Согласно Преданию

В православных храмах мы нередко можем видеть иконы с изображением Бога Отца в виде седовласого старца. Иногда Он изображается отдельно, иногда вверху иконы, на облаке, а иногда на иконе, которая называется «Троица Новозаветная». На этой иконе Он изображен сидящим на престоле, одесную Его сидит Господь Иисус Христос с крестом в руке, а вверху изображен Дух Святой в виде голубя. Изображение это настолько распространено, что встречается и в сельских храмах, и в кафедральных соборах. В иконных лавках и в домах православных христиан мы также постоянно встречаем эти иконы. Как это ни прискорбно, но изображения эти являются не свидетельством истины, каковым должны служить иконы, а ее искажением.

Священным Синодом Константинопольской Церкви в 1776 г. «соборно постановлено, что эта якобы икона Святой Троицы является новшеством, чуждым и не принятым Апостольской, Кафолической, Православной Церковью. Она проникла в Православную Церковь от латинян».

Еще за столетие до этого Большой Московский Собор постановил: «Повелеваем убо отныне Господа Саваофа образ впредь не писати: в нелепых и неприличных видениих, зане Саваофа (сиречь Отца) никтоже виде когда во плоти. Токмо якоже Христос виден бысть во плоти, тако и живописуется, сиречь воображается по плоти, а не по божеству… Еще же Саваоф не именуется точию Отец, но Святая Троица. По Дионисию Ареопагиту «Саваоф» толкуется от жидовска языка «Господь сил», се Господь сил — Святая Троица есть: Отец и Сын и Святой Дух».

Главным аргументом в защиту изображения Бога Отца являются неверно истолкованные ветхозаветные пророчества: «Яко человек сый… и Царя Господа Саваофа видех очима моима» (Ис. 6, 5) и преимущественно пророчества пророка Даниила: «…И Ветхий денми ceдe, и одежда Его бела аки снег, и власы главы Его аки волна чиста…» (Дан. 7, 9); «Видех во сне нощию, и се на облацех небесных яко Сын человечь идый бяше и даже до Ветхого денми дойде и пред него приведеся» (Дан. 7, 13). Есть еще несколько мест из Ветхого Завета, которые защитники изображения Бога Отца толкуют в свою пользу. Но если мы обратимся к святоотеческим толкованиям и к богослужебным текстам, то увидим, что Церковь эти места подобным образом никогда не толковала.

Преподобный Иоанн Дамаскин изъясняет эти места так: «И Адам увидел Бога и услышал звук от ног Его, ходяша по полудни, скрылся в раю (Быт. 3, 8). И Иаков увидел борящеся с Богом (Быт. 32, 24). Ясно же, что Бог явился ему как человек. И Моисей увидел как бы задняя человека (Исх, 33, 23); также и Исайя увидел как бы человека, седяща на престоле (Ис. 6,1). Увидел и Даниил подобие человека и яко Сына человеча, дошедшего до Ветхого денми (Дан. 7, 13). И никто не увидел естества Бога, но (только) образ и подобие Того, Кто намеревался в будущем явиться. Ибо Сын и невидимое Слово Божие намеревалось поистине стать человеком для того, чтобы соединиться с нашим естеством и быть видимым на земле». Святые отцы учат, что все ветхозаветные богоявления надо относить к Богу Сыну, Который являлся в образе Своей будущей плоти.

Если мы рассмотрим богослужебные тексты служб Недели праотец, пророка Даниила и трех отроков и особенно службы Сретения, то увидим, что Церковь относит все вышеприведенные пророчества исключительно ко Второму Лицу Святой Троицы. И нет ни одного богослужебного текста, который относил бы пророческие видения или наименование «Ветхий денми» к Богу Отцу. Сохранилось несколько древних изображений (до XV в.), надписанных: «Иисус Христос — Ветхий денми», на которых мы видим Спасителя с крестчатым нимбом, только власы и брада убелены сединою.

