Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Размышления об Исповеди и ее смыслах сегодня

Жизнь в Церкви

Размышления об Исповеди и ее смыслах сегодня


Статья о. Андрея Кордочкина об исповеди В поисках утраченного смысла, безусловно, хорошая. Пусть она озвучивает очевидные, в общем-то, вещи, но повторять их приходится и придётся ещё очень много. Добавлю от себя ещё кое-что.

Есть еще некоторые важные моменты в современных вариантах приходских исповедей (при этом чаще всего весьма условных с точки зрения богословия таинств). Это:

1) элементарное общение прихожанина со священником, которого почти нет и не случается в другое, небогослужебное и нехрамовое время;

2) откровение помыслов, практиковавшееся с давних пор в монастырях и (отчасти искусственно) перенесённое в нашу приходскую среду; и

3) некий аналог терапевтической беседы, когда священник выступает в роли психотерапевта, выслушивающего тех, кому нужно непременно выговориться, чтобы потом стало легче.

Я стараюсь выслушивать всех, предлагая, конечно, приходить с вечера, когда времени и возможностей выслушать больше. Но далеко не всегда вижу смысл читать после подобных общений разрешительную молитву. Тут, конечно, некоторые прихожанки приходят в смущение: как же так?… Я обычно и говорю, что исповедь как таинство воссоединения с Церковью и просто общение, беседа или откровение помыслов по-монастырски, — это совершенно разные вещи. Правда, тут возможны смущения и некоторые потери внутреннего мира, поэтому, если кто-то боится, что останется со своим грузом грехов, эту молитву, конечно, я читаю.

Но, разумеется, в древности не было такого, чтобы приходили по всякому малейшему поводу и говорили: «Батюшка, осуждаю, в молитве рассеянна, посты строго не соблюдала, правило не всё вычитала» и т.д. и т.п. Люди никогда идеальными не были, но покаяние за серьёзные срывы, не сравнимые с вышеперечисленными, предполагалось и могло совершаться перед всей церковной общиной, после чего назначалась епитимья с временным отлучением от причастия. Мелкие повседневные грехи не выводят христианина из лона Церкви и, соответственно, не требуют исповеди как таинства воссоединения с Церковью. В таком случае эти «исповеди» и есть просто вариант общения или беседы с пастырем.

Вариант так называемой общей исповеди есть не что иное, как редукция этой сложившейся в последние века русской практики. Когда нет времени в большой праздник при стечении многочисленного народа (или когда сами священники не склонны утруждать себя в выслушивании прихожан, что тоже возможный вариант), тут и вступает этот вариант общей исповеди. Он возможен — почему бы нет? — при общей относительности наших приходских исповедей как таковых, но не для начинающих церковную жизнь, разумеется. И не для тех, кто сорвался на ком-то из ближних серьёзно (хотя здесь мера серьёзности неизбежно у каждого выходит своя).

В сложившейся еще с дореволюционных времен дисциплинарной практике для духовенства предписывается исповедь у епархиального духовника дважды в год — Рождественским и Великим постом. Но чем в данном случае остальные христиане, практикующие и по-настоящему церковные, отличаются от духовенства? Абсолютно ничем. «Генеральную уборку» или так называемый «субботник» внутри себя, безусловно, периодически делать полезно, как это как раз и делается раз-два в год во всех общественно-значимых учреждениях. Только священство имело при этом возможность регулярного причащения, а остальной народ искусственно оказался лишённым такой возможности из-за того, что церковь подверглась клерикализации.

Сложившуюся практику упразднить невозможно в течение лет или даже десятилетий — инертность традиций, соответствующего воспитания, внушения и привычек всегда очень сильны. Но её и не стоит упразднять — скорее, лучше преобразовывать постепенно и придавать ей другой смысл, а не тот, который многими сейчас предполагается. Или, точнее, привести изначальный смысл в соответствие со сложившейся реальностью, которая такова, что люди, бесспорно, хотят быть выслушанными (правда, не все в этом нуждаются часто, и тут даже возможен вариант некоторой «духовно-наркотической» зависимости, который нужно просто пресекать), что в отсутствие дружных приходских общин и при общей разрозненности в церковной среде современная практика лишь отражает индивидуалистический и потребительский подход, с которым бесполезно бороться какими-то внешними мерами. А для новоначальных такие беседы-исповеди зачастую становятся важным, если не единственно возможным, элементом катехизации… Но это если со священником, конечно, повезёт!

Блог автора

Дата публикации: 19.06.2013