Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Наши встречи > Управделами УПЦ архиепископ Митрофан (Юрчук): «Священники, которые занимаются только требоисполнением — это вчерашний день»

Наши встречи

Управделами УПЦ архиепископ Митрофан (Юрчук): «Священники, которые занимаются только требоисполнением — это вчерашний день»


Управляющий делами Украинской Православной Церкви архиепископ Белоцерковский и Богуславский Митрофан — совершенно особенный человек. Рассудительный, спокойный, принимающий всегда взвешенные решения, кажется, он всегда действует по новозаветному принципу “будь скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев”. И главное — в этом человеке всегда много любви и милости по отношению к другим людям. Владыка Митрофан — человек, дающий второй шанс. Я неоднократно слышал рассказы выпускников КДАиС, которых именно архиепископ Белоцерковский и Богуславский спасал от отчисления, помогал решить проблемы, которые препятствовали учебе, и встать в колею. Из большинства из них потом получались хорошие священники, делающие много полезного для Церкви. Мнение владыки интересно, прежде всего, тем, что отражает позицию церковного мейнстрима Украинской Православной Церкви, то есть так называемой «золотой середины». О ситуации в УПЦ (МП), проблемах и насущных нуждах владыка Митрофан рассказал корреспонденту портала «Религия в Украине» Олегу Гавришу.

— Владыка, в минувшем году исполнилось 20 лет, как Украинская Православная Церковь получила статус широкой автономии. Чего удалось добиться за это время? Какие остались нерешенные проблемы?

— Эти годы были, с одной стороны, периодом Божьего благословления и благоденствия, но вместе с тем и годами испытаний. За двадцать лет многое поменялось в нашей стране. Церковь является также и частью нашего общества: граждане государства являются верующими прихожанами нашей церкви. Церковь всегда выполняла свое призвание — нести людям Благую весть. Мы успешно выполняли свою миссию и прошедшие 20 лет. Этому не в последнюю очередь способствовало мудрое управление нашей церковью Блаженнейшего митрополита Владимира, который, как мудрый кормчий, умело ведет ее через волны житейского моря. Если быть более конкретным — за последние 20 лет церковь сильно увеличилась и количественно, и качественно. На сегодня у нас 11 тысяч приходов, 850 монастырей, 3 духовные академии. Самой большой проблемой, которая не разрешена, остается разделение украинского православия. Мы верим, что эта проблема решится. Потому что этот раскол терзает тело церкви и приносит вред не только церкви, но и обществу. Другая нерешенная проблема, которая нас беспокоит — мы до сих пор не имеем возможности преподавать историю христианства и христианскую этику в школах. Если она где-то и преподается, то это исключительно добрая воля директоров тех или иных учебных заведений. Сейчас мы решаем этот вопрос. Также остается открытым вопрос военного духовенства. Нам нужно появление института военных священников. Нам нужен от государства доступ для проповеди в места лишения свободы, который мы сегодня, увы, не всегда имеем. Эти проблемы связаны с тем, что закон «О свободе совести» в его нынешнем виде устарел. Его приняли тогда, когда Украина только получила независимость, и уже наступило время вносить в него коррективы.

— А что конкретно вас не устраивает в законе?

— Например, то, что не дает право иметь Церкви статус юридического лица и запрещает учреждать свои общеобразовательные учебные заведения, гимназии, детские сады, как это есть в Российской Федерации и в других странах СНГ. Это то, что волнует нас на сегодняшний день.

— Как вы оцениваете уровень воцерковления православных христиан в Украине?

