий Белодуров, иерей Андрей Спиридонов, протоиерей Димитрий Струев, игумен Агафангел (Белых), иерей Андрей Драненко, иерей Михаил Шполянский, иерей Андрей Сыркин, иерей Андрей Дудченко, протоиерей Сергей Лепин, иерей Дмитрий Карпенко. Эти люди откликаются на любой вопрос в сети Интернет. И я рекомендую общаться с ними.


Где лучше вести свой блог православному миссионеру (ЖЖ, В контакте, Facebook, Twitter)?


Для меня самый удобный вариант — ЖЖ. Из этого ресурса можно сделать трансляцию и на Facebook и на иные популярные социальные сети. Я параллельно «ретранслирую» на liveinternet.ru, my.ya.ru и Facebook. Страничка «В Контакте» тоже есть, но она больше предназначена для ответов на вопросы.


О ПРАВОСЛАВНОЙ МИССИИ В УКРАИНЕ СЕГОДНЯ


Чего удалось добиться в православном миссионерстве в Украине и России, начиная с 1991 года?


Радостно, что в Украине ввели миссионерство в качестве предмета в Киевской духовной академии и семинарии. Появился также нормальный, адекватный учебник по миссионерству. Что же касается миссионерской работы, мне, конечно, с моей периферии сложно судить, но пока не видно целенаправленной работы и реальных миссионеров. Например, относительно оглашения перед крещением, это пока (за исключением малочисленных исключений) — только разговоры. Единственно, где был выдан запрет на крещение без оглашения и «обливанием» — Одесская епархия. Разовыми акциями, как то: полетами владык над епархиями на самолетах, участием священников в байкеровском слете или в проповеди на рок-концертах миссия может только начаться, а закончиться она обязана у дверей храма Божьего. Хотя бы в притворе. Рассуждать на очередной модной тусовке о духовности не сложно, тем более, что встречают там тебя как маргинал маргинала. Миссионерство вещь вполне определенная и должно давать результат, то есть склоненную под исповедальной епитрахилью конкретную голову. Начало уже положено, только бы не остановиться…  


БИБЛИЯ ЖЕ ЕСТЬ У ВСЕХ ПРИХОЖАН. НА ПОЛКЕ…


Расскажите о православном подходе к изучению Священного Писания. Имеет ли смысл создавать при приходах группы по изучению Священного Писания, как это делают, например в Москве? Если да, то почему таких групп мало?


Мы можем пересчитать по пальцам приходы, где постоянно и серьезно изучают Священное Писание. Библия же есть у всех прихожан. На полке стоит. Мирно стоит, никого не трогает, как и ее «книгу книг» редко рядышком с кроватью на тумбочку кладут. Купим, первые главы Бытия прочитали … и на полочку. Как привить желание читать Святое Писание? В храмах проповедь на каждой службе звучать должна, причем каждое с амвона сказанное слово со ссылками на Библию. Естественно лучше, когда проповедь касается того фрагмента из Писания, который читали на Литургии или молебне. Раскрытие евангельского отрывка не проблемно привязать к тому, что сегодня актуально, что волнует людей. Вполне можно изучать Священное Писание при храме. Например, у нас в храме мы собираемся каждое воскресенье вечером. Служим молебен, а затем вместе читаем Библию и разбираем прочитанное. Только не надобно никаких методичек и программ. Как только начнем вводить уроки, оценки и педагогические приемы Библия закончится. Начнется школярство с библейским уклоном, то бишь старая советская общеобразовательная схоластика. Придут, позеваю и уйдут, что бы больше не приходить. Надобно после служебного отпуста всех приглашать на духовную беседу, но только не заставлять. Печальный пример воскресных школ с «обязаловкой», темами и контрольными работами сам за себя говорит. Живая, интересная беседа, с вопросами и ответами, свободным общением, согласными и несогласными заставит, прейдя из храма, взять с полки Библию.


Как вы относитесь к практике так называемой миссионерской Литургии, в которой участвовал протодьякон Андрей Кураев в России? Нужно ли нам перенимать такой опыт?


Я посмотрел и мне, лично, это было интересно. Но, думаю, что не стоит проводить ее вместо обычной Литургии в обычное время, в воскресный день. Определить заранее день, пригласить всех желающих… Только не навязывать.


Как Вы относитесь к практике чтения Евангелия в ходе службы на русском языке? Будет ли это, по-вашему, иметь миссионерский эффект?


