Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > События > Конференция о церковных суевериях прошла в Санкт-Петербурге.

События

Конференция о церковных суевериях прошла в Санкт-Петербурге.


Традиционная склонность в России к суевериям, получившим особенно широкое распространение в последние годы, — явление известное. Впрочем, известное, наверное, по причине богатства языческих традиций многочисленных этносов огромной страны, которые веками перемешивались, что не прекращается до сих пор. Все-таки Россия не маленькая Эстония или Норвегия, где все бытовые поверья вращаются вокруг одного локального эпического предания. Однако кроме суеверий вообще существует у нас и такое уникальное явление, как суеверия сугубо церковные — то есть входящие в качестве составляющего элемента в одну из самых распространенных религиозных традиций — российское православие. Именно на эту составляющую «народной веры» и обратила недавно внимание РПЦ, что выразилось в специальной миссионерской конференции «Церковные суеверия», которая состоялась в Санкт-Петербурге 18 мая 2006 года. Материалы конференции, к сожалению, пока не опубликованы, и случится это, вероятно, не скоро. Но вопрос настолько интересен и даже колоритен, что обойти его вниманием было бы несправедливо.

Ясно, что церковные суеверия отличаются от любых других их сугубо религиозной «привязкой» и связаны с самыми распространенными в церкви обрядами — крещением, отпеванием, исповедью, елеопомазанием и т. д. Сюда же входят и «особые» представления о том, как надо воспринимать богослужение, как следует вести себя в храме и после службы. Что требуется обязательно делать до нее и после. Как «употреблять» огарки свечей, «троицкие букеты», куличи, засохшие просфоры, записки о поминовении. Что «полагается» делать с «крестильной рубашкой», что можно, а что нельзя после причащения и др.

Исповедь, например, часто трактуется как явно магическое действо, к которому тщательно готовятся. А именно, составляются обширные «списки грехов», после отпущения которых просят священника порвать бумагу, веря в то, что если именно он этого не сделает, то «грехи не отпустятся». После елеопомазания некоторые прихожане тщательно протирают лоб, чтобы спрятать затем ватку дома «за икону», которая от этого обязана продержаться «чудотворной» до следующего раза, когда будет засунута новая ватка, а старая сожжена. После отпевания все свечные огарки, которые не удается положить в гроб усопшего, надо обязательно закопать под деревом, чтобы «покойник, не дай Бог, не вернулся». К причастию часто подходят ради того, чтобы избавиться от недуга — в основном, желудочного свойства, «малокровия» и т. д.

Приблизительно так же относятся и к Таинству Крещения, к которому «прибегают от грыжи», «от сглазу», перед дальней дорогой. Крестильную рубашку младенцев либо привязывают к ним, опять же, «от сглазу», либо сжигают, чтобы хранить пепел на случай болезни. Кроме того, нередко совершенно серьезно обращаются в храмы «за вторым крещением», чтобы получить «тайное имя» или просто вылечиться от заболеваний. Некоторые верующие сообщают, что им уже удавалось креститься 2-3 раза, но приходят снова, потому что от болезни «не помогло».

Крестильные крестики с распятием настолько устойчиво воспринимаются ведущими «к несчастью», что, как сообщил профессор Алексей Осипов, теперь в производстве это обстоятельство приходится учитывать и изготавливать только «гладкие».

Церковное венчание тоже облечено многими условностями, которых придерживаются почти все, в том числе и воцерковленные верующие из традиционно православных семей. Считается очень важным, кто именно из брачующихся первым ступит на полотенце, кто во время венчания «увидит» (имеется в виду головокружение от непривычки долгого стояния и, как следствие, «круги в глазах»). Падение кольца во время обручения, легкое недомогание, спотыкновение, выпадение из руки свечи, касание венцом головы — все это «знаки», к которым верующие (и неверующие) относятся самым серьезным образом, что приводит иногда даже к прерыванию венчания.

Не менее распространены суеверные представления, связанные с отпеванием усопших. В частности, в последнее время в среде православных бытует убежденность, что отпевать покойников допустимо и вообще без участия священника. Надо просто получить в храме землю «для отпевания», а все остальное «можно сделать прямо дома», для чего приглашается несколько старушек, которые всю «операцию» и произведут.

Но подобным все не ограничивается, потому что в разряд суеверий (суетности, бессмыслицы) нельзя не поместить и массу разного рода искаженных религиозных представлений, которых, вероятно, столько же, сколько самих «суеверов». Они поддаются определенной классификации и объединяются в своеобразные группы.

Например, широко распространенная убежденность в том, что Иисус Христос, Матерь Божия и Николай Мир Ликийских чудотворец — это и есть Троица — суеверное представление, единое для всех, и других вариантов пока не существует. Зато св. Власию в этом отношении «повезло» гораздо больше — он и «для богатства», и «ему надо младенцев мужеского пола подносить», и, само собой, «от облысения». В специальное предназначение святых для всех случаев жизни верят почти все православные ‑ молятся таковым «от головы», «от бесноватости», «для ученья», «для родов».

Священник Александр Дягилев, выступавший на конференции, отметил, что недавний «крестильный бум», в результате которого и стали возможными грандиозные показатели статистики о распространении в стране православного вероисповедания, имеет и оборотную сторону. Приближенно, лишь каждого 50-го из крещеных в храме, можно считать условно воцерковленным. Причем невоцерковленностью в данном случае следует считать едва ли не абсолютное, то есть полное отсутствие каких-либо религиозных представлений и при этом, чаще всего, неверие вообще. Понятно, что иначе это не назовешь, потому что половина крестившихся «твердо не верят» во Второе Пришествие и Воскресение, Благодать Божию, а то и в Господа вообще, тогда как остальные «допускают» или «сомневаются». Зато почти все крестившиеся (и некрещеные) верят в существование рая и ада, телегонии, а также нечистой силы, не говоря уже об опасности сглаза и колдовства, действенности заговоров для детей, сделанных самими родителями по «ведомым бумажкам».

