Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Священник Вильям Миллс: «Отец Александр Шмеман не боялся говорить правду, и во многом был пророком, Божьим человеком»

Жизнь в Церкви

Священник Вильям Миллс: «Отец Александр Шмеман не боялся говорить правду, и во многом был пророком, Божьим человеком»


13 декабря 1983 года ушел из жизни замечательный пастырь и богослов протопресвитер Александр Шмеман, без которого невозможно представить себе православное богословие ХХ века.  Благовестник Царства, в своих главных трудах отец Александр являет присутствие в этом мире радости нового Божия творения. В этом году в США вышла книга доктора богословия священника Вильяма Миллса «Церковь, мир и Царство: Евхаристические основы пастырского богословия Александра Шмемана». Предлагаем вниманию читателей беседу с автором книги.

— Отец Вильям, как вы познакомились впервые с трудами отца Александра Шмемана? И что вас заинтересовало больше – его рассуждения о сути литургии или написанные им «Дневники»?

— Я впервые познакомился с отцом Александром во время учебы в Свято-Владимирской семинарии, когда изучал курс литургического богословия. Мы должны были прочесть «За жизнь мира» и «Евхаристию». Однако я совершенно не помню, чтобы мы тогда глубоко обсуждали эти тексты, и потом еще много лет его книги просто стояли у меня на полке!

По-настоящему я познакомился с его очерками, книгами, проповедями и позже с его «Дневниками», когда писал свою докторскую диссертацию по пастырскому богословию. Я был поражен радикальностью его честности и ощутимому чувству радости – это именно те темы, которые появляются в его творчестве вновь и вновь.

Отец Александр обладал даром брать очень сложные богословские термины, концепции и идеи и «переводить» их в такие слова, которые были бы понятны каждому. Он мог выступать на большой конференции по литургическому богословию и также вдохновенно проповедовать для прихожан в приходе штата Огайо воскресным утром! Например, когда вы читаете «За жизнь мира», то вам кажется, что вы находитесь с ним в одной комнате, и он обращается именно к вам. Отец Александр говорил с обычными прихожанами, которых мой приятель называет «прихожане со скамьи», таким образом, как будто они, так же как и он сам, разбираются в богословии.

Именно поэтому так были популярны его передачи на Радио «Свобода», которые транслировались на Россию и другие страны Восточной Европы. Отец Александр мог так говорить о Евангелии и рассказывать про литургические праздники, что его прекрасно понимали даже совершенно церковно необразованные люди. Его очерки и книги в большей степени сконцентрированы на литургическом богословии как таковом и на необходимости возрождения и постоянного обновления Церкви, в которых она нуждается сейчас больше, чем когда-либо.

— Не кажется ли Вам, что о. Александр, проживший всю жизнь на «неканонических» православных территориях (Франция, Америка) пытался рисовать идеализированный православный мир? Я имею в виду, например, то, что российский уклад жизни, во многом замешанный на консервативных православных традициях, которые ограничивают свободы граждан –воспитанием, суевериями, догмами поведения и пр., – все это не было частью повседневной жизни о. Александра. Он ведь был свободен от этого изначально. Так?

— На самом деле, когда вы читаете «Дневники» отца Александра, вы также узнаете немного больше о религиозной культуре и жизни Парижа тех лет, когда там прошли детство и юность Шмемана. И вы понимаете, что он был воспитан в очень традиционной Православной Церкви со всеми ее обрядами, ритуалами и богослужениями, которые следуют вместе с этим. Шмеман часто жаловался на «декадентские богослужения» в тех приходах, которые он посещал во Франции. Кроме того, «Дневники» отца Александра содержат многочисленные замечания на то, что он называет «псевдодуховностью» с частными молебнами и поминальными службами, частными крестинами и причастием, во время которого всего несколько человек могли причаститься Святых Христовых Таин. И так далее.

Вы упомянули в своем вопросе о степенях свободы человека. Понятия свободы и радости многократно упоминаются в «Дневниках». Шмеман всегда говорил о свободе, которую Бог дал Адаму и Еве, и она была у них, пока они не предпочли жить за пределами Рая. О том, как они все больше и больше впадали во тьму и грех, вместо того, чтобы наслаждаться свободой, данной им Господом. Это по-прежнему актуально и сегодня, особенно в Православной Церкви. Слишком часто мы фокусируемся и сосредотачиваемся на правилах соблюдения поста, задаемся вопросом о завесе в алтаре или спорим о том, какое вино надо использовать во время Литургии, вместо того, чтобы почувствовать и ощутить благодать Царства Божьего. Во многих отношениях мы все еще предпочитаем быть связанными понятиями левитского священства из Ветхого Завета, вместо того чтобы в полной мере обладать свободой во Христе, которую нам проповедуетапостол Павел в своих писаниях. Нам еще предстоит пройти длинный путь. ОК! Это нормально. Покаяние и перемены требуют длительного времени.

— С чем из «православного мира Шмемана» вы согласны? А с чем нет? Как вы относитесь к тому, что о. Александр жестко критиковал такие столпы Православия как старчество, монашество, суждения о духовности и тому подобное в современном их виде? 

— Отвечу вам кратко: согласен почти во всем! Однако в его произведениях отсутствует один вопрос – социальный аспект нашей веры. Наша христианская жизнь требует от нас в миру заниматься такими серьезными проблемами как голод, бедность, сиротство, вдовство, обездоленность. Об этом вы найдете записи в трудах матушки Марии Скобцовой, отца Льва Жилле, отца Сергея Булгакова, Павла Евдокимова и других. По каким-то причинам этот аспект отсутствует в произведениях о. Александра — по крайней мере, он не затрагивает его явно.

