Иеромонах Амвросий (Тимрот): «Для большинства наших прихожан богослужение — темный лес»

Руководитель российского культурно-просветительского общества «Вертоград» иеромонах Амвросий (Тимрот) незаслуженно малоизвестен широким церковным кругам. Однако его переводы богослужебных текстов на русский язык уверенно можно назвать одними из лучших. На сегодняшний день в интернете доступны переводы не только самых употребительных текстов, но и воскресный Октоих, избранные службы Триоди, праздничная Минея, чины крещения, венчания и соборования. А перевод Псалтири местами сильно отличается от Синодального, принятого в русской Библии. Отец Амвросий переводил его с греческой Септуагинты — древнейшего классического перевода, изначально принятого христианской Церковью. Тексты отца Амвросия отличает простой и мелодичный язык, ясность смысла. И что очень важно: эти тексты «звучат» во время молитвы.


«Применяющийся сейчас в богослужебной практике церковнославянский язык безусловно красив и максимально к ней приспособлен, — пишет отец Амвросий. — Но даже среди духовенства вряд ли найдется много тех, кто до конца понимает все, что читается и поется в храме. Таким образом назидательность и поучительность Слова Божия приносится в жертву красоте и благолепию богослужения».


Своими трудами отец Амвросий пытается как-то исправить ситуацию. Несомненно, этот бесценный опыт рано или поздно будет востребован Православной Церковью. Он, в принципе, уже востребован. Автору интервью известны храмы Московского Патриархата, где за богослужением звучат переводы на современный (русский или украинский) язык. И хотя таких храмов еще очень и очень мало немного, священников, задумывающихся о проблеме, с каждым годом становится все больше.


Биография: Иеромонах Амвросий, в миру Тимрот Дмитрий Александрович, родился 21 июня 1956 года в Москве. Закончил отделение истории и теории искусства исторического факультета МГУ. Принял монашеский постриг и рукоположен в сан священника в Новодевичьем монастыре в 1990 году. Служил в Троицком Новоголутвине, а затем в Бобреневе монастыре города Коломны, Московской области. В 1998 году ушел за штат. В настоящее время занимается пастырской деятельностью, катехизацией, преподаванием, иконописью и переводами.


— Отец Амвросий, известны три позиции верующих касательно богослужебного языка: 1) сохранять церковнославянский язык в таком виде, как он дошел до нас в богослужебных книгах, 2) поновлять церковнославянский, заменяя вовсе непонятные слова и конструкции и исправляя ошибки и 3) переводить богослужебные тексты на современный язык. Вы избрали самый радикальный путь — третий. Почему именно этот путь?


— В первую очередь спешу заверить, что я не являюсь сторонником полной и всеобщей замены в богослужении церковнославянского языка русским. Это и невозможно, и неполезно.


Однако, думаю, даже приверженцы первой позиции (ничего не менять) отдают себе отчет, что с пониманием богослужения, хотя проблема не сводится к чисто языковой, не все в порядке. Для большинства наших прихожан богослужение — темный лес, а решить этот вопрос, охватив всех курсами церковнославянского языка, в современных условиях — чистая утопия.


К идее «поновления» отношусь отрицательно. Во-первых, это неуважение к церковнославянским текстам, которые являются уже сами по себе нашим духовным и культурным достоянием и нуждаются в изучении, изданиях, соответствующих современным научным требованиям, а не в постоянных (и не факт, что грамотных) изменениях ради лучшего понимания их прихожанами. Ведь мы не «поновляем» Слово о полку Игореве, Повесть временных лет и другие древние памятники, а издаем их «канонический» текст или делаем перевод. «Поновленные» тексты можно встретить только в адаптированных изданиях для школьников.


Во-вторых, для наших современников, многие из которых даже Синодальный перевод Библии понимают с трудом, вряд ли «поновленные» тексты будут намного понятнее.


