Голливуд и моральный императив

Раскаявшийся коммунист и раскаявшийся власовец могут в конце своей жизни оказаться святыми, потому что «дух дышит, где хочет».


Посмотрев с сыном мультфильм «Девять» Тимура Бекмамбетова и Тима Бертона, я вышел из зала с привычным уже в таких случаях изумлением: какие сложные контексты умудряется заложить Голливуд в детское кино, предназначенное для всемирного проката. «Фабрика гуманизма» работает на таких идеях, которые будут понятными в любой точке мира, (в этом смысле просвещенческая философия Голливуда твердо двумя ногами стоит на светском моральном универсализме Иммануила Канта). Но их понимание требует усилия детского ума: учитель в Европе на уроке этики имеет возможность брать сюжет блокбастера в качестве темы для моральной дискуссии.

Итак, «Девять». Это антиутопия. Можно сказать, ретроантиутопия. Человеческая история закончилась тем, что машины (гигантские насекомоподобные монстры), созданные в целях войны, сошли с ума и поубивали всех людей. Авторы дают короткий образ того мира, в котором изобретались эти машины — это нечто среднее между нацизмом и сталинизмом, то есть, обобщенный образ «тоталитаризма» в духе Оруэлла.

Как выясняется по ходу фильма, этих монстров изобрел Ученый, добровольно и вдохновенно работавший на властолюбивого Канцлера («гитлера/сталина»). Когда захватническая война тоталитарного правителя превращается в войну машин против людей, Ученый — понимая, что человечество будет уничтожено полностью, — пытается создать ему замену. Тут в фильм вводится демиургическая тема: средневековые поиски алхимиков относительно гомункулуса — искусственного человека.

Ученому удается раскрыть секрет одушевления гомункулуса. И он отправляет в полностью уже разрушенный мир 9 маленьких тряпичных человечков, чтобы они сразились с машинами. Строго говоря, это тряпичные куклы, чье жалкое тельце сшито из мешковины. Мир машин показан во всей необоримой мощи. А девяти тряпичным наследникам человечества даны тела еще более бренные и слабые, чем Господь в свое время дал людям. Педагогическая тема торжества духа над собственным телом преподана сполна.

Но главное не это. Как выясняется, Ученый заселил в эти 9 кукол не просто души, а души близких ему людей. А в последнюю, девятую куклу — и свою собственную. Этими героями-подпольщиками, выпущенными в обезлюдевший мир, командует одна из кукол. Как позже выясняется по ходу фильма, оказывается, Ученый дал вторую жизнь не только себе, своей жене, близкому другу, но и Канцлеру…

— Это — трэш, — сказал Никита (Ему 13).
— Почему? — спросил я.
— Ну. Там все такое темное, мрачное….
— Это — притча, — возразил я.
Он задумался. И согласился.
— Там есть довольно непростые места. Вот, к примеру, зачем Ученый дал возможность «гитлеру» попробовать прожить свою жизнь еще раз?
После минутной паузы, Н. согласился:
— Да. Тут есть, над чем задуматься.

И дальше завязался разговор. О чем? О смертной казни, о том, почему выпускают на свободу раскаивающихся убийц, о том, что Бог дал человеку свободу выбора между добром и злом и т.д. И как-то очень легко, отталкиваясь от Бекмамбетова-Бертона, мне удалось довести разговор до мысли о том, что и раскаявшийся коммунист, и раскаявшийся власовец могут в конце своей жизни оказаться святыми, потому что «дух дышит, где хочет». Господь всегда дает второй шанс.

«Как, даже Гитлеру?!». «Ну вот, посмотри, ведь в этом кино людей уже нет. То есть, это в некотором смысле загробный мир. Души обрели другие — небесные — тела. И вот, даже и там, уже по ту сторону жизни, Бог дает властолюбивой кукле сделать свой новый выбор, совершить шаг искупления…»

— То есть ты думаешь, что можно простить? — спросил он.

Я молчал, потому что в этот момент у меня вдруг всплыла в голове фраза Дерриды о том, что прощением можно считать только то, когда прощено то, что вообще простить нельзя. Но вместо этого я сказал:

— Ты же знаешь: Бог прощает. Что-то в этом роде и хочет сказать автор фильма.

Потом мы стали думать молча, каждый в свою сторону. Я думал о том, что Голливуд — сознавая свою глобальную миссию — непременно находит способ говорить о примирении, прощении, искуплении.

Да, всегда есть политкорректные аллюзии — на христианскую символику, на восточную культуру тела, а теперь и исламские мотивы. Но под все это подведен мощный педагогический кантианский фундамент.

В мир, который наполнен разными народами, верами, мифологиями, «историческими фальсификациями», пограничными конфликтами, полпотами, сталиными и гитлерами, мощным визуальным насосом в сознание детишек по всему миру вкачивается мысль о том, что власть — опасная, искусительная вещь, что народы — вне взаимного прощения — истребят друг друга, что на этом «космополитическом шарике» — у каждого к каждому может быть свой «счет». Не только между разными народами. Но и внутри одного народа.

— Ты понимаешь, — вдруг сказал, — тут ведь дело в чем. Счет должен быть закрыт. Иначе один твой прадед никогда не простит другого твоего прадеда. И оба они будут жить в твоем сознании непримиренными. И поломают тебе жизнь.