— Надо говорить откровенно, что люди мало воцерковлены. Поэтому большое значение придается миссионерской и просветительской деятельности. Об этом постоянно напоминает Святейший патриарх Кирилл в своих выступлениях. Эти вопросы были основными на последнем Архиерейском соборе в Москве. Постоянно эти вопросы поднимаются на заседаниях Священного Синода. Особенно это касается тех сел, городов, где раньше не было храмов и священников. И сейчас большая ответственность лежит на священниках. Священникам надо заботиться не только о строительстве и восстановлении храмов. Надо особое влияние посвящать просвещению и воцерковлению посещающих храмы. У священников порой бывает заблуждение, что если люди приходят в храм, то они уже все знают и живут полнокровной церковной жизнью. Это не так. Во многих вопросах относительно христианского вероучения, церковной жизни наши прихожане просто не осведомлены. Это становится понятно, когда начинаешь общаться с ними. Священники большей частью заняты реконструкцией храмов и хозяйственными вопросами. У себя в Белоцерковской епархии мы пытаемся решить эту проблему таким образом. Я на епархиальном собрании сказал, чтобы священники, если не успевают сами, то искали благочестивых, образованных людей в приходах, которые могли бы вести катехизаторскую и миссионерскую деятельность. Кроме того, надо, чтобы хотя бы один день в неделю в храме был священник или миссионер, который мог бы ответить на вопросы людей. И чтобы все знали, когда, собственно, этот день. В Киеве в этом смысле ситуация лучше. Здесь почти в каждом храме есть дежурный священник, и человек всегда может задать интересующие его вопросы и получить на них ответы. Необходимо, чтобы такая практика была распространена и в других городах. Проблема не в столичных и городских приходах, а в сельских. Там священник, как правило, сам занимается и строительством, совершает требы и еще должен уделять время семье. В деревнях и селах священник должен выделять один день и объявить об этом прихожанам. В этот день он должен отвечать на вопросы прихожан.

— Как вы относитесь к идее открытия при храмах групп по изучению Священного Писания?

— Это очень хорошее и важное начинание. Нужно, прежде всего, на приходах обеспечить всех Священным Писанием. Священнику через проповеди важно постоянно напоминать прихожанам о важности регулярного чтения и изучения Священного Писания. При приходе необходимо организовывать группы по изучению Библии, чтобы священник мог разъяснить то или иное место из Писания. А прихожане осознанно подходили к изучению Слова Божьего.

— Последнее время в УПЦ появились талантливые проповедники. Однако их не много, в большинстве случаев все же проповеди оставляют желать лучшего. Как поднять уровень проповедей священников?

— Уровень проповеди напрямую зависит от уровня образованности священников. У нас есть еще определенное количество духовенства, которое не получило образование ни в семинарии, ни в академии. Это было связано с тем, что в девяностые годы, когда начали массово открываться храмы, рукополагались люди благочестивые, которые ходят в храм, но образования не имеющие. Это время прошло. Настало время, когда священники должны обязательно иметь образование. Те же, кто не получил его раньше, должны закончить духовную академию и семинарию заочно. И конечно, священникам необходимо постоянно заниматься самообразованием. Не лениться много читать. Потому что если мало читать самому — что вы можете сказать другим людям? Священники, которые занимаются только требоисполнением — это вчерашний день. Постепенно они просто перестанут быть востребованными. Другой вопрос, что часто духовные истины нельзя объяснить рационалистически. Поэтому, конечно, очень важен личный духовный опыт. Для того чтобы говорить хорошие проповеди, надо иметь еще и духовный опыт, опыт встречи с Богом. И потому крайне важно, какой жизнью живет проповедник, как он ходит пред Богом. Именно такой опыт переживали святые отцы. Именно поэтому они были такими замечательными проповедниками.

— Недавно архиепископ Львовский и Галицкий Августин сделал заявление, которое вызвало критику и непонимание со стороны многих православных христиан. Он заявил, что, принимая электронный идентификатор, мы лишаемся крещального имени. Как вы оцениваете это заявление?

