Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Автокефалия и способ ее провозглашения

Жизнь в Церкви

Автокефалия и способ ее провозглашения


Выступление на Заседании Межправославной Подготовительной Комиссии, Шамбези, 7-13 ноября 1993 г.

1

Автокефалия, как институт управления Православной Церкви определялся, как известно, на основе экклезиологического учения о поместной Церкви в том виде, в котором оно было отражено в православном предании и жизни Православной Церкви со времен Апостолов и по сей день. Таким образом основополагающим принципом автокефалии является все апостольское святоотеческое предание поместной Церкви, которое было представлено как осуществление исторического тела Христова в пространстве и во времени.

Глубокая связь канонического института церковной автокефалии с православным экклезиологическим учением о поместной Церкви объясняет как чуткость поместных автокефальных Православных Церквей по отношению к безотлагательному решению реально существующих проблем гармоничного функционирования института, так и их готовность внести свои вклад своими обширными докладами в дело единства Православной Церкви. Свои доклады по вопросу «Автокефалия и способ ее провозглашения» прислали своевременно в Секретариат по Подготовке Святого и Великого Собора

а. Вселенская Патриархия
б. Александрийская Патриархия
в. Иерусалимская Патриархия
г. Московская Патриархия
д. Румынская Патриархия
е. Болгарская Патриархия
ж. Элладская Церковь, и
з. Польская Церковь.

В своих докладах Православные Церкви пользуются основными принципами православного канонического предания и практики, чтобы обосновать свои конкретные предложения по этому вопросу, особенно же по вопросу способа провозглашения автокефалии в рамках Православной Церкви, так как экклезиологические предпосылки автокефалии являются фактами ее экклезиологического предания. Конечно, в докладах Церквей выбор канонических или исторических критериев разнообразен, так как эти критерии были по-разному истолкованы канонистами в теории для того, чтобы служить конкретным тенденциям, касающимся функционирования данного института в новейшее время, особенно же в рамках создания православными народами национальных государств. В этом смысле сформировались совпадающие и расходящиеся подходы и толкования, которые составляют специфическую проблематику вопроса в поисках единой позиции поместных Православных Церквей по отношению, в основном, к канонической юрисдикции провозглашения автокефалии.

В самом деле, характер расходящихся подходов и канонического предания и практики касается, в основном, способа провозглашения автокефалии, а совпадающие подходы касаются, в основном, канонического содержания и значения этого института для единства Православной Церкви. Другими словами, доклады поместных Православных Церквей, с одной стороны, исходят из канонического предания и практики института автокефалии, а, с другой стороны, используют в качестве герменевтических критериев или общую экклезиологическую инфраструктуру, или же разнообразную казуистику исторического применения института в Церкви. Однако это сочетание, несмотря на то, что выявляет устойчивые экклезиологические предпосылки функционирования института, оказывает содействие различным герменевтическим тенденциям по отношению к порядку провозглашения автокефалии. Так или иначе, историческое применение принципов церковной икономии и снисхождения, которое направлено только на благо Церкви, всегда осуществлялось в соответствии с незыблемым принципом канонической акривии, чтобы таким образом стало невозможным его ослабление через приспособление к очередным историческим потребностям Церкви.

2

Доклады поместных Православных Церквей по вопросу автокефалии содержат некоторые значительные различия по отношению к компетентной церковной власти: а) в введении процедуры и б) в принятии окончательного решения по поводу провозглашения или упразднения автокефалии какой-либо Церкви. Эти различия вытекают из двух явно разноцентричных исходных пунктов в подходе к данной проблеме:

