Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Вера и культура > «Как отец, чадо своё любя…» Памяти Владимира Мономаха

Вера и культура

«Как отец, чадо своё любя…» Памяти Владимира Мономаха


Великому князю киевскому Владимиру Мономаху (1053-1125) — выдающемуся государственному деятелю древней Руси — в этом году исполнилось бы 960 лет. Незадолго до кончины он написал «Поучение» своим детям, которому суждено было стать одним из величайших памятников древнерусской литературы. Его вдохновенные строки проникнуты не только заботой о благе собственной семьи, но и каждого русского человека в отдельности, всей русской земли в целом.

Да ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу.

Эти пушкинские строки призывают современного человека воспринимать древность, прошлое страны как своё, родное, значимое в настоящем, сохраняющее непреходящую ценность для будущего.

В нынешней ситуации в России вспомнить о «Поучении» чадам Владимира Мономаха особенно актуально. Великий князь — собиратель русских земель — уже в древности осознавал, что семья обладает абсолютной ценностью. Это основа любого государства, главное условие сохранения духовной истории народа. К сожалению, эти простые и ясные истины сегодня размываются, нивелируются. Девальвация наших национальных духовных сокровищ, в том числе — крепких семейных основ — в составе «оружия массового демографического поражения», ведущего к вымиранию страны. Кризис семьи одним «материнским капиталом» в 350 тысяч рублей за рождение второго ребёнка уже не поправишь. Необходима целая стратегия семейной политики, государственная система укрепления и поддержки российской семьи — её материального благополучия и морально-нравственного климата, благоприятной «погоды в доме».

Показательны результаты опроса, проведённого мной среди 18-летних студентов-первокурсников. На вопрос: «Хотели бы вы, чтобы ваша будущая семья была похожа на семью ваших родителей» — большинство ответило: «Нет!»

В нашем историческом прошлом, бесспорно, сохранялись начала нравственного порядка — надёжные нити, связующие чад и домочадцев — членов единой семьи. Хорошо бы внимательно прислушаться и присмотреться к тому, что говорит и открывает нам мудрость традиций, культуры и языка. Этимологически слово «семья» связано с сакральным числом «семь», которое символизирует соединение Божественного начала (три — Троица, триединство Бога) и земного мира (четыре стороны света, четыре угла дома и т.д.). Время создаёт новые «углы зрения», по мысли академика Д.С. Лихачёва, постоянно позволяет по-новому взглянуть на старое.

Стоит поучиться у Владимира Мономаха уважению к предкам, гордости своим семейно-родовым древом. Оставляя в наследие детям «Поучение», князь ведёт его от собственных корней, своего родословия, на исходе жизни продолжая осознавать себя звеном в цепи поколений: внуком «благословенного, славного» князя Ярослава Мудрого — составителя «Русской Правды» (по линии «отца возлюбленного» — князя Всеволода, которого Владимир, как указывают летописи, никогда и ни в чём не ослушался) и византийского императора Константина Мономаха (со стороны матери — княгини Анны). Именно в честь своего греческого деда получил князь Владимир прозвище Мономах. В переводе «мономахос» означает «единоборец». В Ипатьевской летописи князь характеризуется как «братолюбец и нищелюбец, и добрый страдалец за Русскую землю», просветивший её, «как лучи солнца».

Из земли греческой добродетельному христолюбивому князю были присланы драгоценные дары: крест животворящего древа, на котором был распят Христос, сердоликовая чаша кесаря Августа и знаки царской власти Константина: золотая цепь и бармы (оплечья), венец, известный на Руси как «шапка Мономаха». Золотой головной убор куполообразной формы, отороченный переливчатым собольим мехом, усыпанный драгоценными камнями и увенчанный крестом, напоминает золочёную главу-маковку православного храма, нередко украшаемую, как свод небесный, сияющими звёздами.

Среди бесконечных внешних и внутренних войн, раздоров и распрей, измен и клятвопреступлений Владимир Мономах выступал как князь-миротворец, умел вести праведную, благочестивую жизнь, спасая русские земли и святыни монастырей. Его «Поучение», составленное в христианском духе, — не скучное дидактическое назидание, а настоящий кодекс русской нравственности. Князь адресуется не только к собственным детям, но и ко всем русским людям — своим «чадам». Так, тема семьи преодолевает узкие бытовые границы, раздвигает домашние рамки и поднимается на новый высокий уровень: дом — это вся Русь, семья — все русские люди, среди которых благоверный князь снискал любовь и уважение. После кончины Владимира Мономаха, как передаёт летописец, «весь народ и все люди» плакали о святом и добром князе, как дети об отце или о матери.