Самое трудное место из пророка Даниила (7,13) — видение двух различных фигур с наименованиями: «Сын человеческий» и «Ветхий денми» — святитель Кирилл Александрийский понимает так, что Сын в воспринятом Им человечестве достиг славы Отца, от которой, по Божеству Своему, не отлучался, и видение Даниила представляет собою провидение двух состояний одного и того же Христа: уничиженного в воплощении (Сын человеческий) и в славе Его Божества, как Судии Второго Пришествия (Ветхий денми). Понимание же видения Даниила как двух разных лиц есть не что иное, как применение к пророчеству логических категорий, которые оно превосходит (Л. Успенский).

Нас, православных, постоянно упрекают сектанты за то, что мы почитаем святые иконы. Большинство их аргументов совершенно несостоятельны и в свете Слова Божия тают яко воск от лица огня. Но когда они говорят, что мы изображаем Того, Кого, по слову Евангелия, «никтоже виде нигдеже» (Ин. 1, 8), то оказываются, увы, совершенно правы.

Так что же нам делать? Устроить «иконоборческие гонения»? Конечно же, нет. Надо в первую очередь самим усвоить истинное православное вероучение. Затем во время благопотребно и других просвещать светом истины. Убрать из своих домашних иконостасов неканонические изображения. Не допускать при оформлении новых и восстановленных храмов появления в них неканонических икон и росписей (методом убеждения).

По православной традиции иконы, непригодные к употреблению, принято пускать по реке или сжигать. А в тех случаях, когда эти изображения не представляется возможным убрать или заменить — рассматривать их как памятник той эпохи, когда церковное сознание в этом вопросе временно уклонилось от истины.

У этой записи 6 комментариев

  1. Сергей

    Для того, чтобы еще лучше убедить противников (если они, конечно, захотят) святой иконы Бога Отца в том, что Виденный пророком "Ветхий днями" был именно Бог Отец (точнее Его видение в таком образе; чтоб никто не подумал и не обвинил нас в том, что посредством «Ветхого денми» изображается Сам Бог по Его Сущности), привожу еще и свидетельство от писаний (толкование на книгу прор. Даниила, кн.4, 11) священномученика Ипполита Римского (+268). В своем толковании святой Ипполит пишет: «Видех во сне нощию, и се на облацех небесных, яко Сын человечь идый бяше, и даже до Ветхого денми дойде, и пред Него приведеся: и Тому дадеся власть и честь и царство, и вси людие, племена, и языцы Тому поработают: власть Его – власть вечная, яже не прейдет, и царство Его не разсыплется (Дан.7, 13 -14). Ветхим денми (пророк) называет здесь не иного кого, как Самого Владыку, Господа и Бога всяческих и Отца Самого Христа, Который изветшает дни, но Сам не стареется ни от влияния дней, ни от влияния времени, и о Котором сказано выше: престоли поставишася, и Ветхий денми седее, и одежда Его бела аки снег, и власы главы Его аки волна чиста, престол Его пламень огненный, колеса Его огнь палящь. Река огненная течаше, исходящи пред Ним:т тысяща тысящь служаху Ему и тмы тем предстояху Ему: судище седее и книги отверзошася (Дан.7, 9-10). К Сему – то и был приведен Сын человеческий, сидящий на облаках и несомый архангелами, дабы восприять от Него всю власть, силу, могущество и царство, да поработают Ему вси людие, племена и языцы. А чтобы кто – нибудь не подумал, что данное Ему от Отца царство только временное или земное, пророк говорит: власть Его – власть вечная, яже не прейдет, и царство Его не разсыплется. Итак, подчинивши своему Сыну все, сущее и на небеси, и на земле, и под землею, Отец (таким образом) всячески показал Его, как перворожденного во всех (отношениях): перворожденного от Бога, дабы Он, будучи Сыном Божиим, явлен был вторым после Отца; — перворожденного прежде ангелов, дабы Ему явиться и Господом ангелов;- перворожденного от Девы, дабы Он был явлен, как возсозидающий в себе первозданного Адама; перворожденного из мертвых, дабы Он стал начатком нашего воскресения (Кол.1,18; 1Кор. 15,23)»
    «Имеющий ухо да слышит…»