I. Авторитет Вселенских Соборов подчеркивается Вселенской, Александрийской, Иерусалимской Патриархиями и Элладской Церковью и имеет в качестве критерия единодушное каноническое предание периода Вселенских Соборов и его последовательное применение в жизни Церкви вплоть до новейшего времени. Согласно этому каноническому критерию, вносимые изменения в организацию тела Церкви, имеющие в качестве своей главной цели большее утверждение единства Церкви, внедрялись в Церковь на основе решений Вселенских Соборов: например, митрополичья система основывалась на 4, 5, 6, 7 канонах Первого Вселенского Собора, экзаршая и патриаршая системы — на 6 каноне Первого, 2 и 3 канонах Второго, а также на 9, 17 и 28 канонах Четвертого Вселенских Соборов; автокефалия Кипрской Церкви на 8 каноне Третьего и на 38 каноне Пято-Шестого Вселенских Соборов и т.п. Это предание Вселенских Соборов отражено в докладах св. Церквей Константинопольской, Александрийской, Иерусалимской и Элладской в качестве единственной канонической основы правильного подхода к этой спорной современной проблеме. Т.о., в докладе Вселенского Престола делается вывод:

«Из всего сказанного об организации древней Церкви и в особенности о введении митрополичьей и патриаршей систем видно, что при создании и утверждении структур церковного управления был пущен в ход важный механизм решений и предписаний, особенно в области Соборов, которые созывались по разным случаям, и в частности Вселенских Соборов, отличительным признаком которых всегда было полное согласие в решениях всех поместных Церквей» (пар. 23).

«Из всего вышесказанного видно, что в сознании Церквей вопрос автокефалии касался компетенции всей Церкви в целом. Ибо с понятием автокефальной Церкви связано понятие независимой поместной Церкви, связанной единством веры и каноническими началами с другими ее частями» (пар. 27).

В докладе Александрийской Патриархии подчеркивается:

«Из вышеизложенного становится ясно, что наивысшая видимая власть Православия — это Вселенский Собор, который, по словам св Златоуста, есть имя состава и собора. Он также является самой высшей авторитетной инстанцией, которая может упорядочивать административные границы Православных Церквей. Основной принцип Православной Церкви заключается в том, что на Вселенских Соборах присутствовал Дух Святой, который руководил ими в решениях» (пар 4).

В обширном докладе Иерусалимской Патриархии говорится о том, что

«Вселенский Собор представляет собой канонический орган для проведения общих канонических реформ в административной организации Церкви; между прочим, именно по этой причине решениями Первого и Четвертого Вселенских Соборов были учреждены как система митрополий, так и система патриархатов. Однако, большие Соборы также могли принимать решения по вопросам управления более общего характера.

Таким образом, общие соборы Восточных Церквей или домашние Соборы в Константинополе Вселенского Престола (эндемуссе), которые в церковной практике на Востоке заняли место Соборов со значительным количеством участвующих и стали более авторитетными, получили возможность принимать решения по вопросам управления более общего характера (см. В. Фидас. Церковная история. Афины, т.2, с. 148). Следовательно, под председательством Вселенского Патриарха и выражая мнение патриарших Престолов Востока, местные Константинопольские Соборы обладали юрисдикцией провозглашать автокефалии Церкви и поставлять святителей вплоть до чина патриарха» (пар. II, 4).

В докладе Элладской Церкви читаем следующее:

«а) Вся Православная Церковь в своей канонической административной совокупности провозглашает какую-либо Поместную Церковь автокефальной, поэтому произвольное, самовольное или группой автокефальных Православных Церквей одностороннее провозглашение, не служащее единству Православной Церкви и нарушающее каноническое предание, является антиканоничным.

б) Органом, отвечающим за провозглашение автокефалии, является Вселенский Собор, и, соответственно, для Православной Церкви — Всеправославный Собор, который, применяя каноническую традицию и особенно вышеупомянутые критерии, приступает каноническим порядком к провозглашению.

в) Канонический процесс начинается, по каноническому преданию Православной Церкви, Вселенским Престолом, имеющим первенство чести, который координирует все каноническое рассмотрение вопроса на всеправославной основе.

г) В исключительных случаях возможно провозглашение какой-либо Церкви автокефальной единогласным выражением воли всех автокефальных Православных Церквей, но и такое провозглашение — применением экклезиологической икономии — завершается только решением Всеправославного Собора» (пар. 10).

II. Самостоятельное право каждой автокефальной Церкви даровать автокефалию конкретной части ее юрисдикции, если имеются все необходимые конкретные предпосылки, выделяется в докладах cв/ Церквей России, Румынии, Болгарии и Польши, в том смысле, конечно, что и всеправославное сознание признает это одностороннее решение провозглашения автокефалии какой-либо Церкви.