Широко распространена и пользуется большой популярностью практика обращения к так называемым «старцам». Откуда они берутся, определить трудно, но народная тропа в «скиты» и просто монастыри, а то и на квартиры, несмотря на увещевания священнослужителей, не зарастает. Старцы, как правило, делятся на группы «молитвенников» и «прозорливых», первые из которых особенно многочисленны. О причине этого догадаться нетрудно: «прозорливость» все же требует определенного таланта. Но главное, что «старцев» усердно разыскивают и «передают из рук в руки» сами православные, организовывая им широкую рекламу, обеспечивая клиентуру. На конференции отмечались даже случаи расклейки объявлений в некоторых отдаленных монастырях с указанием адресов, по которым надо обращаться, чтобы удостоиться аудиенции у какого-нибудь «чудотворца».

Нередко бывает, что эти «старцы» отчитывают, «изгоняют бесов», «отмаливают порчу» и т. д. Особо популярны такие «молитвенные услуги», как избавление от наркомании, алкоголизма и курения. Кроме того, на отчитку к «чудотворцам» ездят не только откровенно страждущие, но и ничем не хворающие — на всякий случай. Интересно, что иногда между «старцами» обнаруживается связь, и если у одного что-то не получается, то он рекомендует своего более опытного коллегу.

Обсуждалась на конференции проблема «прикладного» изготовления и использования икон. Немалой популярностью, например, пользуются иконы таких «святых», как Гришка Распутин, Иоанн Грозный, разного рода неопознанных «старцев» и «прозорливцев». Впрочем, это явление известно давно, и самостийной «канонизации» уже подвергались разные деятели, вплоть до вождя мирового пролетариата. Однако в последнее время появились и столь неожиданные «святые», как …Игорь Тальков, Влад Листьев, Дмитрий Холодов и другие.

Вопрос о том, что же делать со всеми этими «чудесами», по сути, повис в воздухе. Для борьбы с мракобесной литературой было предложено ввести «церковную цензуру», но кто будет цензурировать — окончательно так и не было решено. Тем не менее, после основной части и нескольких круглых столов по специальным вопросам, как и полагается, был зачитан и одобрен итоговый документ.

Михаил Ситников, для «Портала-Credo»

Итоговый документ миссионерской конференции «Церковные суеверия». Санкт-Петербург, 18 мая 2006 г.

Мы, собравшиеся на миссионерскую конференцию клирики и миряне Санкт-Петербургской епархии, заслушав и обсудив ряд докладов, касающихся суеверий в среде православных верующих, пришли к следующим выводам:

1. Суеверия, как правило, основаны на ложных представлениях о Боге и Святой Церкви, на искаженном понимании православного богословия и церковных канонов, на языческих предрассудках, обрядоверии и ложном мистицизме.

2. Проблема околоцерковных суеверий напрямую связана с низкой церковной культурой нашего общества, с отсутствием подлинной веры и подлинных знаний, на место которых внедряются оккультные суррогаты «массовой культуры» или псевдоправославные вымыслы.

3. В связи с этими причинами, получают распространение в церковной среде такие явления, как младостарчество, нагнетание апокалиптических настроений, распространение расколоучительной литературы, самочинные крестные ходы, «канонизации» и «прославления» сомнительных исторических персонажей, тиражирование новонаписанных неканонических икон, акафистов и т.п.

4. Многие из вышеперечисленных явлений пропагандируются через нецерковные СМИ и на православных выставках-ярмарках, ежегодно проводимых в Санкт-Петербурге.

В связи с вышеизложенным, мы предлагаем:

1. Клирикам и мирянам настоятельно напоминать всеми возможными способами о необходимости воцерковления, церковного образования и самообразования всех крещенных в православие жителей Санкт-Петербургской епархии.

2. Рекомендовать отцам настоятелям учреждать в храмах консультационные пункты в воскресные и праздничные дни для первичных катехизических бесед с невоцерковленными людьми и для профилактики суеверий в церковной среде. Назначать для этих целей консультантов из числа благочестивых, воцерковленных и образованных прихожан.

3. Во исполнение решений Архиерейского собора 2000 года, просить священноначалие применять меры церковного прещения к издателям и распространителям расколоучительной литературы, самочинных икон, акафистов, молитв, искушающих невоцерковленных мирян.

4. Просить Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейшего Владимира, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского назначать «Выставочные комитеты» с определенными полномочиями из числа клириков и представителей православной общественности для наблюдения за работой православных выставок-ярмарок, проводимых в городе, как это предлагал Святейший Патриарх Алексий II.

5. Просить Его Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейшего Владимира, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского рассмотреть вопрос о введении на епархиальном уровне института духовной цензуры. Таким образом, ни одна книга, напечатанная без благословения правящего архиерея, не может считаться церковной, ни одна самочинно появляющаяся икона не может предлагаться для общецерковного прославления и поклонения. Просить также Владыку митрополита об издании соответствующего циркуляра, обязывающего настоятелей храмов не принимать в церковные лавки литературу без благословения священноначалия и вести разъяснительную работу среди прихожан.

6. Издавать ежегодный индекс литературы, рекомендуемой для катехизации и духовного самообразования.

Принято единогласно всеми участниками конференции.

Санкт-Петербург, Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра, 18.05.2006.

Дата публикации: 01.06.2006