Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Брак и семья > Людям не надо бояться детей

Брак и семья

Людям не надо бояться детей


О христианском воспитании рассуждает протоиерей Василе Михок, вице-президент православного движения «Воинства Господня» (Румыния).

Прот. Василе Михок: Это очень важная тема, потому что семья — значительная часть жизни всех людей, и церковных тоже. И нужно к этому относиться серьезно, изо всех сил делать всё, чтобы жить во Христе и открывать двери Царствия Небесного для всех членов нашей семьи.

Отец Василе, чем, на Ваш взгляд, светское воспитание отличается от воспитания христианского?

— Разница очень большая. В Новом Завете есть выражение «во Христе». Существует принципиальная разница в том, живем мы во Христе или вне Его. Потому что Христос воссоздал этот мир, возродил его. Человека и семью Он возрождает точно так же. Как мы знаем, семья существовала с самого начала. Некоторые богословы говорят о таинстве брака как о первом таинстве, которое было со времен сотворения мира. В книге Бытия мы видим, что Господь создал мужчину и женщину, то есть семью. И это было таинство, потому что Господь сказал: «Да будут двое единой плотью». Христос возродил это таинство, как бы создал его заново. Во Христе всё новое, семья и воспитание детей — все обновляется.

Воспитание детей во Христе — это нечто совершенно иное, чем воспитание их вне Христа. Люди, которые не живут по своей вере, для детей ищут успеха в этой жизни — богатства, здоровья, уважения. Другими словами, они хотят, чтобы дети полностью принадлежали этому миру, чтобы содержание их жизни исчерпывалось ценностями этого мира. Мы, христиане, хотим совсем иного — чтобы дети стали членами Царства Божьего и достигли вечной жизни. И это задает иной подход к воспитанию, иные цели и иные средства. Мы учим детей быть скромными, готовыми к страданиям, гонениям, боли. Мы хотим научить их открывать для себя красоту и счастье несения креста. Хотя бы при этом они не были уважаемы миром, успешны, хотя бы они были больны, гонимы или рано умерли. Во Христе открывается совершенно иное видение, которое определяет иную цель и иные средства. То есть разница очень большая.

К сожалению, многие христианские семьи пытаются найти компромисс. Они смиряются с тем, что их дети могут быть грешниками и говорят: «Ну, они же еще молодые, они могут совершать грехи». Жизнь во Христе и покаяние, по их мнению, — это только для стариков. А христианство — серьезная вещь, это либо жизнь, либо смерть. Там, где компромисс, там смерть.

В одном из интервью Вы говорили, что семью можно рассматривать как некую модель духовной жизни. Что Вы имели в виду?

— Я имел в виду модель христианской общины. В нашей церкви общины организованы по принципу семьи: есть отец (может быть, не отец, а мать), есть духовные дети. А что делает отец или мать в семье? Они не только дают жизнь детям, они также взращивают, вскармливают их. Так и в церкви: истинный отец — тот, кто дает тебе жизнь, а после этого заботится о тебе. Апостол Павел говорит в послании к Галатам, что он «снова в муках рождает их» (Гал 4:19), потому что они грешат, живут во грехе. То есть приведение ребенка ко Христу подразумевает не только его духовное рождение, но и труд ради него. Коринфянам Павел говорит: «Если даже вы имеете тьму наставников во Христе, вы имеете, однако, не многих отцов, ибо родил вас я во Христе Иисусе чрез Евангелие» (1 Кор 4:15).

То есть община имеет в своей основе модель семьи. Мы видим, насколько важна семья для людей Ветхого Завета. Очень часто на страницах Библии можно встретить длинные описания родословных. Это семьи, которые вместе составляют народ Божий. Если говорить о новом духовном смысле семьи, то в Новом Завете она тоже играет важную роль. В церкви мы открываем как бы новый тип родословия. Христос — новый Адам. Он не был женат, но в то же время именно Он стоит у истоков родословной нового человечества. Первая глава Евангелия от Матфея, например, начинается с генеалогии Христа: «Родословие Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова» (Мф 1:1). Выражение «родословие» взято из Септуагинты, из пятой главы книги Бытия. Там точно так же сказано: «Вот родословие Адама» (Быт 5:1). То есть Христос действительно показан как новый Адам, стоящий у истоков нового человечества. Христос ознаменовывает новый способ рождения, потому что Сам рожден Девственницей от Святого Духа. Это новый способ рождения от Святого Духа, от Бога. И таким образом, все потомки Иисуса рождены от Духа, или от Бога, и становятся сынами Божиими и братьями и сестрами Христа. Мы получаем новый взгляд на семью, новый способ ее устроения. Мы больше не можем понимать семью так, как предлагает мир сей, исключительно как потомков по плоти. В христианстве всё получает духовную ценность через благословение от Господа. Поэтому и родители, и дети призваны к тому, чтобы вместе жить этим духовным обновлением.

