Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Наши встречи > Православная Украина очами ее архипастыря

Наши встречи

Православная Украина очами ее архипастыря


Интервью Блаженнейшего Митрополита Владимира
интернет-порталу «Православие в Украине»


Пятнадцать лет назад на Харьковском соборе был избран нынешний Предстоятель Украинской Православной Церкви Митрополит Владимир (Сабодан). Он стал пастырем, объединившим украинское православие, пошатнувшееся от раскола, организованного бывшим Киевским митрополитом Филаретом (Денисенко). Служение Митрополита Владимира — это служение примирения и объединения всех во Христе. Православные запада и востока, центра и юга страны воспринимают владыку как своего, а еще больше способствует этому то, что редко какую неделю Предстоятель проводит без поездок по епархиям Украины.


Показателен пастырский подход Предстоятеля к самому больному вопросу украинского православия: «Автокефалия не должна быть самоцелью. Это естественный процесс в жизни Церкви, который невозможно ни ускорить, ни замедлить. Если же вмешиваться в ход созревания церковного самосознания, то негативные последствия не замедлят сказаться и будут губительны как для пастырей, так и для паствы», — эти слова, произнесенные несколько лет назад, как нельзя более актуальны и сегодня.


В беседе с Его Блаженством мы намеренно не поднимали острые церковно-политические темы. В нескольких интервью, появившихся в печати весной этого года, а также в актуальных обращениях по разным поводам общественной жизни Владыка ясно излагает свое видение спорных вопросов. Наш разговор с Предстоятелем касался преимущественно внутренней жизни Церкви, ее епархий и пастырей, миссии и насущных задач.


УКРАИНА


— Ваше Блаженство, Вы очень много путешествуете по епархиям Украины, бываете в самых разных местах. Каким вы видите портрет православной Украины?


— Украинскую землю населяют люди многих национальностей, и в нашей стране, особенно в последнее время, организовалось множество так называемых «церквей». Тем не менее, когда посещаешь епархии нашей Церкви, монастыри, отдельные приходы, приятное впечатление производит то, что люди чтут церковные предания, соблюдают старинные обычаи относительно праздников, а также всех важных событий в жизни человека, начиная от рождения младенца и заканчивая погребением. Эти традиции необходимо беречь, узнавать или вспоминать о них. Каждый человек достоин того, чтобы иметь перед собой исторический и богословский «профиль» нашей святой Церкви.


Судьбы Церкви в руках Божьих. Христос основал Церковь, освятил ее Своей кровью, чтобы люди могли достигать спасения в соработничестве с Богом, по-гречески в «синергии». Надо узнавать свое прошлое, свои корни, откуда мы получили начало нашей веры. Очень многие встречи не только с интеллигенцией Церкви — богословами, священниками, но и другими людьми, показывают, что наш народ дорожит своей Церковью. Многие люди обеспокоены тем, что молодое поколение не имеет возможности черпать из духовных источников, хотя о духовности сейчас говорится очень много. Необходимо преподавать Закон Божий в светских учебных заведениях, хотя бы на факультативных началах. В Киеве в этом году по решению мэра проводится эксперимент по преподаванию христианской этики в 90 школах города. Но этот эксперимент — исключение. В других местах этот процесс продвигается очень сложно, есть препятствия со стороны атеистов, среди которых и некоторые нынешние депутаты, и часть общественности.


Мы верим, что знания истории своей Отчизны, своей Церкви, православия очень необходимы с малых лет; это поможет детям быть всесторонне развитыми, стать достойными гражданами нашей страны и сознательными членами Церкви.


Остается много проблем с имевшим место в 1992 году расколом. Это беспокоит как государство, так и саму Церковь. Мы, люди верующие, надеемся, что Бог будет милостив, и наступит такое время (мы молимся, приближаем его, как можем), когда все единокровные и единоверные украинцы обнимутся и станут в единстве, в союзе мира, в духе христианства единой семьей — и государственной, и церковной.


Церковь сегодня получила такие возможности, которые прежде и не снились. Самое главное, что после распада Советского Союза Церковь получила право открыто проповедовать Евангелие, творить добро, свидетельствовать миру о том, что ее члены — это люди, верующие по-настоящему, не только теоретически. Церковь требует от православного человека, чтобы его вера выражалась не только в убеждениях, но во всей жизни и деятельности.


