Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Основы веры > Как научиться читать Евангелие?

Основы веры

Как научиться читать Евангелие?


Телепрограмма «Православная энциклопедия»


(Прямой эфир на канале ТВЦ 19.04.08)


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Здравствуйте, в эфире «Православная энциклопедия». «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Так начинается Евангелие от Иоанна. Слово Божие — это ведь Евангелие. И открывая эту книгу, человек встречается с Богом. С человеком начинает говорить Христос. Поэтому Евангелие — это не просто исторический памятник, не просто священная книга. Это книга жизни, книга нашей с Вами жизни. Сегодня мы будем говорить о Евангелии. О смысле этой книги и о ее месте в жизни христианина. Гость нашей программы — заведующий кафедрой библеистики Московской Духовной Академии протоиерей Леонид Грилихес.


Сюжет: Евангелие


На каждой Литургии в храмах читается Евангелие. Евангелие в переводе с греческого означает «Благая весть». Эта главная книга христиан, которая содержит поучения Иисуса Христа, рассказывает о Его жизни, о сотворенных Им чудесах, Крестных страданиях и Воскресении. Сам Спаситель в письменном виде нам ничего не оставил. Его слова и поучения записали апостолы Матфей, Марк, Лука и Иоанн. Матфей и Иоанн были из тех двенадцати, которых Христос призвал первыми «отвергнуться себя» и идти за ним. Марк и Лука — из числа семидесяти. Их Господь избрал позднее, послав проповедовать Слово Божие: «Идите! Я посылаю вас, как агнцев среди волков».


Четыре Евангелия, — от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна признаны Церковью каноническими, так как только они содержат истинное учение Иисуса Христа. Только эти четыре Евангелия были написаны учениками и очевидцами жизни Спасителя или с их слов. Матфей и Иоанн были рядом со своим Учителем во время Его земного служения, а Марк и Лука, хотя и не сопровождали Христа при жизни, но записали все происходившее с Ним со слов Апостолов. Марк — со слов Петра, а Лука — со слов Павла и других, как он пишет, «служителей Слова».


Но Евангелие, — это не просто книга. Это слово Бога, обращенное к человеку. Через Евангелие, как писал Апостол Павел, люди рождаются во Христе. Но не все, сокрушался он еще тогда, услышали Благую весть, не все приняли и поверили ей. К сожалению, и сегодня для многих Евангелие остается закрытым.


Святитель Игнатий Брянчанинов писал: «При чтении Евангелия не ищи наслаждения, не ищи восторгов, не ищи блестящих мыслей. Ищи святую истину, старайся исполнять его заповеди. Это — книга жизни и читать ее надо жизнью».


По древней традиции во всех православных храмах за год — от Пасхи до Пасхи — прочитываются все четыре Евангелия.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Наш гость — заведующий кафедрой библеистики Московской духовной академии протоиерей Леонид Грилихес. Здравствуйте, отец Леонид. Ваша книга «Археология текста», изданная несколько лет назад небольшим тиражом, явилась открытием в мире научной библеистики. В ней Вы научно доказали, что первым было написано Евангелие от Матфея. А зачем надо было научно доказывать то, что уже есть в Церковном предании?


Протоиерей Леонид Грилихес: — Действительно, все древние церковные авторы указывали, то Матфей написал свое Евангелие первым. Наиболее четкой эта позиция сформулирована у блаженного Августина. Он пишет, что Марк воспользовался этим Евангелием и несколько сократил его, а Лука писал, уже зная оба Евангелия. Последним было написано Евангелие от Иоанна. Однако в конце XIX века, когда складывается научно-библейская и новозаветная критика, эта последовательность была поставлена под сомнение. В современной науке сложилось мнение (хотя стопроцентных аргументов нет), что первым было написано Евангелие от Марка.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — А что послужило для Вас доказательством , что первым Евангелие написал апостол Матфей?


Протоиерей Леонид Грилихес: — Я читал Синопсис по гречески, обратил внимание на выписанные по-гречески в параллельных строках параллельные места из Евангелий. Меня привлекли места, где Матфей и Марк дословно совпадают. Но даже здесь обнаруживались незначительные грамматические расхождения. Сравнивая их на языковом уровне, я заметил, что особенности греческого языка Матфея отражают особенности еврейского языка, а язык Марка передает особенности арамейского языка. Если Матфей писал не просто для евреев, а именно на иврите, значит, он писал в тех регионах, где говорят только на иврите. В те времена это была только Иудея. Т.е. Евангелие было создано в Иерусалимской общине.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Блаженный Феофилакт еще в XI веке в толкованиях Евангелий писал о том, что многих его современников смущали несоответствия в Евангелиях. И сегодня часто встречаешься с такими же вопросами. Вам приходилось с этим встречаться и что Вы на это отвечали?


