Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > События > Диакон Андрей Кураев уволен из Московской духовной академии и исключен из Синодальной Богословской комиссии РПЦ

События

Диакон Андрей Кураев уволен из Московской духовной академии и исключен из Синодальной Богословской комиссии РПЦ


Предновогоднее время преподнесло неожиданную новость. Широко известный миссионер, богослов и публицист протодиакон Андрей Кураев исключен одновременно из состава Синодальной Богословской комиссии РПЦ и уволен из числа профессоров Московской духовной академии. Об этом отец Андрей пишет в своем блоге и на странице в сети Facebook (facebook.com/diak.kuraev). Но «сенсаций не будет», комментирует о.Андрей.

«Агитировал за патриарха Кирилла, отмывал десятилетиями имидж РПЦ простейшим способом — не отрицать того, что очевидно всем, но показывать позитив. Создавал человеческое лицо РПЦ самым первым — еще когда этого никто не делал. Стрался разделить РПЦ и ее учение от Чаплина и его подставы. И что? Репрессирован», — так комментирует сенцацию последнего дня 2013 года украинский философ и аналитик Юрий Черноморец.

По словам Ю. Черноморца, диак. Андрей Кураев «не говорил и десятой части горькой правды».

«Если светское общество взрывают в России извне, то Церковь — изнутри», — пишет Черноморец на своей странице в сети Facebook.

В официальной повестке дня Ученого Совета МДА от 30 декабря 2013 года пунктом 2 числилось «сообщение Первого заместителя Председателя Учебного комитета профессора протоиерея Максима КОЗЛОВА о требованиях со стороны Рособрнадзора к преподавателям лицензируемых высших учебных заведений».

В этом докладе прот. Максим Козлов подтвердил вину проректора Казанской духовной семинарии игумена Кирилла Илюхина (где перед этим случился «голубой скандал»), а затем предложил перейти к «оргвыводам»: уволить из МДА диакона Андрея Кураева.

«К чести моих коллег, они были, мягко говоря, изумлены таким пируэтом. Благодарю первого проректора МДА заслуженного профессора М. С. Иванова и других коллег за попытку моей защиты. Но в итоге вопрос о моем увольнении был принят без голосования и просто внесен в протокол. Причем на обеде [о.М.] Козлов уламывал несогласных тем доводом, что Академии надо избавиться от меня побыстрее, пока Патриархия не приняла по отношению ко мне более крутых мер», — пишет о.А.Кураев.

«Ни к коллегам, ни к владыке ректору нет никаких претензий, — добавил отец Андрей. — В условиях, когда с дореволюционной «автономией академий» покончено давно и бесповоротно, ясно, что против лома нет приема. Рад, что при расставании не было высказано ко мне претензий по существу, т.е. богословских — ни к книгам, и к академическим лекциям».

Экс-профессор МДА отмечает, что за трехсотлетнюю историю Академии не может вспомнить случая увольнения профессора по решению Ученого совета — без голосования при явном наличии разных позиций, без обвинений в ереси; в самой середине учебного года, за высказывания, сделанные не по долгу службы, то есть не с академической профессорской кафедры, а за записи в данном частном дневнике.

«Такое считалось неприличным даже в советских ВУЗах», — комментирует о.Андрей.

Одним из пунктов обвинения против диак. А. Кураева на Ученом совете МДА было выставлено то, что о.Андрей якобы защищает панк-группу «Пусси Райот». Сам о.Андрей комметирует это так: «Я много раз пояснял, что защищаю не их хулиганство, а наше Евангелие. Раз уж у нас с коллегами обнаружилось расхождение в толковании Писания – казалось бы где как не на совете духовной академии открыть богословскую дискуссию по этому сюжету? Но ни в марте 2012, ни сейчас этого сделано не было. Саму же хулиганскую выходку я с первого же часа иначе как хулиганской выходкой и не называл. Более того, с тех пор, как хулиганки вышли на свободу, я отзываюсь о них жестче, чем даже о. Всеволод Чаплин (http://diak-kuraev.livejournal.com/566624.html) — именно потому, что они на свободе. Да и тема то уж малость протухшая. Если это наше внутрицерковное разномыслие терпелось в разгар пуськиного скандала, то отчего же сейчас церковная власть решила идти вразрез даже с государственным курсом: пусек амнистировали, зато диакона наказали…  Как-то неумно и нелогично получается. То есть не по разуму, а по страсти».

Отец Андрей упрекает руководство МДА и РПЦ в недальновидности: «Неужели трудно просчитать, что раз теперь я безработный, у меня стало еще больше времени для присутствия в сети и в медиа? И вряд ли после произошедшего моя позиция станет более сервильной. Нет, обещаться заранее не буду. Может, я и стану вдруг кирилломфроловым. Но тут уж и ежу будет понятно, что изменение произошло под давлением, а потому ни для кого оно не будет нравственно-убедительным. То есть опять выходит как-то неумно».

