Невыученные уроки: Размышления о фильме отца Тихона (Шевкунова)

Когда я смотрел фильм отца Тихона, то не мог отделаться от ощущения, что нечто подобное уже видел. Довольно быстро я понял, чтó мне напоминает эта лента. Напоминает она голливудское историческое кино. Очень похоже. Похожим было, увы, и чувство внутреннего неприятия, возникшее при просмотре.


История как пропаганда 


В голливудских фильмах на исторические темы прошлое используется лишь как метод пропаганды правильного понимания современности. Поэтому исторические события здесь преподносятся особым образом. За примерами далеко ходить не надо. Вспомним хотя бы «Гладиатор» Ридли Скотта (Великобритания — США, 2000). Главный герой фильма (актер Рассел Кроу) мало похож на жителя Древнего Рима. Это идеал современного западного человека. Он — борец за демократические ценности (в их современной западной трактовке), противник монархического деспотизма. Другой показательный пример — нашумевший фильм Вольфганга Петерсена «Троя» (Великобритания — Мальта — США, 2004). Он вышел в свет в разгар Иракской кампании. И потому сюжет скорее рождал у зрителей весьма неслучайные ассоциации с современностью, нежели оживлял в памяти Гомеровские тексты. Так что американское (и не только) историческое кино почти всегда представляет зрителю лишь отчасти связанные с историей идеологические конструкции. При этом пропагандистский эффект таких картин, как правило, весьма значителен. Ведь немалая часть обывателей (и в России, и на Западе) формирует сегодня свои представления об историческом прошлом, главным образом, на основании художественных фильмов. В сравнении с этим «самым важным из искусств» меркнут не только школьные учебники, но и исторические романы.


Главный принцип пропагандистского кино достаточно прост. Посредством исторического сюжета зрителю сообщается какая-либо важная для создателей фильма (или их заказчиков) идея (или как нынче принято говорить — важный message, послание). Послание это содержит в себе определенное осмысление современности и нацелено на формирование в зрителе вполне конкретной позиции (мировоззренческой, политической, социальной и т.п.) Чтобы пропаганда достигла цели, необходимо, чтобы, с одной стороны, пропагандируемая идея формулировалась в ясной, четкой, а главное — привлекательной форме, а во-вторых, чтобы она была устойчива по отношению к критике.


Одна из центральных проблем пропагандистских  технологий — соблюдение правильного баланса между простотой изложения и защищенностью от возможной критики. Усиление защищенности, как правило, усложняет повествование и потому может повлечь за собой утрату общедоступности. Если же увлечься простотой изложения, то пропагандируемые тезисы могут стать легко уязвимыми для критиков.


Форма «исторического кино» весьма удобна, почти идеальна для сохранения в пропаганде этого правильного баланса. Во-первых, кино с легкостью решает задачу простоты и популярности повествования. Во-вторых, фильм создает вокруг пропагандируемых идей привлекательный художественный фон. В-третьих, «историческое кино» прямо не говорит о современности. Оно отсылает зрителя к прошлому (порой весьма далекому), которое ему мало знакомо. При этом в повествовании четко расставляются нужные акценты.


Создатели качественного пропагандистского кино всегда заботятся о точности в изложении исторических фактов, дабы заранее обезоружить критиков. Но это нисколько не вредит агитационным целям. Ведь message содержится не в фактах, а в их интерпретации. Не в тексте, а в контексте. Контекст же, как известно, рождается на стыке фактов друг с другом. И с этой точки зрения различие, которое обычно проводят между игровым и так называемым документальным (точнее было бы сказать неигровым) кино, весьма условно. По меткому замечанию Отара Иоселиани, фильм, в котором есть хоть одна монтажная склейка, уже не является документальным (даже если он при этом неигровой). Как только режиссер соединил два отснятых эпизода в определенной последовательности, он уже вложил в киноповествование лежащую вне его (повествования) идею. Однако это не значит, что кино — это всегда пропаганда. Демонстрировать идеи — еще не значит их пропагандировать.


Миссия или агитация?


После этого небольшого теоретического отступления можно обратить взор на фильм «Гибель империи: Византийский урок». Перед нами, несомненно, пропагандистская картина. Цель ее вовсе не в том, чтобы рассказать зрителю об истории падения Византийской империи. Автор говорит о современности. Он дает оценку событиям, происходившим за последние 15-20 лет в России и на постсоветском пространстве. Вполне очевидно, что зрителю предлагается более или менее целостный идеологический набор. Вот лишь некоторые его компоненты: апология империи как типа государственного устройства, критика западной цивилизации, ущербной «на генетическом уровне», утверждение необходимости государственного регулирования экономики, опасность национальных идеологий для сохранения целостности империи. Список можно было бы продолжить.


