Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > На пути к церковному единству

Жизнь в Церкви

На пути к церковному единству


Выступление на XV международных Успенских чтениях «Правда. Память. Примирение». Киев, Святая София, 22.09 2015.

Тема нашей конференции — «Правда. Память. Примирение». И хотя в заглавии нашего доклада не фигурируют эти понятия, полагаем, он предлагаемая тема — восстановления церковного православного единства в нашей стране — имеет к теме XV международных Успенских Чтений самое непосредственное и практическое отношение.

12036415_1083824341642481_9023901684316792075_n

Правда. Память. Примирение. Все три понятия ведут нас к Богу Троице, в Котором мы обретаем полноту мира с нашим Небесным Отцом, полноту правды, живым воплощением которой является пришедшее на землю Божие Слово, и полноту памяти, которой одаривает нас в Церкви пребывающий в ней Святой Дух. От Бога же проистекает и наше единство, которого столь не хватает ныне украинскому Православию. Следовательно, вступив на путь стяжания полноты Правды, Памяти и Примирения, — мы движемся также и по пути восстановления нашего единства с Богом и с нашими, сущими в разделении, братьями…

Говорить о проблеме церковного единства в современной Украине — дело полезное, но, увы, крайне небезопасное. «Вы имеете право хранить молчание». Но все, что вы скажете по этому, столь болезненному сегодня для многих, вопросу, — скорее всего, будет «использовано против вас в суде» с идеологическими оппонентами1.

Учитывая это, многие архипастыри и пастыри осмотрительно предпочитают хранить молчание. И все же, как свидетельствует притча Спасителя о талантах, крайняя осмотрительность далеко не всегда является добродетелью. Более того, как следует из данной притчи, для того, чтобы угодить Богу и удвоить таланты, Его слугам иногда необходимо идти на определенный риск…

Откровенный разговор о церковном разделении в нашей стране, безусловно, подразумевает очевидные элементы риска. Но, как мы полагаем, риск этот оправдан. Ведь даже если нам и не удастся сегодня сформулировать «дорожную карту» для преодоления церковного разделения, уже сам откровенный разговор на эту тему может помочь в другом, не менее важном, деле: пробуждении ото сна наших окаменелых сердец, которые с этим разделением свыклись.

Крайне важным для нас является и то, что восстановление церковного единства в Украине было одним из главных приоритетов в церковной деятельности почившего в Боге Блаженнейшего Митрополита Владимира. Почивший Предстоятель ежедневно молился о преодолении разделения и восстановлении единства Украинской Церкви. Следуя его Духовному завещанию, мы и сотрудники учрежденного нами Фонда памяти Митрополита Владимира, стараемся делать все, от нас зависящее, чтобы существующее церковное разделение было преодолено, а мир и единство в Церкви были как можно скорее восстановлены.

Разделение возникло четверть века назад, в июне 1990 г., когда на Соборе вновь образованной Украинской Автокефальной Православной Церкви (УАПЦ) был самопровозглашен «Украинский Патриархат»2. Двумя годами позже, в июне 1992 г. к УАПЦ примкнул бывший предстоятель УПЦ. На базе приходов УАПЦ была образована Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП). Уход Митрополита Филарета был, безусловно, крайне болезненным для церковного большинства Украинской Православной Церкви, которую он перед этим долгий период возглавлял. Началась борьба за приходы и церковное имущество. К институциональному противостоянию добавилась личная драма бывшего главы УПЦ.

Прошло 25 лет. Сменились столетия, наступило третье тысячелетие… И ныне большинство епископов нашей Церкви принадлежит к поколению, которое знает о драматических событиях начала 90-х готов прошлого века лишь из рассказов других людей. Драматизм конфликта как будто угас. Но вместе с ним притупилась и боль утраты единства. Мы как бы привыкли к реалиям раскола. Он стал для нас чем-то вроде устоявшейся системы координат конфессиональной жизни.

Взаимоотношения между Украинской Православной Церковью и неканонической УПЦ КП чем-то напоминает современную ситуацию на Востоке Украины. Выстрелы все еще звучат. Но широкомасштабные военные действия уже не ведутся. Примирение еще не произошло. Но энергия вражды понемногу себя исчерпывает… Я не политолог и не политик. И мне сложно компетентно говорить об оптимальном решении проблемы Донбасса с точки зрения национально-государственных интересов. Но в церковно-канонической сфере, надеюсь, мое суждение будет более уместным. Как христианин и епископ я не согласен с распространенным ныне по обе стороны условного конфессионального «фронта» мнением, что оптимальным решением украинского церковного вопроса является сохранения status quo.