Таким образом, в докладе св. Русской Церкви в качестве критерия выступает принцип, согласно которому:

«Юридическая аксиома — никто не может дать другому больше прав, чем имеет сам — является вместе с тем и аксиомой канонической, имеющей основу в слове Божием: посланник не больше пославшего его… Так как всякая автокефальная Церковь имеет высшую, суверенную власть, то в силу этого поместный собор епископов этой Церкви и может даровать автокефалию части своей Церкви. Однако, этот акт влечет за собой необходимость признания этой новой автокефальной Церкви со стороны всех поместных Церквей-Сестер… Апостолы и Вселенские Соборы не могут рассматриваться в качестве обычных образователей автокефальных Церквей. Первые потому, что они жили в эпоху основания Церкви, вторые потому, что были чрезвычайными явлениями и уже в силу этого не имевшими возможности всегда решать такие вопросы текущей церковной жизни, как вопрос об автокефалии.

Обычно нормой образования новых автокефальных Церквей является воля епископата уже существующих автокефальных Церквей. При этом компетенция Собора автокефальной Церкви ограничивается ее собственной территорией. Собор Епископов автокефальной Церкви может как провозглашать новую автокефалию части своей Церкви, так и отказаться от автокефалии своей Церкви, решив присоединить ее к другой автокефальной Церкви с согласия последней».

В докладе св. Румынской Церкви подчеркивается на основе Апостольских канонов 34, 35 и 37, а также канонов 2 Третьего и 12 Четвертого Вселенских Соборов, что:

«…автокефальные Церкви, устроенные по этническому принципу, существовали как до, так и после Вселенских Соборов, в то время как другие такие Церкви были созданы постановлением этих Вселенских Соборов. Однако, из этого не вытекает, что лишь Вселенский Собор имеет право предоставить какой-либо Церкви полную и необратимую автокефалию (П. Траблэ и Максим Сардский. Вселенская Патриархия в Православной Церкви. Париж, 1975, с. 278). Наоборот, становится ясно, что каноническое установление автокефалии существовало и может существовать независимо от Вселенского Собора и что такие Соборы специально не предвидят и не дают повода думать, что невозможно создать полную и необратимую автокефалию иначе, как их решением. Практика церковной жизни открывает нам, каким образом устанавливались различные автокефальные церковные единицы, а именно: некоторые создавались непосредственно, применением иерархического и соборного принципа в их становлении как независимых единиц; другие — актами провозглашения автокефалии со стороны некоторых уже существовавших автокефальных Церквей…

Церковь-Матерь, ответственная одновременно за поддержание всеправославного единства и канонического порядка, должна проконсультироваться с остальными автокефальными Церквами-Сестрами для предварительного достижения с ними согласия об уместности положительного ответа на ходатайство о такой автокефалии. По достижению консенсуса Церковь-Матерь синодальным решением, вписанным в официальный акт, обычно именуемый Синодальным Томосом, должна формально признать за Церковью-Дочерью просимую ею автокефалию…

В случае, когда Церковь, состоящая из нескольких епархий и отвечающая условиям, необходимым для существования и действия в качестве автокефальной Церкви, ходатайствует об автокефалии и не встречает содействия со стороны Церкви, от которой она канонически зависит, она может апеллировать к всеправославному решению» (пп. 5-7).

В докладе св. Болгарской Церкви подчеркивается на основе Апостольских канонов 34, 35, 37 и 2 канона Третьего Вселенского Собора, 12 канона Четвертого Вселенского Собора, что:

«Не вызывает сомнений право Вселенского Епископата создавать автокефальные Церкви. Но Вселенские Соборы, как явления чрезвычайные в повседневной жизни Церкви, не имели возможности подробно разрешить такие особые вопросы, как вопрос автокефалии. В своей законодательной деятельности они лишь выработали и провозгласили наиболее общие принципы церковного устроения. Для создания автокефальных Церквей непременным фактором было и есть соизволение иерархии автокефальной Церкви, уже существующей и признанной. Эта иерархия имеет постоянную власть и обладает законным правом создавать новую автокефальную Церковь или соединиться с другой Церковью, действуя от имени всего вселенского епископата через свои органы — соборы…

Таким образом, автокефальная Церковь может предоставлять автокефалию лишь той своей части, которая находится в границах ее собственной юрисдикции. Действия наперекор этому основному каноническому принципу были бы нарушением неприкосновенных прав других автокефальных Церквей…» (пар. V, 1 Б-В).