— Отец Василе, с чего, на Ваш взгляд, начинается собственно воцерковление? Что самое главное должен знать маленький ребенок о Боге?

Когда ребенок стоит на литургии, он все слышит и хотя он не все понимает, но это все равно попадает к нему в уши. Он привыкает к языку церкви. Очень важно детям какие-то вещи объяснять, но не с целью создать какое-то «детское богословие», которое не говорит о Боге. Нужно помнить, что богословие говорит о Боге, и важно этой высокой планки держаться, не надо ее занижать. Конечно, очень важно учить детей молитвам, помогать им учить их наизусть, а также приучать их к ежедневной молитве утром, вечером вместе с родителями. И дети сами начинают спрашивать: «А это что, а что это?» Это не всегда требует какого-то систематичного подхода. Возможно, он будет иметь смысл позже, лет в 11-12. А до этого возраста их восприятие достаточно целостно, и они принимают и литургию, и молитвы, и проповедь, даже если не могут в словах выразить этот опыт.

— В Румынии понимать богослужение детям все-таки проще, так как служат на румынском языке.

Да, это верно. Но даже при этом им что-то нужно объяснять. Можно им дать текст богослужения и просто объяснить, какое слово что значит. У меня не было каких-то систематических знаний по богословию, пока я не начал его изучать в институте. Когда я после окончания общеобразовательной школы решил пойти учится на богослова, мне предстояло сдавать экзамены вместе с людьми, окончившими семинарию. Надо было сдавать догматику, историю церкви, этику, греческий и латынь. Нужных книг особо не было, и тогда я пошел в семинарию к директору, отцу Василию Игнатеску, который до сих пор жив. Он был очень добр ко мне и дал конспекты семинаристов, по которым я стал готовиться. И вскоре директор семинарии, профессор догматики, сказал: «Да ты знаешь догматику лучше, чем мои студенты!» За две недели я освоил курс, который семинаристы изучают три года. Итак, я сдал экзамены в богословский институт, по итогам которых в рейтинге я был вторым. Потом мне сказали, что вообще-то я был первым, но поскольку в том же потоке сдавал экзамены сын одного очень известного священника, первым стал он. Всему этому я научился в «Воинстве». Здесь ты просто постоянно слышишь чтение, проповедь. Так что процесс научения детей должен быть постоянным, вся жизнь является таким процессом.

Вы упоминали, что очень важно восстанавливать и создавать общины. Какое место в общинах должны занимать дети?

— Когда ребенок еще в утробе матери, то он уже, в общем-то, член общины, потому что когда мама приходит на молитву, на самом деле они уже приходят вдвоем. Когда я узнаю, что женщина беременна, как священник молюсь не только за нее, но и за ребенка тоже. Он — новый человек. Когда он рождается, даже если его не крестят, он ходит с родителями в храм и он катехумен, он готовится к крещению, даже если он очень маленький катехумен. А после того как он крестится, становится полным членом общины, даже если ему несколько недель от роду. И мама с папой подносят его ко причастию. Участвовать в таинствах — значит быть полным членом церкви.

Когда дети маленькие, они пытаются повторять за родителями: накладывают крестное знамение, целуют иконы, поют. Поэтому я считаю, что дети должны вместе с родителями участвовать в общинной жизни. И даже если для них предусмотрена какая-то своя детская программа, все равно им необходимо также общаться и со взрослыми в общине, нужно приучать их участвовать, делать вклад в молитву и жизнь общины. Но даже если они еще ничего не делают в церкви, просто смотреть на них — уже большая радость для нас. Мы в общинах учим детей молиться, учить наизусть молитвы, а также стихи, иногда довольно длинные. И это большой труд для них. Сейчас люди редко учат с детьми стихи, у них просто нет на это времени. А мы в «Воинстве Господнем» стараемся эту традицию сохранять. И на всех общинных собраниях «Воинства Господня» дети не только поют, но и рассказывают стихи. Иногда они настолько красивы и глубоки, что оказываются для детей важнее, чем проповедь. У некоторых даже слезы на глаза наворачиваются. Такого не происходит, когда они слушают проповедь. Так дети участвуют в созидании общины.

Отец Василе, сейчас очень много семей, в которых один ребенок. С какими трудностями могут столкнуться родители, старающиеся воспитать его по-христиански?

