Для тех, кто хочет верить разумно
Киевская Русь > Разделы сайта > Жизнь в Церкви > Называться своими именами

Жизнь в Церкви

Называться своими именами


Вчера на портале «Православие в Украине» зампредседателя Отдела внешних церковных связей УПЦ протоиерей Николай Данилевич обозначил проблему «прозелитизма» в отношениях между Украинской Православной и Греко-Католической Церквами. По словам о.Николая, время от времени в украинские села и города приезжают греко-католические священники, которые представляются православными, либо придумывают «обманчиво-симбиозные» названия для идентификации своей конфессии. С другой стороны, главный редактор греко-католического журнала «Патріярхат» Анатолий Бабинский в своем блоге на РИСУ предложил разделять прозелитизм и миссию. По словам Анатолия, «если конфессия не проповедует, то пусть не обижается, что это будут делать другие».

Я священник Украинской Православной Церкви. Среди моих знакомых есть не только православные, причем разных конфессий, но и католики, и греко-католики, и протестанты, и вообще не причисляющие себя ни к какой конфессии или вовсе неверующие. Со всеми можно замечательно общаться, если четко обозначены границы: я принадлежу к такой-то церкви, вы — к такой-то или находитесь в поиске. Но бывают и иные случаи.

В Спасо-Преображенский храм, где я служу, иногда приходят люди с вопросом: «Какого вы патриархата?». У входных дверей храма есть надпись, где четко обозначена наша конфессиональная принадлежность: «Украинская Православная Церковь». Там нет слов «Московского Патриархата» — на том основании, что в официальном названии нашей Церкви эти слова отсутствуют. Первый мой ответ так и звучит: «Это храм Украинской Православной Церкви. Наш Предстоятель — Блаженнейший Митрополит Владимир». Но не всегда такой ответ удовлетворяет. Чаще продолжают спрашивать: «Так какого вы патриархата: Московского или Киевского?» Ситуация осложняется еще и тем, что рядом с нами — Борисоглебский храм Украинской Автокефальной Православной Церкви (причем, будучи в Киеве, относится к Харьковско-Полтавской епархии!) — вообще «никакого» не патриархата.

Вот тут и задумаешься, что и как ответить. Отвечаю чаще всего так: «Мы находимся в каноническом единстве с Московским Патриархатом. Наша Церковь — та, которая признана всеми прочими Поместными Церквами». Да, беседа чаще всего идет на украинском языке, на украинском же в нашем храме служат по субботам и читают Писание в воскресенья и праздники. И не имеет никакого значения, как я отношусь к вопросу «усовершенствования канонического статуса» или обретения Украинской Церковью канонической автокефалии. УПЦ сегодня согласно Уставу — самоуправляемая часть Московского Патриархата. Это может кому-то нравиться или не нравиться, но это так. И если вопрос прозвучал предельно конкретно, то совершенно ясным должен быть и ответ.

И дальше встает вопрос выбора. Приходящий в храм может определиться с тем, чего ищет. Если ему непременно нужно (ну бывает такое!), чтобы храм ни в коем случае не относился к «московской церкви», то он сделает свой выбор. Если важно нечто иное, то разговор продолжится.

Я убежден, что в отношениях с потенциальными прихожанами мы обязаны четко обозначать свою конфессиональную принадлежность. Это касается и различных православных юрисдикций, и греко-католиков.

На минувшее Рождество меня приглашала послужить небольшая православная община украинцев и россиян, живущих в испанском городе Кордова. Когда уже было получено благословение и куплены билеты, дней за десять до праздника некий священник расклеил по городу объявления о рождественской службе: конфессиональная принадлежность вовсе не обозначалась, но объявление было сформулировано таким образом, чтобы заинтересовать как украинцев, так и россиян. В конце концов выяснилось, что занимается этим греко-католик. Ну почему не сказать честно: «Украинская Греко-Католическая Церковь приглашает на богослужение»? Зачем прятать свою конфессию в надежде на более богатый «улов»? В итоге мы все же совершали ночную литургию на Рождество, и на богослужение пришли те, кто имел такую возможность и желал посетить именно православную литургию.

Можно быть каким угодно либералом и экуменистом, верить, что «земные перегородки до небес не доходят», однако хочешь того или нет, священник непременно является клириком той или иной церковной организации. И быть честным по отношению к людям — это значит максимально точно и понятно идентифицировать, за какую именно из «земных перегородок» приглашаешь. А дальше можно считать, что православные и католики на самом деле являются единой Церковью. Можно всеми силами желать воссоединения церквей и единства всех христиан. Но все это уже совершенно иные вопросы.

Анатолий Бабинский пишет, что в храме Московского Патриархата на севере Хмельниччины (где он такой нашел? Подозреваю, что речь идет все же о храме УПЦ) «на раскладке — журнал «Спасите наши души» и другая «партийная» литературка (что она может воспитать в человеке?) Проповеди — ноль, повенчал — и до свидания. Службы никто не понимает, стоят зевают». Да, при желании в УПЦ можно найти массу негативных примеров. И нам изнутри УПЦ виднее свои собственные болезни. С другой стороны, знаю священников УПЦ из Западной Украины, которые служат в регионах, где много греко-католиков. Они с удовольствием рассказывают не менее неприглядные вещи о своих «конкурентах». Но разве это — достойный путь полемики?

Действительно, в Украине — широчайшее поле для миссионерства. Большинство наших «православных» являются таковыми только на словах. Хрестоматийная фраза «Русь была крещена, но не была просвещена» актуальна сегодня, пожалуй, еще больше, чем при жизни ее автора. Жатвы хватит на всех, но дай Бог, чтобы сеющие трудились для Христа, а не для своего «партийного» интереса. Однако, коль скоро мы идем к людям, они имеют право знать, кто мы и откуда пришли.

Google

Дата публикации: 16.06.2012