В кратком докладе св. Польской Церкви подчеркиваются основные положения ее иерархии по этому вопросу:

«…по нашему мнению, автокефалию может дать Церковь-Мать, имеющая законную автокефалию и находящаяся в каноническом общении со всей полнотой Православия.

б) Без благословения Церкви-Матери признание автокефалии незаконно.

д) Все существующие автокефалии и автокефалии оспариваемые должны быть подтверждены и выяснены Всеправославным Святым Собором во имя всеправославного единства» (пар. 1, а, б, д).

3

По вышеизложенным тезисам св. поместных Православных Церквей становится ясно, что основные расхождения относятся не к самой по себе сути института автокефалии, а, в основном, к способу ее провозглашения, т.е. к установленной процедуре и к компетентной церковной власти, начинающей эту процедуру. В самом деле, в докладах некоторых Православных Церквей выделяется в качестве незыблемого критерия единодушное каноническое предание и практика, согласно которым провозглашение автокефалии какой-либо поместной Церкви являлось, с точки зрения акривии, каноническим правом Вселенского Собора, а с точки зрения церковной икономии — зрелым плодом решения всех поместных автокефальных Православных Церквей по инициативе и попечению Вселенской Патриархии, согласно канонически установленному порядку престолов в Церкви (Вселенская Патриархия, Александрийская, Иерусалимская, Элладская Церковь).

В докладах некоторых других св. Православных Церквей активизация процедуры провозглашения автокефалии какой-либо поместной Церкви представляется как привилегия Церкви-Матери, которая, оценив существующие предпосылки, может в принципе принять ходатайство любой части ее административной юрисдикции — или на основе права, которое гласит, что всякая Церковь может в одностороннем порядке даровать то, что она сама имеет (Московская Патриархия), или же просто как само собой разумеющееся каноническое право всякой автокефальной Церкви-Матери (Русская, Румынская, Болгарская Патриархия и Церковь Польши).

Однако, несмотря на разносторонний подход к способу провозглашения автокефалии, отмеченный в докладах св. Православных Церквей, возникает со всей ясностью общее убеждение в необходимости всеправославного консенсуса при любом провозглашении автокефалии какой-либо поместной Церкви. Это убеждение, однако, входит в рамки предлагаемого двумя тенденциями толкования иной процедуры, поскольку первая понимает всеправославный консенсус в рамках установившихся и утвердившихся экуменических [имеется в виду вселенское православие. — Прим. ред.] структур Православной Церкви посредством канонической инициативы Вселенской Патриархии, а вторая считает провозглашение автокефалии какой-либо поместной Церкви внутренним, так сказать, делом автокефальной Церкви-Матери, к решению которой должен приспособиться, в большей или меньшей мере, всеправославный консенсус. Следовательно, всеправославный консенсус в первом подходе является необходимой предпосылкой в рамках канонического служения Вселенского Престола, а во втором становится лишь простым утверждением одностороннего решения Церкви-Матери провозгласить автокефалию некоей ее части.

В этом духе были сформулированы соответствующие предложения этих двух подходов относительно способа провозглашения автокефалии какой-либо поместной Церкви. Таким образом, в докладе Вселенской Патриархии имеются следующие итоговые предложения:

«На основании этих серьезных фундаментальных источников, а также на основании самого понятия автокефалии как некой практики Церкви, когда, как было сказано выше, меняются определенные церковные границы и возникает новая юрисдикционная и административная власть, создающая новое положение в общей структуре Православной Церкви, видно, что дарование автокефалии — дело всей Церкви в целом, за которой остается право вынести окончательное решение относительно дарованной автокефалии особенно во время Великого или Общего Собора Православной церкви, что означает, что такое решение относится к компетенции общего собора, представляющего собрание поместных Православных Церквей, но ни в коем случае не является в компетенции какой-либо отдельной поместной Православной Церкви.