— Беда в том, что есть такие случаи, когда отдельные иерархи и священники выдают свое личное мнение за мнение всей Церкви. И конечно, прихожане привыкли верить епископам и священникам, и принимают часто их личное мнение за истину. Так и с ИНН. Речь идет о личном мнении владыки Августина. Которое не согласуется с определениями Архиерейского Собора РПЦ и решениями Священного Синода УПЦ. Если же кто-то ставит свое мнение выше решения Архиерейского Собора и решений Священного Синода — это проблема того, кто так делает. Что касается сути вопроса. Если кто не хочет принимать ИНН — пусть не принимает. Но тогда пусть будет готов к тому, что у него будут затруднения в жизни, он не сможет в полноте пользоваться теми материальными благами, которые дает цивилизация. Надо быть последовательным в своей вере. Если ты не веришь, что ИНН — печать антихриста, то ты вполне можешь его принять. Если же ты веришь в это, то не принимай его, и все. А попытка бороться с ИНН, попытка добиться его отмены идет вразрез со Священным Писанием. Потому что в книге Откровения не сказано: боритесь с печатью антихриста и поборите. Такой заповеди нет. Борцы с ИНН как бы хотят человеческими усилиями предотвратить то, что начертано промыслом Божьим. Конечно, мы все понимаем, что человеку будут ставить печать на руку и на лоб, и что антихрист будет. Введение ИНН — это некая подготовка. Но самого главного — требования отречься от Христа — сегодня нет. А принятие числа антихриста будет сопровождаться сознательным отречением человека от Христа ради возможности пользоваться земными благами. Никто не заставляет сейчас отречься от Христа. Поэтому Церковь и говорит, что когда этого потребуют, когда заставят отрекаться, то Собор и Синод в полный голос призовут отказаться от принятия печати антихриста. И будем предостерегать верующих. Хочу обратить внимание на еще одну немаловажную деталь. Даже если вы не получаете код, он у вас все равно есть. Просто вы его не берете, но он у вас все равно есть, и вы подлежите такому же учету и контролю. Люди, которые не берут код, добиваются лишь самоуспокоения. Но от этого ничего не меняется по сути. Еще одна деталь: можно не получать кода, но не иметь мира в душе и жить не христианской жизнью, что бывает довольно часто.

— Нужно ли открывать при храмах молодежные собрания, проводить специальное служение для молодежи?

— Конечно. Это одна из первоочередных задач церкви. Проблема в том, что семьдесят лет советской власти работа с молодежью была запрещена. И это привело к тому, что у нас нет соответствующего опыта. Но нам нужно приобретать этот опыт. Смотреть, как работают с молодежью другие православные церкви. Я шесть лет учился и жил в Польше. Был 1988 год, но уже тогда в православии было развито молодежное православное движение. Организовывались разные встречи, конференции, раз год после Пасхи православная молодежь со всех уголков страны собиралась на гору Грабарку на территории женского монастыря. Туда приезжали пообщаться с молодыми людьми архиереи, духовники, организовывались различные группы и секции по различным темам, волнующим молодежь. Устраивали беседы, дискуссии… Неплохо также занимаются работой с молодежью католики и протестанты. Можно их методы работы перенимать. У них есть определенный опыт, и не нужно стесняться его изучать и брать на вооружение то лучшее, что уже наработано у них. Нужно пользоваться всем, что принесет пользу. Относительно практических шагов: в каждой епархии, в каждом благочинии нужно создавать молодежные отделы, куда привлекать воцерковленных молодых людей, которые бы занимались воцерковлением своих сверстников.

— Верховная рада зарегистрировала законопроект о запрете деструктивной деятельности колдунов, экстрасенсов, гадалок и том подобного. Как вы относитесь к этому законопроекту?

Мы относимся к нему исключительно положительно. В наше время развелось немало гадалок, ворожей, целителей, которые получают эфирное время на телевидении. Это шарлатаны, обманщики, у которых все построено на деньгах. После посещения ворожеек и колдунов люди обращаются в церковь. Причем приходят к нам с проблемами, которые стали намного острее, чем были до того, как они обратились за помощью к колдунам. Приходят, рассказывают, что ничего не помогает, проблемы только усугубляются. Мы поддерживаем этот законопроект и рекомендуем депутатам — верным УПЦ — голосовать за него.

— Расскажите, пожалуйста, как обстоят дела с возвращением Церкви имущества, отнятого у нее безбожной советской властью?

