Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Перспективы Единой Украинской Поместной Православной церкви в свете исследований социологии 2016 г.

Жизнь в Церкви

Перспективы Единой Украинской Поместной Православной церкви в свете исследований социологии 2016 г.


В последнее время (март 2016 г.) социологической службой Центра Разумкова при поддержке Фонда К. Адэнауера была проведено подробное социологическое исследование, а затем опубликованы его материалы, касающиеся характера и эволюции религиозности украинцев. Это весьма значительный объем статистических данных, который пригоден для подробного аналитического изучения (см. [1] http://www.razumkov.org.ua/upload/1464081325_file.pdf и [2] http://www.razumkov.org.ua/upload/Religiya_200516_A4.compressed.pdf).

Diagr

Мы ставим здесь цель рассмотреть, какие тенденции развития религиозной самоидентификации и религиозных ценностей можно проследить в последние годы в Украине. Поэтому, не претендуя на всеобъемлющий анализ, обратим внимание на те характерные показатели, которые могут помочь в ответе на вопрос: насколько украинские православные верующие в своем мировоззрении толерантны и приближаются к идее Единой Православной Поместной Церкви в Украине?

1. Степень и характер религиозности в зависимости от региона

Среди регионов Украины можно достаточно четко выделить три группы: Запад, Центр и условный Юго-Восток (такая классификация менее детальная, чем традиционно воспроизведенное в большинстве социологических исследований выделение пяти регионов, но различия внутри т.н. Юго-Востока, который объединяет Юг, Восток и Донбасс, меньше чем отличие южных и восточных областей от Центра и Запада). Различия религиозности в этих трех группах достаточно легко объясняются историческими причинами: Запад меньше всего подвергался ассимиляционному и антирелигиозному прессу (сначала Российской, а затем Советской империи), поэтому является наиболее религиозным регионом. Центр Украины подвергался значительным национальным и религиозным репрессиям, но его население в своей основе является потомками украинского сельского населения с традиционным религиозным укладом. Напротив, население областей Юга и Востока с конца ХIХ ст. и в ХХ веке было сильно урбанизировано; кроме того, индустриальные районы принимали большое количество переселенцев с других частей России, а затем Советского Союза.

Также нужно заметить, что исследование по региону «Донбасс», к сожалению, в 2016 г. не может быть репрезентативным, потому что не учитывает оккупированные части Донецкой и Луганской областей, где проживала большая часть населения (и при этом более урбанизированная часть) всего этого региона.

Заметим, что по некоторым характеристикам религиозность Востока и Юга заметно отличается, хотя это различие не имеет большого значения для содержания статьи.

Главной характеристикой религиозности обычно принято считать регулярность посещения богослужений. Здесь мы видим существенное отличие Запада от Центра и Востока [2, с. 32]: на Западе регулярно, т.е. еженедельно и чаще посещают богослужение почти 40 % опрошенных. Еще раз в мес. – около 26 % (вместе всех, кто не эпизодически посещает храм – 65 %). Это высокая цифра, приближающая Запад Украины к самым религиозным (по посещению) странам Европы, таким как Румыния и Польша. В Центре и тем более на Юге и Востоке эти цифры заметно скромнее: Центр – 14% регулярно и 25% не эпизодически, Восток – 7% и 25% (последние цифры включают в т.ч. и регулярно посещающих храм).

Однако есть ещё один важный показатель, который характеризует влияние в обществе религии. Это значимость религиозных ценностей для их передачи следующим поколениям [2, с.28]. И здесь мы видим, что влияние религии как одной из главных составляющих мировоззрения важно только на Западе, где около 40% опрошенных считают необходимым воспитать религиозность у детей. В Центре и на Юге эти цифры гораздо меньше – всего 12,5% и 10 % (здесь нужно иметь в виду, что более приоритетными оказались некоторые нравственные качества, которые в религии оцениваются положительно, но для участников исследования, как мы полагаем, эти качества не есть частью религиозного мировоззрения).

2. Главные конфессиональные группы, выделенные в исследовании, и различия между ними

2.1. Общая характеристика и динамика соотношения верующих.

Данные исследования примечательны тем, что дают возможность интервьюируемым определить свою религиозную идентичность из широкого списка. При этом верующими себя считает большая часть общества – от 91% на Западе, и даже на Востоке это количество заметно выше 50%. С другой стороны, то, что общество в целом состоит из «верующих», не означает, что для всех них вера – самое главное. Только на Западе быть верующим и считать веру важной для себя – это то же самое, в то время как для пятой части верующих в Центре их вера не есть чем-то важным. На Востоке же тех, кому их вера не важна – уже третья часть от назвавших себя верующими [2, с.28].