Диак. А. Кураев недоумевает, как его увольнение сочетается с недавним призывом патриарха Кирилла: «Я хотел бы пожелать вам, чтобы замечательные внешние условия вашей жизни сочетались с духовным, интеллектуальным поиском, который бы делал сильными, свободными, разумными делателями на ниве Христовой. Сегодня в Церкви должна быть духовная, интеллектуальная элита…»

«Элита, которая разумно и свободно произносит заранее заготовленные и утвержденные речевки?» — задает о.Андрей риторический вопрос, вспоминая новость из Тверской епархии РПЦ: «Митрополит Тверской и Кашинский Виктор дал священнослужителям следующие рекомендации:… священнослужители вправе давать интервью СМИ только по благословению Епархиального архиерея, с предварительным согласованием вопросника с Информационной службой митрополии и последующим контролем за его правильным распространением в СМИ».

Отец Андрей Кураев добавляет, что за неделю до ученого совета Академии на заседании Синодальной Богословской Комиссии у него состоялась вполне дружеская беседа с о. Максимом Козловым и именно на тему инспекции Казанской семинарии. «Тогда он (о.Максим Козлов) подтвердил вину проректора и то, что сама проверка была вызвана потоком жалоб со стороны семинаристов. Претензий ко мне за то, что я поддержал выводы инспекции о. Максима, высказано не было. Беседовали мы и в присутствии ректора Академии архиепископа Евгения. На шуточное предложение о. Максима назначить меня на освободившуюся должность проректора Казанской семинарии владыка Евгений реагировал вполне серьезно: идея ему понравилась…», — пишет о.Андрей.

«Мое увольнение произошло именно в рамках голубого скандала, причем он был прямо упомянут. Мол, за вынос мусора из дома. Мусор, как оказалось, выноситься не хочет…», — делает вывод диак. Андрей Кураев.

По его словам, эта история станет «очевидным для многих доказательством существования влиятельнейшего голубого лобби в нашей Церкви».

«В какие выси уходит эта голубая порука? — задается вопросом о.Андрей. — Впрочем, лучше остановить полет недозволенной фантазии старый анекдотом про мужа, нанявшего частного детектива для слежки за женой: «Ах, опять эта проклятая неизвестность!».»

Отец Андрей обвиняет Синодальную Богословскую комиссию в фальсификации собственного решения. По словам о.Андрея, на пленуме комиссии «не обсуждался вопрос о ротации ее состава и тем более о моем исключении из нее». Но в постановлении Синода почему-то сказано: «В ходе пленарного заседания комиссии, проходившего с 23 по 24 декабря 2013 года, было внесено предложение внести на рассмотрение Священного Синода представление об изменении состава комиссии».

«Если такое предложение и было внесено, то в частном порядке, не вслух всей комиссии, без постановки такого предложения на обсуждение и голосование. Персональные вопросы и перемены тем более не обсуждались, — пишет о.Андрей. — Наконец, на вчерашнем заседании ученого совета Академии резолюция якобы совета о моем увольнении на голосование просто не ставилось, что не помешало пресс-службе заявить, что именно таким постановление совета и было».

Сегодня утром протодиак. Андрей Кураев написал на своей странице, что «не изменился после вчерашнего». По его словам, он остается верующим православным христианином и считает патриарха Кирилла каноническим главой Русской Православной Церкви.

Вместе с тем, о.Андрей по-прежнему уверен, что «официальная позиция РПЦ» по актуально-политическим сюжетам в своей претензии на непогрешимость и внутрицерковную обязательность является «богословским новоделом».

«В Церкви есть библейские заповеди, есть вероучительные догматы, есть церковные каноны, — пишет о.Андрей. — Но «официальная позициия» по вопросам текущей политики — это то, .что узкий круг церковных руководителей публично говорит государственному руководству. Когда это касается не очевидных церковных нужд или вопросов морали, а становится комментарием к текущей политической жизни, понятно, что комментарии сами обретают характер достаточно партийных суждений. И именно поэтому они не могут обладать статусом внутрицерковной обязательности, ибо церковь объединяет людей исключительно на основе единства веры, а не на основе политических симпатий или антипатий«.

По словам о.Андрея, «обычно такие (по своему необходимые) официальные позиции бывает стыдно вспоминать уже лет через 20 после их озвучивания. Мне помнится старая московская история: в 1987 году московский настоятель отказался зачитывать послание патриарха Пимена к годовщине октябрьской революции. И пояснил сослужителям: «Из этого послания следует, что 7 ноября важнее, чем 7 января».»

В комментариях к этим записям отца Андрея уже приглашают преподавать в Киевских духовных школах.

Дата публикации: 31.12.2013