То, что предлагаемый зрителям фильм не является научно-исследовательским, признает и сам автор. Однако, на мой взгляд, на экране представлена чрезмерно упрощенная картина прошлого, которая не всегда стыкуется с данными современной исторической науки. Приведем лишь один пример. В фильме особое внимание уделено истории четвертого крестового похода и взятию Константинополя крестоносцами в 1204 году. Автор утверждает, что виновниками разграбления Константинополя были венецианцы, направившие крестоносцев на столицу Восточной империи. Однако среди историков до сих пор нет единого мнения о том, кто именно был инициатором изменения направления похода (изначально предполагалось, что крестоносцы отправятся в Египет). Существует как минимум три версии событий 1204 года. Одна из них озвучена в фильме. Две другие не упомянуты. Вполне очевидно, что для концепции фильма наиболее подходящей была версия, обвиняющая венецианцев. Лишь она дает возможность утверждать изначальную (генетически запрограммированную?) ненависть Запада к восточно-христианской цивилизации. Совершенно очевидно, что нам предлагается идеологическая конструкция, а не исторические факты сами по себе.


Есть в фильме и куда более прямолинейные пропагандистские приемы. Например, когда автор повествует о болгарах и сербах, которые якобы по наущению Запада не оказали Византии военную помощь при нашествии турок (в конце XIV — первой половине XV веков), мы слышим следующий текст: «Были спровоцированы несколько настоящих революций. И, наконец, при помощи экономических и военных рычагов Запад настоял на отделении сербов и болгар от Византии и присоединении их к объединенной латинской Европе». При этом на экране идет игровая сцена драки на средневековом рынке, во время которой рассыпается несколько корзин с апельсинами. Зачинщик драки в черном плаще и в маске лукаво надкусывает апельсин. Затем мы видим карту Европы, на которой территория Сербского и Болгарского государств сначала выделяется оранжевым цветом, а затем Болгария окрашивается в желтый цвет, а Сербия — в синий. Вполне очевидно, что нам показывают украинскую оранжевую революцию. При этом message о ее пагубности буквально вдалбливается в головы зрителей. Мало того, что кадр изобилует оранжевым цветом, средневековые Сербия и Болгария еще и оказываются окрашенными в цвета украинского национального флага. Наличествующий в цитированном тексте пассаж о некой «объединенной латинской Европе» имеет весьма условное отношение к реалиям XIV-XV веков. Речь, конечно же, идет о современной объединенной Европе, которая, по мнению автора, заставила украинцев  («при помощи экономических и военных рычагов») заявить о своем стремлении к европейской интеграции.


Сказанного вполне достаточно, чтобы обосновать проведенную выше аналогию между фильмом отца Тихона и западным историческим кино. Зрителю предложен откровенно пропагандистский продукт. Критикуя Запад, автор активно использует классические методы западной же пропаганды. Но при этом «Гибель империи» явно уступает западным образцам. Фильм полон чрезмерно навязчивой агитации, которая лишь отталкивает думающую аудиторию.


Любая кинопропаганда исходит из представления о зрителе, как о разумной массе, которой необходимо внушить те или иные идеи. На просмотре фильма «Гибель империи» я почувствовал, что попал под достаточно мощный агитационный пресс. Обидно и больно было осознавать, что в очередной раз за скобки вынесли не только историческую реальность в ее уникальном живом потоке, но и человека, свободно определяющегося в этой реальности. И дело здесь не в достоинстве пропагандируемых в фильме идей, а в используемых режиссером методах. Попытки оправдать их использование миссионерскими целями едва ли можно признать состоятельными. Ведь, как ни крути, а пропаганда всегда исходит из стремления ограничить богодарованную человеческую свободу, из стремления подчинить человека с целью последующей манипуляции им. Идеология всегда связана с вопросом власти. Евангелие же — это не идеология. И христианская миссия — не пропаганда. К сожалению, этот урок мы, похоже, еще не выучили.