  2. Сергей

    Не спешите принимать прочитанную здесь статью за непреложную истину. «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1Ин.4:1)
    Рассмотрим аргументы, упомянутые в статье.
    Что касается решения, принятого Синодом Консантинопольского Собора в 1776 году, то о нем можно сказать словами самого же автора статьи: "Греки освободились от османского ига только в 1821 году, а до этого (с 1453 года) настоящего богословского образования на территории Греции получить было невозможно. Греки учились, главным образом, в Италии в Латинских академиях и университетах. Хотя они изо всех сил старались хранить Православие в чистоте, однако отдельные латинские мнения и традиции проникали в Греческую церковь, как и в нашу через Киево-Могилянскую академию." Кроме этого, всем известно, что поместные соборы не являются непогрешимыми. Поэтому, решение этого собора не является веским аргументом. Надо, также, учитывать, что не все, что у латинян, является ересью (хотя католики и являются еретиками), так как, и там можно найти сохранившееся с древности.
    Далее. Нельзя признать, что и Большой Московский Собор (1655 г.) обладает достаточным авторитетом, чтобы запретить изображать Бога Отца, так как, в противовес ему можно привести Стоглавый Собор 1551 г (со свт. Макарием), который придерживался противоположного мнения. На этом соборе (1551 г.) свт. Макарий объяснил Висковатому, нападавшему на икону Бога Отца, что видения пророков имеют непреходящее значение для Церкви и являются основой для изображения Богоявлений. Иконописцы изображают не невидимого Бога (не Существо Божие, неописуемое и непостижимое), но явления Бога людям (в частности, пророкам), отраженные в Свящ. Писании и закрепленные иконописной традицией: «В нашей земле Русской… живописцы невидимого Божества по Существу не описуют, а пишут и изображают по пророческому видению и по древним образцам греческим» (Стоглавый Собор). Кроме того, сам собор 1655 года признает: «точию в Апокалипсисе святаго Иоанна по нужде пишется и Отец в седине, ради тамошних видений», а значит, все–таки, Московский собор не запрещает образ Бога Отца, как таковой!
    Напрасно, также, убеждать непросвещенного читателя, что: "Есть еще несколько мест из Ветхого Завета, которые защитники изображения Бога Отца толкуют в свою пользу. Но если мы обратимся к святоотеческим толкованиям и к богослужебным текстам, то увидим, что Церковь эти места подобным образом никогда не толковала. Святые отцы учат, что все ветхозаветные богоявления надо относить к Богу Сыну, Который являлся в образе Своей будущей плоти."
    Проверим, так ли это на самом деле.
    «Самое трудное место из пророка Даниила (7,13) — видение двух различных фигур с наименованиями: «Сын человеческий» и «Ветхий денми» — святитель Кирилл Александрийский понимает так, что Сын в воспринятом Им человечестве достиг славы Отца, от которой, по Божеству Своему, не отлучался, и видение Даниила представляет собою провидение двух состояний одного и того же Христа: уничиженного в воплощении (Сын человеческий) и в славе Его Божества, как Судии Второго Пришествия (Ветхий денми). Понимание же видения Даниила как двух разных лиц есть не что иное, как применение к пророчеству логических категорий, которые оно превосходит (Л. Успенский)».