И, наконец в- третьих. Источник любви нашего церковного народа к церковнославянскому языку во многом объясняется «привычностью» знакомых (часто с детства) текстов. Любое, даже самое малое отличие, людьми определенного менталитета будет принято в штыки. Ведь зачисляют же в обновленцы и еретики тех батюшек, которые, радея о понятности, заменяют славянское «живот» на столь же славянское «жизнь» (Сокровище благих и жизни Подателю…), «присно» на «всегда» и т. п.


Так что, по моему мнению, мы имеем полное право на обладание корпусом богослужебных текстов на русском языке. Почему переводить их на английский, французский, эстонский, чувашский, якутский можно, а на русский — нет? А уж как их использовать — при богослужении, в специальных учебных изданиях, для катехизации — это особый разговор.


— Как священноначалие воспринимает ваши переводческие опыты?


— Мои переводческие опыты имеют сугубо частный характер. Насколько мене известно, рассмотрение переводов священноначалием необходимо лишь в случае их предполагаемого использования за богослужением.


Что касается до отношения священноначалия РПЦ к самой идее использования за богослужением русского языка, то, я думаю, ни для кого секретом не является, в среде епископата также существуют мнения самые разные, подчас диаметрально противоположные. Сторонники использования русского языка сами высказывали свою позицию. Эти тексты всем доступны. А я бы воздержался от упоминания кого-то конкретно.


— Ваши переводы явно предназначены для богослужебного использования, а не только для назидательного чтения. Что Вам известно о богослужебном использовании переводов?


— Мне известно, что переводы на русский язык (не обязательно мои — самые разные) использовались и используются за богослужением. Однако я не стал бы называть конкретных мест и лиц, так как не уверен, что священнослужители, которые так служат, будут этим обрадованы.


— На каком языке вы молитесь сами? На каком служите?


— Служу я на том языке, на котором совершаются службы во всех храмах РПЦ, т. е. на церковнославянском. Келейное правило читаю также чаще всего в традиционном варианте. Если молюсь с кем-то, имеющим проблемы с пониманием церковнославянского, читаю по-русски. Иногда и сам меняю на время язык, чтобы избежать «привыкания» к одному и тому же тексту.


— Как вы оцениваете другие переводы богослужения на русский язык, например, архиепископа Ионафана (Елецких), священника Георгия Кочеткова и пр.?


— Каждый перевод имеет свои особенности и свои сильные и слабые стороны. Владыка Ионафан — поэт и музыкант. Его переводы очень музыкальны и поэтичны, но, по моему мнению, тексты, переведенные стихами, не только не годятся для богослужебного использования, но неминуемо начинают «конкурировать» с оригиналом. («Переводчик в прозе — раб, переводчик в стихах — соперник»). Отец Георгий Кочетков (точнее, его братство) проделало очень большую работу по переводу основных богослужебных текстов. К этим изданиям неминуемо обращаются все, работающие в этой области (и я в том числе). Однако на них (как, впрочем, на любом переводе) лежит печать определенных литературных вкусов и богословских особенностей весьма закрытой структуры, породившей эти переводы.


— Чем принципиально отличается ваш перевод Псалтири от Синодального перевода? Можно ли Синодальный перевод использовать в богослужении, на ваш взгляд?


— Принципиальное его отличие в том, что он сделан с греческого перевода LXX (ок. 283 — 246 до Р. Х.), использовавшегося в Церкви с апостольских времен, а не с Масоретского текста, приобретшего свой окончательный вид к X веку н. э., притом в нехристианской среде.


Впрочем, Синодальный перевод Библии, хотя и сделан с Масоретского текста, во многих местах дает чтения Септуагинты. Этот перевод, издающийся с благословения Церкви, использоваться, безусловно, может, но здесь сразу же возникнут трудности, так как многие чтения Септуагинты и Масоретского текста дают разный смысл. Так что вместо «Дивен Бог во святых Своих, Бог Израилев» (Пс 67:36), придется в дни праздников святых возглашать: «Страшен Ты, Боже, во святилище Твоем.» и т.п.