Богослов.ру

У этой записи 20 комментариев

  1. Алексиос

    Сейчас похоже становится модным критиковать историю Византии. Может быть фильм о.Тихона и пропагандистский, но сейчас начинает доминировать именно позитивистский подход к церковной истории и к истории Византии — Византия средоточие зла, сама во всем виновата, а "запад" сидел и курил в сторонке. Как бы там ни было — Византия для славянских стран есть духовной матерью, и даже если она в чем-то была и несовершенна, то как матери мы должны прощать все ее несовершенства памятуя о том. что она дала нам несравненно больше.

  2. Да любите друг друга

    Храни вас БОГ!
    Прошу ваших молита о заблудшем р.Б. Дионисии

  3. Алексей

    Мне кажется, что фильм отца Тихона (без его воли на это) показал, что в падении Византии виновата сама Византия, центр, а не национальные окраины. И если уж проводить паралель с современностью, то по полной программе, т.е. не все спихивать на Украину, но видеть и вину самой России.

    А вобще мне интересно, почему в России своих проблем не решают? Их там уже нет? Китайцы по Сибири уже не бегают? Странный способ решения своих проблем за счет перевода стрелок!

  4. Павел Малый

    Секи момент! Сейчас такое и надо православным пиплам вкручивать. Чтоб стройными рядами хороводы вокруг ХХСа водили,не уклоняясь от генеральной линии.

  5. Максим Козуб

    Алексею:
    >Разуйте глаза и посмотрите, кто поддерживает мнение об "изменениях на приходах…

    Не берусь судить, сколько тех, кто поддерживает или не поддерживает мнение об изменениях, но скажу прямо: Вы, брат, в этом обсуждении не первый раз (если это один и тот же алесей) демонстрируете _хамство_, которое. по-моему, ни один святой не относил к добродетелям.

  6. Алексей

    ////тех, кто поддерживает монархию, империю, некое особое предназначение русского народа-богоносца и тому подобная мистика. А кто имеет другие мнения на сей счет — тому ура-патриотические идеологемы о. Тихона не нужны. ///
    В том и дело, что околоцерковные интеллигенты ненавидят всякую мистику, сводя церковность к неким моральным принципам. И всегда они выпячивают свое бесценное "Я", желая иметь свое, ДРУГОЕ мнение. Насчет идеала монархии существует полное согласие святых, народом богоносцем русских называли тоже виднейшие святые. Мы, церковные люди, давно отказываемся от своего мнения, стараясь думать в согласии с мнением Церкви. Разуйте глаза и посмотрите, кто поддерживает мнение об "изменениях на приходах… Да почти никто….

  7. Сергий

    О, р. Б. Василий уже назвал тех, кому не нравится фильм "собаками". Стало быть, Василий — верблюд?:)
    Фильм о. Тихона для людей его идеологических воззрений: тех, кто поддерживает монархию, империю, некое особое предназначение русского народа-богоносца и тому подобная мистика. А кто имеет другие мнения на сей счет — тому ура-патриотические идеологемы о. Тихона не нужны.

  8. anglus

    Василию:
    //Всем нравится этот фильм.// Я, конечно, не "все", но мне не нравится. Так что "все минус один", хотя бы…

  9. Игорь

    Фильм хороший. Вто время как страну грабят, мы еще спорим о том, правильны ли те или иные исторические факты. Да, историю прошлого знать на все 100 мы не можем, но уроки ее должны все таки помнить, а этот фильм и призывает нас к этому. Кстати по поводу революции на Украине. Я скорблю и слепоте своих земляков. А как известно, когда слепой ведет слепого, то…. Но, надеюсь, что все исправится

  10. Сергий

    Очень благодарен о. Тихану за Фильм.
    Странно слышать о непонятной возне вокруг этого фильма. Тем более слышать претензии от православных. Это очень сильно напоминает зависть. А зависть как известно не хорошее чуство.
    Нужно порадываться за нашего брата а не скорбеть о его успехах.

  11. Максим Козуб

    Алексею:

    Что ж у Вас всё так примитивно-то. Я, например, на Майдане не был, и не люблю (политически) ни бело-голубых, ни оранжевых, о чём создатель этого сайта, например, прекрасно знает. "Ширшее и глубжее" надо смотреть на мир, Алексей, а не видеть во всех либо политиканов, погрязших в "оранжистском заговоре", либо их рабов.