В «Поучении» светится незаурядная личность автора. Он преисполнен возвышенных чувств, прославляя дивную красоту Божьего мироустроения. Господь – любящий Отец Своих детей, «человеколюбец». В свою очередь человек, исполняя христианские заповеди, призван иметь «помыслы чистые, побуждая себя на добрые дела». «Уклонись от зла, — наставляет Мономах, — сотвори добро, найди мир и отгони зло, и живи во веки веков».

В орбите внимания князя – семейственность и государственность. В государственный принцип он возводит библейский завет: «Не соревнуйся с лукавыми, не завидуй творящим беззаконие, ибо лукавые будут истреблены». Князь также учит «увлекающихся властью» избегать суеты и «ни во что ставить общий почёт», ибо «мы что такое, люди грешные и худые? – сегодня живы, а завтра мертвы, сегодня в славе и в чести, а завтра в гробу и забыты, — другие собранное нами разделят».

Непрестанно помышляя о благе народа, Мономах призывает своих преемников защищать всех обездоленных: «Всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте, и вдовицу оправдывайте сами, и не давайте сильным губить человека», «не давайте причинять вред ни своим, ни чужим, ни сёлам, ни посевам». Автор «Поучения» также возводит в принцип абсолютное право на жизнь: «Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его, не губите никакой христианской души».

Князь советует спасать душу не только в затворе монастырей, но и в миру, зовёт к праведной деятельной жизни: «ни затворничеством, ни монашеством, ни голоданием, которое иные добродетельные претерпевают, но малым делом можно получить милость Божию». Из этих «малых дел» слагается морально-нравственный кодекс поведения человека в быту, в семье, в обществе, в государстве: «Старых чтите, как отца, а молодых, как братьев. В дому своём не ленитесь, но за всем сами наблюдайте». Владимир Мономах остерегает сыновей от пороков: лжи, пьянства, блуда (общения «с нелепыми женщинами»), «от того ведь душа погибает и тело». Князь внушает идеалы милосердия, гостеприимства, доброжелательства, непрестанного самосовершенствования: «напоите и накормите нищего, более же всего чтите гостя, откуда бы к вам ни пришёл», «больного навестите, покойника проводите», «не пропустите человека, не поприветствовав его, и доброе слово ему молвите», «что умеете хорошего, то не забывайте, а чего не знаете, тому учитесь».

Н.М. Карамзин в «Истории государства Российского» пишет, что Мономах спешил благодеяниями человеколюбивого законодательства утвердить своё право на имя отца народного. Когда в Киеве случился мятеж, вызванный «лихоимством евреев», которые «угнетали должников неумеренными ростами», Мономах определил, что ростовщик-заимодавец, «взяв три раза с оного должника так называемые третные росты, лишается уже истинных своих денег или капитала».

На примерах собственной жизни, исполненной трудов и опасностей, формирует князь свою стратегию воспитания. Сыновьям он оставляет примеры мужества, доблести, благородства: «Смерти ведь, дети, не боясь, ни войны, ни зверя, дело исполняйте мужское», «добро же творя, не ленитесь ни на что хорошее».

Идеалы добра, красоты, целомудрия, верности видит Владимир в женщинах. Заботясь о собирании семьи, он просит князя Олега Черниговского, в битве с которым погиб юный сын Мономаха Изяслав, отпустить вдову Изяслава: «сноху мою послать ко мне», «чтобы я, обняв её, оплакал мужа её», «и села бы она, как горлица, на сухом древе горюя». Простое и понятное «Поучение» Владимира Мономаха, как и десять веков назад, формирует чувство христианской семьи, её образ как духовно-нравственную модель жизнеустроения.

Сохранились два письма к Мономаху митрополита Никифора, знаменитого своими познаниями и красноречием. Одно из писем — о посте — содержит хвалу добродетелям Мономаха: «Не имею нужды во многоречии: ибо ум твой летает быстро, постигая смысл каждого слова. Могу ли предписывать тебе законы для умеренности в чувственных наслаждениях, когда ты, сын княжеской и царской (греческой) крови, властитель земли сильной, не знаешь дому, всегда в трудах и путешествиях, спишь на голой земле, единственно для важных дел государственных вступаешь во дворец светлый и, снимая с себя любимую одежду простую, надеваешь властительскую; когда, угощая других обедами княжескими, сам только смотришь на яства роскошные?.. Восхвалю ли в тебе и другие добродетели? Восхвалю ли щедрость, когда десница твоя ко всем простёрта; когда ты ни сребра, ни злата не таишь, не считаешь в казне своей, но обеими руками раздаёшь их, хотя оскудеть не можешь, ибо благодать Божия с тобою?.. <…> пишу единственно на воспоминание тебе: ибо власть великая требует великого отчёта; а мы начинаем теперь пост, время душеспасительных размышлений, когда пастыри церковные должны и князьям смело говорить истину».

Дата публикации: 27.07.2013