Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Священник и оружие. К событиям на Луганщине

Жизнь в Церкви

Священник и оружие. К событиям на Луганщине


Как видно из сообщений СМИ, клирик Луганской епархии УПЦ священник Владимир Марецкий входил в состав вооруженной группы людей, которые врывались на избирательные участки, пытаясь сорвать голосование. В результате эти люди были задержаны, при задержании оказывали вооруженное сопротивление. Сам свящ. В. Марецкий прямо признал, что был вооружен и активно участвовал в погромах на избирательных участках.

Что на сей счет говорят каноны?

27 апостольское правило прямо запрещает священнику подымать руку на кого бы то ни было. Всякий священник, дерзнувший ударить «верного или неверного» подлежит извержению из сана. «Ибо Господь отнюдь нас сему не учил: напротив того Сам быв ударяем, не наносил ударов, укоряем, не укорял взаимно, страдая, не угрожал».

9 правило Двукратного собора подтверждает эту же норму и добавляет, что извержению из сана подлежит не только тот священник, который избил кого-то «собственноручно», но и тот, который повелел кому-то другому совершить «истязание до жестокости и до смерти».

Есть также несколько известных правил, которые касаются священников, совершивших убийство.

5 правило Григория Нисского говорит о том, что совершивший даже невольное убийство не может быть рукоположен в священство. Зонара в толковании на это правило добавляет, что священник, совершивший даже невольное убийство, подлежит извержению из сана.

55 правило Василия Великого гласит, что священник, убивший кого-то в целях самообороны, также подлежит извержению из сана.

Вывод ясен. Для священников в восточно-христианской традиции является абсолютно недопустимым ношение оружия и применение силы. В этом отношении восточно-христианские представления о клириках существенно отличались от западных. Например, когда в конце XI века у стен Константинополя появились первые отряды крестоносцев, среди которых были в том числе и вооруженные священники, это сильно удивило греков. Об этом сохранилось свидетельство в «Алексиаде» Анны Комнины. Приведу это любопытное свидетельство (да простят меня братья-католики): «Представление о священнослужителях у нас совсем иное, чем у латинян. Мы руководствуемся канонами, законами и евангельской догмой: не прикасайся, не кричи, не дотрагивайся, ибо ты священнослужитель (ср. Кол 2, 21). Но варвар-латинянин совершает службу, держа щит в левой руке и потрясая копьем в правой, он причащает Телу и Крови Господней, взирая на убийство, и сам становится мужем крови, как в псалме Давида (Пс 25, 9). Таковы эти варвары, одинаково преданные и Богу и войне» (Алексиада. Кн. Х, гл. 8).

(Справедливости ради напомню, что в истории всякое бывало. Например, епископы в Черногории были одновременно и князьями и потому принимали участие в военных действиях с оружием в руках. Но в целом для Восточной Церкви это не характерно).

Понятно, что с точки зрения канонов абсолютно недопустимо участие священника в вооруженной группировке, совершающей противоправные действия.

Полагаю, что у правящего архиерея Луганской епархии есть достаточные основания для того, чтобы, как минимум, запретить о. В. Марецкого в священнослужении до выяснения всех обстоятельств дела. Если же подтвердится, что этот клирик участвовал в боевых действиях и, не дай Бог, убивал людей (или намеревался это делать, или поощрял других к этому), то он однозначно должен быть извержен из сана.

Дата публикации: 27.05.2014