— То есть, ты думаешь, тот который… он уже прощен?

— Думаю, да. И кстати, тебе надо помнить, что российское государство уже почти 20 лет реабилитирует, то есть снимает старые обвинения с участников армии Власова — несколько сот в год. Ведь большая часть из них не совершила никаких преступлений, предусмотренных законами войны.

Тут мы уже подошли к дому. И я еще раз подумал о Голливуде с благодарностью. Ведь пока Бекмамбетов был тут, в наших «палестинах», то он снимал гностический вздор о «дозорах», где зло побеждает добро, потому что оно крипто-добро. И прочие — гностические «матрешки».

А как только он переехал в «зону ответственности Голливуда», так сразу все встало на свои места. По одну сторону — Иисус и Кант, а по ту сторону — «жажда власти», утрата автономии личности, суицид и «смерть субъекта».

Так сказать, гуманистическое кино, которое призвано «инфантилов» потихоньку превращать во взрослых людей.


Слон.ру

У этой записи 9 комментариев

  1. Марина

    Рыжику. принимается.

  2. Рыжий анархист

    МАРИНЕ. Мне просто повезло. Церковь для меня началась не с бл. Матрёнушек, Пелагеюшек, Фофудий см. http://gm-dar.livejournal.com/ , а сразу с Дионисия Ареопагита, потом был Иоанн Дамаскин, а первый том Златоуста я купил лет 15 назад. Основным императивом нашей панковской молодости было желание взорвать существующий мир — слишком раздражала совковая реальность. Потом вдруг оказалось, что по-настоящему мир может взорвать лишь Христос: "Земля и все дела на ней сгорят…" Вот тут то и появился Ареопагит…

  3. Марина

    Рыжыку. Интересно интересно друг мой. Вы знаете не каждый, далеко не каждый священник может так легко отпарировать " Почитайте Златоуста с амвона" в том смысле что буквально единицы знают сложность с мудрость его проповедей так как мало кто интересуется чтением таких корифеев как Златоуст. Поэтому на ответ учителя не похоже. но впрочем это не мое дело хотите вы о себе говорить или нет. но я не в этом смысле чтобы читать Златоуста с амвона. Здесь "идей" слишком много. Но другими словами если читать его книги готовясь к проповеди так там действительно очень много идей. то есть тем, на которые можно сказать проповедь что бы людям это было интересно.

  4. Рыжий анархист

    МАРИНЕ. Я представляю, если какой-нибудь священник Златоуста будет с амвона читать… Тут одним «I де я» не обойдётся. А по поводу ника… Были и другие варинты: «че Бурашка», «Беспонтовый пирожок» и вот «Рыжий анархист» оказался самым православным. И вообще, для меня, скромного низкооплачиваемого провинциального учителя должно же быть хоть одно место, где за моветон не будут долбать: "Да как Вы можете, да какой пример Вы детям подаёте…" А батька Махно для меня всегда был самым лучшим.

  5. Марина

    Рыжику. Пожалуйста возьмите себе другой логин. Рыжик хоть и ласково но очень по детски а Рыжий анархист как то грубовато.
    я вот по поводу проповеди к вам обращаюсь поскольку статью Расцерковление уже убрали с главной. Спасибо за хороший анекдот я до сих пор улыбаюсь і де я? Но я хочу вам сказать что да, действительно во время проповеди не нужно слишком "умничать" а рассказать ее как можно проще и доступней. Очень хорошие проповеди в О.Александра Меня. Ну и конечно Иоан Золотоуст непревзойденный проповедник но читать его не всем легко. Но кто осилит откроет для себя океан мудрости.

  6. Библиотекарь

    Идея Третьего Рима впервые появилась не на Руси. Первым восточно-европейским народом, воспринявшим свою столицу Третьим Римом, были болгары. В XIV в. они пришли к мысли, что новым центром православного христианства должен стать не увядающий Константинополь, а Тырново. Если Ветхий Рим пришел в упадок и был заменен Новым, то, соответственно, и Новый может быть заменен Новейшим.

  7. Рыжий анархист

    А по-моему, это очередные "гностические "матрешки".

  8. Кіномеханік

    Розумна і хороша стаття. Що цікаво, вперше читаю позитивний відгук на "Дев’ять" — мабуть, все-таки далеко не всім доходять гуманістичні імперативи Голлівуду 🙂

    Брате Євгене, ніякого парадоксу. У цьому всі росіяни. Своїх вони пробачать і не раз. А українцям чи білорусам, чи полякам, чи кому іншому не простять інколи і нічого. Бо їхня набожність і "Свята Русь" відгонять фарисейщиною. Нагадаю, що для фарисеїв "ближніми" були тільки євреї, іудеї, але ніяк не гої і наіть не самаряни. Тому-то Господь так і шокував цих "набілених гробів" своєю притчею про "доброго самарянина". Хто би так шокував Росію… Та й Україну теж…

  9. Євген

    Доволі гарна стаття, от тільки, чомусь, пробачити власівців у росіян вистачає серця, а, ні навіть не пробачити, а просто сприйняти нейтрально, не заангажовано Мазепу, чи Бандеру (про яких вони як правило ще й майже нічого толком не знають) — ні, парадокс?

Добавить комментарий для Кіномеханік Отменить ответ