— Владыка, что Вас больше всего удивляет во время поездок по Украине?


— Удивляет, восхищает и рождает чувство благодарности Богу сама жизнь в епархиях, приходах и монастырях, а также усердная молитва людей, которые приходят на богослужения. Обращаешься к людям во время богослужения, проповеди — и видишь, с каким вниманием молятся и стар, и млад, несмотря на предшествующие десятилетия воинствующей антирелигиозной пропаганды. Наши богослужения довольно длинные, но и старики, и дети стоят с таким вниманием, что это очень трогает. Особенно большую радость вселяет соборное пение Символа веры и молитвы «Отче наш», а массовое причащение святых Христовых Таин укрепляет надежду на будущее. Думаю, что такой народ будет услышан Богом, Господь простит все наши провинности, и Церковь будет по-прежнему сильна духом и сильна народом своим, который с благоговением воспринимает церковные таинства и Божественные службы.


В каждой области Украины есть что-то свое, традиционное, что сопровождает праздники. Это и разнообразная одежда, и традиции, которые имеют место как дома, так и в церкви, — все это украшает мир Божий, делает его прекрасным, украшает семью верующих людей и вселяет оптимизм.


— А в какие места Вам хочется постоянно возвращаться?


— Прежде всего на свою родину, ведь родина дается человеку один раз в жизни и навсегда. В свое родное село, где были сделаны первые шаги к Церкви, к пониманию ее жизни. Это родное село на Подолье — Марковцы — где и сейчас сохранилась каменная церковь, построенная в XVIII веке местным помещиком. Именно в этом храме я начинал прислуживать в алтаре.


А еще хотелось бы всегда возвращаться в Киево-Печерскую Лавру. Я рад, что имею счастье жить под омофором Царицы Небесной и трудиться под защитой Лавры.


Душой всегда переношусь и в Свято-Успенскую Почаевскую Лавру, куда я ходил первый раз пешком в 9-10 лет с мамой и старушками. А сейчас я бываю там потому, что эта Лавра ставропигиальная, непосредственно подчинена Предстоятелю Церкви. Боголепие Лавры и ее красота остались такими же, как во времена моего детства. Она притягивает паломников со всех концов света.


Хочется чаще бывать и в третьей нашей лавре — Успенской Святогорской, в Донецкой области, история которой также богата подвигами, чудесами, молитвой и крепким стоянием в православии. Она сегодня возрождена, туда тянутся многие паломники не только из нашей страны, но и из стран ближнего и дальнего зарубежья.


Есть также несколько храмов, в материальной поддержке которых я по возможности принимал личное участие. Если бы позволяло время, мне хотелось бы бывать там чаще.


Думаю, что у каждого человека есть свои заветные уголки, которые надо помнить, потому что человек без памяти прошлого с трудом исполняет свои обязанности в настоящем, а тем более, не может правильно смотреть в будущее.


ЦЕРКОВЬ


— В Церкви иногда происходят перемещения архиереев с кафедры на кафедру. Скажите, чем обусловлены такие перемещения, и что для Вас является показателем того, что архиерей находится «на своем месте»?


— Я стараюсь, чтобы перемещения как епископов, так и священников, были как можно реже. Но по различным причинам иногда приходится прибегать к этому. Например, это может быть связано со здоровьем того или иного епископа или сложившимися обстоятельствами. Бывают и соображения пастырского характера, когда в какую-либо область нужно поставить человека активного или высокоинтеллектуального, чтобы помочь в развитии и существовании церковных общин. Есть и другие причины, связанные с конфликтами. Случается, что не складываются отношения между духовенством и верующими. По пастырским соображениям и ради пользы Церкви приходится, хоть и редко, перемещать епископов на другие кафедры.


— Ваше Блаженство, практически в каждой епархии есть своя епархиальная пресса, но, к сожалению, она не слишком высокого качества. Почему ей так мало уделяется внимания?