    Если, на самом деле, Кирилл Александрийский так говорил и считал, то следовало бы привести точную цитату из контекста, но из-за ее отсутствия, невозможно сказать, так ли это. Если же такие высказывания и были, то здесь показано личное мнение и понимание Л. Успенского. Если даже и понимать под славой Отца славу Сына (иносказательно), то это вовсе не означает отсутствие Отца в видении. И если святой Кирилл, на самом деле, понимает Ветхого денми (иносказательно) как «славу Отца», то ее и нужно понимать как славу именно Отца, хотя эта же слава в равной мере принадлежит и Сыну. При этом необходимо помнить, что о Ветхом денми говорится как о Нем (и пред Него приведеся), т.е., как о конкретной ипостаси, а не о славе, которую нельзя обозначить словами, «пред Него», поэтому, «слава Отца» не является первичной и не исключает присутствия Его (Ветхого денми) в рассматриваемом видении, но наоборот – речь идет прежде всего о Нем, ипостаси, а после, уже, можно говорить и о славе.
    Теперь же приведу точную цитату из сочинения («На святой Символ») свт. Кирилла, где он утверждает противоположное Л. Успенскому, а, именно, что в видении присутствовал Бог Отец: «Потом, сказав о некоторых других предметах своего видения, Даниил присовокупляет: Видех во сне нощию, и се на облацех небесных, яко сын человеч идый бяше, и даже до Ветхаго денми дойде, и пред Него приведеся: и тому дадеся честь и царство, и вси племена и языцы тому поработают (Дан.7:9-10, 13-14). До очевидности ясно, что Даниил видел Еммаиуила, восходящего к Небесному Отцу и Богу («изидох от Отца, и иду ко Отцу» (Иоан. 16. 28), «восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему» (Иоан. 20, 17) – примеч. авт.). Небесное облако подняло Его (Деян.1:9). И называет Его Даниил не просто человеком, но яко сыном человеческим, потому что Бог Слово было в образе, подобном нашему. Точно так же понимая это, мудрый Павел говорит, что Бог Слово было в подобии человечестем, и образом обретеся якоже человек (Флп.2:7), и земнородные видели Его в подобии плоти греха (Рим.8:3). Если бы то был человек, удостоенный божеской чести только по причине близости к Богу, то пророк сказал бы, что он видел как бы Бога или как бы Сына Божия, идущего на облаках, но пророк так не сказал, а говорит, что видел он яко сына человеческаго — следовательно, он видел Сына как Бога и как вочеловечившегося, т.е. бывшего в подобии человечестем, по слову Павла. Но, хотя пророк видел Его во плоти яко сына человеческаго, однако же Он даже до Ветхого денми дойде, т.е. снова взошел на престол вечного Отца. И дадеся тому честь и царство, и вси племена и языцы тому поработают. То же самое сказал Иисус Христос: Прослави Мя Ты, Отче, у Тебе Самого славою, юже имех у Тебе прежде мир не бысть (Ин.17:5). А что воплотившееся Слово Божие сопрестольно и равночестно даже с плотью Богу и Отцу, оставаясь одним и тем же Сыном и по вочеловечении, — это ясно показывает нам мудрый Павел, когда пишет: Такова имамы первосвященника, Иже седе одесную престола величествия на небесех (Евр.8:1)». Слова: «До очевидности ясно, что Даниил видел Еммаиуила, восходящего к Небесному Отцу и Богу», «даже до Ветхого денми дойде, т.е. снова взошел на престол вечного Отца», относящиеся к этому видению, показывают, что здесь Ветхий денми — Бог Отец. Также и Ефрем Сирин указывает, что от Отца «тому дадеся честь и царство, и вси племена и языцы тому поработают»: «Видех… и се, на облацех небесных яко Сын человечь… бяше (Дан.7:13).Но пророчество увенчалось вполне на Господе нашем. Ибо Ему дана власть над всеми народами, племенами и языками, как Сам Он сказал: Дадеся Ми Отцем Моим всяка власть на небеси и на земли (Мф.28:18)»(творения, том 3, толк. на книгу пророка Даниила); «Отец бо не судит никомуже, но суд весь даде Сынови» (Ин. 5, 22).