— В вашем издании Часослова не только переведены молитвы на русский, но и несколько изменен порядок службы. В частности, светильничные молитвы вечерни и утренние молитвы не собраны в одном месте, а расставлены по ходу службы. Насколько оправдана такая реконструкция?


— Это действительно попытка реконструкции. Так же как необычно и соединение в одной книге Служебника (частично) и Часослова. Скорее всего, именно такого варианта соединения священнических (т.наз. «тайных») молитв с неизменяемой основой службы не существовало, так как первые (молитвы) сложились в контексте так называемого «песненного последования», то есть византийской соборно-приходской службы, прекратившей совершаться уже в XV веке, а нынешняя наша служба — это служба монастырская, по типикону Лавры св. Саввы Освященного. Именно в монастырях и возник обычай вычитывать все молитвы вечерни и утрени сразу в начале службы. Но поскольку сам факт первоначального распределения упомянутых молитв по всей службе бесспорен (см. хотя бы: М.В. Скабалланович. Толковый Типикон. Вып. I, Киев, 1910, с.377-386 Вып. II, 1913, с.71-75, 205-208 и мн. др.), то и попытка упомянутой реконструкции мне представляется оправданной, хотя бы в учебных целях. Впрочем и возрождение древней практики (конечно, при наличии соответствующих условий), могло бы быть полезным для более полного и глубокого понимания прихожанами богослужения. А также, чтобы священники не мучились, пытаясь прочитать во время второй половины шестопсалмия 12 утренних молитв, что практически невозможно. Так что мы, по-видимому заботясь о соблюдении устава, фактически упразднили (по крайней мере для прихожан) важнейшую (и древнейшую) составляющую вечерни и утрени. А при чтении молитв литургии святителя Василия Великого одна мысль: только бы успеть. Тут уж не до высот богословия…


— Утренние и вечерние молитвы в славянской и греческой традиции отличаются. Каково происхождение славянского утреннего и вечернего правила?


— Действительно, этого самого употребительного ныне собрания молитв (для многих мирян это единственные богослужебные тексты, с которыми они постоянно сталкиваются) нет ни у греков, ни у старообрядцев. Из этого следует, что хотя авторами отдельных молитв и являются святые отцы первых веков, самое их соединение произошло где-то в юго-западной Руси и пришло в Великороссию не ранее реформ патриарха Никона, т.е. в середине XVII века.


Беседовал священник Андрей Дудченко

У этой записи 10 комментариев

  1. Дмитрий Шереметьев

    Огромное спасибо и за переводы, и за интервью!

    Желающим посмотреть порядок расстановки молитв в вечерне и утрени, могу порекомендовать посмотреть "Православное богослужение" в переводе с греческого и церковнославянского языков издания Свято-Филаретовского института, г. Москва, 2009 г. Там интересные коментарии и предисловие о. Георгия Кочеткова. http://predanie.org/ — это книжный сайт.

    По поводу "закрытости структуры", о которой в интервью говорит о. Амвросий, а точнее о православном братстве о. Георгия Кочеткова, я бы скорее сказал об открытости, потому что своих взглядов братство никому не навязывает (а как справедливо говорит о. Амвросий, их очень много разных в нашей церкви, вплоть до противоположных), наоборот, старается участвовать в обмене мнениями, в том числе, на конференциях, встречах и семинарах на актуальные темы церковной жизни, которые регулярнопроводит и Свято-Филаретовский институт и братство.

    С уважением ко всем авторам отзывов и о. Амвросию,

    Дмитрий Шереметьев

  2. Дмитрий Шереметьев

    Огромное спасибо и за переводы, и за интервью!