Протоиерей Леонид Грилихес: — Мы уже вплотную подошли к этому. Я начал говорить, что Евангелие от Матфея было адресовано Иерусалимской общине. Но она возглавляется апостолами, состоит из людей, ходивших за Христом, знающих эту историю, в ней сохраняется Евангельское предание. Тогда очевидно, что Евангелие не возвещало, а фиксировало устное предание, причем не очень подробно. И если оно обращено к людям, знающим гораздо больше, чем записано в Евангелии, то оно может быть конспективным, в нем нет необходимости называть географические, политически и исторические места. А Евангелие от Марка, в котором перед нами стоит живая проповедь апостола Петра, обращено к язычникам, и адаптировано к ним. Папий Иерапольский, первый, кто говорит что либо о Евангелии, считал, что Петр, приспосабливал свои слова к нуждам слушателей, старался донести их так, чтобы слова эти были понятны. Поэтому там возникают пояснения и дополнения. Например, в Евангелии от Матфея говорится: «И пришел в город свой». Очевидно все понимают, что имеется ввиду. Евангелист Марк, то есть скорее всего Петр, говорит: «И пришел в Капернаум». И таких примеров много. Мы видим, что когда меняется адресат, то меняется и содержание.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Евангелие переводилось на разные языки. Например, еврейский текст Евангелия от Матфея вообще не сохранился. А не потерялось ли что-то очень важное в результате этих переводов?


Протоиерей Леонид Грилихес: — Есть две модели священного писания. Коран, который не переводим на другие языки, и там где распространяется Ислам, вслед идет арабский язык и Коран по-арабски. И есть модель, существующая вокруг Евангелия. Когда наоборот распространение христианства приводит к новым и новым переводам. И это очень важно. Господь принимает человека со всеми его особенностями. В том числе и с его языком. И как бы втягивает с сферу священной евангельской истории. Мы знаем, что часто письменность возникает именно для перевода Евангелия, литературный язык того или иного народа складывается тоже по этой причине. И каждый раз перевод открывает новые смыслы.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Можно сказать, что Господь говорит с нами каждый день на нашем родном языке.


Протоиерей Леонид Грилихес: — И это так.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Я помню время, да и Вы, конечно, помните, когда достать Евангелие было невозможно. И вот когда ко мне первый раз попало в руки Евангелие, я тогда был еще некрещеный, неверующий, студент, я прочитал тогда Евангелие без какого-то духовного поиска, а просто как очень редкую книгу. Может быть, даже для того, чтобы блеснуть перед однокурсниками. И вот что интересно, через какое-то время, совсем не сразу, до меня что-то стало доходить. И первое, что я понял, и это впечатление осталось со мной на всю мою жизнь, что эту книгу не мог написать человек. Потому что все, что в ней написано, очень невыгодно для человека. И именно это меня убедило, что это есть истина. А сегодня странное время. Евангелие доступно всем, а люди его не читают. Даже те, кто называют себя христианами. В чем дело?


Протоиерей Леонид Грилихес: — Время диктует свои условия. В древности, и еще в Средние века одну книгу читали много раз. Сейчас люди читают книгу один раз, но зато много книг. Разрушить эту модель, когда человек хочет почерпнуть много информации с разных сторон, сложно. Тем более, что к Евангелию как к книге, из которой можно почерпнуть информацию, относиться нельзя. Наше читательское восприятие сформировано определенным образом. Особенно если мы стали читать Евангелие не с детства, а прошли школьную и институтскую подготовку. Поэтому открыть для себя что-то очень сложно. Тогда единственный путь к Евангелию — понять, что это книга из ряда вон выходящая, говорящая о каких-то удивительных вещах, способных формировать нас, обращать нас к самим себе. Если мы найдем Евангелие как живого собеседника, тогда это будет книга, к которой мы будем возвращаться.