— С гораздо более многочисленными, чем если бы у них было десять детей. Уловка, которую зло использует против нас, в том, что люди хотят сделать свою жизнь проще и не знают, что сами себе ее усложняют. Ведь рождение каждого ребенка Господь благословляет. Вхождение в мир каждого нового человека сопровождается благословением Творца. Дело не в родителях, которые действительно должны вкладываться в детей, но все дело именно в благословении Божьем. Чем больше детей, тем больше благословений.

— Есть такие слова Христа: «Итак, не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом» (Мф 6:31-32). Отец знает, что нам или нашим детям нужно. И когда ты принимаешь Бога в свою жизнь, в свою семью, Он берет на себя заботу обо всех. И Он благословляет каждого ее члена. Когда мы думаем о наших уже выросших детях, то всегда поражаемся, как много чудес Господь творит в их жизни. Поэтому не нужно бояться, а люди, к сожалению, боятся детей.

Я помню, несколько лет назад мать Тереза поехала в Америку. Ее принимал в Белом Доме президент Клинтон. Он был за аборты, много говорил о планировании семьи и все такое. И мать Терезу пригласили сказать слово. И вот все собрались в саду, там стояло много сидений, а проблема в том, что мать Тереза была очень невысокого роста и трибуна была слишком высока для нее. И она начинает говорить: «Братья, если вам не нужны дети, отдавайте их, пожалуйста, мне». И все были шокированы, потому что это очень недипломатичное высказывание. В этот момент кто-то из толпы стал аплодировать и другие тоже его поддержали. И Клинтон, который стоял рядом с ней, тоже к ним присоединился. И тот человек, который начал аплодисменты, встал, все переглянулись и тоже стали аплодировать стоя, и Клинтону пришлось делать то же самое. Они аплодировали матери Терезе за то, что она сказала такую простую вещь: «Если тебе не нужны твои дети, давай их мне, дай им жить». И как она могла при своей бедности о них заботиться? Она просто знала, что Господь о них может позаботиться.

Многие люди просто оказываются жертвами вот этих уловок зла. Демонические силы противостоят жизни, они за смерть, а многие люди просто идут за ними и таким образом тоже оказываются борцами с жизнью. И мы живем вот в этой ложной культуре смерти. Как христиане мы должны утверждать истинную культуру, культуру жизни.

— В наше братство многие люди приходят уже взрослыми, и зачастую они живут в неполных семьях. Что можно посоветовать в этой ситуации?

Это результат господствующего мирового сознания. Каждый ребенок имеет право на маму и папу, бабушек, дедушек, это его фундаментальное право, но, к сожалению, многие дети живут только с одним родителем, как правило, с мамой. И это имеет очень глубокие последствия для их жизни. В прошлом месяце говорили про беспорядки в Англии. Психологи спрашивали, почему в таком благополучном обществе, как Англия, с традициями и нормальным образованием, дети совершают те вещи, которым никто их не учил? И какой же ответ? Эксперты-психологи сказали: «Это следствие того, что дети воспитаны без отца». Недостаток отцовского авторитета в семье сделал их такими уязвимыми, у них нет ни чувства дисциплины, ни авторитета, т. е. нет никакого основания. В общем, это очень дорого обходится обществу, грех дорого стоит, даже просто в финансовом выражении.

— Как Вы считаете, нужно ли в христианских семьях наказывать детей, и если да, то как и за что?

В нормальном случае в христианской семье в этом нет необходимости, потому что у детей есть чувство ответственности и понятие того, что хорошо, а что плохо, которое они воспринимают через слово родителей, через проповедь. Иногда мы совершаем ошибки, возможно, не желая того. Но когда мы различаем добро и зло и понимаем, что неправы, то испытываем чувство вины. И дети точно так же чувствуют свою вину, так что их не нужно наказывать еще. Иногда взгляда мамы или папы достаточно, чтобы они все поняли.

Когда требуется наказание — это уже не очень хороший знак, и зачастую вина — в самих родителях, которые не пускают в семью Дух Истины, и дети к этому привыкают, привыкают легкомысленно относиться к своим словам. Но в христианской семье должна быть определенная этика, которую нужно взращивать всеми средствами, и это часть нашей жизни. Для этого не надо что-то запрещать — достаточно самим этого не делать. Например, в нашей семье мы не сквернословим и не клевещем, не оставляем места для греха в нашей жизни, и эта норма попадает детям в сердце.

Конечно, в молодости у человека есть искушения, потому что он живет в школе и в обществе и его могут привлекать очень многие вещи в мире сем, и нужно с детьми об этом говорить. Но всегда это нужно делать с любовью.

