Утро мрака

Никогда не думал, что доживу до того дня, когда придется использовать молитву из Требника о прекращении братоубийственной вражды. Нынче настал судный день для всех — и для власти, и для оппозиции, и для церквей.

Как мы уже знаем, кровопролитие не остановлено. Боюсь думать о том, что впереди. Была попытка остановить насилие, и те трое монахов из Десятинки, которые вчера утром, никого не спросив из своего начальства, вышли на нейтральную полосу между протестующими и «Беркутом», поступили по зову веры и сердца. «Блаженны миротворцы». Но мир не наступил. Утро принесло ужасные новости.

Как мне пояснил друг, нынче священник, а в прошлом — боец спецназа, тактика стояния на нейтральной полосе сдерживает насилие лишь с одной стороны — со стороны протестующих. Но открывает позиции «Беркуту» для прицельного огня. Травматическим оружием, кстати, запрещено стрелять, целясь в живот и шею, а женщинам — еще и в грудь. Особенно опасны ранения в глаза. Уже четырем людям после травм удалили глазные яблоки, причем одному — оба. Точно так же запрещено применять водометы при температуре ниже нуля. Это согласно украинским законам. Так что не говорите о нарушениях лишь с одной стороны.

Я не оправдываю тех, кто кидает бутылки с зажигательной смесью и поджигает автомобили. Так разжигается конфликт, который, не дай Бог, может разрастить в настоящую войну. Горячие молодые головы не понимают, на что их толкает гнев и азарт, подстрекаемый неправдой со всех сторон. Еще в декабре мы вместе с несколькими украинскими священниками выступили против любого насилия. Тогда было сказано, что зло можно побеждать только добром, как призывает апостол Павел. Зло есть по обе стороны. Точно так же как по обе стороны стоят люди — которых мы призваны возлюбить как самого себя.

Конфликт на майдане — не борьба идеологий или платформ. Противостояние в Украине происходит не по линии «восток-запад», «Россия-Евросоюз», хотя некоторые очень хотят представить картинку именно так. Да, есть и такие разногласия, но они частные и не формируют общей картины. Протест народа (не того, что кидает бутылки с зажигательной смесью, а что мирно выходит на улицы и площади) — против беззакония, против судов за деньги, безнравственных законов, произвола милиции, наконец, против гопников, которых нанимают за 200 грн. Насилие началось не позавчера.

Насилие началось 30 ноября, когда тротуарная плитка майдана окрасилась первой кровью. С тех пор украинская власть не сделала ничего, чтобы остановить это. Впервые за всю историю Украины власть подтолкнула народ к «бессмысленному и беспощадному». Поэтому персональная ответственность на каждом, кто руководит и участвует в этой «системе». Тот, кто кидает булыжник или файер в силовиков — несет ответственность. Но ответственность людей во власти гораздо больше.

Власть и ответственность — в библейском богословии понятия неразделимые. Правители наделены властью от Бога не для самодурства, не для грабежа собственного народа и не для насилия.

Власть призвана остановить зло.

И правители ответственны перед народом, который делегировал им эту власть. Пока же мы не видим, чтобы наши правители делали реальные шаги, направленные на стабилизацию ситуации и мир. Наоборот, принимаются очередные законы, способствующие нагнетанию ситуации, и не видно даже попытки диалога и стремления к миру.

Я не сторонник оппозиции, как и не сторонник власти. Лично президенту и всем политикам я желаю спасения. В вечности. Но для спасения необходимо покаяние. А покаяние — «перемена ума», изменения образа мышления и, соответственно, поступков. С самого начала «Евромайдана» у меня было двойственное отношение к происходящему. Я поддержал мирные протесты против насилия и беззакония. Но у меня вопросы к тем политикам, которые целых полтора месяца выступали со сцены, но так и не предложили ничего внятного. А сейчас уже ситуация накалена до такой степени, что не о политике говорить.

Нужен мир, нужно остановить кровопролитие.

Нужно остановить беззаконие.