    Желающим посмотреть порядок расстановки молитв в вечерне и утрени, могу порекомендовать посмотреть "Православное богослужение" в переводе с греческого и церковнославянского языков издания Свято-Филаретовского института, г. Москва, 2009 г. Там интересные коментарии и предисловие о. Георгия Кочеткова. http://predanie.org/ — это книжный сайт.

    По поводу "закрытости структуры", о которой в интервью говорит о. Амвросий, а точнее о православном братстве о. Георгия Кочеткова, я бы скорее сказал об открытости, потому что своих взглядов братство никому не навязывает (а как справедливо говорит о. Амвросий, их очень много разных в нашей церкви, вплоть до противоположных), наоборот, старается участвовать в обмене мнениями, в том числе, на конференциях, встречах и семинарах на актуальные темы церковной жизни, которые регулярнопроводит и Свято-Филаретовский институт и братство.

    С уважением ко всем авторам отзывов и о. Амвросию,

    Дмитрий Шереметьев

  3. Владимир М

    Иеромонаху Амвросию низкий поклон и благодарность. Давно уже использую его переводы следующим образом: распечатываю под небольшой формат бумаги и беру с собой на богослужение. Во время службы, совершаемой как и везде на ц.сл. глазами слежу за переводом о.Амвросия. Так не умаляется ни ц.сл. со всеми его достоинствами ни смысл (по крайней мере текстуальный). Молиться не мешает, но напротив помогает быть сосредоточенным.

  4. игумен Вениамин (Погребной)

    Разделять светильничные молитвы не решался, но ради студентов стоит хотя бы один раз попробовать (показательно).
    К сожалению, сейчас семинаристы относятся к Церковному уставу как к тем самым карташевским «могильным плитам» — порядок современного служебника и других богослужебных книг скорее «догматы», а изменение порядка в данных книгах, пусть и без прямого обвинения – ересь. Хочется, чтобы они чувствовали богослужение, принимали его как живое, а не окаменелое, а соответственно и мертвое.
    А не мог бы отец Амвросий, с целью облегчения наших трудов, поделиться расстановкой молитв на вечерне и утрени? Наверняка он пользовался и не только «ТТ» гоподина Скабалановича…

  5. Ієромонах Іов

    Спаси, Господи, за дельное интервью о. Амвросия! Дай ему, Боже, и в будущем трудиться столь же плодотворно на данном поприще!

  6. Околоточный

    "А яке правило ранкових і вечіргіх молитв у старообрядців і у греків?"

    Был в гостях недавно у вилковских староверов-липован. У них два варианта совершения утр. и веч. молитв. Вечером читают 3 кафизмы (или вечерню по октоиху) и павечерницу, утром -полуношницу и утреню (или 5 кафизм). Более мягкий вариант — колотное утр.и вечернее правило с краткими молитвами.

    Вот тут можно просмотреть утр. и веч. молитвы у староверов.
    http://www.semeyskie.ru/mol3.html

  7. Павел Малый

    Когда Патриарх Кирилл был смоленским митрополитом,в Смоленске Евангелие и Апостол читали по-синодальному. Сейчас на славянском,и скажу вам,не велика разница. Народ всё равно мимо ушей пропускает,ибо мало кто ходит в храм слушать Слово Божие и голос Церкви. Проблема не в текстах,а в головах.

  8. Рыжий анархист

    "Радуйтеся, службу Божию совершати комуждо своим си языком завещавщии." — акафист Кириллу и Мефодию икос 12.

  9. Священник Георгий Кохно

    Замечательное интервью!

    Отец Амвросий проделал титаническую работу по переводу богослужебных текстов на русский язык, которые будут востребованы в общинах стремящихся прославлять Бога разумно.

    Спасибо отцу Андрею за публикацию интервью и доклада отца Амвросия!

    С пожеланиями успехов в пастырских и миссионерских трудах,

    Священник Георгий

  10. Священик Володимир

    А яке правило ранкових і вечіргіх молитв у старообрядців і у греків?

Добавить комментарий для Владимир М Отменить ответ