Плохой мир лучше хорошей религиозной войны. Но не предаем ли мы евангельский идеал доброго пастыря да и Самого Доброго Пастыря-Христа, когда молчаливо соглашаемся с тем, что в Украине рядом с канонической и признаваемой вселенским православием Украинской Православной Церковью существуют церковные сообщества, которые лишены общения с полнотой Церкви?

По состоянию на 1 января 2015 г. к Украинской Православной Церкви принадлежало 12 тысяч 241 религиозная община. Вместе с тем, согласно этой же, официальной государственной статистике, в составе УПЦ Киевского Патриархата сегодня пребывает 4 тысячи 738 общин. Кроме того, около одной тысячи двухсот общин входит сегодня в состав третьей, самой малочисленной православной конфессии — УАПЦ. Таким образом, с одной стороны имеется более двенадцати тысяч общин, пребывающих в каноническом единстве со вселенским православием. А с другой, — около 6 тысяч «автокефальных» общин. Можно предположить, что число зарегистрированных общин может искусственно завышаться. Однако, масштабы разделения вполне ощутимы, и если мы возьмем за основу не количество церковных общин, а количество священнослужителей, которые входят в состав Украинской Православной Церкви и двух, не признанных вселенским православием, церковных юрисдикций. Итак, запомним эти цифры. В состав Украинской Православной Церкви входит 10 тысяч 180 священнослужителей. А в состав УПЦ КП и УАПЦ — 3 тысячи 940 священнослужителей (из которых подавляющее большинство — 3 тысячи 230 — принадлежит к Киевскому Патриархату)3.

«Ситуация, когда треть православных христиан в нашей стране находится в расколе с Вселенским Православием, является абсолютно ненормальной и требует немедленного решения», — обращается ко всем нам в своем Духовном завещании Блаженнейший Митрополит Владимир4. Но помним ли мы об этом? Не смирилось ли наше сердце и наша совесть с печальным фактом церковного разделения? Не признали ли мы церковный раскол, так сказать, печальной «нормой» современной церковной жизни Украины?

Движение за автокефалию в нашей стране существует как минимум с 1917 г. А четверть века тому назад в Украине были возрождены и автокефальные церковные структуры. За это время этим структурам удалось сформировать и существенно расширить свою социальную базу. Сложилась парадоксальная ситуация. Единственной легитимной Церковью в глазах вселенского православия является наша Украинская Православная Церковь. А наиболее «легитимной» в глазах современного украинского общества является другая православная церковная структура: УПЦ КП.

Казалось бы, эти две церковные структуры просто обречены на диалог. УПЦ Киевского Патриархата остро нуждается в церковной легализации. А Украинская Православная Церковь под омофором Блаженнейшего Митрополита Онуфрия нуждается в восстановлении доверия украинского общества. Но диалог, как таковой сегодня, увы, отсутствует. Более того, с каждым днем наши отношения становятся все драматичнее, а перспектива подлинного диалога — все более призрачной…

11062317_1083824358309146_9181849526086115097_n

Обретет ли Украинское православие единство в будущем? Увы, существует ряд факторов, ставящих под сомнение вожделенное единение не только в обозримом будущем, но и в отдаленной перспективе.

Во-первых, и в нашей Церкви, и в УПЦ КП есть силы, которые ориентируются на изоляционистские сценарии развития. Внутри Украинской Православной Церкви это церковные силы, которые в силу своих идеологических (а нередко и политических) убеждений ориентированы на изоляцию нашей Церкви от украинского общества и превращения ее в некий реликт «русской старины». Внутри УПЦ КП это силы, которые полагают, что главное сегодня — это не выход из канонической изоляции, а получение сомнительных преференций от украинского государства в качестве «национальной Церкви».