Константинопольская Церковь и ее административные органы в согласии с буквой и духом священных канонов, как было указано выше, и соответственно своей длительной церковной практике, начиная с эпохи непосредственно после Вселенских Соборов и до наших дней, при утверждении и согласии других Православных Церквей-Сестер, пользовалась правом и несла служение, состоящее в удовлетворении нужд и деятельности на пользу единства нашей св. Православной Церкви во все времена и повсюду, с тех пор как стал возможным созыв Собора или соборов, подобных вышеописанным.

Согласно всему вышесказанному, этот Великий Собор должен будет, с одной стороны, благословить и окончательно утвердить дарованные Константинопольской Церковью автокефалии, а с другой, закрепить впредь для аналогичных случаев привычную практику, соблюдавшуюся до сих пор и ставшую неписаным законом, созданным этой практикой, чтобы подобные затруднения не возникали впредь.

Следовательно, существует только один действительно положительный и возможный способ объявления автокефалии какой-либо Церкви: это та процедура, которая соблюдалась до сих пор и которая не отменяет непреложного права всех Православных Церквей вместе взятых давать свое согласие и подтверждение, а обеспечивает нормальное течение дела во всем, что касается административной организации и развития в лоне Православной Церкви» (пп. 45, 46, 47, 49).

В докладе Александрийской Патриархии подчеркивается, в частности:

«Следовательно, Вселенская Патриархия с согласия всех Православных Церквей имеет, согласно порядку, инициативу в общих вопросах Церкви, среди которых оказывается и учреждение автокефалии. До сих пор было доказано, что Константинопольская Церковь приступала к учреждению автокефалии не без мудрости и размышления и что ей всегда оказывалось подобающее уважение. Это служение Вселенской Патриархии вытекает из необходимого наличия координирующего фактора для порядка и гармонических отношений между Церквами.

Вывод таков, что из основных принципов управления Церкви и ее жизни мы приходим к твердому мнению, что автокефальные Церкви имеют юрисдикцию, ограниченную границами их предела, и не могут даровать автокефалию, тогда как они могут даровать автономию святым храмам и святым монастырям, которые находятся в пределах их церковной юрисдикции.

Возобновление в наши дни практики созыва Всеправославного Совещания и достижение частого общения Председательствующих Православных Церквей с Вселенской Патриархией дает Церкви возможность совместно выносит решения в случае учреждения автокефалии» (пар. 9).

В обширном докладе Иерусалимской Патриархии подводится следующий итог:

«Провозглашение автокефалии всякой поместной Церкви должно осуществляться на основе комплекса канонической традиции и, в особенности, установленных Вселенскими Соборами критериев и долгой практики церковной деятельности, поскольку только таким образом провозглашение автокефалии будет каноническим».

В докладе Элладской Церкви выделяются те же канонические критерии и тот же способ провозглашения автокефалии какой-либо поместной Церкви.

Под другим углом зрения подводятся итоги у Православных Церквей, подчеркивающих роль Церкви-Матери в процессе провозглашения автокефалии какой-либо поместной Церкви и считающих логическим вытекающим последствием выражение всеправославного консенсуса по этому вопросу.

Итак, св. Русская Церковь предлагает в своем докладе следующее:

«1. Следуя наставлению Апостолов и Номоканона, каноническая практика Вселенской Церкви утверждает, что основать или провозгласить новую Автокефальную Церковь имеет право лишь такой церковный орган, который обладает высшей властью в этой Церкви.

В ныне существующих автокефальных Православных Церквах такая власть присуща поместным Соборам епископов этих Церквей. Естественно, что компетенция Собора Епископов автокефальной Православной Церкви ограничивается пределами юрисдикции своей поместной Церкви. (См. о Соборах в Церковных областях-автокефалиях 2 правило Второго Вселенского Собора).