Таблица в [2] на с. 29 интересна тем, что она снимает распространенный стереотип, будто бы верующие на Западе преимущественно католики. Оказывается, для всего региона (включающего Галичину, Волынь, Закарпатье и Буковину) количество православных существенно больше, чем католиков (соотв. 57% и 31%). В остальных регионах римо- и греко-католики не составляют статистически заметной части населения (хотя, конечно, они заметны своим культурным влиянием).

Те из принимавших участие в этом исследовании, которые назвали себя православными, могли определиться с выбором предпочтения – избрать одну из трех юрисдикций и отнести себя к МП (Московский патриархат), КП (Киевский патриархат), УАПЦ (Автокефальная церковь) или не определиться и остаться «просто православными». Оказывается, количество последних, не желающих причислять себя к определенной юрисдикции, весьма значительно и составляет в 2016 г. одну треть от общего количества (32%) [2, с.31] назвавших себя православными, и уступает только количеству прихожан, причисляющих себя к Киевскому Патриархату. Последователей Киевского Патриархата мы видим 38%, а последователей МП только 23% от считающих себя православными. Следует отметить при рассмотрении диаграммы [2] на стр. 31, что данные за разные года имеют разную нормировку – в 2013–2016 гг. приводятся проценты от общего количества православных (т.е. сумма всех показателей с точностью до погрешности равна 100%), а за предыдущие годы приводится процентные соотношения от числа опрошенных. Но при всем этом видим четкую тенденцию: за три года соотношение верующих КП и МП резко изменилось: если в 2013 г. верующих МП было больше на 7% (если их оценивать по отношению друг к другу), то в 2016 г. количество причисляющих себя к КП превысило более чем в полтора раза число последователей МП (точнее на 66%), что беспрецедентно для современной Украины [1].

Чем можно объяснить такую разительную перемену? Однозначно тем, что как публичная организация УПЦ МП продемонстрировала принципиально иное отношение к важнейшим событиям в истории современной Украине – к так наз. Революции Достоинства и последовавших после нее событиям (аннексии Крыма и войне в Донбассе), чем практически все остальные общественные и религиозные объединения в Украине. Именно продемонстрированная позиция по отношению к конфликту России и Украины резко сузила количество приверженцев УПЦ МП в Украине.

В дальнейшем мы будем с помощью данных опроса составлять социологический портрет трех главных групп православных, так как статистически значимое количество прихожан УАПЦ имеется только на Западе (около 5%), но оно не имеет достаточной важности для определения особенностей этой группы по всей Украине.

2.2. Социологический портрет: принадлежащие к УПЦ (МП) – в чем сходство и отличие от остальных православных?

В исследовании [1] приведены ответы интервьюируемых, которые касаются разных направлений личной, общественной и церковной жизни. Отрадно, что по большинству вопросов отличия между верующими МП и КП незначительны, и это вселяет оптимизм и надежду на будущее сближение.

Какие основания для такой надежды?

А) Сходство.

Верующие МП и КП единодушны в отношении к нравственным ценностям [1, с.7], в самоопределении собственной религиозности (там же), в отношении к религии как важном факторе демократического общества [1, с.9]. Также они солидарны в отношении к необходимости участия Церкви в судьбе малозащищенных людей [1, с.10]. При этом верующие в целом имеют собственное видение участия своей Церкви в тех или иных процессах, которое может не совпадать с её официальной позицией. Так, они считают, что Церковь причастна к политической жизни [1, с.10], хотя часто официальные церковные спикеры утверждают обратное. Также православные участники опроса достаточно критически оценили малую активность своей Церкви в социальной деятельности (так считают 53% верующих МП и 45% верующих КП). Отношение к значению Церкви в обществе более сдержанно среди верующих МП (57% оценивают это значение положительно) по сравнению с КП (66%) [1, с.12]. Для сравнения, для верующих греко-католиков эта оценка гораздо позитивней (почти 90%).

Близкие, хотя и статистически отличимые показатели между ответами верующих обеих юрисдикций указывают на важность гражданской активности (очень важно для 19% тех, кто в МП и 22% для КП; скорее важно соотв. для 27% и 37%)[1, с.7]. Также для обеих групп важно участие Церкви в возрождении национального самосознания и культуры (соотв. 74% и 79%) [1, с.10]. Из названных и некоторых других тем можно увидеть, что для приверженцев КП более ценной является социально активная деятельность, но в целом такая деятельность также важна и для последователей МП.

Б) Отличия.