Во-вторых, украинскую церковную проблему невозможно решить без помощи вселенского православия. Как писал Блаженнейший Митрополит Владимир, Украинская Православная Церковь «нуждается в единой позиции всех Поместных Православных Церквей по вопросу о способах уврачевания церковных разделений в Украине» и надеется, что «просвещаемый Духом Святым соборный разум Вселенской Церкви укажет путь к восстановлению богозаповеданного церковного единства»5. Вместе с тем, в силу ряда объективны и субъективных причин, мировое православие до сих пор не смогло сформировать по указанным вопросам общего мнения. Более того, украинский вопрос даже не выносится на повестку Святого и Великого Собора Православной Церкви, который предположительно должен состояться в будущем 2016 г. Все решения этого — всеправославного по своему формату — Собора должны приниматься консенсусом, то есть после достижения единого мнения между Поместными Церквами. А поскольку выработать «единую позицию всех Поместных Православных Церквей по вопросу о способах уврачевания церковных разделений в Украине» мировое православие сегодня еще не может, вопрос о путях преодолении канонического кризиса в нашей стране на Соборе рассматриваться, скорее всего, не будет.

В-третьих, восстановление церковного единства станет возможным лишь тогда, когда по обе стороны «фронта» вызреет подлинное желание единства и сформируется подлинно церковное движение за его обретение. Как мы уже говорили, status quo многих устраивает. А, следовательно, чтобы его преодолеть, необходим мощный объединительный импульс. Причем импульс, исходящий не от политизированных клириков или мирян, не от «духа времени», а от водимых Духом подлинно церковных людей, которые заслужено пользуются в Церкви уважением и доверием.

***

Преодолимы ли эти и другие, не указанные нами, препятствия на пути к единству? Хотя на пути к общей Чаше нас еще ждет немало разочарований и трудностей, твердо верю и знаю, что, в конце концов, энергия разделения ослабеет и церковное единство на Украинской земле будет с Божьей помощью восстановлено.

Но как мы с вами можем содействовать этому Божиему делу?

Очевидно, что есть вещи, о которых мы можем только молиться. К примеру, ни я лично, ни даже все мы вместе не можем сегодня, так сказать, вынудить мировое православие включить украинский вопрос в повестку дня грядущего Всеправославного собора. Как мы уже заметили, решения на этом соборе могут приниматься только на основе консенсуса. А это значит, что хотя на столе у Святейшего Патриарха Варфоломея и Глав других Поместных Церквей и лежит уже цитируемое нами сегодня Обращение нашего покойного аввы Блаженнейшего Митрополита Владимира от 2008 года, рассматривать это историческое Обращение ныне на всеправославном уровне, увы, никто не будет.

С другой стороны, как гласит античное наблюдение, приписываемое Сократу: «кто хочет <действовать>, тот ищет возможности, кто не хочет — ищет причины». Действительно, даже сегодня, когда благоприятные исторические условия для восстановления единства, увы, еще не вызрели, у нас есть несколько богословских и церковных задач, решение которых существенно может сократить наш путь к общей Чаше.

Первой и наиболее насущной задачей является освобождение церковного сознания от привнесенных в него из политической жизни секулярных «бабьих басен»6. Как пишет в своем Духовном Завещании Митрополит Владимир, одним из значимых факторов разделения стало неправильное богословское понимание автокефалии, а также искусственная политизация церковной дискуссии. Анализируя позиции сторонников и противников автокефалии Блаженнейший Владимир писал:

«Эти два антагонистических подхода проявили себя в двух богословских концепциях, в каждой из которых можно видеть признаки экклезиологической ереси. Абсолютизируя автокефалию, сторонники церковной независимости от Москвы создали этнофилетическую концепцию, согласно которой национальная Церковь является едва ли не главным средством формирования украинского этноса. При этом единство с Вселенским Православием отходило на второй план. С точки же зрения противников нового канонического статуса Украинской Православной Церкви автокефалия начала восприниматься как средство расшатать общецерковное единство.

Так проблема церковного управления была искусственно перенесена в плоскость политических и цивилизационных дискуссий. Из двух канонических моделей единства Православной Церкви в Украине с Вселенским Православием (автокефалия или пребывания в составе Московского Патриархата) по сути сделали две противоположные идеологические модели, которые разделили украинский народ по признаку политических и культурных симпатий» 7.