— Я не думаю, что мало внимания уделяется, проблема в другом: «ищущий всегда обретает», а ищущих не так много. Сегодня мы избалованы православной прессой, в отличие, кстати, от телевидения, потому что у нас пока нет особого доступа на телеканалы. Даже на многих приходах, которые живут очень скромно, есть приходские листки или газеты, кроме того, издается масса литературы, которую были бы желающие читать. Раньше каждая духовная книга ценилась на вес золота, книги переписывали вручную, хранили бережно. А сегодня даже наша центральная общецерковная газета не вызывает широкого интереса. Просто у людей изменилось отношение к литературе: они стали более «переборчивыми». Но это касается не только церковной литературы. Насколько мне известно, многие люди месяцами не читают никакой светской прессы вообще: ни журналов, ни газет. Большинство только смотрит телевизор, и именно оттуда и черпает новости обо всем происходящем.


— Ваше Блаженство, у нас сейчас действительно очень много литературы в церковных лавках. Некоторые говорят, что назрела необходимость отсеивать ее, потому что не все то, что продается — хорошего качества и содержания. Как Вы считаете, есть ли необходимость в определенной цензуре по отношению к продаваемой в храмах литературе?


— Это первостепенная необходимость по отношению к литературе. До революции были церковные цензоры, которые давали добро на печать той или иной книги или запрещали ее печать. Сегодня же каждый издает, что хочет, покупает, перепродает, не спрашивая ни благословения, ни разрешения. Мы пытаемся начать регулировать этот процесс. Сейчас создана комиссия при Священном Синоде, которая будет заниматься богослужебной литературой. Ведь существует масса разных акафистов, среди которых попадаются такие, которые не только литературно убоги, но и богословски безграмотны. Нуждаются в редактировании и тексты служб новопрославленным святым. Это требует кропотливой работы специалистов. Мы пытаемся делать все возможное в сегодняшних условиях. Было бы хорошо поставить раздел между литературой, которая необходима и важна для спасения, и литературой религиозно-философской, христианской прозой и пр., которая предназначена не только для церковных лавок. Конечно, светские магазины или частную книготорговлю Церковь контролировать не может, да это и не нужно. А вот для литературы катехизической, святоотеческой, богословской — нужно ввести церковную цензуру, и без разрешения не продавать такие книги в церковных лавках.


— Какой православной литературы, по Вашему мнению, сейчас не хватает?


— Сегодня в поисках путей преподавания Закона Божьего в средних и высших светских учебных заведениях люди ищут катехизаторскую литературу, которой у нас, к сожалению, недостаточно. Мы сегодня стараемся развить миссионерство. Сейчас именно то время, когда необходима миссия и в проповеди, и в самой жизни церковной, и в богословии. На последнем заседании Священного Синода Полтавское Миссионерское духовное училище преобразовали в Духовную семинарию миссионерского профиля, которая будет готовить кадры для миссионерской работы. Возможности для такой работы очень большие, а кадров нет. Еще есть потребность в новой литературе для воскресных школ. По выходным дням в связи с богослужениями у священников большая нагрузка, поэтому им самим трудно заниматься детьми. Но находятся светские люди с церковным образованием, которые успешно ведут занятия в воскресных школах. Бывает так, что дети при этом гуляют во дворе, а уроки слушают родители. Мы готовимся в ближайшее время издать «Закон Божий», который готовят к печати Киевские духовные школы. «Катехизис» и «Закон Божий» сегодня — первостепенные вещи. Существует брошюра «Азы православия», которая много раз переиздавалась, но этого не достаточно даже для начинающего человека.


— Ваше Блаженство, а можно ли будет в наших храмах увидеть молитвослов на украинском языке? Не секрет, что если спросить во многих наших храмах, есть ли в продаже Евангелие, Библия или молитвослов на украинском языке, то в ответ скажут, что на украинском читать Писание или молиться нельзя.


— Думаю, что так люди отвечают от незнания. Наш государственный язык — украинский, хоть для Церкви это и не столь существенно, поскольку она, пребывая на земле, не связывается при этом «узами» государства, но книги в церковных лавках должны быть и на украинском языке. Что касается богослужения и богослужебного языка, то даже простые люди, без образования, склонны сохранить церковнославянский язык богослужебным. Как мне недавно сказала одна прихожанка: «На церковнославянском языке хотя бы не ругаются». Так что этот язык воспринимается народом как богослужебный.


Несколько раз Митрополией издавались детские молитвословы на украинском языке, цветные, увлекательные. Издано Евангелие на украинском языке, некоторые богослужебные книги. Так что потихоньку просьбы читателей исполняются, а мы стараемся удовлетворить их потребности по мере возможностей.