2. Провозглашение Собором Поместной Церкви новой автокефалии части своей поместной Церкви должно сопровождаться последующим признанием этой новой автокефальной Церкви со стороны всех поместных автокефальных Православных Церквей, в чем проявляется единство духа в союзе мира (Еф. 4, 3).

6. Собор епископов автокефальной Церкви может не только провозгласить новую автокефалию части своей Церкви, но и отказаться от автокефалии своей Церкви, решив присоединить ее к другой автокефальной Церкви» (пп. 1, 2, 6).

Св. Румынская Церковь приходит к подобным выводам, но придает большое значение предшествующему провозглашению автокефалии всеправославному консенсусу.

4

С помощью вышеизложенных итоговых предложений можно прийти к выводу, что выявляемые в докладах Православных Церквей на основе этих критериев основные расходящиеся положения связаны, с одной стороны, с каноническим органом, а с другой, с каноническим способом провозглашения автокефалии:

а) Каноническая компетенция в провозглашении автокефалии какой-либо Церкви принадлежит Вселенскому Собору и, следовательно, Всеправославному Собору или же по крайне мере единодушно принятому решению всеми поместными Православными Церквами (Вселенская Патриархия, Александрийская, Иерусалимская, Элладская Церковь). Согласно другим докладам, это — компетенция автокефальной Церкви, от которой отделятся область, провозглашаемая автокефальной, а одобрение других Православных Церквей выражается апостериори (Московская Патриархия, Румынская Патриархия).

б) Инициатива канонической процедуры для достижения единогласия на провозглашение автокефалии (в том, конечно, случае, когда Церковь, от которой автокефальная область, дала свое согласие и когда определены прочие канонические положения) принадлежит Вселенскому Престолу, которому в каноническом порядке было присвоено верховное первенство чести согласно канонически единодушным преданию и практике (Вселенская Патриархия, Александрийская, Иерусалимская, Элладская Церковь). В других докладах такое право инициативы признается за Церковью, от которой отделяется Церковь, провозглашаемая автокефальной; одобрение Православных Церквей на уже совершенное провозглашение запрашивается апостериори (Московская Патриархия, Румынская Патриархия, Болгарская Патриархия, Польская Церковь). Это разногласие влечет за собой другие расхождения в отношении канонического порядка провозглашения автокефалии в следующих областях:

1. канонический орган, которому направляется прошение от поместной Церкви, ходатайствующий об автокефалии,

2. канонический орган, ответственный за оценку канонических предпосылок (по содержанию и форме), необходимых для приведения в действие процедуры одобрения Православных Церквей,

3. решающий или только утверждающий характер всеправославного одобрения.

в) По каноническому преданию и практике, канонические последствия провозглашения автокефалии Поместной Церкви включают ее введение (на основе ее собственных данных) в круг Православных Автокефальных Церквей, а также установление ее прямых сношений с Вселенской Патриархией и другими автокефальными Православными Церквами, поскольку прервалась нить ее зависимости с Церковью, от которой она отошла. Вот почему возможное приведение в действие канонической процедуры для упразднения автокефалии (так же, как и ее провозглашение) делается по инициативе Вселенской Патриархии, согласно каноническому преданию и практике (Вселенская Патриархия, Александрийская Патриархия, Иерусалимская, Элладская Церковь). Другие считают это право привилегией Церкви, самостоятельно провозгласившей автокефалию (Московская Патриархия).

г) Вышеупомянутые положения, расходящиеся в вопросе канонического органа и канонической процедуры провозглашения автокефалии какой-либо поместной Церкви, влекут за собой также расхождения во взглядах относительно канонической действительности в наши дни автокефалии поместной Церкви, уже провозглашенной самостоятельно одной из автокефальных Церквей (доклад Секретариата, 1987, пар. 3).

Систематическое изучение докладов св. Православных Церквей Секретариатом по Подготовке Святого и Великого Собора привели к некоторым важным выводам, которые могли бы стать основой для преодоления вышеупомянутых расхождений:

а) Во всех докладах св. Православных Церквей выражается полное согласие с экклезиологическим обоснованием и церковным применением института автокефалии в Православной Церкви, поэтому и в этом существенном вопросе не отмечаются расхождения и обходится как само собой разумеющийся в православном предании и практике.