— Сегодня существует большая проблема компьютерных игр — дети легко попадают под влияние этой культуры, а родители довольно безуспешно стараются ограничивать это влияние. Есть ли такая проблема в «Воинстве Господнем»?

На самом деле, тут вопрос не в ограничении, а в том, что этим не нужно заниматься. Компьютер — средство для работы, а эти программы для детей нехороши. Вот некоторые фильмы могут действительно хорошо влиять и быть интересными, красивыми, но кино — это одно, а игры — другое. Мы видим, что не только дети, но и многие взрослые привыкают к ним. Курение — это очень плохо, я бы не стал моего ребенка ограничивать количеством двух сигарет в день. Я очень четко ему говорю и строго: «Курению — нет». То же самое касается и игр, потому что это то, что людей ставит в зависимость. У нас просто нет на это времени, столько всего нужно делать. Детям надо учиться в школе, помогать родителям по дому, читать какую-то хорошую литературу. А дети, которые играют в игры, ничего не узнают.

— Но дети, особенно в подростковом возрасте, очень сопротивляются, по крайней мере, у нас, такому ограничению. Как вы решаете подобные вопросы?

Как правило, дети сопротивляются родителям, которые живут в грехе. Например, ребенок растет в семье один, а где его братья и сестры? Как родители могут этому ребенку прописать дисциплину, когда они сами в своей жизни допустили такой большой грех? Дай ребенку братьев и сестер — и им будет хорошо вместе, они будут друг друга учить. У многих взрослых испорчено сознание и поэтому их методы воспитания не работают, дети их не слушаются и имеют на это право. Они часто нравственно действительно более чисты. Если твоя жизнь не очень уж чистая, то дети чувствуют это, пытаются найти что-то вне семьи. Они, конечно, ошибаются много раз, и зачастую сами выбирают не тот путь. Именно поэтому очень важно иметь по-настоящему надежное основание в своей личной и семейной жизни. И тогда дети просто примут это как правильный путь. Тут нужно быть очень осторожными и следить за тем, кто мы сами, каковы мы сами.

— Отец Василе, ребенок многое получает от семьи, но многое и в школе, и в институте. А что могут дать только родители?

Любовь прежде всего, и любовь — это великий учитель. Если ты на самом деле своих детей любишь, то любовь, в свою очередь, учит тебя, показывает лучший способ научать. Все, что ты с любовью делаешь для детей, их воспитывает целостно. В школах некоторые учителя пользуются тоже этой педагогикой. Они просто любят своих учеников, и это лучшие учителя. Еще семья должна формировать свою этику как способ, как путь жизни — ясно и целостно. Такой путь становится лучшим наследством для детей.

— Какая семья, на Ваш взгляд, является примером христианского воспитания, которому хочется подражать?

Из истории я бы назвал семью святого Василия Великого — это мой духовный покровитель. В календаре есть несколько святых из этой семьи. Макрина — его бабушка, его мама, сам святой Василий, его братья Григорий Нисский и Петр Севастиский и еще сестра Макрина. Шесть святых в одной семье. Отец тоже был очень хорошим человеком, но в календаре его нет.

— Мы сейчас говорили о семьях, но мы знаем, что в православии есть люди, которые выбирают путь брачный, есть путь безбрачный. Нужно ли детей готовить и к такому пути?

Да, это тоже очень важно. Дети должны знать, что оба пути могут быть очень хороши, а могут быть опасны. Я иной раз шучу так, что те, кто призван к браку, призван и к безбрачию, а кто в одном плох, тот и в другом не состоится. Потому что оба эти призвания предполагают, что нужно стараться быть святым. И на том пути и на другом нужно приготовиться к борьбе с грехом и запастись некоторым терпением. Если ты выбираешь путь Христов, что нелегко, то видишь, что действительно можешь сделать очень много. Павел, конечно, больше призывает к целибату, и не знаю, насколько в наше время это сложнее, чем в его; может, и нет. В общем, оба пути возможны, но, выбирая путь, самое главное — сказать себе: «Я хочу быть Христовым». В каком-то смысле проще быть одному. Не нужно так много нервничать. Ты больше имеешь возможностей помогать другим, но в семье ты можешь своей семье помогать. И вместе со своей семьей ты, конечно, тоже другим помогаешь, потому что семья — это всегда команда некоторая, а команда может сделать очень много хорошего.

Материал подготовили Е. Кудрявцева, Д. Макеева, С.Андросенко.

Информационная служба Преображенского братства

Дата публикации: 18.11.2011