— На последнем заседании Священного Синода была создана Комиссия по переводу богослужебных текстов.


— Да, по переводу и по составлению.


— Планируется перевести весь корпус богослужебных книг, или только основные из них?


— Перевести все книги невозможно, потому что, помимо очень длительного срока, это требует значительных усилий специалистов. Поэтому будут переведены только основные книги.


ПРИХОД


— Ваше Блаженство, в интервью прошлых лет Вы говорили о том, что когда-то давно мечтали быть приходским священником. Но стали Предстоятелем Церкви, и, как Предстоятель, имеете теперь значительно больше возможностей устраивать жизнь на приходах так, как считаете правильным. Каким, по-Вашему, должен быть современный приход?


— Приходская жизнь не так проста, как кажется со стороны и как казалось мне в молодости. У людей создалось впечатление, что Церковь всегда имела деньги и сегодня тоже богата. И когда спросишь того, кто так рассуждает: «Вы хоть ломаный грош положили в церковную кружку?», — в ответ слышишь: «А зачем, я понятия об этом не имею». Неимущие просят помощи у церкви, а церковь далеко не всегда в состоянии помочь, потому что сама существует на пожертвования. И одно дело раньше, когда людей в церкви было много, и приходы были богаче, чем сегодня. Проблема наших приходов — отсутствие катехизаторской работы с людьми. Некоторые приходы сводят свою деятельность только к обрядовости: поставить свечку, подать просфорку, справить шумные крестины — и все. А глубины, сущности Церкви люди не знают.


Очень много значат кадры — это будущее приходской жизни. Поэтому перед тем как направить священника на приход, мы вкладываем в него всю душу, даем ему духовное образование, чтобы он мог организовать полноценную приходскую жизнь. Но не все складывается так, как хотелось бы. Иногда священник попадает в бедный приход, доход которого составляет всего несколько десятков гривен в месяц. И конечно, не всякий священник готов к такому подвигу, особенно семейный. Сегодня вся молодежь хочет жить комфортабельно. Молодому священнику на первых порах надо быть героем. Потому в народе и говорят: какой поп, такой и приход.


— О каких недостатках приходской жизни, которые Вы замечаете, следовало бы говорить открыто в церковной прессе, чтобы их преодолеть?


— Прежде всего, об обрядовости, за которой люди не видят сущности Церкви. Нужно, чтобы люди понимали хотя бы основы Священного Предания, знали, что за тем обрядом, который они совершают в церкви, стоит еще и глубокое содержание.


Не все священники проповедуют за каждым богослужением. Особенно тот, кто живет в городе, а служит в селе: отслужил, требы отправил, и неделю свободен. Не секрет, что наши семинаристы женятся на светских людях. Матушка должна быть одна на всю жизнь, а светские девушки хотят поудобнее жить, чтобы была машина, квартира. И многих священников это сбивает с толку, потому что, попав на приход, они видят, что средств для удовлетворения этих потребностей на приходе нет. Но в первую очередь многое зависит от того, какой священник.


— Ваше Блаженство, а какое место в жизни прихода может занимать инициатива мирян? Насколько они могут быть вовлеченными в процессы, которые происходят на приходе?


— Участие мирян в жизни Церкви должно быть самое живое и активное. Не только в отношении богослужения, но и вообще в церковной миссии и жизни — а здесь есть очень много способов быть полезным приходу. Среди святых угодников есть множество простых людей, которые не менее мужественно, чем священники или монахи, стояли за веру, за Церковь, за Христа в годы гонений.


В глубинке очень трудно найти таких прихожан, которые могли бы помочь священнику в деле просвещения и наставления в вере. А такая помощь очень востребована сегодня.


Миряне могут активно заниматься благотворительной деятельностью. От каждого — по возможности. Кто-то не деньгами, а своими силами помочь может: убрать в храме, благоустроить цветник, посетить больницу или детский дом…


На «божественной страже» и сейчас еще стоят бабушки в платочках, на которых держалась Церковь все советские годы. Однако пустить деятельность мирян в приходе на самотек нельзя, потому что потом это обернется бедой, как часто бывает, когда берутся за церковное дело несведущие люди, да еще и без благословения. Должно быть мудрое сочетание разного рода служения, помощи, благотворительности, активности. В таком содружестве будет и тишь, и гладь, и Божья благодать.


