Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Феномен пророчества и переходное время

Жизнь в Церкви

Феномен пророчества и переходное время


Выступление на конференции «Служение Богу и человеку в современном мире».

При исследовании феномена пророчества можно обратить внимание на тот факт, что очень многие библейские пророки живут в так называемое переходное время. При этом сам переход здесь возможен как в качестве географической перемены места пребывания (Моисей, Иеремия, Иезекииль и др.), так и в качестве перемены религиозно-политической конфигурации общества (Илия, Самуил и др.). В данном случае речь идет о тех людях, какие повлияли на большие социальные группы.

Конечно, можно говорить о феномене пророчества применительно и к личной жизни человека. Здесь тоже существенен тот факт, что с «личным пророком», человеком Божьим встреча происходит тогда, когда в жизни намечается «переход». Этот «переход» или «поворот» может быть связан с покаянием (напомним, что слово «метанойя» (греч.) в переводе означает «изменение») или с обращением, т.е. обретением веры, с началом осознания человеком себя как того, кто «рожден свыше». Именно во время экзистенциального кризиса становится возможным новое откровение как то, что может указать дальнейший путь и помочь выйти из трудной ситуации через расширение духовного горизонта. В этом смысле, например, исцеление преп. Серафимом Саровским Михаила Мантурова также является и началом служения Мантурова: он продает своё имение и начинает активно участвовать в деятельности преп. Серафима…

Служение пророчества также нужно отделить от просто созерцания, т.к. оно связано с действием. Возвещая новое слово Божье, пророк как бы определяет новый контекст жизни и деятельности.

При рассмотрении апостольского века в истории церкви бросается в глаза, что в апостольских посланиях то здесь, то там говорится о пророческом служении. В более позднее время о феномене пророчества мы слышим гораздо реже. Это вполне объяснимо в рамках того подхода «переходного времени», о котором мы говорили выше: с вступлением в силу Нового Завета в народе Божьем происходит значительная трансформация. Царство Божье с приходом Мессии становится ближе, в народ Божий входят язычники, и сама жизнь народа Божьего существенно меняется. Такой резкий религиозный «поворот» сопровождается заметным усилением пророческого служения. Один из главных «пророков» того времени — апостол Павел, деятельность которого поистине имела поворотное значение для судьбы всей церкви.

В более позднее время, когда церковь, новозаветный народ Божий, теряет целостность и распадается на малые группы или отдельных верующих, а существенная часть этого народа и вовсе расцерковляется, поводов для пророческого служения становится все меньше. При этом по-прежнему можно говорить о пророчестве применительно к отдельному человеку, такие встречи с «пророками»-подвижниками то здесь, то там происходят…

Также время от времени появляются те, кто стремится единым взором охватить церковь и общество, пытаясь и для такого «расширенного» народа Божьего проникнуть в тайны Божьей воли. Применительно к судьбе нашего отечества и русской церкви, когда мы уже рассматриваем рубеж XIX–XXI веков, можно с некоторой долей условности к таким людям причислить и известных представителей русской мысли: Ф.М. Достоевского, Н.А. Бердяева, о.С.Булгакова, преп. Марию (Скобцову), А.И. Солженицына, митр. Антония (Сурожского)… Может быть, к этому ряду можно добавить ещё некоторые имена.

В это время в стране и в тесно сплетенной с судьбой страны Русской Православной Церкви происходят тоже существенные «поворотные» процессы, связанные с судом Божьим над церковью, который, по мнению многих, происходил в ХХ веке, с антропологической катастрофой, с наступлением, так сказать, «постхристианской» эры. Из этого «поворота» русская церковь должна выйти либо обновленной, либо ей грозит опасность «вылететь за поворот» — сбиться с Божьего пути. Поэтому, когда мы говорим о современных задачах обновления церкви, нужно всегда иметь в виду, что задачи эти относятся не столько к конкретному духовному движению (или движениям), сколько в некотором смысле даны объективно той совокупностью духовно-исторических процессов, в которую мы оказались вовлечены.

В этом смысле можно говорить о некой цепи пророчеств… А разговор об особенностях настоящего исторического времени и о воле Божьей должен соединяться с разговором о временном и вневременном в пророчестве как таковом, с одной стороны, и с темой святого остатка и «точках роста» – с другой.

Дата публикации: 05.08.2013