б) В своих докладах все Православные Церкви в конце концов согласны, несмотря на отмеченные расхождения, с тем, что только многовековое и последовательное каноническое предание Православной Церкви в состоянии предложить единодушную основу для решения современных проблем. Любой отход от канонического предания считается немыслимым, даже если отличаются критерии толкования этой традиции от канонических принципов и их исторических применений, как это отмечается в представленных докладах по этому вопросу.

в) В своих докладах Православные Церкви полностью согласны с описанием церковных и реальных предпосылок, необходимых для дарования автокефалии какой-либо поместной Церкви. Они представлены в шестой главе и в пунктах а-и доклада Вселенской Патриархии.

г) Все Православные Церкви выражают в своих докладах свое полное согласие с тем, что необходим всеправославный консенсус для провозглашения автокефалии какой-либо Церкви или в начале, через установленную инициативу Вселенской Патриархии, или апостериори по предложению Церкви-Матери, или же в сочетании с тем и другим. В любом подходе присутствует со всей ясностью всеправославное сознание того, что для провозглашения автокефалии какой-либо Церкви канонически недостаточна отдельная компетентность одной автокефальной Церкви, а также что каноническое дарование автокефалии немыслимо без изначального подтверждения православного единодушия.

д) Во всех докладах Православных Церквей, особенно в докладе Вселенской Патриархии, подчеркивается действенная связь института автокефалии и церковной администрации вообще с общей ответственностью всех поместных Православных Церквей за сохранение единства Церкви в соблюдении веры и любви. Эта действенная связь определяет и общую заботу всех поместных Церквей как о строгой приверженности установленным принципам многовекового канонического предания, так и об избежании односторонних или конъюнктурных исторических подходов и толкований института автокефалии.

е) Все Православные Церкви согласны, в большей или меньшей мере, в своих докладах со всеправославным значением введения какой-либо поместной Церкви в общение автокефальных Православных Церквей как равноправного участника; хотя в некоторых докладах предлагается некое своеобразное или даже зависящее отношение ее перед Церковью-Матерью, от которой отошла и которая все еще сохраняет право одностороннего упразднения ее автокефалии. Экклезиологическая и каноническая основа института автокефалии закрепляет равноправие автокефалии всех поместных автокефальных Православных Церквей и не позволяет различать суверенную и зависимую автокефалию в общении Православных Церквей.

ж) Во всех докладах св. Православных Церквей подчеркивается известная взаимодополняемость поместного и вселенского в православной традиции и практике, чтобы таким образом в поместной Церкви раскрывалась полностью идея экуменического свидетельства Православия, а во Вселенской Православной Церкви выражалась идея всех поместных автокефальных Православных Церквей с координирующим служением Вселенской Патриархии. Эта каноническое предание действует на основе единодушного решения всех Православных Церквей и в процессе подготовки Святого и Великого Собора, как это было подтверждено единогласным принятым Регламентом Работы Предсоборных Всеправославных Совещаний. Эта современная практика может быть использована в качестве примера всеправославного консенсуса и для функционирования института автокефалии в Православной Церкви.

з) Во всех докладах Православных Церквей полностью сознается не только серьезность рассматриваемого нами вопроса, но и непредсказуемые или даже неконтролируемые последствия любого отхода от установленной канонической традиции, касающейся работы организационных структур Православной Церкви. Небольшие исторические отклонения могут ниспровергнуть саму экклезиологическую основу действенного отношения между административными схемами и единством Церкви и привести к неконтролируемой православным сознанием раздробленности Православия на неограниченное количество автокефальных Церквей. Ответственность за это несет и нынешняя Межправославная Подготовительная Комиссия.

Источник: Дамаскин Алекс. Папандреу, митрополит Швейцарский. Православие и мир. — Исследовательский центр Священной Обители Кикку, Кипр. Изд. Ливани — Нэа Синора. [1994]. Электронный текст: Религия и СМИ

© Фото http://www.orthodoxresearchinstitute.org/

Дата публикации: 20.04.2005