СВЯЩЕННИК


— Ваше Блаженство, какие пастыри нужны современному обществу?


— Конечно, всесторонне образованные, имеющие не только богословское образование, но и светское, пользующиеся своими знаниями, отдающие людям душу и сердце, ведущие их к Богу, к той встрече, которая рано или поздно происходит в жизни каждого человека. У пастырей должно быть чувство ответственности за великое дело Христово и — самое главное — жизнь по заповедям Божьим. Потому что если священник будет прекрасно проповедовать, а в жизни будет сам делать совершенно противоположное, то горе тому священнику и его приходу.


— Молодые люди, которые заканчивают семинарию и затем рукополагаются, едут на приходы, порой оказываются моложе всех своих прихожан. Насколько оправдано рукоположение таких священников, которые намного моложе своей паствы?


— Оправданий здесь искать трудно, но есть на то причины. Главная из них состоит в том, что до сих пор открываются все новые и новые приходы, а найти умудренных старцев невозможно, потому что произошел разрыв возрастной преемственности духовенства. После революции в годы гонений просто уничтожили духовенство среднего возраста. Когда закончилась война, начали открываться храмы, и архиереи не могли отказать людям в открытии прихода, и тогда стали рукополагать очень многих без специального образования и даже подготовки — одного умения креститься часто было достаточно.


Похожая картина наблюдается и сейчас, когда наступила пора благоденствия Церкви. Открываются новые приходы, которые нужно оживить служением, а посылать некого — стариков у нас нет. Не думаю, что молодость — это проблема, потому что можно быть молодым по возрасту, но зрелым по знаниям, по ответственности, по хозяйственности.


Если мы не пошлем молодого священника, то раскольники пошлют таких, что еще хуже наших окажутся. И люди примут, потому что им важно, чтобы была служба.


— В разговоре о приходской жизни Вы упомянули случаи, когда выпускник семинарии берет себе в жены светскую девушку. Скажите, а какой должна быть современная матушка?


— Прежде всего, верующей, благочестивой, потому что матушка в приходе может сделать очень многое: и примирить людей, и подвигнуть к разного рода приходской деятельности. Есть матушки, которые активнее батюшек во сто крат. Я знаю матушек, которые организовали дома престарелых и достают для них средства, помогая людям спокойно доживать свой век на земле. Матушка может быть самой активной помощницей батюшки в работе с людьми. Специального института, который бы готовил матушек, нет. Но есть школы, в которых девушки обучаются не только регентскому делу, но и музыкальному, и богословскому, что потом бывает огромным подспорьем священнику. Гораздо лучше, когда выпускник семинарии женится не на светской девушке, а на той, которая пойдет с ним рука об руку, и до самой кончины будет вместе с ним.


— Владыка, а если говорить не только о матушках, а более широко: каково может быть место женщины в Церкви, как она может ей послужить?


— Женщины у нас в храмах чаще всего бывают регентами хора или псаломщицами. Призвание женщины — воспитывать детей, и в приходе она может заняться этим. Женщины могут также организовать и вести приходскую библиотеку, давать с уроки в воскресных школах. Женщина должна быть верной помощницей и другом своему батюшке. Это очень ответственно.


ЧЕЛОВЕК


— Ваше Блаженство, Вам, как Предстоятелю Церкви, наверняка приходит очень много писем, просьб о помощи, о молитве. Справляетесь ли Вы с объемами корреспонденции?


— До сих пор я отвечал на все письма. В день я получаю около пятидесяти писем, примерно столько же телеграмм. Много бывает писем от болящих людей. Прочие письма, к сожалению, с жалобами. Так уж устроен человек, что, получив радость, забывает о ее источнике, зато неприятности и обиды помнит. Все письма, которые я получаю, стараюсь разобрать и прочитать, а потом и ответить на них, хоть и приходится сидеть с этим до позднего часа.


— А как Вы поступаете с жалобами на священников?