Довольно много общего мы видим в отношениях верующих двух юрисдикций к ценностям, но есть существенные различия в оценках, в оценочных суждениях по поводу субъектов общественной и церковной жизни. Отметим также, что хотя последователи МП положительно относятся к возрождению национальной культуры (см. выше), однако они весьма отличаются от КП к вопросу о необходимости национально ориентированной Церкви (34% за, 48% против) [1, с.13], в то время как отношение верующих КП к такому качеству Церкви противоположное (50% за, 29% против). В этом направлении позиция приверженцев КП совпадает с таковой для верующих греко-католиков, для которых значение национальной ориентации Церкви еще выше.

Верующие МП демонстрируют весьма позитивное (для современного украинского общества с его высоким социальным напряжением) отношение к другим традиционным для Украины христианским конфессиям: к греко-католической и римо-католической (соотв. 39% и 35% позитивно и только ок. 5% негативно). Но отметим, что степень положительного отношения для верующих КП значительно выше (соотв. 62% и 57%). При этом последние гораздо лучше, чем МП, относятся к протестантам (соотв. 25% протии 16% положительного отношения).

Существенно разные отношения у последователей этих юрисдикций к своему статусу: 21% верующих МП, принявших участие в опросе, считают свою религию единственно истинной [1, с.16], в то время как среди приверженцев КП таковых 11%, а среди греко-католиков меньше 4%.

Отличает приверженцев МП отношение к возможным церковным реформациям, самой наглядной из них может быть реформа церковного календаря (переход на новый стиль). Только 22% поддерживают такую реформу, а 38% против, в то время как для последователей КП мнения разделились с небольшим перевесом сторонников реформы (35% за, 31% против).

Заметно отличается отношение верующих МП к священнослужителям. Целых 35,5% опрошенных считают таковых «высоконравственными и духовными личностями», в то время как 43% не отличают их по нравственным качествам от обычных прихожан. Для приверженцев КП (а также УГКЦ) свойственно более рациональное отношение: соотв. 25% – 40% и 27% – 55% .

К личностям Предстоятелей украинских Церквей в обеих группах в целом разница доверия и недоверия положительна – у последователей КП по отношению к митрополиту Онуфрию суммарный баланс доверия 43%–23%; в то же время отношение верующих МП к патриарху Филарету выражается как 40%–27%. Для представителей МП это очень хороший показатель толерантности, учитывая многолетнюю агрессивную дискредитацию патриарха Филарета как анафематствованного и «безблагодатного». Большое положительное значение имела здесь принципиальная патриотическая позиция патриарха и его Церкви в испытаниях последних лет в Украине.

Разительное, однако, отличие (и даже вызывающее вопрос о достоверности именно этого значения) в балансе отношения доверие-недоверие в опрошенных верующих МП к патриарху Кириллу. Исследование определяет это отношение как 55%-18%, что сравнимо с их отношением к митрополиту Онуфрию (51%-11%). Для контраста – для прихожан КП этот показатель выглядит как 13%-57%, а для приверженцев УГКЦ как 9%-78%. Для неопределившихся православных он тоже отрицателен: 17%-34%.

Еще один важный показатель, который характеризует перспективу возможного сближения и объединения Церквей – это ответ на вопрос о будущем статусе Украинской Православной Церкви [1, с.28]. 42% от принявших участие в опросе считают необходимым сохранения нынешнего статуса – составной части Русской Православной Церкви. 21% не имеет определенной позиции по этому вопросу и 37% являются сторонниками независимости Церкви (при этом 14% считают, что такая Церковь должна образовываться на основании УПЦ КП). Для сравнения: 76% верующих КП считают необходимым создание Единой Украинской Церкви (на основе УПЦ КП – 51%), среди православных без юрисдикции – 40% за Единую церковь (большинство из них – не сторонники объединения вокруг КП), но здесь большое количество неопределившихся и безразличных (55%).

Эти данные свидетельствуют о том, что в целом, в своей полноте сообщество верующих УПЦ МП не готово сейчас к резкому изменению статуса юрисдикции (но, с другой стороны, к статусу независимой Церкви также открыта значительная часть прихожан). Это необходимо учитывать при анализе возможных сценариев будущего Украинской Церкви.

2.3. Особенности социологического портрета приверженцев УПЦ КП (по отношению к верующим УПЦ МП).

В этом кратком разделе мы преимущественно дадим качественную оценку на основе данных, уже приведенных в предыдущих разделах.