Могу сказать, что я согласен с большей частью комментариев отца Александра о современном монашестве, старчестве и тому подобном. Конечно, существуют еще устойчивые, скажем так, известные монастыри, которые действительно вершат правильные дела, но в сфере духовности сегодня присутствует эгоцентризм. Действительно, иногда отец Александр рассказывает о монастырях, в которых живут один-два монаха, и кажется, что они просто разгоняют всех послушников; или о монахинях, которые больше любят путешествовать по стране, обсуждая житейские вопросы, вместо того, чтобы жить и работать в своем монастыре. В своей записи от 20 января 1981 года он оставляет некоторые представления о том, как может выглядеть современная монашеская жизнь:

«A. Носите скромную светскую одежду, не надевайте ничего, что бы привлекало к вам внимание;

B. Получите реальную работу и после оплаты счетов и арендной платы отдавайте оставшиеся деньги в свой приход или на благотворительность;

C. Будьте обычным прихожанином, не учите никого, пока вас об этом не попросят;

D. Читайте Священное Писание и молитесь каждый день;

E. Не напрашивайся на служение, делай это только если попросят;

F. Читай и изучай книги в меру сил – но не только «монашескую литературу»;

G. Не ищите себе старца или духовника. Бог пошлет его вам, если в этом будет необходимость;

H. Всегда стремитесь обрести Святой Дух через молитву и работу».

— Правомерно ли считать о. Александра Шмемана отцом-основателем Православной Церкви в Америке?

— Согласно историческим исследованиям, первые православные миссионеры прибыли в Северную Америку на Аляску в конце 1700-х годов. Последующие волны миссионеров из Восточной Европы, Греции и Ближнего Востока, прибыв, основали приходы, монастыри и, в конечном итоге, семинарии. Однако, с технической точки зрения, отец Александр совместно со своим другом и коллегой отцом Иоанном Мейендорфом реально помогли создать и сформировать то, что мы сегодня называем Православной Церковью в Америке (ПЦА). Их деятельность состояла в подготовке священников и лидеров из числа мирян, выступлений и работы в приходах, создании семинарского издательства для удовлетворения потребности в богослужебной литературе.

— Почему, на ваш взгляд, растет популярность трудов о. Александра? Особенно в России, где церковный либерализм никогда не приветствовался.

— Написанное Шмеманом выдержало длительный испытательный срок и сегодня, спустя 29 лет после его смерти, его труды даже еще более популярны, чем когда-либо! Его самая известная книга «За жизнь мира» была впервые опубликована, мне кажется, в 1963 году. Также очень важно знать, что труды отца Александра читаются и одобрены во многих неправославных христианских кругах. Несколько лет назад я был в Принстонской духовной семинарии и обнаружил, что книги «За жизнь мира» и «Евхаристия» рекомендованы для обязательного чтения по курсу сакраментального богословия. Уточню для читателей, которые могут не знать того, что в Принстонской семинарии, главным образом, обучаются пресвитериане. Его книги являются обязательными во многих римско-католических и прочих христианских семинариях и школах. У него огромная читательская аудитория не только здесь, в Соединенных Штатах, но и, конечно, в странах Восточной и Западной Европы. Его книги переведены на русский, французский, немецкий, финский, испанский и другие языки.

Также я думаю, что отец Александр не боялся говорить правду, и во многом был пророком, Божьим человеком, который проповедовал Евангельское учение во всей его правде и полноте. К сожалению, люди предпочитают темноту свету, отказываются говорить правду. Они предпочитают жить в своих маленьких пещерах и продолжать делать то, что всегда делали, не подвергая это сомнению. При этом они даже не задумываются над тем — что и почему мы делаем в Церкви! Отец Александр не пожелал этого делать! Его проповеди и «Дневники» показывают нам человека, который хотел разделить радость ощущения Христа с каждым. И он делал это, во-первых и прежде всего, каждый раз во время Божественной литургии и, во-вторых, он написал об этом во всех своих книгах и эссе о Евхаристии.

В эту годовщину смерти отца Александра я надеюсь, что посетители вашего Портала прочитают и даже перечитают написанное отцом Александром, чтобы попытаться сориентироваться во всех выпавших испытаниях, невзгодах, проблемах и сделать правильный выбор того пути, пройдя по которому, все можно еще исправить. И это относится не только к пастве РПЦ, но и, в той же мере, к пастве ПЦА.

— Отец Вильям, пожалуйста, расскажите немного о вашей новой книге, посвященной трудам отца Александра, о том, как она сможет помочь в нашем служении Церкви?

— Моя новая книга называется «Церковь, мир, и Царство: Евхаристические основы пастырского богословия Александра Шмемана». В этой книге я пытаюсь показать, как отец Александр рассматривает пастырское богословие и служение Церкви. Что это, в принципе, не просто «другая» богословская тема для изучения наряду, например, с историей Церкви, литургическими исследованиями и литургической музыкой, а это предметы, тесно связанные между собой в Евхаристии. Евхаристия дает нам контекст для понимания священства и служения. Кроме этого, я пытаюсь показать, какое влияние на отца Александра оказала богатая литургическая традиция католической Церкви и вособенности литургическое обновление, которое происходило после II Ватиканского Собора. А также как его собственные труды способствовали литургическому обновлению здесь – в Северной Америке. Во многих отношениях эта книга является введением в «богословие Шмемана» для тех, кто еще не знаком с ним и его трудами.

Беседовала Светлана Вайс,
Портал-Credo.Ru

Дата публикации: 12.12.2012