Епископ Сумской и Ахтырский Иов: «Я готовился к урокам, как готовятся к богослужению»

— Ваше Преосвященство, поздравляем вас с юбилеем! Много времени вы отдали педагогической деятельности. Вначале преподавали в Киевских духовных школах, затем стали ректором Сумского пастырско-богословского училища. Скажите, для вас обучать будущих священников богословским дисциплинам – было мечтой или все получилось случайно?

— Еще в семинарские годы у меня были робкие мечты преподавать в духовной школе. Но они смирялись перед величием преподавательской деятельности и ответственностью за нее. Педагог отвечает перед Богом за вверенных ему студентов. К тому же класс – это «лицо» преподавателя. Поэтому обычно на выпускных вечерах они говорят своим ученикам примерно следующее: «Пусть у вас все сложится так, чтобы нам никогда не было стыдно за вас».
Многие из моих преподавателей были настоящими подвижниками богословской науки и исповедниками Православия 30-60-х годов XX-го столетия. Так что мне хотелось всю жизнь учиться у них, а не самому учить. Да и Русская Православная Церковь имела в то время три духовных школы, в которых преподавателей было вполне достаточно. В 1991 году я окончил Ленинградскую духовную академию. В этом же году было открыто несколько семинарий. Учебный комитет при Священном Синоде РПЦ направил меня для преподавания в Киев. Я воспринял это, как великое духовное счастье – служить Церкви, а также жить и молиться в Свято-Успенской Киево-Печерской Лавре – колыбели отечественного монашества. Таков, в общем, был Божий Промысл.

— Каким был ваш первый урок в Киевской духовной семинарии?

— Свой первый урок по Общецерковной истории я провел в третьем классе КДС. Это была лекция на тему: «Церковно-государственные отношения в Византии в IV-VI веков». Она получилась скорее академической, чем семинарской. Помнится, мы писали на доске какие-то термины по-гречески, рассуждали о высоких материях. И лишь в завершение состоялась небольшая беседа, в ходе которой проводились параллели с современностью и были сделаны краткие практические выводы.
Вначале было трудно. Знаете, к каждому уроку я старался готовиться примерно так, как готовился к совершению богослужения, и даже более того – к Святому Причастию. Для меня было мало просто «отчитать» лекцию, поэтому я всячески старался беседовать со студентами о том, что интересовало их. Бесспорно, семинаристы выходят из духовных школ с огромным багажом богословских знаний. Но эти сокровища ничего не стоят, если выпускник не понимает, как их применить в жизни. Вспоминается известный американский фильм «Стена», в котором показан весь негатив образовательной системы эпохи тоталитаризма. Автор картины изображает среднюю школу, но не в виде «кузницы кадров», а как репрессивную машину, превращающую детей в безликих существ, не имеющих своего мнения. Тот же, кто имел его, держал его при себе, «боясь собственной тени». С первых дней работы в семинарии я понял, что преподаватель ни под каким предлогом не должен давать студенту повод его бояться. Поэтому практически со всеми ребятами, которым мне довелось преподавать, у меня сохранились теплые отношения.

— Один юноша подошел к священнику со словами: «Я хочу поступить в семинарию». На что тот ответил: «Если священников в Церкви почти что достаточно, то в ней совершенно нет юристов, докторов, учителей, экономистов и так далее. Чтобы потрудиться во славу Божью, совсем не обязательно поступать в духовную школу – вполне может пригодиться и светская профессия». Можете ли вы согласиться с этим?

— Церковь призвана преображать весь мир и каждого человека в отдельности. Она должна не бегать от мира, а спасать его. Делать это должен каждый член Церкви на том месте, на которое его призвал Господь. Мне кажется, что, занимая светскую должность, христианин находится ближе к людям – лучше знает их проблемы, а значит, может им духовно помочь. К тому же окружающие видят рядом пример жизни во Христе, что не менее важно. В минувшем году я рукоположил в священный сан несколько человек с высшим светским образованием, которые, к тому же, экстерном учились в Сумском духовном училище. Они совмещают служение в храме с работой по профессии. Это очень важно для миссии Церкви среди светских людей. История Церкви знает не мало подобных прецедентов. Так, святитель Лука (Войно-Ясенецкий), будучи архиепископом Крымским и Симферопольским, не оставлял медицинскую практику. На прием к нему желало попасть намного больше пациентов, чем, скажем, к светскому доктору. То, что он молился перед операциями, осенял крестным знамением раны, советовал больным обращаться за молитвенной помощью к угодникам Божьим, располагало и внушало доверие.

