Для тех, кто хочет верить разумно

Жизнь в Церкви

«Я за Отцов»


Часто слышу, что православный христианин должен во всем следовать отцам церкви: и Писание читать их глазами, и жизнь свою выстраивать в соответствии с их указаниями, и даже мыслить теми же понятиями, что и они.

Что ж, я с этим полностью согласен. Но при этом я сознаю, насколько я мало готов к такому следованию отцам, и не только в силу собственной греховности и упрямства. Я просто и бывал в тех библиотеках, где собраны многие (да и то не все!) их труды, некоторые я читал, и даже отчасти в оригинале. И потому знаю, что переведена на русский из огромного наследия раннехристианской письменности лишь небольшая часть, притом ни один перевод не способен передать всех оттенков оригинала (а ведь не все переводы и хороши). Я сознаю, насколько трудно проникнуть в строй мышления людей, которые жили в совсем другом мире и выражали свои мысли иначе, чем принято теперь. Я, наконец, знаю, что и мой ум ограничен, и если я не всегда правильно понимаю сказанное моей женой за ужином – как могу рассчитывать, что во всем пойму великих богословов, живших полтора тысячелетия назад?

Но вокруг себя всё чаще вижу людей, как правило, молодых, которым всё это невдомек. Они говорят примерно следующее: мыслить и жить надо по отцам, а поскольку они в данный момент отсутствуют – я за них. Вот у меня сборник цитат наготове, я сейчас всем всё объясню, а кто не согласен – в момент анафематствую. Строго по отцам.

Только совсем не отцов напоминает мне этот подход. Больше похоже на тех фанатиков от марксизма, которые стремились переделать мир со сборником цитат (Маркса, Сталина или Мао) в руках. Собственно «классиков марксизма» они и то не читали, и времени прочесть не хватало, потому что все ответы у них уже были, оставалось только навязать их всем остальным. А если кто взрослел и заглядывал в библиотеку, чтобы хоть труды собственных кумиров прочитать целиком – открывал для себя много интересного и закрывал в изумлении рот.

Это приверженцы сиюминутной идеологии, которая меньше века продержалась у власти, а что говорить о великой духовной традиции, преображающей наш мир вот уже два тысячелетия (а то и больше трех, если включить сюда древний Израиль)?

Я и сам, безусловно, за отцов. Но не в том смысле, что я «вместо них». Нет, я за то, чтобы постоянно сверяться с ними, как в бурном море сверяется капитан с маяками. Сверяется – но плавание совершает всегда самостоятельно, и не может маяк за него приплыть в безопасную гавань, не должен, не для того поставлен. Маяк указывает направление к гавани, он сам ведь на берегу. А мы – пока что в море.

Море всегда разное, переменчивое, и что хорошо капитану делать в штиль, то будет самоубийственно в бурю. И поэтому советы отцов – не всем и навсегда данные жесткие алгоритмы, а широкий набор возможностей, которыми человек может воспользоваться, выбирая потребное в зависимости от своего положения, характера, привычек, наконец.

И еще отеческое наследие – это постоянный поиск, постоянное раскрытие старого и созидание нового. Нам может показаться удивительным, но самые привычные термины православного богословия: сущность, ипостась, природа, энергия – отсутствуют в Библии. Отцы взяли их из философии своего времени, по происхождению совершенно языческой, и воспользовались ими, чтобы полнее и точнее описать свою веру, основанную на библейском откровении.

Вера та же, а слова другие. Но кто сказал, что христианство состоялось раз и навсегда когда-то там, в прошлом, а нам осталось только оберегать его от посягательств, да сдувать пыль с тяжеленных томов на библиотечных полках? Христианство – это не архив, а живая вера. Но всё, что живо, развивается, раскрывается, примеряется к переменчивой окружающей среде. Не растворяется в ней (это тоже разновидность смерти), а учится существовать в новых условиях.

Некогда русский богослов о. Георгий Флоровский определил основную задачу современного православного богословия как «неопатристический синтез»: на новом, современном уровне найти способ передать, раскрыть, а может быть, и развить отеческое (патристическое) богословие, отеческое христианство, соединив вместе все ценное, что у нас есть. Он даже предложил такой лозунг: «вперед, к отцам!» – в противовес архивному отношению к их наследию. Мы не то чтобы не сохранили этих великих сокровищ, мы до них толком-то еще и не добрались, они у нас не в подвалах – они на нашем горизонте.

Не отцы за нас, и не мы за отцов – а мы за ними. Своими ногами, а не чужими цитатами.

Журнал Истина

Дата публикации: 13.09.2013