Вспомним, что ни один предыдущий президент в истории Украины не допустил подобной ситуации. Кравчук пошел на досрочные выборы (в которых победил Кучма). Кучма пошел на переголосование второго тура в 2004 и не допустил насилия. В такой ситуации уступка со стороны власти — показатель силы и уважения. Если оно еще осталось.

Да, Христос не был революционером. Он был распят среди двух мятежников — «разбойниками» в тексте Евангелия называются те, кого мы бы назвали борцами за национальное освобождение. В случае мятежа и войны Иисус призывал учеников «бежать в горы», спасаться и не участвовать в бунте против римлян. Да, христианство возникло при оккупационной власти, распространялось в языческой империи и не призывало эту власть свергать. Церковь пережила многие империи и режимы, и этот тоже переживёт. Но у нас несколько иная ситуация. В отличие от первых христиан, живших в стране языческой, мы имеем правителей, которые деклалируют свою принадлежность к нашей же Церкви. И тут надо определиться.

Думаю, Церковь еще имеет шанс реально повлиять на ситуацию и принести мир. История повторяется, и нужно вспомнить, как поступил святитель Тихон, патриарх Всероссийский, в начале Гражданской войны. Он анафематствовал тех, кто попирает заповеди и проливает кровь. Написано почти сто лет назад — 19 января 1918 года, а кажется, что о нас:

«Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед Родиной, что все силы свои полагали не только под покровом ночной темноты, но и вьявь при дневном свете, с неслыханною доселе дерзостью и беспощадной жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и законности, совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей отчизны: и в столицах, и на отдаленных окраинах. Все сие преисполняет сердце наше глубокою болезненною скорбию и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету св. Апостола: “Согрешающих пред всеми обличай, да и прочий страх имут” (I Тим. 5:20). Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это — поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной. Властию, данною нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной. Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какие-либо общения: “изъмите злаго от нас самих” (I Кор. 5,13)…»

Что будет дальше, одному Богу ведомо. Прогнозы делать невозможно, надо молиться о всех и гасить злобу прежде всего в себе. Отцы учат нас разделять грех и грешника. Иисус учит нас любить всех. Люди, которые стоят в оцеплении и войсках — не враги. Они так же хотят жить в мире, любви и благополучии. Их поставили туда не по их личной воле. Не все из них стреляют по головам. Мир — не черно-белый. Самое главное зло, еще раз повторюсь, внутри нас. Евангельское отношение у христианина должно быть к каждому человеку, независимо от его веры, политических взглядов, позиции на баррикадах, камуфляжа и пр. «Всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего», — учит нас апостол Иоанн.

В полном, не купированном советской цензурой тексте «Хижины дяди Тома» есть такие строки: «Проверьте же себя, свои чувства! Согласуются ли они с любовью Христовою? Или же ими движет софистика мира сего? Мужи и жены, вам дано большее — сила молитвы! Верите ли вы в действенность молитвы? Или она стала для вас неразличимой в потоке времени апостольской традицией? Вы молитесь за язычников в дальних странах, помолитесь же за язычников и у себя дома. Помолитесь также и за тех христиан, чья вера потеряла силу и кто поставил надежду на духовное совершенствование в зависимость от колебаний доходов и расходов, а какую-либо верность христианской морали посчитал во многих случаях невозможной, ибо она, ниспосланная свыше, требует и стойкости, и мученического венца…»

Сейчас то время, когда над каждым из нас совершается суд. Ведь настоящий суд — это наш выбор добра или зла. Отсидеться не получится. Строки в социальную сеть и «постить котиков» — это тоже выбор. И не надо говорить, что у тех, кому дан приказ, выбора нет. Он есть всегда и у всех. Вспомним Лонгина сотника. Человек, командовавший распинателями, совершил два должностных преступления: во-первых, не перебил голени Иисусу, но — самое главное — назвал его титулом, которым римлянин мог называть лишь кесаря: «Воистину Человек сей был Сын Божий». Он стал учеником Иисуса.