Евангелие нужно читать на церковнославянском. Но если кто-то сразу после церковнославянского повторяет прочитанный фрагмент на русском, ничего плохого в этом нет. Хорошо, когда проповедь посвящена именно сегодняшнему Евангелию, тогда вообще проблемы не вижу…


Ранее приходилось слышать такую формулировку: «Двери православного Храма для всех открыты, но человек сам должен зайти в Храм. Поэтому, мы не должны бегать, не должны никого призывать, а просто должны ждать в Храме тихонько, когда человек сам придет». Насколько состоятельна эта идея? Насколько она соответствует Священному Писанию и предыдущему опыту Церкви?


Христос стучится в сердце, но Он не открывает двери нашего сердца Сам. Проповедь о Христе, это не только слово, каким бы красивым оно не было. Это твои собственные, дела, поступки, отношение к людям, внешний вид, наконец. Тогда зашедший или встретившийся невольно задумается: откуда это? Задумается и заглянет в храм или задержится в нем. Затаскивать в храм — значит отбить желание в него заходить. Любая вера навязанная силой — есть вера неверная.


ОКРУЖАЮЩИЕ МЕНЯ БОЛЕЛЬЩИКИ НЕ РУГАЛИСЬ МАТОМ И СКАЗАЛИ МНЕ, ЧТО Я ФАРТОВЫЙ ПОП


Стоит ли священникам в миссионерских целях участвовать в массовых мероприятиях, чтобы рассказывать там о Боге?


Не столь давно был на «Донбасс-арене» в Донецке. Смотрел матч «Шахтера». Хотя и без подрясника, но вид у меня все равно поповский. Так вот,  окружающие меня болельщики, во-первых, не ругались матом, а во-вторых, сказали мне, что я фартовый поп («Шахтер» выиграл трудный матч) и чтобы я еще приходил… (смеется). Священник, появляющийся на любом массовом, но только не на политическом мероприятие уже миссионер.


Как относитесь к применению наружной рекламы для православной миссии и проповеди? Какой она должна быть?


Мне раньше казалось, что это исключительно протестантская практика. Но, когда я увидел в Киеве во время Великого поста православную рекламу «В пост главное не есть друг друга», мне она понравилась. Не вижу ничего плохого в такой рекламе. Единственное требование — наружная реклама должна быть сделана с любовью к Богу и человеку. Она должна нести животворящую, чистую и умиротворяющую любовью.


Достаточный ли сегодня в Украине уровень финансирования православных миссионерских проектов?


Я был бы рад, если бы вы мне показали хотя бы один источник финансирования православной миссии в Украине…


Какова роль православных издательств в христианской миссии?


Роль издательств, конечно должна быть первенствующая. Мы, например, выпустили книгу о наших Луганских архиереях. И не продаем ее. Владыка раздает книжку на массовых  мероприятиях, куда его приглашают, например старшеклассникам в лицее или студентам… Кроме объемных дорогих фолиантов и сугубо богословской литературы необходима интересная, легко читаемая, и привязанная к данной местности литература. Издать  не проблема, проблема в авторах. Их катастрофически мало, как только выедешь из столицы.


Нужно ли специально предпринимать какие-то меры для того, чтобы побороть обрядоверие в Церкви, как этого добиться, что надо сделать?


По-моему мы обречены на всегдашнюю борьбу с обрядоверием и с языческими пережитками. Запретить эти явления одним махом не выйдет. Забудут старые, появятся новые. Лукавый он тоже на месте не сидит и очень даже современно подкован и образован.


Как вы считаете, являются ли так называемые «ультрас»* и «церковные ведьмы»** серьезной проблемой для воцерковления верующих? Если да, то как можно справиться с этим явлением и что следует делать священникам и прихожанам, для того чтобы изменить ситуацию к лучшему?


(*Ультрас — православные требующие выполнения не установлений Священного Писания и догматов Церкви, а выполнения всех частных и весьма жестких мнений отдельных подвижников (скажем св. Игнатия Брянчанинова или св. Иосифа Волоцкого) относительно жизни в Церкви. **»Церковные ведьмы» — женщины любящие в храмах делать жесткие и невежливые замечания относительно незначительных огрехов в поведение новоначальных).