— Пересылаем Преосвященному той епархии, откуда поступила жалоба, с просьбой вникнуть в дело, разобраться, по возможности — доложить. С корреспонденцией мы стараемся не откладывать. Я пять лет работал в патриархии, а там корреспонденция стояла в мешках, и когда Святейший был болен, нам приходилось раз в квартал разбирать эти мешки. Мы их тогда сутками сортировали. Так что лучше сделать сегодня, чтобы не откладывать на завтра. Многие обращаются к нам с просьбой молитв, особенно если узнают, что я собираюсь в святые места, тогда присылают тысячи имен. Мы везем с собой два-три чемодана имен, когда едем на Афон или в Иерусалим, и там стараемся читать все записки.


— Ваше Блаженство, случалось ли Вам быть свидетелем чудесного вмешательства Божия в жизнь людей, например, по Вашей молитве?


— О результатах своей молитвы я не хотел бы распространяться. Но молитва — великая чудодейственная сила Божия, которая делает невозможные вещи. Мне довелось в жизни видеть людей, которые получали просимое, и с радостью приходили благодарить, рассказывали, как Бог послал им помощь после исповеди, после соборования. Это особенно часто бывало в местах, где находятся особо чтимые святыни — чудотворные иконы Божьей Матери. С такими людьми доводится встречаться и сейчас, слава Богу. Бывает, человек говорит, что он молился, но ничего не помогло. Когда такие вопросы задают, приходится беседовать, простыми способами объяснять, что воля Божья не играет с нами, и если мы склоняемся перед волей Божьей, то милость Его нас не оставляет. Когда маленькие дети тянутся к острому ножу или горящему огню, мать никогда не позволит им прикоснуться к этому, хотя ребенок этого хочет. Так и мы, бывает, просим, и не знаем, чего просим. Но всякий, кто обращается с просьбой к Богу, по свидетельствам и опыту Церкви, не останется без ответа.


— Ваше Блаженство, а в Вашей жизни бывали случаи, когда явно была получена Божья помощь? Можете рассказать?


— Было такое. Когда-то давно я купался в море, и вдруг мне свело ногу: боль невыносимая, тянет вниз. Я просил святителя Николая, которого очень почитаю, дать мне умереть в другом месте, а не в море. Кое-как я смог доплыть до берега, и это было явное чудо. Что касается других вещей, то на протяжении жизни бывали разные случаи. Не обо всем, что промысел Божий дает человеку, можно рассказывать. Бывают сокровенные чудеса.


— Христианину часто бывает трудно жить в условиях большого города, суета мешает сосредоточится на молитве, на чтении Слова Божия… А Ваша резиденция расположена почти в самом центре мегаполиса. Что Вы посоветуете христианам, живущим в крупных городах? Как им правильно организовать свою жизнь?


— Думаю, что на всяком месте, где бы ни жил человек, то ли в многоэтажном доме, то ли ближе к земле, в селе или частном секторе, он везде одинаково думает о себе и о людях, и прежде всего, не может не задуматься, когда остается наедине с собой, над вопросами: «Зачем я существую? Откуда я пришел и для чего? Куда пойду после этого?» Эти вопросы неизбежны для каждого человека. На всяком месте человек может молиться, трудиться, помогать, чем может и кому может, — место роли не играет. Что касается Лавры, так получилось, что я живу здесь, поскольку киевский кафедральный собор захвачен раскольниками. Я рад, что живу в Лавре — под покровом преподобных и вместе с ними. Не совсем удобно для Лавры то, что тут находится церковный центр: епархиальное управление, митрополия и духовные школы, потому что помещений в Лавре очень не хватает. Студенты у нас живут по 13-15 человек в одной комнате.


Сейчас очень часто приходят в Лавру разные существующие у нас братства со своими лозунгами, выдвигают требования, ведут себя просто неподобающе на территории Лавры. В старину люди за много километров до святыни становились на колени, и так шли. Хорошо, что наш народ стоит за чистоту православия, которую передаст будущим поколениям, но меняются методы борьбы и предостережения, появляется раздражительность, и люди иногда ногами топчут, сами не зная что.


Где Господь поселяет нас, там мы и живем. Всякое место удобно для спасения.


— Жизнь в селе, в провинции — более спокойна и размеренна, а в городской жизни суеты больше. Как сохранить Христов мир внутри себя?