Я не знаю, что будет и чего нам ждать. Но я точно знаю, что после всех победителей победит Христос. Он уже победил главного врага — смерть, и воцарился над миром. Сильные мира сего, кто бы они ни были — временщики. Вопрос теперь в нас. Царствует ли Христос в нашей жизни? При крещении христианин исповедует Иисуса своим Царем. «Верую Ему как Царю и Богу». Царь — это тот, кто устанавливает законы. Для нас основным законом есть заповеди Божьи. Вопрос в том, с кем мы сегодня, на стороне ли Бога, идём ли по Его Пути. Готовы ли мы видеть образ Божий в каждом человеке, уважать его права и свободу не потому, что он нам чем-то близок, а просто потому, что Бог дал ему жизнь — равно как и нам?

Правмир

Google

У этой записи 6 комментариев

  1. «за всю историю Украины власть подтолкнула народ к «бессмысленному и беспощадному». Поэтому персональная ответственность на каждом, кто руководит и участвует в этой «системе».
    о. Андрей, до тех пор пока некоторые представители церкви МП не перестанут петь оды нашему гаранту, до власти не «дойдёт» весь ужас ихних злодеяний. Церковь должна донести до гаранта весь ужас и греховность его деяний.

  2. Сергей

    Особая благодарность за сложившуюся ситуацию всем сознательным борцам за справедливость, строителям земного рая, поборникам общечеловеческих ценностей. Глубоко символично, что центр Киева в черном дыму, этот смрад есть отображение внутреннего состояния тех, кто это делает. Большинство из них не понимает, что творит. Они не свергают власть, они жгут свою страну. За неделю мы отбросили себя назад. Вместо песен и плясок на майдане мы видим гнев, озлобленность, бутылки, камни, водометы, резиновые пули. Видим жестокость с двух сторон.
    Эйфория, чувство причастности к истории помрачает разум. В Черкассах 20-ти летние молодые люди жгут мебель возле обладминистрации. Они так строят свое будущее…
    Представьте ситуацию, сын хочет создать свою семью, хочет строить жизнь, но для этого сжигает дом своих родителей, соседей.
    Что он построит? Вот так и здесь. Это можно назвать одним словом — это безумие. И человеческими усилиями это погасить невозможно. Уже вождей никто не слушает. Анархия, хаос, безначалие.

  3. Сергей

    Наконец-то отец Андрей вы поняли, что все серьезно. Что майдан — это не только танцы, но и камни и бутылки и кирпичи. Все это прошли многие общества.
    Кто бросает бутылки, камни — это радикалы им терять нечего. В Бога они не верят, работы нет, семьи — нет, образования, имущества — тоже. Терять им особо нечего. Их водили на дискотеки на майдане 2 месяца, а сейчас им это надоело.
    Это как уже было когда-то «до основания, а затем…»
    Власть уже не контролирует ситуацию, вожди оппозиции — тоже.
    Пришло время понести справедливое наказание всем нам за нашу жизнь. Это наказание для того, чтобы поняли, что живем не так.
    Человеческими усилиями разрешить эту ситуацию вряд-ли можно.
    Нельзя убивать протестующих, но нельзя бросать бутылки.
    Отставки, досрочные выборы, отмена законов — все это не поможет, уже поздно. Даже если сейчас ситуация разрешиться — все видели насилие и безнаказанность. Это будет повторяться.
    А начиналось ведь все весело, мирный протест… А ведь говорили же людьми движет гнев и он не созидает, а разрушает.

    1. «Нельзя убивать протестующих, но нельзя бросать бутылки» —
      Вам не кажется, что это немного несравнимые вещи ?
      Да, брошенная бутылка может привести к гибели, но именно МОЖЕТ, а может и нет.
      А вот «убивать протестующих» — особенно с издевательствами и пытками — это гибель однозначно.

    2. «Нельзя убивать протестующих, но нельзя бросать бутылки» —
      Вам не кажется, что это немного несравнимые вещи ?
      Да, брошенная бутылка может привести к гибели, но именно МОЖЕТ, а может и нет.
      А вот «убивать протестующих» — особенно с издевательствами и пытками — это гибель однозначно.

Добавить комментарий