— Говорят, для того, чтобы нечто сделать в Церкви, нужно принять священный сан. А как, по-вашему, может применить себя в Церковной ограде мирянин?

— В период безбожия только имеющий сан мог служить Церкви, которая находилась тогда в условиях выживания. Сейчас ситуация совершенно другая. Сегодня Церковь имеет возможность заниматься катехизаторской и миссионерской, издательской и хозяйственной деятельностью, благотворительностью и социальным служением. Православные христиане недавнего прошлого не могли даже мечтать об этом.
Нынче миряне могут применить свои таланты и профессиональные навыки для служения Церкви. Более того, они обязаны это делать, дабы не подвергнуться наказанию от Бога, как евангельский «лукавый и ленивый раб», скрывший в земле дарованный талант. Вы скажете, что это общие фразы, а сотни православных юношей и девушек по всей стране получают пособие по безработице. Как правящий архиерей, скажу, что молодые люди не такие уж беззащитные, как это кто-то хочет показать. Сегодня в Украинской Православной Церкви появляются воскресные школы, духовные училища, расширяются епархиальные управления, значительно возросло количество образовательных и миссионерских отделов, «восстает из пепла» издательство православной литературы на Украине, увеличивается число церковных газет и журналов. А ведь еще нужно идти в светские школы, заниматься апологетикой в светских СМИ и отстаивать интересы Церкви в органах власти. Я уже не говорю о том, что в обществе бытует мнение о необходимости создания православных детских садиков и гимназий. Как вы думаете, велики ли у нас шансы на выигрыш, если для всей этой деятельности мы будем привлекать лишь престарелых прихожан, оставляя без внимания молодежь? Отнюдь не велики. И сейчас это, кажется, уже все поняли. Так что сегодня, перед молодыми людьми открываются большие горизонты для деятельности. От них же требуется только одно: «закатить рукава, зайти на ниву и, взявшись за плуг, идти вперед».

— Для многих молодых людей Церковь — это нечто замкнутое и закрытое, а Православие — архаичное и изжившее себя. Насколько реально исправить эту ситуацию, и какими методами должно приводить молодое поколение к Богу?

— На эту тему очень много говорит известный миссионер диакон Андрей Кураев. Недавно увидела свет его новая замечательная книга «Ответы молодым», в которой содержатся ценные рекомендации.
По-моему, в первую очередь, нужно искоренить из человеческого сознания стереотип Церкви, как чего-то консервативного и старомодного, тем более, что она никогда не стареет. Именно из этих соображений я исхожу, когда говорю, что в светской школе совсем не обязательно излагать основы Православной веры по дореволюционным семинарским учебникам. Миссионер должен знать, чем сегодня живет молодежь, чем интересуется, и какие проблемы стоят перед ней. Я думаю, пусть хотя бы на первом этапе, но сегодня Церковь должна не столько проповедовать миру возвышенные истины, сколько отвечать на возникающие вопросы. И если духовенство и миряне дадут понять обществу, что мы не отстаем в развитии, что в Церкви нет неразрешимых проблем, что грех — это не преступление, наказуемое в соответствии с Уголовным кодексом, а болезнь, которую нужно лечить, к нам потянутся молодые люди. Этот процесс уже набирает обороты. В результате Церковь постепенно молодеет — и составом духовенства и количеством прихожан в городских храмах.

— А вот чем православные священники могли бы заинтересовать молодежь?

— К сожалению, заинтересовать мы можем пока только отдельных юношей и девушек, а не всю молодежь. Чем? Учением, культурой, человечностью Православия, серьезным отношением к жизни, искренностью, дружеским общением и жертвенностью служения.

— Однако существует и такая тенденция: если в детском возрасте человек регулярно посещает богослужения, участвует в Таинствах, то с возрастом отходит от этого. Что это – следствие неправильного воспитания со стороны родителей, ошибки священников?

— Путь веры у молодежи (как, наверное, у каждого человека) не бывает гладким. На нем много внешних соблазнов, внутренних сомнений и исканий. А ошибки есть, как со стороны родителей, так и священников: ребенок уже вырос, а к нему в Церкви все еще относятся, как к маленькому. Требуется более взрослая пища, а его продолжают кормить детской. В результате – подросток протестует и уходит туда, где ему интересно. К сожалению, подобное случается даже с детьми священников. Хотя, казалось бы, в этих семьях есть благоприятные условия для того, чтобы дети становились глубоко церковными людьми.