Есть момент, который спасает ситуацию. Если мы ходим в храм по воскресеньям, мы слышим Евангелие в храме, слышим проповедь.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Только при условии, что мы напрягаем все свои внутренние чувства. Ведь это очень непросто. Ко мне часто приходят люди и говорят, что они не понимают Евангелие, хотя оно написано на русском языке. Современный человек с высшим образованием, с аналитическим умом, садится читать Евангелие, хочет в нем разобраться и не может. Оно как стена перед ним. А бывает, что совсем простая не даже очень образованная женщина может объяснить самые сложные места в Евангелии. А вообще, что значит — понять Евангелие?


Протоиерей Леонид Грилихес: — Можно я расскажу о том, как я начал читать Евангелие? Я был школьником, примерно 10 класса. Иногда оставался ночевать у приятеля. Однажды мы улеглись спать, включили ночники, чтобы почитать перед сном, и он дал мне старое Евангелие, еще дореволюционное. Для меня это был почти другой язык. Я начал читать Евангелие от Матфея: «Авраам родил Исаака…» и так далее. Далее — что-то совсем невероятное, и я не дочитал до конца. Мысль, которая родилась в тот момент: «Что это за странные имена? А какое это ко мне имеет отношение»? Я забыл эту историю. Став священником, как-то за неделю до Рождества, заполночь, перед Литургией я открыл Евангелие, чтобы подготовиться к проповеди. Вдруг я увидел ту книгу, тот ночник, «яти» и «еры», снова приходит та мысль: «Какое это ко мне имеет отношение»? Я посмеялся, потому что теперь читал это как некий конспективный богословский трактат. Видел что там упоминается три эпохи по 14 родов, исполнилось шесть седмиц, мы накануне седьмой, когда должен прийти Спаситель, эпоха судий сменяется эпохой царств, и ни одна не устояла. Наконец приходит Истинный судия, Истинный царь, Истинный первосвященник. Оказывается, каждое слово — краткий конспект эпохи. Книга родства очень важна, потому что Бог и человек породнились когда Иисус встал в конце этого длинного списка трудновыговариваемых имен.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Многие стараются понять Евангелие, подчинить его себе как любую другую книгу, и сталкиваются со стеной. В то время как какая-то простая женщина может трактовать Евангелие, потому что сроднилась с ним. Вот как человеку понять Евангелие? И что значит: понять Евангелие?


Протоиерей Леонид Грилихес: — Вы сами ответили на вопрос, когда сказали о возможности с ним сродниться. Я начну немного с другого. Наше читательское восприятие основано на совершенно других образцах. Русская литература прекрасна, но она пытается все объяснить. Есть герои, о которых нам рассказано все, вплоть до их мыслей и чувств. Это и Толстой, и Чехов, язык которого гораздо проще. В Евангелии, того к чему мы привыкли, нет. Мы не найдем ни слова о том, как выглядел Спаситель или апостолы. Друзья берут парализованного, приносят к Спасителю. Он говорит: «Вставай!», и тот встает. Ни имен, ни описания чувств, никаких подробностей или слов исцеленного Господом. Но, тем не менее, эти краткие повествования очень глубоки. Чтобы их понять надо привлечь как можно более широкий контекст.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Но тогда понять Евангелие вообще никому невозможно. Разве не привлекая контекста и всевозможной научной литературы, нельзя понять Евангелие?


Протоиерей Леонид Грилихес: — Подобный вопрос был задан одному немецкому ученому, который пытался показать все связи между книгами Ветхого и Нового Завета. Спрсили, как вообще возможно что либо понять и связать воедино? Он ответил: «Читайте, читайте, читайте, и еще раз читайте!»


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Очень многие говорят, что в современном мире жить по Евангелию невозможно. Люди считают, что если они будут поступать по-евангельски, то обязательно проиграют.


Протоиерей Леонид Грилихес: — В этом мире проиграют, но ведь христианин живет не для этого мира, чтобы чего-то в нем выиграть и приобрести. А в том мире, который рядом, но невидим для нас, христианин обязательно выиграет.


Ведущий — протоиерей Алексий Уминский: — Спасибо, отец Леонид, за то, что Вы пришли к нам на передачу.


Афонский старец Силуан писал, что если — случись несчастье — Церковь вдруг лишилась бы Священного Писания, то мы должны быть способны принести то же самое благовестие о Том же Самом Боге, лично нам известном, близком, родном, сделавшем нас членами Своего Тела, храмами Своего Духа, детьми вечного Отца, сказать об этом слово живое из личного церковного опыта.


Седмица.ру

Дата публикации: 23.04.2008