Есть несколько законов о возвращении церковного имущества. Но многие храмы и церковные здания до сих пор не возвращены нам в силу различных причин. Также не возвращают храмы, которые имеют особый статус, например Софию Киевскую. В ней до сих пор не совершаются богослужения. Что касается вопроса возврата церковных земель, то он не решен пока и, скорее всего, будет решен не скоро.

— Расскажите пожалуйста как обстоит ситуация со строительством кафедрального собора УПЦ в Киеве?

На строительство этого собора нужны огромные средства. Он строится на народные пожертвования. Находятся также частные жертвователи. Что касается информации о том, что строительство собора финансируется из городского бюджета, она не совсем точная. Действительно, глава КГГА Александр Попов сказал, что будет выделено на возведение собора 12 миллионов гривен. Но эти деньги поступят не на счет собора. На эту сумму КГГА будут произведены работы по подведению различных городских коммуникаций к собору. Это работы, которые важны и для города, и для собора.

— Какие программы осуществляет УПЦ для противодействия алкоголизму и наркомании?

— В Киеве у нас есть два центра, в котором наркозависимые люди могут получать реабилитацию, проходить лечение. Такие же центры созданы и в некоторых других епархиях. Проблема в том, что не хватает материальной базы для более активной работы на этом направлении. Но одно мы можем сделать точно — постоянно говорить о вреде алкоголя и наркотиков в проповедях священников. И я призываю это делать.

— В последнее время внутри православия намечаются определенные сектантские тенденции. Когда часть епископата и священства, не согласная с методами возрождения церковной жизни, за которые выступает священноначалие, уходит в раскол. Речь идет о таких, как Диомид и группа ижевских священников. Как можно решить эту проблему?

— Иерархи должны очень строго и требовательно подходить к претендентам на рукоположение в священный сан. Иногда рукополагаются люди, которые имеют психические отклонения, а затем в силу тех или иных обстоятельств они начинают чувствовать себя лидерами. Они думают, что получили какое-то особое откровение свыше и выдают свое личное мнение за истину. И пользуются, конечно, непросвещенностью и невоцерковленностью людей. Причина развития сектантства в православии — низкий уровень катехизации прихожан. То есть, выход один: поднимать образовательный уровень и священства, и мирян. Надо пытаться переубедить тех, кто ведет своих прихожан в раскол и создают секту внутри православия. Надо разговаривать с ними и наставлять. Хотя есть, конечно, такие, с которыми говорить бесполезно: они уверены только в своей правоте и не хотят меняться. Нужно молиться за таких людей, чтобы Господь их вразумил и изменил. Это единственный выход.

— В российском православии есть особое течение, которое называют «царебожничеством». Они чуть ли не обожествляют царскую власть и считают последнего императора Николая Второго «царем-искупителем». Как обстоит ситуация в Украине?

— Это проблема есть и у нас. Например, сейчас в Украине определенные священники, запрещенные в служении за канонические нарушения, совершают так называемые «чины всенародного покаяния за убийство царя-страстотерпца Николая II». Они ездят с места на место, совершают эти чины в Одессе, приезжают и в Киев. Пользуясь неведением, прикрываясь красивыми лозунгами и фразами, собирают людей и начинают проводить подобные мероприятия. Они заранее делят верующих на две группы. Тех, кто принял этот «чин», они называют «последователями патриарха-священомученика Гермогена». Тех, кто не принял, называют «последователями Троцкого». Об этом рассказывают люди, которые ходили слушать о том, что говорят эти гастролеры. Таким образом раскалывается церковный организм. Это большая беда. Практикуется даже принесение присяги на верность несуществующему царю. Священникам надо разъяснять людям: то, что делают эти гастролеры — это заблуждение. Нужна регулярная просветительская работа. Надо побольше выпускать литературы на эту тему и освещать официальную позицию Церкви по этому вопросу. В свое время эти чины были запрещены еще Святейшим патриархом Алексием II. Но те, кто приезжает проводить такие мероприятия, говорят, что им якобы являлся во сне сам Господь и император Николай II и приказывал делать это. Сочиняются всевозможные небылицы. А люди, не имеющие достаточного образования, верят этому. С этим также связанно материальное обогащение тех, кто проповедует такие вещи. Мне недавно попала в руки листовка устроителей таких всенародных покаяний. Вначале дан текст молитвы покаяния, потом рассказы о видениях Николая II. А затем в конце без всякой логической связи — пожертвования принимаются на такой-то счет. Так что речь идет о банальном желании поживиться за чужой счет.