Исполняя последнюю волю почившего в Боге Предстоятеля, мы должны сегодня всячески содействовать выведению дискуссии о новом статусе нашей Церкви на качественно новый уровень. Политический дискурс — разделяет. А ясность и церковность богословской мысли — объединяет. Помня об этом, нам следует сознательно отказаться от политизации дискуссий относительно автокефалии и попытаться, наконец, начать диалог с отделившимися от Украинской Православной Церкви структурами, опираясь на трезвое понимание природы церковного единства.

На первый взгляд, может показаться, что все намного проще. «Зачем нам ваше богословие? Зачем нам богословское понимание церковного единства?» — спросят сторонники немедленной и неканонической автокефалии. «Ведь так и все ясно: достаточно лишь государству “надавить” как следует, и единая УПЦ рухнет как карточный домик». «Зачем нам ваше богословское понимание автокефалии?» — скажут представители противоположенной партии. «Ведь и так все ясно: стоит только Украинской Церкви утратить единство с Москвой, и она тотчас утратит полноту церковности и благодати».

«Зачем нам богословие»? Дерзну ответить на этот вопрос словами архимандрита Василия, игумена Иверской Обители на Афоне: «Поистине, кто увидел Церковь, тот увидел Святую Троицу»8. Единство Церкви не похоже на единство унитарного государства, где органы государственной власти выстроены в виде единой иерархичной системы с подчинением одному центру. Церковное единство — отображает в себе единство иного и высшего порядка: единство Лиц Пресвятой Троицы. «В единстве кафолической Церкви, — пишет Георгий Флоровский — таинственно отображается Троическое единосущие; по образу Троического единосущия и круговращения Божественной жизни у множества верующих оказывается одна душа и одно сердце (ср. Деян. 4,32). И это единство свое и соборность Церковь узнает и осуществляет прежде всего в Евхаристическом тайнодействии. Можно сказать, Церковь есть в твари образ Пресвятой Троицы, — потому и связано откровение Троичности с основанием Церкви. И Евхаристическое общение есть исполнение и вершина Церковного единства»9.

Но если единство Церкви это икона Божественной любви — это значит, что и наше земное единство церковных институтов должно строиться не на властном принуждении, а на подлинной христианской любви, не на земном властолюбии, а на евангельском самоумалении, не на подавлении свободы другой личности, а на жертвенной самоотдаче.

Как можно увидеть в Церкви святую Троицу, если в нашей церковной жизни сегодня так много политических мотивов и так мало воплощенных евангельских идеалов? Как можно увидеть в Церкви образ божественной любви, если мы в своем понимании церковного единства так часто путаем земное и небесное, власть и служение, единство административное и единство мистическое, основанное на евхаристическом общении?..

Какая из моделей помесности должна быть воплощена в Украине? Сохранит ли Украинская Православная Церковь свой нынешний статус Самоуправляемой Церкви с правами широкой автономии и независимости в управлении в составе Московского Патриархата? Или же этот канонический статус в будущем будет пересмотрен в сторону расширения наших канонических прав — вплоть до автокефального бытия Украинской Церкви? Для меня, как и для моего учителя — почившего в Боге Блаженнейшего Митрополита Владимира — главным здесь всегда были не титулы и статусы, а восстановление церковного единства. Добрый пастырь не должен думать о том, какой титул и какие канонические полномочия ему определит Церковь. Он должен думать о другом: о том, как привести свою паству к заповеданному Богом единству.

«Каким должен быть статус Православной Церкви в Украине, чтобы она могла объединить в себе разделенное украинское православие?» — задали мне недавно вопрос журналисты одной из киевских газет. А я напомнил им слова Блаженнейшего Митрополита Владимира: автокефальный статус «должен венчать все наши усилия»10. А также попросил журналистов переадресовать этот же вопрос к моим собратьям-архиереям из УПЦ и к отделившимся от нас братьям. Ведь согласитесь, даже если наша Церковь и пользуется сегодня, так сказать, «монополией на каноничность», из этого еще не следует, что мы имеем нравственное право игнорировать позицию и желания других людей. «Отделившиеся от полноты Церкви», — могут сказать наши ригористы, — потеряли свои права, как только потеряли свое единство с Церковью». Возможно, с формально-канонической точки зрения это действительно так. Но в свете Евангелия, в свете Христовой любви — все иначе. Господь не умирал за святых. Бог доказал Свою любовь к нам тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками (Рим. 5,8). Христос умер за всех нас. Он умер за тех, кто ранее сам своими грехами отлучил себя от Божией любви…