— Надо исходить из обстоятельств, в которых живет человек, но при этом всегда оставаться христианином, любить Бога и ближних. Тому, у кого хоть иногда бывает свободное время, можно пожелать общаться с природой, отдыхать за городом, чаще видеть красоту Божьего мира, которая не всегда заметна из окна высокого дома. Часто не поездишь, но хотя бы раз в несколько недель надо выезжать на природу, давать себе такую поблажку, чтобы отдохнуть от суеты.


МИР


— Ваше Блаженство, новые технологии стремительно врываются в нашу жизнь, и церковное общество не может оставаться совершенно в стороне от этого. Полезны они или скорее вредны христианину?


— Развитие технологий такое активное, что уже порой и удивляешься, как люди раньше могли жить без мобильного телефона, ведь теперь им пользуются все от мала до велика. Век технологий принес многие катаклизмы, и, конечно, вся техника, которая нас окружает, не только служит нам, но и вредит, однако отказаться от плодов цивилизации невозможно. А ведь еще относительно недавно некоторые благочестивые люди считали, что электричество происходит не от добрых сил. Развитие технологий дает человеку многое, но многое и отнимает: спокойную и долгую жизнь, чистую атмосферу. Техника, машины — все это «загромождает» человека, и этого не остановишь. Приходится смиряться и жить в той обстановке, в которая есть. Надо помнить о Боге на всяком месте, а с Богом ничего не страшно: ни скорби, ни болезни, ни лишения.


— Вы часто бываете в европейских странах. Как бы Вы оценили состояние духовности в Европе?


— По-разному. Все зависит от страны, от исторических событий. Наша старая эмиграция, выехавшая после революции в Западную Европу, вместе с собой привезла православные традиции и открыла Западу Православие. Этих людей было не так много, но они многое сделали. Сейчас же все резко меняется. Во всех западных странах — масса наших людей в поисках работы и зарплаты. Церковь всех их объединяет и роднит со своим народом и землей. Сейчас на Западе очень много работы, другие подходы и методы. Слава Богу, что эти люди строят и посещают храмы, хотят принадлежать Церкви настоящей.


Протестантизм последнее время стал как-то суше по сравнению с тем, чем он был раньше, Католицизм стал более практичным. Православных на Западе не так много, но они есть во всех странах, хоть и ведут себя по-разному, но сохраняют веру. Поэтому западное Православие определяется главным образом эмигрантами, приехавшими в поисках работы. Думаю, что как первая эмиграция посеяла семена православной веры в западных странах, так и нынешняя волна эмиграции сделает свое доброе дело.


— В разных странах Европы государство по-разному относится к Церкви. Какой опыт отношений государства и Церкви можно было бы перенять Украине?


— Когда говорят о взаимоотношениях Церкви и государства, то чаще всего вспоминают идеал симфонии, говорят, что именно к подобному надо стремиться. Я уверен, что никакой симфонии между государством и Церковью не может быть, потому что каждая сторона имеет свою область ответственности. Церковь призвана просвещать всех светом Христовым, государство должно иметь обязанность хранить свой народ, способствуя его процветанию, миру и спокойствию, защищать его. Трудно говорить и о европейской модели взаимоотношений государства и Церкви. В каждой стране свои обычаи, своя история. Но мне кажется, ни в одной стране нет особо тесного контакта между государством и Церковью, оно нереально, потому что на почве этого одна из сторон будет стремиться к тому, чтобы поработить другую. Лучше всего, думаю, чтобы государство и Церковь, уважая друг друга, понимали каждый свое положение и исполняли свои обязанности, не берясь за «чужое» дело.


— Спасибо за беседу, Ваше Блаженство. Прошу напоследок передать пожелание читателям нашего интернет-портала.


— Во-первых, желаю, чтобы у вас все время увеличивалось число читателей. Я говорил, что наш народ мало читает газет и журналов, а вот Интернет с каждым годом становится все популярнее. Помоги Бог вашему делу. Мы молимся о всех, кто передает записки о поминовении через ваш сайт. Всем вашим читателям желаю постоянно возрастать и укрепляться в вере. В нашем сложном мире всем нам желаю исполнять заповедь апостола: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите». И Бог мира будет со всеми вами.


Беседовал священник Андрей Дудченко
Фото архимандрита Александра (Драбинко)


Православие в Украине

Дата публикации: 27.04.2007