Проблема «ультрас» — это, на самом деле, проблема священников. Особенно тех, которые окончили семинарии во времена советов. Подготовка была с точки зрения «за ограду прихода выход запрещен» и «церковные каноны требуют». Схоластическое «от сих — и до сих» убивает мысль на корню и даже те, кто искренне верит и служит именно «ради Иисуса, а не хлеба куса», постоянно оглядывается назад и любое изменение «от принятого» воспринимают, как вражеский подкоп под православие. Начало наших храмовых «зловредных бабушек», стоящих на страже «собственных подсвечников» в священнических речах с амвона сказанных и в том насколько священник радуется, увидев впервые зашедшую в храм женщину. Если он встретит ее с улыбкой, то из нее никогда не выйдет храмовый цербер преклонных лет, а если изначально прочитает нотацию, что помаду с губ стереть надо и платок носить, а не тоненькую косынку, то в будущем мы получим прихожанку с звонким названием «зловредная бабка церковная».


Как соблюсти баланс при обращение с проповедью к различным социальным группам, так чтобы можно было быть услышанным ими и в то же время не подать повода для соблазна другим?


Баланса тут быть не может. Сапожник все же больше о сапогах рассуждает, а токарю про железки понятней будет. У нас три священника на приходе. У каждого свой круг общения. Например, самый младший, отец Александр обычно с технарями общается; отец Павел прекрасно с детьми и подростками работает. Они его слушаются, любят. Для меня и первое, и второе проблематично, а вот с теми, кто пишет и к книжке неравнодушен, литературой и историей увлекается, тут уж я в друзья напрашиваюсь… Все одному охватить невозможно.


СЛОЖНО СОЕДИНИТЬ АКТЕРСТВО, ЛИЦЕДЕЙСТВО И СВЯЩЕНСТВО


В этой связи, почему, по-вашему, отцу Ивану Охлабыстину не удалось оставаться действующим священником и работать актером?


Я думаю, что священство отца Иоанна Охлобыстина стало возможным благодаря его личным отношениям с Патриархом Алексием II, который действительно увидел в нем способность быть пастырем… Почитайте «Духовные копи» отца Иоанна. Книжка небольшая, но сколько в ней мысли, веры и искренности! Подобно написать далеко не каждый сможет. Сложно соединить актерство, лицедейство и священство. Играющий кого-то «входит» в иную жизнь, старается быть тем, кто нынче его герой. Для священника, это невозможно и опасно, так как сан обязывает быть только тем, кто ты есть. Во-первых, страдает твое духовное состояние, а, во-вторых, ведь твой же прихожанин вольно и невольно может посчитать, что и священство лишь очередная роль.


О МИССИОНЕРСТВЕ В ЦЕЛОМ


В античности целью апостольской миссии была проповедь о Мессии иудеям, а после эллинам, скифам и остальным народам. В раннем Средневековье целью миссии было обращение правителей, а вместе с ними всей страны в христианство. После Крещения Киевской Руси целью миссии было возведение Храмов и воцерковление вчерашних крещеных язычников. Что есть христианская православная миссия сегодня?


Если в среде церковной язычество не только присутствует, но и процветает; если за священническую  фразу, что не Матронушка и Пантелеимон исцеляют, а Бог, на тебя пишут жалобу в епархию, а за то, что в конце Преждеосвященной литургии за упоминание ее составителя Григория Двоеслова папы Римского священника обвиняют в католичестве, есть смысл побольше внимания уделять тем, кто молится вместе с тобой, а не проецировать свои миссионерские старания и стремления только на «внешних». Сегодня на Украине восстановлены практически все разрушенные храмы,  построено много новых церквей. В нашем восточном регионе, их стало больше, чем было до 1917 года, но давняя лесковская фраза «Русь крещена, но не просвещена» актуальна и в XXI веке.


Протодьякон Андрей Кураев в дискуссии с протестантами отмечает, что православные и католические миссионеры обратили целый ряд стран в христианство, чем не могут похвастаться протестанты (США, Канада, Австралия не в счет, поскольку местное население по его словам было просто вытеснено протестантами, а не обращено в христианство). Вопрос: согласны ли Вы с этими словами отца Андрея, и если да, то почему мы, православные христиане в последние 900 лет не обратили ни одной страны в свою веру?