Единство не может быть восстановлено без восстановления соборности. А соборность не будет восстановлена до тех пор, пока не будет восстановлена связующая различные члены в одно церковное тело любовь. Наше уснувшее в грехе безразличия сердце — должно проснуться. Мы должны найти в себе силы забыть о давних и даже недавних обидах и через взаимное прощение сделаться из врагов братьями. Мы — чада канонической и признанной всей полнотой вселенского православия Украинской Православной Церкви. Но пребывание в лоне канонической Церкви не означает того, что нам автоматически гарантировано Божие спасение, и не дает нам права замкнуться в горделивом уединении. Напротив, как чада благодати и полноты церковности — мы призваны к большей ответственности за судьбу Церкви и к большему дерзновению в любви.

Отношения с Богом невозможны без дерзновения и риска. Но где наше дерзновение? Но кто из нас может ныне повторить вслед за апостолом Павлом: «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим. 9, 1-3).

***

Мы находимся с вами в удивительном месте, которое является символом церковного единства эпохи равноапостольного князя Владимира и святого праведного Ярослава Мудрого. Здесь некогда находилась кафедра Митрополитов Киевских и всея Руси. Отсюда распространялся на всю остальную территорию Руси свет Евангелия. Здесь, под сенью Божией Премудрости, зачинались и формировались христианские традиции нашей культуры.

Совсем недавно, в день Рождества Пресвятой Богородицы и иконы Софии, Премудрости Божией — в этом прекрасном храме, который в этот день празднует свой престольный праздник, должна была возноситься молитва. Но колокола Святой Софии ныне молчат… И в этом — скорбный символ нашего разделения, нашей немощи… Будем же просить у Господа, чтобы по Его неизреченному милосердию здесь, на этом святом месте, вскоре была возобновлена молитва и древняя кафедра Киевского первосвятителя, под омофором которого объединилась бы разделенная ныне по нашим грехам Украинская Церковь.

Благодарю за внимание. И да благословит Господь Своим миром всех идущих по пути Правды, Памяти и Примирения!

Примечания

1# Перифраз известного правила Миранды (Miranda warning), введенного в США в 1966 г. решением Верховного Суда: «Вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде. Ваш адвокат может присутствовать при допросе. Если вы не можете оплатить услуги адвоката, он будет предоставлен вам государством. Вы понимаете свои права?»

2# Рішення Першого організаційного Всеукраїнського Святого Собору Української Автокефальної Православної Церкви, що відбувся 5-6 червня 1990 року в місті Києві.

3# Данные Государственного департамента по делам национальностей и религий. Форма 1. Отчет про структуру церквей и религиозных организаций в Украине по состоянию на 01.01.2015 г.

4# Митрополит Киевский и всея Украины Владимир. Мысли о будущем Украинской Православной Церкви. Перевод на русский язык портала «Православие и мир»: http://www.pravmir.ru/duhovnoe-zaveshhanie-mitropolita-vladimira/

5# Обращение Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира к Всесвятейшему Варфоломею, Архиепископу Константинополя — Нового Рима и Вселенскому Патриарху (2008). Обращение аналогичного содержания были также разосланы главам всех остальных Поместных Православных Церквей.

6# См.: 1 Тим, 4,7: «Негодных же и бабьих басен отвращайся». В буквальном переводе: «скверных же и старушечьих сказок (μύθους) отвращайся» (τους δε βεβήλους και γραώδεις μύθους παραιτοũ).

7# Митрополит Киевский и всея Украины Владимир. Мысли о будущем… Там же.

8# Институт Церкви как мистагогия Троицы // Василий (Гондикакис), архим. — Входное: Элементы литургического опыта таинства единства в Православной Церкви. — Богородицева-Сергиева Пустинь, 2007. — С. 66.

9# Прот. Георгий Флоровский. Евхаристия и соборность // Отцы первых веков. — Кировоград, 1993. — С.33.

10# «Русский Newsweek»: Митрополит Владимир: «Неужели церковь должна молчать?» Илья Архипов, 02.02.2009.

Дата публикации: 22.09.2015