    Божественный Златоуст еще яснее подтверждает, что пророк видел не только Сына, но и Отца: «Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий (ст. 13). Кто не знает этого? Кто может не видеть этого? (..) Дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему. Отсюда видно, что Они имеют равную честь. Подведен был к Нему (ст. 18). Чтобы ты, когда увидишь, что Ему дается царство, не понимал слова, «дана», по человечески, пророк говорит: с облаками небесными. Облаками Писание обыкновенно обозначает небо. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его — владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится (ст. 14). Что, скажи мне, может быть яснее этого? Все народы, говорит, племена и языки служили Ему. Посмотри, как пророк охватил все народы вселенной. Посмотри, как (Сын человеческий) получил и власть суда. А чтобы ты не подумал, что это только на время, он говорит: владычество Его — владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится, но стоит и пребывает. Если же ты не веришь этому, то убедись делами. Видишь ли равночестность Его с Отцом? Так как Он явился после Отца, то пророк и говорит, что Он пришел вместе с облаками. А что Он был и прежде, это видно из того, что Он приходит с облаками. И Ему дана власть, т.е. та, которую Он имел. Чтобы все народы, племена и языки служили Ему. Он имел власть и прежде и тогда принял ту самую, которую имел. В каком смысле ты разумеешь волосы у Отца и прочее, в таком разумей и это. Слыша: дана, и тому подобное, ты не думай о Сыне ничего человеческого, или низкого» (собрание сочинений свт. Иоанна Златоуста, том 6, книга 2, толкование на пророка Даниила). Слова: «Они имеют равную честь», «Видишь ли равночестность Его с Отцом? Так как Он явился после Отца», «волосы у Отца», говорят сами за себя. И еще более ясно говорит Златоуст (в том же толковании), что пророк видел не Сына только, но и Отца: «Вострепетал дух мой во мне, Данииле, в теле моем, и видения головы моей смутили меня (ст. 15). Конечно, смущало его то, что он созерцал. Он первый и один видел Отца и Сына, как бы в видении». Что может быть еще яснее?
    То, что Даниил видел и Сына, и Отца, нисколько не противоречит св. Иоанну Дамаскину, когда он в словах, «Увидел и Даниил подобие человека и яко Сына человеча, дошедшего до Ветхого денми (Дан. 7, 13)», видит воплощенного Сына («яко Сына человеча»). Но при этом нельзя забывать, что в этом видении присутствует и Отец, как свидетельствуют учителя Церкви, Иоанн Златоуст и Кирилл Александрийский. Так что, и у святых Отцов мы не находим поддержки в пользу противников образа Бога Отца, а если и существуют разные толкования отцов на пророческое видение, то их часто можно согласовать между собой и не совсем обязательно искать противоречия.
    Что же говорится о видении пророка Даниила в Церковных творениях?
    В службе святому пророку Даниилу, святым трем отрокам и праотцам читаем: «На престоле седящаго, и ангелы обстоимаго, непостижнаго видел еси Судию, суща праведнаго, пророче чудный. Удивльжеся ужасному и страшному видению, назнаменал еси сущим потом всем, написав второе пришествие воплощшагося Бога нашего», «Мысленно научашеся Даниил, человеколюбче, Твоим тайнам: на облаце бо яко Сына Тя Человеча грядуща, языков всех яко Судию и Царя, зряше ума чистотою»,- здесь явно говорится только о Сыне Человеческом, но об Отце просто не упоминается, из чего не следует заключать, что Бога Отца не было вовсе в видении. В службе Сретения, действительно, под «Ветхим денми» подразумевается Бог Сын:
    «Младенствуеши мене ради, Ветхий деньми (..)» и др., но разве прочие имена Бога мы относим только к одной какой – либо ипостаси? Достаточно привести цитату из Московского Собора 1655 года: «Еще же Саваоф не именуется точию Отец, но Святая Троица. По Дионисию Ареопагиту «Саваоф» толкуется от жидовска языка «Господь сил», се Господь сил — Святая Троица есть: Отец и Сын и Святой Дух», то же можно сказать и о имени «Аз есмь Сый», «Бог», «Вседержитель», «Всевидец» и т.д.. Имя «Ветхий денми» можно отнести в равной степени и к Сыну, и к Отцу, и к Духу святому, так как, святая Троица – безначальна и прежде всех век. Кроме того, в службе Сретения, имя, «Ветхий денми», не употребляется в связи с видениями пророка Даниила. Поэтому, при всей тщательности рассмотрения упомянутых церковных служб, нельзя заключить, что «Ветхий денми», во второй части откровения пророка Даниила (где присутствуют два лица), есть Сын Божий.
    Автор статьи считает: «образ "Ветхий Денми" в православной традиции до 15 века всегда считался изображением Второго Лица Св. Троицы, о чем свидетельствовал крестчатый нимб(..). Никакой связи образа "Ветхий Денми" с Новозаветной Троицей" нет. Отождествление в иконографии Бога Отца с "Ветхим Денми", как уже говорилось, берет свое начало в недрах искаженного богословского сознания латинян, в их живописи, начиная с раннего Возрождения».
    То, что не только латиняне понимали под Ветхим денми Бога Отца, было показано ранее. Что же касается иконографии Бога Отца, то об этом читаем в православной энциклопедии: «Один из ранних примеров такого понимания (т.е., что образ Ветхого денми связывается с Богом Отцом) — композиция «Отечество», в рукописи Евангельских чтений из мон-ря Дионисиат на Афоне (Dionys. № 587, XI в., в инициале в начале Евангелия от Иоанна представлен Ветхий денми (В.д) на престоле с Еммануилом на коленях). Такой же смысл в изображении В. д. на рус. иконе «Благовещение Устюжское», нач. XII в. (ГТГ), где В. д. во славе, сидящий на херувимах, изображен в небесном сегменте, а от Его благословляющей десницы исходит луч в сторону Богородицы(..) Аналогичная сцена Благовещения в росписи церкви Асину (Панагии Форвиотиссы) в Никитари (Кипр), XIV в. На фреске церкви Панагии тон Халкеон в Фессалонике, 1028 г.!, где В. д. представлен в композиции «Крещение Господне», в его руке свиток с текстом: «Сей есть сын мой возлюбленный» (Мф 3. 17). В церкви Богоматери Перивлепты в Охриде (Македония), 1294-1295 гг., В. д. изображен в медальоне, но без крещатого нимба и без монограммы. К примерам отождествления В. д. с Богом Отцом можно отнести росписи церквей: Успения Богородицы в Грачанице, 1320 г.,- В. д. в медальоне в сцене Крещения; св. Петра в Биело-Поле (Черногория), 1319-1320 гг.,- В. д. на престоле во славе в сцене Вознесения; Богоматери мон-ря Матейче, близ Скопье (Македония), 1355-1360 гг.,- в дьяконнике «Св. Троица» (новозаветная) — на престолах в ряд изображены В. д., Эммануил и Св. Дух в виде голубя» (том 8, стр.54 – 55). «В Лекционарии из мон-ря Дионисиат (Ath. Dionys. 587. Fol. 3v, 80-е гг. XI в.) в инициале в начале Евангелия от Иоанна представлен Ветхий денми на престоле с Еммануилом на коленях. В рукописи НЗ (Vindob. Suppl. gr. 52. Fol. 1v, XII в.) в заставке изображена Св. Троица — Ветхий денми на престоле, Еммануил на коленях, Св. Дух в виде голубя в медальоне. В Мюнхенской серб. Псалтири (Monac. slav. 4. Fol. 97 v, XIV в.) — медальон с полуфигурой Ветхого денми и Еммануилом перед грудью, вокруг медальона — символы евангелистов» (том 21, С. 674-713).
    Так что, учитывая наличие изображений Бога Отца, начиная с 11 века (т.е., даже, до разделения Церквей и падения византийской империи), и, что приведенные примеры вовсе не взяты от запада, кажется странным, что автор отстаивает иную позицию и пытается присвоить истоки практики изображения Бога Отца исключительно латинянам, начиная с раннего Возрождения.