Верующие УПЦ КП более толерантны к другим конфессиям и особенностям религиозного мировоззрения, чем последователи УПЦ МП, хотя различия между ними в основном не являются решающими. Однако, на наш взгляд, нужно иметь в виду, что количество «ревнителей Православия», влияющих на общественное мнение в той или иной конфессии, в МП гораздо выше. Сознание собственной религиозной исключительности на протяжении веков является основанием православной идентичности (по крайней мере, в культурном и политическом пространстве Русской Православной Церкви). Верующие УПЦ КП гораздо более открыты к интерконфессиональному диалогу. Но в случае возможного движения к объединению украинских православных для приверженцев КП будет необходимым выделение фундамента религиозных ценностей, которые, с одной стороны, будут приемлемы для тех, кто сейчас посещает храмы МП, но, кроме того, уменьшат культурную дистанцию к мировому Православию (эта дистанция сейчас значительна, что видно уже по тому, что весьма малое количество православных осведомлены о происходящем в июне Всеправославном Соборе на Крите, не знают о нём более 70%).

2.4. Социологическая характеристика православных, не определившихся с юрисдикцией.

Относительное количество верующих, считающих себя «просто православными» уменьшается по сравнению с опросами в предыдущие годы, но остается сравнительно высоким (32% от всех, считающих себя православными или 21% от всех опрошенных [2, с.31]). Можно думать, что эти верующие посещают преимущественно храмы УПЦ МП (которых больше, чем храмов КП во всех областях Украины за исключением Галичины), но не имеют убеждений, которые позволили бы им идентифицировать себя с прихожанами МП. Они реже посещают храмы и меньше «воцерковлены», значительная доля их (по сравнению с МП и КП) считают себя сомневающимися в вере. «Просто православные» весьма толерантны к другим религиям и более сдержанно относятся к институту Церкви.

Эта категория лояльна и поддерживает перспективу Единой Поместной Церкви, но, очевидно, она не является движущей силой в этом процессе.

Меньшая интенсивность религиозной жизни не означает, однако, что эта категория людей не представляет интереса для Церкви. Церковным руководителям важно определить – что их удерживает на некоторой дистанции от Церкви. Полагаем, что этим людям необходимо большее количество направлений, сторон церковной жизни, чтобы реализовать себя в ней.

3. Что проясняет данное исследование касательно перспектив Поместной Православной Церкви в Украине?

Как показывает (косвенно) данное исследование и другие исследования последних лет, православные Украины в целом остаются сообществом, настроенным патерналистски. То есть, они более охотно поддерживают инициативу извне, чем готовы предложить собственную активность для церковных изменений. По этой причине, полагаем, при продолжении нынешних тенденций в обществе, возможно скорее постепенное, медленное перетекание приверженцев МП к Киевскому Патриархату, чем радикальное изменение ситуации внутри МП (фактор активного вмешательства извне в церковные отношения пока не рассматривается). Это перетекание может стать гораздо более быстрым при условии активной поддержки властями (как центральными, так и местными) и состоятельной частью общества УПЦ КП – например, в выделении земли и постройке храмов (так как при предыдущих президентах экономические возможности МП оставались значительно большими). Однако, для этого необходим быстрый выход из экономического кризиса.

В исследовании прямо не отражено – что является более консервативным фактором, который ментально удерживает верующих УПЦ в орбите Московской Патриархии – осознание важности канонической легальности конфессии или принадлежность к «русскому миру». Поэтому (обращение к социологам) важно было бы произвести экстренный опрос: что важнее для приверженцев УПЦ МП – каноничность как таковая или сохранение связи и зависимости от Русской Православной Церкви. Здесь нужно отметить, что мем «Единой Святой Руси» и общерусской святости является для верующих МП весьма убедительным, пока что у него нет конкурентной альтернативы (возможно, наверное, предание этому мему иного содержания, т.к. Русь – это изначально настоящая Украина, но для этого нужно время и усилия).

Перспективы радикального сценария «извне».

Под таковым сценарием «извне» мы имеем в виду (гипотетически) возможные важные решения и действия, принятые за оградами украинских Церквей – или со стороны украинского государства, или в поле мирового Православия. Сторонникам таких сценариев нужно принять во внимание высокую мобилизационную готовность сопротивления таким сценариям как вне Украины (со стороны северного соседа) так и вокруг известных монастырей, насельники которых известны весьма фундаменталистскими воззрениями. Это не означает, что активная поддержка украинского Православия со стороны общества, государства, симпатиков Поместной Церкви в мировом Православии невозможна. Эта поддержка должна сочетать применение «мягкой силы» и продуманных, юридически корректных шагов, исключающих нарушения прав верующих. В любом случае обществу (и православному сообществу в целом) необходимо принимать во внимание (как бы ни хотелось этого не делать) исторические позиции Русской Церкви и желание радикалов (в т.ч. провокаторов) приблизить религиозную ситуацию к точке кипения. Дай, Господи, всем небезразличным выдержку и осмотрительность.

1 Нужно учесть, что много последователей МП осталось в Крыму и в оккупированных районах Донбасса, но даже, если бы проживающие там люди были учтены, перемена в религиозной ориентации разительна.

Дата публикации: 16.06.2016