Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Вера и культура > «Принц Каспиан»: pro et contra

Вера и культура

«Принц Каспиан»: pro et contra


 12 мая 2008 года в кинотеатре «Октябрь» состоялся организованный российским представительством «The Walt Disney Company» при участии журнала «Фома» и газеты «Церковный вестник» пресс-показ фильма «Принц Каспиан» — второй экранизированной на сегодняшний день части «Хроник Нарнии» К.С.Льюиса. В число приглашенных гостей вошли журналисты церковных изданий, представители московского духовенства и высших учебных заведений.

После просмотра фильма развернулось его обсуждение. Большинство участников выразило сожаление о том, что создатели фильма пошли путем введения множества новых сюжетных линий, далеко отойдя от дословного пересказа оригинального произведения, что, с точки зрения многих, отрицательно повлияло на окончательный результат.

Чтобы придать фильму динамику, повествование нагрузили множеством дополнительных батальных сцен, добрая половина которых отсутствует в книге и не прибавляет этой истории ничего существенного. Добрая детская сказка превратилась в героическую историю, которая, вероятно, больше заинтересует подростков, чем ребят 8-10 лет, для которых, собственно, и писал свои книги сам К.С.Льюис.

Сергей Чапнин, ответственный редактор газеты «Церковный вестник»:

«Голливудская трактовка меня резанула. Когда я на днях перечитывал «Принца Каспиана», то обратил внимание на две вещи. Первое — это чувство радости, которым пронизана эта книга. Пусть оно передано через вакханальную пляску, но без сомнения это радость пасхальная. Второе — это трогательная дружба героев и признание торжества над ними высшего начала. Дети становятся королями и королями по воле Аслана.

В фильме же на первый план выведенная человеческая слабость, а Аслан превращен в плюшевого мишку. Это печально. «Принц Каспиан» это только по форме, а не по содержанию».

Протоиерей Максим Козлов:

«Не нужно улучшать автора. В книге есть целый ряд вещей, которые сами по себе достаточно хороши и кинематографичны. Если бы создатели оставили все сюжетные линии без редукции, как есть и не домысливали ничего от себя — хуже бы не было.

Первый фильм «Лев, колдунья и платяной шкаф» оставил у меня более радостное и детское впечатление. «Принц Каспиан» — это неплохой фильм вокруг сюжетов Льюиса, но это не Льюис. Это продвижение общечеловеческих ценностей с небольшим налетом христианства.

Мне не понравилась физиологическая сентиментальность последних сцен. Неприятно, когда режиссер давит на определенные кнопки, добиваясь определенного эффекта. Использование психосоматических механизмов человеческого организма у меня лично вызывает психологический протест.





Обсуждение фильма. Фото Валерии Ефановой
Обсуждение фильма. Фото Валерии Ефановой


В первом фильме христианский контекст прочитывался легче. Здесь же оставлены только общечеловеческая нравственность и самые банальные истины: гордиться плохо, дружить — хорошо».

Даниил Сидоров, корреспондент интернет-издания «Татьянин день»:

«Абсолютно неорганично смотрится любовная сцена в финале, когда домысливается то, чего у Льюиса не было, но и не могло быть, потому что это сказка, а в сказке не допустимо переступать некий предел. В книге Каспиану 13 лет, в фильме 17, а актеру 26. Это не маленький мальчик, которому предстоит стать королем, а взрослый юноша. Все эти формальности сильно влияют на сам дух произведения. Многие христианские моменты из фильма просто ушли».

Протоиерей Алексий Уминский, ведущий телепрограммы «Православная энциклопедия»:

«Все, что уже сказано, верно. Но я считаю, что до конца христианство из фильма не выхолощено. В нашем мире не хватает героизма. Может создатели в этом случае и переборщили, но, слава Богу, они показали настоящий рыцарский героизм, и показали его по-христиански, даже в тех сценах, которые напрямую и не опираются на текст.





Обсуждение фильма. Фото Валерии Ефановой
Обсуждение фильма. Фото Валерии Ефановой


Эти знаковые вещи обозначены очень четко, их нельзя не заметить, нельзя пропустить, на них нельзя не обратить внимание, они с очевидностью несут свой педагогический смысл. В этом смысле фильм не потерял своей христианской актуальности.

Таких фильмов практически нет. Мы такого кино снимать не умеем. Фильм «Остров» (с огромным вопросом о его настоящем содержании) единственный из тех, где вообще говорят о духовности. Здесь же для подростка, для современной молодежной культуры настоящие духовные ценности очевидны. Показано предательство, которое искупается, искушение, которое побеждается.

Образы ожившей природы, действующей в соработничестве с Асланом совсем не банальны и доступны для понимания. Например, река, разрушающая мост, приводит на память библейский сюжет о фараоне, потопляемом Чермным морем.

Все подмеченные неточности и недочеты не заглушают самого главного — христианского звучания этого фильма».

Андрей Десницкий, библеист:

«Придя на голливудский фильм, стоит ли удивляться, что видишь фильм, созданный по законам Голливуда? Хорошо это или плохо, отдельный вопрос. Другое дело — хотим ли мы, чтобы христианские фильмы выходили в рамках этой эстетики?

Но я приведу пример одной моей хорошей знакомой, человека не церковного, но грамотного, умного, думающего. Когда вышел первый фильм «Лев, колдунья и платяной шкаф», он ей очень понравился, и тут я сказал что-то про его евангельские мотивы. Это ее очень удивило, и она задумалась. Меня поразило то, что, с точки зрения христианской миссии, эти фильмы — отличный способ донести до людей христианскую историю, которую они могут даже не распознать сначала, но все-таки в их голове она отложится».

Участники обсуждения заметили, что создатели фильма, в первую очередь, обращались к зрителю, сформированному американской культурой, поэтому внутри христианской культуры и вовне фильм будет оценен по-разному. Для некоторых рецензентов на западе, к примеру, более важным представлялось то, как создатели сумели «обойти христианские мотивы» в книге.

При всех претензиях, которые можно предъявить к любой экранизации, стоит иметь в виду, что после выхода первого фильма в интернете возникла целая волна комментариев, проясняющих его христианскую символику, и уже одно это — важное достижение. Пусть на первых порах зритель и читатель воспринимает «Хроники Нарнии» как добрую, захватывающую и интересную сказку. Посеянное в душе семя со временем даст свой плод, особенно если однажды такому человеку попадется на глаза вдумчивый и серьезный аналитический материал.

Православная аудитория оценивает культурный продукт не только с точки зрения того, как он сделаны, но и с точки зрения его послания, конечного смысла и результата.

Практическое значение фильма — стать подспорьем миссионеру, отправной точкой в разговоре с современником. Более того, как заметил один из участников обсуждения, фильм в котором рассказывается о том, что гордость это плохо, а дружба это хорошо и что человек без Аслана (тут надо всего лишь добавить, что Аслан — это аллегорический образ Христа) ничего не может, на фоне других картин — просто находка для миссионера.

Валерия Ефанова специально для портала «Православие и мир«

Дата публикации: 16.05.2008