  12. Алексей

    Еще и майданом опять бахвалятся, где их дурили и пользовали как бесплатных орущих рабов. Рабы, рабы… Их снова выгонят обманом и снова будут даром работать на политиканов, и снова будут вопить: "Нас зрадили!" История учит тому, что ничему не учит. Еще и о глобальном рассуждают…

  13. Ростислав

    Поражает "оранжефобия" кремлёвской киноиндустрии. Мы в Украине переживаем те времена глубоко лично, в контексте нашей собственной истории. 2004 год — в полном смысле "украинская кухня". Зачем это всё русским? А тем более бороться с тем, к чему ни они сами, ни их страна никогда не будет причастна? Поразительное унижение…

  14. Максим Козуб

    Василию:

    Насчёт собаки — это круто. Надо полагать, собаками Вы считаете тех "не всех", у кого точка зрения на какие-то вещи отличается от конкретной Вашей. Что ж, читая некоторых братьев и сестёр, не перестаю поражаться глубинам их любви и уважения к ближнему, к брату по вере…

  15. Максим Козуб

    Одзию:

    Надо просто определить, кто такие "все". Это, знаете, как в советские времена проводился конкурс на звание "Каждой советской семьи", поскольку не любая, а только _каждая_ советская семья получит отдельную квартиру к 2000 году :).

  16. Одзий

    Василию.
    ///Всем нравится этот фильм.///
    Насколько я понимаю, Вы проводили социологческий опрос. Нельзя ли поподробнее: где и когда он проводился, а так же желательно всё же узнать цифры. Слово "все" попахивает "всеобщими" выборами. )))

  17. Василий

    Собака лает — караван идет. Всем нравится этот фильм. прчины гибели Византии вскрыты верно Обновленцам Запад роднее всего. Который сейчас как всегда уничтожфет Правславие на Балканах

  18. Максим Козуб

    >Ничего, все равно это свинство и варварство было делом рук европейцев, а не японцев, или ацтеков, допустим. Запад постоянно вторгался в пределы православных стран. И не только Византии, но и Руси. Шведы, пшеки и немцы и венгры и все, все, все…

    Ну да, ну да, чьё-то "свинство и варварство", конечно, достаточный повод пренебрежительно назвать целый народ, наших ближайших западных соседей… Алексей, а Вы-то, бедная жертва пшеков, тогда кто, какол или маскаль?

  19. Сергий

    "Запад постоянно вторгался в пределы православных стран. И не только Византии, но и Руси. Шведы, пшеки и немцы и венгры и все, все, все… " Ах, бедные россияне, "все, все, все… " их пытались поработить и как-то ущемить!:) А сами-то, они праведные, кроткие и беззлобные как птички колибри… Алексею надо бы обратиться к историч.работам, в том числе российских историков, чтобы узнать, как великороссы завоевывали и покоряли восточные народы, не говоря уже о постоянном желании оттяпать у Запада часть Скандинавии, Польшу и всех-всех-всех.
    А дело все не в "свинстве и варварстве" конкретных народов — всех этих Шведов, пшеков и немцов и венгров, и русских, — а в том, что "все, все, все" народы живут по законам общего времени, отсюда и их запросы, одинаковые для всех без разницы — ром ты или славянин.
    И зачем вообще вам, Алексей, заходить на этот сайт, если заранее уверены, что "Было бы странным, если бы на этом сайте не обругали этот замечательный фильм…" и т.д. и т п Заходите на сайты, где хвалят этот фильм и т.д. и т.п.

  20. Алексей

    Было бы странным, если бы на этом сайте не обругали этот замечательный фильм. Было бы странным, если бы это не было сделано с антинаучных позиций.
    //Существует как минимум три версии событий 1204 года. Одна из них озвучена в фильме. Две другие не упомянуты. Вполне очевидно, что для концепции фильма наиболее подходящей была версия, обвиняющая венецианцев. Лишь она дает возможность утверждать изначальную (генетически запрограммированную?) ненависть Запада к восточно-христианской цивилизации. Совершенно очевидно, что нам предлагается идеологическая конструкция, а не исторические факты сами по себе.////
    Версия с венецианцами дрминирует в историографии. Венецианцы получили с этого похода самые большие экономические и политические выгоды. Да и что, собственно говоря изменилось бы, если бы зачинщиками были не они… Ничего, все равно это свинство и варварство было делом рук европейцев, а не японцев, или ацтеков, допустим. Запад постоянно вторгался в пределы православных стран. И не только Византии, но и Руси. Шведы, пшеки и немцы и венгры и все, все, все…

Добавить комментарий