    Итак, тщательно взвесив все аргументы, приведенные в статье и стремящиеся уничтожить почитание Бога Отца в Его образе, оказывается, что их вес подобен пуху и ничтожен. Свидетельств же в пользу образа Бога Отца больше и они, действительно, имеют святоотеческую основу.
    Чтобы не оказаться голословным и не подумали бы, что я желаю, во что бы то ни стало, внедрить в Церковь какую – то новую ересь, завершу словами (из греч. «Кормчей» = «Пидалиона») знаменитого греческого канониста и учителя, великого старца схимонаха Никодима Святогорца, которому «все афонские библиотеки отверсты; и было ему из чего черпать: не имел в книгах недостатка; к тому же, еще имел в себе свыше от Бога данную благодать Святаго Духа и дар рассуждения, что явно показывает его глава, источающая благоухание»:
    «Мы должны заметить, по той причине, что настоящий Собор (т.е. седьмой Вселенский Собор), в письме посланном Александрийской церкви, призывает благословения на тех, кто знает и принимает, и признает, и следовательно, также, изображает и почитает пророческие видения и Богоявления, как Сам Бог представил их и напечатлел в умах их (т.е. пророков), но, в то же время, анафемствует тех, которые отказываются принимать и допускать отображение в иконографии таковых видений, бывших до воплощения божественного Логоса (стр. 905, том 2, Деяния Вселенских Соборов), необходимо сделать вывод, что даже Безначального Отца подобает изображать так, как Он явился пророку Даниилу, то есть, как «Ветхого денми». И, хотя, является достоверным то, что папа Григорий, в своем письме к Льву Исавру (стр. 712, том 2, Деяния Соборов), говорит, что мы не изображаем Отца Господа нашего, Иисуса Христа, следует отметить, что он сказал это не просто, но в том смысле, чтобы мы не изображали Его по Божественной природе. Вот, что утверждает настоящий Собор и вся Кафолическая Церковь; а не то, что мы не изображаем Его, как Он явился пророку. И, если бы, мы вовсе не изображали Его и никак не представляли бы Его наглядно, то почему мы должны отображать Отца, а также, Духа Святого, в виде Ангелов, юношей, как Они явились Аврааму? Кроме того, если и предположить, что Григорий на самом деле говорит это (т.е. в прямом смысле), все-таки, мнение всего Вселенского Собора, сопровождаемое и представленное большим количеством отдельных людей, должно предпочесть мнению одного человека. Если же и Духа Святого принято изображать в виде голубя, как Он и явился, то об этом свидетельствует следующий факт. Когда один перс, именем Ксеней, утверждал, среди прочего, что изображать Святого Духа в виде голубя есть дело младенческого познания, святой седьмой Вселенский Собор (Акт 5, стр. 819, том 2 деяний Соборов) анафематствовал его вместе с другими иконоборцами. Из этого можно сделать логическое заключение, что, согласно седьмому Вселенскому Собору, Дух Святой должен быть написан или отображен на иконах и других изображениях в виде голубя, как Он явился. Такого же взгляда придерживается Досифей (стр. 655, Dodecabiblus)» (греч.«Пидалион», стр. 261, изд.1886 г., Афины,.). «А что Духа Святого следует изображать в виде голубя, то это доказывает даже тот факт, что Отцы этого Собора признали образы голубей, устроенные над баптистериями и святыми алтарями, приличными для отображения Святого Духа. (Акт 5, стр. 830) (..) Что касается заявления, сделанного в «Священной Трубе» (Панегирик трем иерархам), по поводу того, что Отца не должно изображать, соответственно актам 4, 5 и 6 седьмого Вселенского Собора, то мы тщательно прочли эти конкретные деяния, но не нашли ничего подобного, кроме утверждения, что природа Святой Троицы не может быть представлена наглядно, так как, она не имеет формы и невидима» (там же, 262 стр.)