— Сегодня много говорят о миссии в Церкви. Часто можно встретить словосочетания: миссионерствовать «по-католически», «по-протестантски» и «по-православному». Какая разница между этими понятиями?

— Католики и протестанты усиливают свою миссию материальным фактором – поездками на учебу в европейские вузы или гуманитарной помощью. Православные миссионеры редко имеют такую возможность и больше надеются на Божию благодать, которая «немощная врачует и оскудевающее восполняет». О православном характере миссионерства удачно сказал преподобный Серафим Саровский – «спасись сам, и тысячи спасутся вокруг тебя». Думаю, что это значит примерно следующее: меньше слов, а больше духовных дел. Только тогда мы сможем смело сказать обществу то, что и апостол Филипп своему другу Нафанаилу: «Пойди и посмотри» (Ин. 1, 46).

— Святитель Николай Японский в своей пастырской деятельности использовал такую практику: вначале он воцерковлял людей, а потом из них же готовил миссионеров. Так образовалась целая школа святителя. Готова ли сегодня Церковь к тому, чтобы вчерашним оглашенным поручить дело миссии?

— В Сумском регионе, серьезно пострадавшем от гонений безбожной власти, иного пути нет. Многие новые священники и активные миряне нашей епархии пребывают в Церковной ограде всего несколько лет. Но мы поручаем им различные церковные послушания – издание журнала, преподавание в детских воскресных школах и богословских курсах, организацию и проведение паломнических поездок, а также многое другое. Таким образом, они сами быстрее воцерковляются, избавляются от страстей и болезней «неофитства». А затем воцерковляют своих родителей и друзей. Анализируя плоды их деятельности, я прихожу к выводу, что Церковь к этому готова. Миссионеров нужно воспитывать уже сегодня, а не ждать, пока они возьмутся не весть откуда.

— Как-то у бывшего сектанта после некоторого пребывания в Церковной ограде спросили: «Тебе здесь легче?» «Нисколько. — ответил он, — Когда я пришел в секту, меня окружили вниманием и стали носить на руках, словно ребенка. А здесь же у меня ощущение, что никому не нужен». Владыка, неужели человек действительно в Церкви совершенно один?

— Об этом неприятно говорить, но сегодня при многих храмах нет настоящих христианских общин. Не всегда между прихожанами есть взаимопонимание. В общий котел свою ложку дегтя кладут и «священники-антимиссионеры». Но с другой стороны, надо самому не стоять на месте: искать друзей, предлагать свои услуги и опыт, делиться знаниями, задавать вопросы. Только так одиночество будет преодолено. Вы говорите «носят на руках». Это не совсем так. Просто когда человек в опасности, все спешат ему на помощь. А стоит угрозе миновать – его оставляют в покое. Также поступает врач с вылеченным человеком. Возможно, тоже случилось в храме с бывшим сектантом. Но в Православной Церкви человек – не один! С ним в течении всей жизни Христос, святые угодники и ангелы.

— И, наконец, какие основные проблемы стоят сегодня перед православной миссией и насколько реально их решить?

— Пожалуй, самое главное – это воцерковление народа, православного в основном только по Крещению. Для этого, думается, необходимо перенести центр тяжести церковной деятельности с внешнего (восстановление зданий, благолепие облачений, утвари, пения и т.п., хотя это тоже нужно) на внутреннее – работу с людьми и исполнение Божиих заповедей.
Церковь призвана поддерживать в народе нравственность. И сегодня, как никогда, очень важно сформировать у людей отрицательное отношение к разводам и абортам. Ужасно, что развращение человека начинается уже с детского возраста через плохой пример старших и негативное влияние СМИ.
Особое внимание следует уделять духовным школам и улучшению качества духовенства по следующим критериям: знание Православия, верность Православию и личный пример благочестивой жизни. Для внутренней миссии в Православной Церкви огромное значение имеют монастыри. В них необходимо восстановление традиций старчества и правильного понимания духовного делания.
Колоссальных усилий требует деятельность по преодолению расколов, разделений, а также борьба с засильем тоталитарных сект в обществе. Благодарение Богу за движение зарубежной части Русской Православной Церкви к единству с Московским Патриархатом, которое мы видим в наши дни. Дай Бог, чтобы подобное стремление к единству с Церковью пробудилось и у заблудившихся братьев на Украине.

Записал Александр Андрущенко

Источчник: Пресс-служба УПЦ

Добавить комментарий