А где написано, что мы должны «обращать в веру»? Проповедовать — да, учить — да, но «обращать» — нет такого благословения. Любая вера навязанная силою есть вера не верная. Практически всегда массовое обращение в ту или иную веру было частью решения сугубо политических задач. Миссионеры становились  орудием решения политических вопросов и личных амбиций правителей. Политика же, основным своим средством для решения собственных проблем изначально избрала науку лжи — дипломатию. Как то не вяжутся между собой искусство врать и проповедь о Христе.


Сейчас популярна критика тех миссионерских методов, которые применял в свое время св. благоверный князь Владимир (особенно его воеводы, например Добрыня, крестивший Новгород). Утверждается, что христианство было принято населением лишь под давлением извне, а значит чисто внешне и потому не стало личной, искренней верой каждого. Что можете сказать об этом?


По поводу тех давних лет написано множество книг, трактатов и исторических исследований и какую бы позицию в этом вопросе не занимал бы тот или иной писатель, нужно признать одно: христианство очень быстро стало частью жизни и киевских правителей, и их подданных. При насильственном крещении это было бы не возможно. Уж на что мощный государственный и карательный аппарат имели наши недавние правители, но навязать атеизм, как религию так и не смогли.


О ЛИЧНОМ


Расскажите, пожалуйста, о себе. Как Вы пришли к Богу? Когда приехали в Ребриково, когда в Ровеньки и в связи с чем?


Относительно того, как пришел к Богу ответ стандартный, потому что другого нет, — Господь привел. Важную роль сыграли книги, которые и по сей день обязательная и довольно серьезная часть моей жизни. У меня в юности была возможность читать самиздат и литературу, привезенную из-за «железного занавеса». Среди этих изданий встречалась и христианская литература. В девятом классе прочел Евангелие. К храму изначальное отношение было, как к чему-то таинственному, интересному и в то же время настоящему, честному. Затем появился в моей жизни священник, отец Георгий Логвиненко. Познакомились с ним «на базе» романа Солженицына «В круге первом». Я удивился, когда увидел в руках священника эту книжку, еще «посевовского» издания. Отец Георгий и отвез меня в только что открывшуюся Оптину пустынь. Дальше, уже в монастыре, под свое крыло взял тогдашний монастырский благочинный, а ныне настоятель оптинского подворья в Москве игумен Мелхиседек (Артюхин). Именно отец Мелхиседек изначально отправил меня работать в издательском отделе Оптиной, а затем и дал рекомендацию на рукоположение.  Первым приходом стало село Ребриково в 16 километрах от шахтерского города Ровеньки, что в Луганской области. Прослужил там 18 лет. Когда же в Ровеньках был построен храм-часовня святых и праведных Богоотец Иоакима и Анны в честь погибших шахтеров, горняки, по причине моего шахтерского прошлого, попросили Владыку назначить настоятелем именно меня. Так я оказался в городе Ровеньки.


Когда начали писать свои книги? Как пришла идея написать первую книгу?


Не было идеи. Было предложение от православной писательницы Юлии Николаевны Вознесенской опубликовать мои интернет-зарисовки и рассказы, которые я выкладывал в ЖЖ и на кураевском форуме отдельной книжкой. Именно Юлия Николаевна принесла мои «сочинения» главному редактору московского издательства «Лепта».


Сколько Ваших книг уже издано?


«Приходских хроник» — две книжки, одна из которых, насколько знаю, была переиздана. Кроме этого были публикации в различных сборниках и журналах. У нас, на Донбассе, вышли еще две небольшие книжки публицистического плана. «История храмов Ровеньковского благочиния» и «Первый архиерей Луганщины» об архиепископе Никоне (Петине). В Киеве и Москве вышли аудиодиски моих книжек.


Какие Ваши дальнейшие творческие планы?


Если Господь благословит, то дальше готовятся и должны выйти три книги. Две из серии «Архиереи Луганщины» об митрополитах Борисе (Вик) и Сергии (Петрове), а также новая книжка моих рассказов и зарисовок. Предварительное название книжки с прозой: «Господь управит». Все выйдут у нас. Первые две в Луганске, третья в Киеве.


Не хотели бы перебраться жить, служить и работать в Киев?


Во-первых, не тот возраст уже, во-вторых матушка у меня на госслужбе никто ее не отпустит. Да и не хочу я приход бросать, слишком много с ним связано. Здесь те, кого люблю, о ком молюсь, и кто молится обо мне. Даже, если бы и предложили столичную прописку, то, скорее всего, отказался бы.


Беседовал Олег Гавриш


Глас народа

Дата публикации: 16.09.2010