  3. Sergiy

    весьма трудно переубеждать наших старопоклонников в вопросах иконописания. для них верно то,что старо.

  4. Прот. Виталий Шумилов

    Что касается икон 6 века, имеющих изображение "Ветхого Денми", здесь надо пояснить, что все сохранившиеся доиконоборческие иконы можно пересчитать по пальцам. Единственный образ "Ветхого Денми" находится в монастыре вмч. Екатерины на Синае, он относится к 7 веку. Еще раз повторю слова своей же статьи, что образ "Ветхий Денми" в православной традиции до 15 века всегда считался изображением Второго Лица Св. Троицы, о чем свидетельствовал крестчатый нимб. До 18 века подобные изображения на православном Востоке и России были большой редкостью. "Ветхого Денми" с крестчатым нимбом изображал еще Дионисий в Ферапонтово (16 в.). Никакой связи образа "Ветхий Денми" с Новозаветной Троицей" нет. Отождествление в иконографии Бога Отца с "Ветхим Денми", как уже говорилось, берет свое начало в недрах искаженного богословского сознания латинян, в их живописи, начиная с раннего Возрождения. Например, фреска Бога Отца Андреа дель Кастаньо в куполе Капеллы Сан Таразио во Флоренции, датируемая 1442 годом. Таких примеров можно привести великое множество, достаточно вспомнить знакомое всем "Сотворение Адама" Микеланджело.

  5. Прот. Виталий Шумилов

    Не ожидал найти свою статью, написанную лет семь назад для журнала "Православная беседа" на этом сайте. Меня заинтересовал отзыв Сергея, единственный за все это время.
    Не понятно, как могли бы огорчиться "святые" решениями Синода Константинопольской Церкви 1776 года, если он принял решение согласное со Святыми Отцами 7 Вселенского Собора? А вот о том, что якобы "один из Вселенских Соборов постановил почитание пророческих образов Бога Отца в виде Старца, а также Духа — в виде голубя, и анафемствовал тех, кто не хотел признавать этого", — о таком соборе не слыхано. В той же Кормчей, да и в любой Книге Правил опубликованы деяния всех Семи Вселенских Соборов, чего проще указать, какой именно собор Собор и в каком правиле анафематствовал не желающих почитать образ Бога Отца. И если так, нам надо анафематствовать в первую очередь прп. Иоанна Дамаскина, автора "Трех слов о почитании святых икон" и "Точного изложения Православной веры", поскольку он строго следовал словам Евангелия: "Бога не видел никто, Единородный Сын — Он явил". Мы изображаем Иисуса Христа, потому что Он был виден во плоти, — пишет прп. Иоанн, — а Бога Отца видеть невозможно.
    Надо заметить, что Дионисий из Фурны написал свой трактат в 18 веке, прп. Никодим Святогорец умер уже в 19 веке (1809). Греки освободились от османского ига только в 1821 году, а до этого (с 1453 года) настоящего богословского образования на территории Греции получить было невозможно. Греки учились, главным образом, в Италии в Латинских академиях и университетах. Хотя они изо всех сил старались хранить Православие в чистоте, однако отдельные латинские мнения и традиции проникали в Греческую церковь, как и в нашу через Киево-Могилянскую академию.

  6. Сергей

    Древнейшие сохранившиеся иконы 6 века доиконоборческого периода указывают на то что уже тогда было изображение Ветхого Денми или Новозаветной Троицы
    Наверное очень бы огорчились святые если бы присутсвовали на упомянотом соборе Свящ Синода Константинопольской Церкви Ведь по словам св Никодима Святогорца — общепризнанного и величайшаго греческого канониста верного защитника православия один из Вселенских Соборов постановил почитание пророческих образов Бога Отца в виде Старца а также Духа — в виде голубя и анафемствовал тех кто не хотел признавать этого Это можно прочитать в греческой Кормчей которая до сих пор остается лучшим толкованием канонов в Элладской Церкви
    В руководстве для иконописцев — Эрминии читаем: изображаем безначального Отца в виде Старца как Его видел Даниил
    Спаси Вас Господи
    Простите

Добавить комментарий