— Вы возглавляете комиссию УПЦ по ведению переговоров о преодолении раскола с УАПЦ. В каком состояние сегодня эти переговоры?

— К сожалению, у нас эти переговоры зависли в воздухе. У нас было несколько встреч с УАПЦ. И это хорошо, что мы смогли встретиться, сесть за стол переговоров и поговорить на больные темы, которые нас волнуют. В принципе в автокефальной церкви тогда было доброе расположение продолжать диалог и обсуждать проблемы, которые служат разделению между нами. И в принципе, изначально переговоры вселяли оптимизм. Но в автокефальной церкви начались проблемы между епископами. Вначале возникли проблемы с отделившимся архиепископом Игорем Исиченко. Затем, у митрополита Мефодия Кудрякова начались проблемы уже с остальным епископатом. Поэтому стало очень сложно говорить с УАПЦ именно ввиду разногласий внутри нее самой, между ее лидерами. Казалось бы, с их стороны есть желание обсуждать проблемы раскола, и у нас оно есть. Но, увы, не понятно, с кем, собственно, их обсуждать. Я также возглавляю комиссию по подготовке диалога с УПЦ КП. У нас состоялись две встречи. Здесь дело обстоит гораздо сложнее. Представители УПЦ КП выставляют одно-единственное условие: признание этой структуры в том виде, в котором она на сегодня есть. Мы же говорим, что мы должны объединять Церковь в единую, но это объединение должно происходить по каноническим правилам. Раскол, собственно, и возник в связи с тем, что были нарушены каноны. Представители УПЦ КП соглашаются, но говорят, что должна полностью быть сохранена их структура. Это как получается? Что мы должны к ним присоединиться? Но мы не нуждаемся сегодня ни в чем. Нас признают все православные Поместные церкви. Нашим епископам разрешают служить и в Иерусалиме, и в Греции, и на Афоне. Мы имеем все необходимое. Они этого не имеют. Они понимают свои проблемы, но не хотят принимать никаких условий. Ну, мы же не можем отделиться от Вселенской церкви и присоединиться к непризнанному Киевскому патриархату… При нынешней позиции УПЦ КП нам сложно даже составить перечень вопросов, которые могут быть предметом обсуждения. То есть, при тех условиях, которые выдвигает Киевский патриархат, нет темы для разговора. Различие наших подходов и позиций заводит диалог в тупик. Мы призываем УПЦ КП изменить свою позицию и подойти к переговорам с другими условиями. И тогда мы готовы начинать диалог.

— Но при этом в УПЦ КП немало священников, которых можно назвать хорошими христианами. И которые, не побоюсь этого слова, нужны в УПЦ…

— Безусловно. Если кто-то хочет перейти к нам из УПЦ КП, то мы всегда открыты. И сегодня есть случаи, когда к нам приходят из УПЦ КП. Причем, мы даже оставляем этим священникам все награды, которые они имеют. Мы не подвергаем их унижениям или недоброжелательному отношению. Правда, надо понимать, что такие священники тут же могут подвергнуться давлению со стороны партии «Свобода» и других националистических организаций… В Белоцерковской епархии, например, к нам также из УПЦ КП перешел священник с приходом. Его поддержали его верующие. И он сейчас достаточно активен и приносит много пользы.

Беседовал Олег Гавриш, специально для «Религии в Украине»

 

Дата публикации: 21.04.2011